Посленачальность (сборник стихотворений)


Максим ТОКАРЕВ
П О С Л Е Н А Ч А Л Ь Н О С Т Ь

Сборник стихотворений (электронная версия).

ББК 84(2 Рос=Рус)6
Т 51

Токарев М.В. ©

Публикуется в авторской редакции. Все права защищены. Любое использование текста без согласия правообладателя запрещено законом.

Содержание

1.Успокойтесь
2.О моей непонятности
3.Осень пришла
4.Прижизненная жизнь
5.Посленачальность
6.Ловлю
7. «Тут мимозы, а там – хризантемы…»
8.Прочь, молчанье гробовое!
9.Вокруг меня
10. «Всё хорошо – и бедность и богатство…»
11. «Поражающие звёзды…»
12. «Солнце от себя устало…»
13. «Мой дом в отдохновенье от меня…»
14.В себе
15. «Осень – поле золотое…»
16.О звезде
17. Остальное
18.В подземных слоях
19. «Он верит в единого Бога…»
20. «В пыли валяясь, никого не удивишь…»
21.Ученик
22. «Упала одна снежинка…»
23.Бесконечный чай
24. «Вы не о жизни, а о жизнях…»
25.В Нечто веруя
26.За свою тишину
27.Успокоительное
28.Россыпь жемчужин души
29.Любовь-трава
30.Ядро земли
31.Курорт
32. «Я соскучился по осени…»
33. «Персону полу-грата…»
34.Домашний затворник
35.Засните!
36.Тайные надежды
37. «Пусть назовут тебя чертополохом…»
38.Пыль
39.Пернатая разведка
40. «Я жду чего-то неземного…»
41. «Бедные, несчастные прохожие!..»
42. «Я обязательно выскажусь…»
43. «Нет никого на целом свете…»
44. «Пишется, пишется, пишется…»
45.В звёздном тумане
46.Лодочник в поезде
47.Не одно и то же
48. «Я проиграл…»
49.Треск золотых молитв
50.Чёрно-белый груз
51. «Вальсирует январь…»
52.Прибежище
53.Оперетта
54.Живопись
55. «Смотри на время - но не на часы…»
56.Сонет №1
57.Сонет №2
58.Сонет №3
59.Сонет №4
60.Сонет №5
61.Сонет №6
62.Сонет №7
63.Сонет №8
64.Сонет №9
65.Сонет №10
66.Триолет №1
67.Триолет №2
68.Триолет №3
69.Триолет №4
70.Триолет №5
71.Рондель №1
72.Рондель №2
73.Рондель №3
74.Книжные слова
75.С утра
76.Восходит мёд
77. «Всё, довольно простоглазья!..»
78. «Держится правил актёр-стилизатор…»
79.На остановке
80.Сталинистам
81.Милитарно
82.Орех
83.Овселенневанье городов
84.Вздохи
85.Высшая красота
86.Плохая рифма
87.Дорога-гром
88.Меж солнцем и дождём
89.Цветы растрёпанные в вазе
90.Дождливое настроение
91.Останови
92.Печальные берёзы
93.Над небом и сердцами
94. «Вознестись бы живым в надзвёздность…»
95.Бессмертье
96.Пестель
97.Чуждый пламень
98.Молчание с околицы
99. «Я между датами двумя…»
100. «Ленивый, пасмурный рассвет…»
101. «В трещинах земля под розами…»
102.Осень согласья
103.На замену
104. «Вселенная предстала белокожей…»

1.
УСПОКОЙТЕСЬ

От любви приятности не добивайтесь,
Ведь земные все явления ущербны.
Кровь играет. Чувства производят натиск
И бесцеремонно дёргают за нервы.

И из-за любви вершат убийства… Страшно?
Успокойтесь: ведь любовь ещё и воздух,
Ведь ещё и солнце в небе добром, ясном.
Всё приятное – по-неземному просто.

2.
О МОЕЙ НЕПОНЯТНОСТИ

Я вошёл в состояние –
Большее, чем вкус.
Я шепчу не признание,
А сердечный пульс.

