Зигзаг судьбы 1



В то утро Олег Ермаков проснулся от необычной тишины. Где-то далеко внизу стучал стояночный генератор, но главный двигатель стоял, пароход не качало, не работали и грузовые краны. Он потянулся, улыбнулся и вспомнил: «Приехали».
Последняя неделя для моряков «Металлурга Курако» выдалась чрезвычайно напряжённой. Окончание выгрузки сельскохозяйственной техники в порту Сьенфуэгос на Кубе, двое суток перехода к дельте Миссисипи в свежую погоду, потом двадцать часов подряд вверх по течению реки до Батон-Ружа.

По Миссисипи шли с речными лоцманами переменными ходами, вахты стояли усиленные. На всех манёврах место электромеханика в машинном отделении, вот и пришлось Олегу там почти безвылазно сутки сидеть. Подменял его пару раз с разрешения стармеха старший электрик, когда глаза сами собой закрывались, и за это спасибо.
А встали на якорь в девять вечера, сразу же американские пограничники приехали оформлять приход, и еще час весь экипаж толпился в коридоре возле кают-компании. «Фейс-контроль» - каждый должен показаться иммиграционным властям лично.

Но всё когда-нибудь кончается, кончилось и это. Молодой организм восстанавливается быстро. А стармех, между прочим, обещал его в город отпустить, именно сегодня отпустить, потому что завтра американцы могли инспекцию судна устроить, без электромеханика пароход не предъявишь.
Пора вставать, восьмой час уже. После вечернего прихода всё успокоилось, и Олега ночью не тревожили, дали отоспаться. В десять утра обещали катер на берег, а нужно еще побриться, одеться и паспорта на всю группу у помполита получить.

В его группу «помпа» включил второго радиста и молоденького матроса, совсем ещё салажонка. Радист был почти ровесник двадцатипятилетнего Олега, но друзьями они не были. Тот больше со штурманами общался.
В Штатах никому из троих моряков бывать ещё не доводилось. Помполит, как водится, выдавая паспорта, напомнил, что группа должна держаться вместе, вести себя, как подобает советским морякам за границей, не пить спиртного и быть на катерном причале к девятнадцати часам, а лучше чуть раньше. За паспорта каждый расписался отдельно, так первый помощник требовал.

Уже на катере моряки ощутили чувство свободы. Никто больше в город сегодня не ехал, и пусть на день, но они были свободны, как птицы. Так им тогда казалось. Город оказался совсем рядом с портом, и ребята двинулись пешком по направлению к центру.

- Ну что, по пиву, Олег? - предложил радист, которого звали Виктор, - вот барчик неплохой. Рядом с портом недорого.
- Коля, ты как? – спросил матроса Олег, - не против? Или кока-колу?
- Нет, почему, я как все.
- Ну, тогда по бутылочке и пойдём дальше.

Дальше пошли магазины. Покупать в Штатах моряки ничего не собирались, знали, что США – страна для «отоварки» неподходящая, а в продовольственный магазин они зашли просто полюбопытствовать. Кубинские магазины в том 1975 поражали совершенно пустыми полками. Здесь же, напротив, ребята столкнулись с изобилием, которого в Союзе не ждали и при коммунизме.

- Красиво загнивают, сволочи! – высказался один лишь радист. Другие промолчали. А что говорить, каждый живёт там, где родился, у каждого своя родина. Хорошо там, где нас нет. Олег знал, что продукты и промтовары в Штатах относительно дёшевы, зато транспорт дорогой, билеты в театры, на стадионы, квартплата дорогая. По крайней мере, так в газетах писали, и Олег этому верил.

На Кубе пароход выгружался в двух портах, сначала в Гаване, потом в Сьенфуэгосе. Люди там жили очень бедно. За кусок стирального мыла или за флакон одеколона мальчишки на улицах сестёр своих предлагали. Но народ при всём при этом жил, не жалуясь. Куба Олегу нравилась, в особенности кубинские океанские пляжи. Он там уже несколько раз в разных портах бывал.

Здесь же все передвигались только на необычно больших машинах, и идущая пешком их троица бросалась в глаза. Других пешеходов почти и не было. Солнце палило нещадно, с каждой минутой всё сильнее.
- Ребята, давайте хоть на другую сторону перейдём, в тенёк, жарко, - скомандовал Олег. При этом он совершенно не думал, что Николай откликнется на его предложение в ту же минуту.

А тот, не дойдя до конца квартала, решил первым перебежать дорогу, при этом у него из кармана рубашки что-то выпало. Коля остановился, замешкался... и попал под колёса не успевшего затормозить светлого пикапа. Олег с радистом и глазом не успели моргнуть, а Коля уже лежал на дороге, с раздавленной голенью.
Полицейская машина появилась на месте происшествия буквально через две минуты. Она же вызвала, наверное, и «Скорую помощь», которая тоже приехала очень быстро. Так, в сопровождении полиции, «Скорая» и помчалась в госпиталь, Олега и Виктора полицейские усадили к себе.

В больнице врачи занялись пострадавшим, а других моряков полиция подвергла допросу там же, в больнице: кто такие, есть ли с собой документы, нет ли претензий к водителю пикапа. Узнав, что ребята – моряки, тут же вызвали агента, обслуживающего судна.

Претензий предъявлять не стали, Коля в своей травме сам был виноват, и над ним уже трудилось сразу несколько врачей. Один из них, молодой худощавый блондин, говорил по-русски, и после операции переводил слова старшего своего коллеги:

- Ваш товарищ останется здесь примерно на неделю. Всё у него должно быть хорошо, хотя случай непростой. Позже агент вам сообщит, как и когда его можно будет навестить и передать личные вещи, какие он попросит. Мы сожалеем о несчастном случае и постараемся, чтобы у больного всё скорее зажило.
Хирург ушёл, а его помощник, знающий русский, сказал, что он скоро освободится и поможет провести время, оставшееся до конца увольнения, с толком. Ждали его не долго. Алекс, как он представился, усадил моряков в свой Форд, и не спеша повёз по городу.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: море Штаты пароход увольнение,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 22.03.2020 в 20:42
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1