Я, пронизанный робостью,
В землю ухожу –
И по мне ты в автобусе
Въедешь в улиц шум.

Я, войдя в состояние –
Слаще, чем восторг,
Лишь доступное праведным,
Быть в раю не смог.

Ты капризнее слабости –
В космос говоришь
О моей непонятности
Снегом зимних крыш…

3.
ОСЕНЬ ПРИШЛА

Сперва мне взгрустнулось, а позже
Дождливая осень пришла.
Я весь, как земная оплошность,
Промок от небесного зла.

Ах, дождь, летом был ты желанным,
А осенью много тебя.
Лишаешь, с гремучим шептаньем,
Мой воздух надежд и тепла.

Лишаешь, но цели достигнуть
Ты, серый и долгий, не смог.
Лишь окон промокшие лики –
С морщинами водных дорог.

4.
* * *
Прижизненная жизнь
Другую жизнь не знает
И ищет только шик –
Его ж не обретает.

Святая простота
Обещана домами,
Рекой, дугой моста
И остаётся с нами.

Но тихий антураж
Нам кажется занудным,
И мы зовём мираж,
Светающий какутро,

Трубящий словно медь –
В успех, во власть манящий…
Придёт мечтам конец:
Всё хрупко, преходяще.
5.
ПОСЛЕНАЧАЛЬНОСТЬ

Посленачальность. Ты надоел.
Лишь в миг знакомства рады тебе
Жизни людские… Ты с ними не смел
Плыть в раздвигающей море борьбе.

Подстерегают акулы людей,
Ты же, напротив, себя сохранил…
Ночь поглощает тебя и твой день.
Посленачальность. Погасли огни.

Жизни погасли - ты с ними погас.
Где ТО НАЧАЛО?
Где ТОТ ПЕРВЫЙ РАЗ?

6.
ЛОВЛЮ

Я на явления природы
Всегда смотрю как в первый раз –
У неба принимаю роды
И в солнечный, и в снежный час.

И белые, и золотые,
На землю сходят «малыши»…
А также капли дождевые
Ловлю пустынею души.

7.
* * *
Тут мимозы, а там – хризантемы.
Тут весна, а там осень желтит
По лесам и садам – незабвенным,
Словно царских палат яркий вид.

А мимозы – светящая память.
Хризантемы ушли на покой.
И не груз на душе – лёгкий ранец,
Как с тетрадью любви – с красотой.

8.
ПРОЧЬ, МОЛЧАНЬЕ ГРОБОВОЕ!

Я сейчас, забытый всеми, -
Дома, прямо как в больнице.
И душа поникла в теле…
Смерть за окнами кружится.

Да её вот не впускаю.
Форточку держу закрытой.
Но страшнее смерти камень,
От которого разбитым

Может быть окно, как сердце, -
Как экран, где горы строит
Кардиоугольно песня…
Прочь, молчанье гробовое!

9.
ВОКРУГ МЕНЯ

В пенье птиц не слышу обещаний.
Их услышит только ослеплённый
Миром удивительно зелёным.
Но коварство – с жёлтыми лучами.

А вокруг меня мир чёрно-белый,
Зимний и об осени грустящий:
Рыжими деревья были в чаще,
Шкуры позаимствовав у белок.

Долго я застрял в зиме. Уж лето
На дворе у многих… Я не вижу
Времени, где лес жарою выжжен, -
Дух мой снеговую птицу лепит.

10.
* * *

Всё хорошо – и бедность и богатство.
Достойно можно жить и так и так,
При этом человеком оставаться:
Алмаз потухнет - заблестит пятак.

Хоть зависть наточила где-то зубы,
Но кто-то благодарность шлёт за всё,
Что людям посылается разумно,
Что не в погибель приведёт – спасёт.

11.
* * *

Поражающие звёзды,
С острыми лучами,
Режут травы, режут росы,
Бутерброды к чаю.

Кто в лугу, а кто на кухне –
Бережёт всех небо.
Косовица ночи судной –
Не конец планеты.

12.
* * *
Солнце от себя устало –
От своей палящей кожи,
Снять обличье невозможно –
Слой огня терпеть осталось.

И, не став луною, солнце
Лишь завидует прохладе
Видимой с земли печати,
Что поставлена в час поздний

На бумагу тьмы вселенской…
С грамотой живёт охранной –
Мир таинственный, бескрайний,
Солнцу чуждый, неизвестный.

Переделкино - Заречный 2012 г.

13.
* * *

Мой дом в отдохновенье от меня.
Пускай упьётся волею безлюдной.
Плита на кухне будет без огня.
Будильник не взорвёт звучаньем утро.

Не стало человеческого там,
А стало всё ковровым и обойным.
И я не нужен комнатным вещам,
Окно им заслоняющий собою.

14.
В СЕБЕ

Я сам для себя –
Родина.
Закон мой – мои
Думы,
Которым не быть
Робкими,
Когда вражий вихрь
Дует

В меня, в мой грудной
Город,
Что сердцем моим
Кажется.
Собой как страной
Гордый,
Живу я в себе
Сказочно.

15.
* * *
Осень – поле золотое.
Листья словно курослепы.
Даль исполнена покоя –
Проводила молча лето.

И орехи уж поспели –
Ждут защёчного приюта,
Чуя: в белой мгле метели
Станет лес чужим как будто.

16.
О ЗВЕЗДЕ

Не закатилась ли моя звезда
За диван?
Ну что ж, лучистую пропажу там
Поищу.
Найду – почищу, пыль с неё смету,
Как слова
Лукавые сметает с земли
Вечный шум.

А я не об убогой земле –
О звезде.
Кому-то может не по нраву быть
Свет её:
На ней нельзя разогревать еду,
Прогудел
Об этом колокол большой, спугнув
Вороньё.

17.
ОСТАЛЬНОЕ

Завихрения снега
Наступают на дом.
Во дворе побратаюсь
Лишь с пальтовым теплом.

Остальное не важно –
Но, однако, глядит
На меня зимним волком
И вот-вот поглотит…

Золотилась поверхность
Навесного стекла.
Всё же летняя полка
Наземь рухнуть могла:

На неё положили
Тонны яблок и груш –
Раскатился по миру
Сочный, мякотный груз.

И разбитая полка
Потеряла свой цвет.
Не златой лёд – прозрачный,
Вижу: сердца в нём нет.

18.
В ПОДЗЕМНЫХ СЛОЯХ

Корень когда-нибудь кончится
Где-то в подземных слоях –
Корень растения райского,
Может, слегка ядовитого.
Яд – атавизм ада жизни,
Только на время смертельный –
С ним побываешь в покойниках
Сутки, а после воскреснешь
Где-то в подземных слоях…

19.
* * *
Он верит в единого Бога,
В частности не вдаваясь…
Бога всегда разделяют
Те, кто желает себе
Неба кусочек присвоить
И насадить там картошку,
Чтобы её за обедом
Кушать, - получат лишь тернии…
Он верит в единого Бога,
Надеется вырастить розы
На поле большом, неделимом.

20.
* * *
В пыли валяясь, никого не удивишь –
И не к таким страданьям мир
привыкший.
И близ рыдающего, одного из тыщ,
Сердца другие равнодушьем дышат.

Сходи с ума – кричи
иль говори взахлёб –
Увы, легка
твоих терзаний тяжесть
Для жителей дворцов и жителей трущоб…
Вставай, лети!... Но что-то не летаешь.

21.
УЧЕНИК

Ученик никогда
Не видел учителя
И читает слова
Его старокнижные.
Жил когда-то мудрец –
С рассудком и сердцем.
Но людей нет уже –
Кругом бред и леность.
Учится ученик
Жить в мёртвых пустотах
И из мраморных плит
Тянуть шерсть покоя.

22.
* * *
Упала одна снежинка –
Театр одного актёра.
А в зрительном зале – только
Ходячие есть места.
Я спешку убрал в отставку
И место нашёл – стоячее.
На плавную пантомиму
Смотрю, позабыв про холод.
Снежинка соединилась
С сугробом – с Тянь-Шанем малым…
Да, в плавном спектакле не было
Страстей, столь часто бывающих
В трагедиях Вильяма с острова
Туманного и угрюмого…
О люди, зачем вам драмы?
Беззлобно летайте в воздухе,
Подобно немым снежинкам.
Сугробы – хребты спокойствия.

23.
БЕСКОНЕЧНЫЙ ЧАЙ

Пить хочу бесконечный чай –
Я просторы ищу благие,
Хоть в окошко дожди стучат,
Словно яростный сонм валькирий.

Репродуктор шумящих струй
Мне вещает о тех, кто мокнет.
Чай – мой греющий сердце друг –
Показался минутно горьким.

24.
* * *
Вы не о жизни, а о жизнях, -
О землях, но не о Земле.
Реинкарнационно мыслить
Учились вы – не в смертной мгле –

В библиотеках вы читали
О перевоплощенье душ,
Умерший снег для вас был талью…
На землях ваших много луж.

25.
ВЕРУЯ

Ну что сказать о современниках?
Они как родственники мне.
В согласье с ними или в трениях –
Во всём я с ними наравне.

Я, как они, уйду в безмерное,
Непоправимое ничто.
Там, углублённо в Нечто веруя,
Взойду ореховым кустом.

Жизнь, любопытная, зубастая,
Пусть разгрызёт мои плоды.
Души усилья с нею связаны –
И современников труды.

Не пропадёт никто в забвении.
Земля и камни – это мозг.
И хоть разорванными звеньями,
Но помнит Нечто нас всерьёз.

26.
ЗА СВОЮ ТИШИНУ

Я желаю ночной тишины –
Чтоб не слышались пьяные вопли
Ни на улице, ни за стеной, -
Чтоб из автомобилей, стоящих
Возле дома без всякого дела,
Не неслись на меня, будто конница,
Ритмы бешеные, ритмы громкие,
Чтобы мне не пришлось воевать
За свою тишину…

27.
УСПОКОИТЕЛЬНОЕ

Лежит лекарство на столе.
Я слышал где-то краем уха
Его название… По-моему,
Мне рекомендовал таблетки
Какой-то доктор, чьё лицо,
Убей, не помню, как и тех
Людей, которые в гостях
Бывали у меня. Один
Из них пластинку и оставил.
Глядит она глазами белыми…
Успокоительное, что ли?
Ах да! Разволновался он,
Слабейший из гостей. И вот –
В таблеточной пластинке глаз
Одинпустой. Не бел – прозрачен…
Мы не сошлись в вопросах сложных
О геополитических
Делах давно минувших дней,
О ценах на продукты в будущем…
Разволновался гость. А жаль…
От наших рассуждений жизнь
Не переменится ничуть…
Успокоительное сам
Приму я, хоть и не волнуюсь
Уж тысячу – иль больше – лет
Таким волнением, которое
Во мне узрел давнишний доктор.
Но белый нимб я проглочу,
Чтоб освятить светло утробу
И из неё лучи спокойствия
Тянуть, как световые годы,
До бесконечности – как минимум.
Хотя, скорей всего, тот доктор
О расстоянье временнОм,
Таком пронзительном, не думал.
И потому его лицо,
Убей, нисколько я не помню.

28.
РОССЫПЬ ЖЕМЧУЖИН ДУШИ

Учусь просыпаться жемчужно, светло,
Чтоб в хитрые дали смотреть – за стекло.

Что – сквер заоконный в себе затаил?...
Он сердцем лесным утра свет захватил

И ложкой лужайки росы зачерпнул –
И жемчуг ему, стало быть, ни к чему.

Насыщенность эта – на время, на час, -
И капли иссякнут, как луны в ночах.

Желая дышать за окошком вольней,
Пусть белые искры созреют во мне, -

Я в жизнь кину россыпь жемчужин души.
Там – ветры-улыбки вдоль тропок чужих.
29.
ЛЮБОВЬ-ТРАВА

Облака – за временем вдогонку.
Да устали и пролились древностью –
И не столь водою, сколько жизнью
Князя, что древляне умертвили.
Жизнь на травы мягкие упала.
Травы эти взращены княгиней,
С тем жестоким временем не схожие.
Ах, любовь-трава Великой Ольги!
Варят из тебя отраву мщения
За мужей своих погибших женщины…
Но запахло ладаном нежданно –
Терпкою клубящейся дорогой,
Трудно пройденной княгиней Ольгой, -
От любви земной до христианской.

30.
ЯДРО ЗЕМЛИ

Я держу в руке не яблоко –
Ядро земли.
Не поверхность - сущность лакома,
Светя вдали

Для голодных вечных странников
Во тьме ночной,
Каждый из которых раненый
Домов войной.

В тех домах клич ярый властвует:
«Чужих за дверь!»...
Плод подземного безгласия
Мной взят наверх.

31.
КУРОРТ

Чужбина есть чужбина –
Пусть даже и курорт,
Где загорают спины,
Где пальмы, море, порт.

Прибрежные красоты –
За деньги, не за так.
И кажется, что сохнет
На море синий лак.

О, южный бриз, художник,
До правды не охоч.
Хотя он и восторжен,
Но всё ж не смог помочь

Избавиться от грусти
Краям прохладных зим.
И юг легко отпустит
Меня к снегам моим.

Сочи, 2011 г.

32.
* * *
Я соскучился по осени –
Но не по её печали,
А по ветру златоносному,
Чьи крыла меня б умчали

От дракона жаркоротого,
Извергающего лето
Утомительно-некроткое.
Я – сожженный, не согретый.

Ну не факел я. И печкою
Не мечтал я стать палящей.
Пусть же листья вспыхнут свечками,
Остужая парк и чащу.

Сочи, 2011 г.

33.
* * *
Персону полу-грата
За стол сажают вроде бы,
Терпя её присутствие,
Ей наливая чай.
Но взгляды напряжённые
В неё, как пушки, целятся
И говорят, молчащие:
«Быстрей бы ты ушёл!»…

34.
ДОМАШНИЙ ЗАТВОРНИК

В отреченье от улиц
Домашний затворник.
Вдоволь он нагулялся
Вдоль ярких витрин.
Осознал он обман
Многоцветия жизни.
Возвращенье домой:
Успокоены нервы,
Обесточена пыль
Городских мостовых.

35.
ЗАСНИТЕ!

За ваше здоровье! –
Но это не тост.
Имею в виду –
Другое совсем:
Я просто сражаюсь
За ваше здоровье,
Как врач или воин,
Как дерева тень
В час знойного солнца.
А чем я сражаюсь? –
Кинжалом луны
И звёздами-пулями…
Засните, засните!

36.
ТАЙНЫЕ НАДЕЖДЫ

Памятники дремлют
В твёрдых оболочках.
Вечность катит землю
В космос, будто в бочку.

Внутреннее с внешним
Копится, как деньги.
Тайные надежды
С тьмы снимают пенки.

37.
* * *
Пусть назовут
тебя
чертополохом,
Растенье,
что я выстрадал в себе:
Ухаживал за стеблем, за корнями
И днём и ночью, а ещё в безвременье.
Но что мои усилия для прочих,
Домашние цветочки поливающих!
У них часы в порядке – цифроглазые.
А у меня – песчаные, пшеничные,
А также сахарные, соляные,
Вмещающие всё сыпучее,
На чём я выстрадал растение.

38.
ПЫЛЬ

Мебель на вопросы времени
Отвечает – как умеет.
Дни, минуты – журналисты
Лет – изданий независимых.
Независимых от пыли,
Что на мебели скопилась.
Время пишет, критикует
За ошибки человечество…
Сядет молодой студент
За не знавший тряпки стол,
Старый, с ножками витыми,
Чтоб работу над ошибками
Сделать в курсовой на тему:
«Пыль, и как бороться с ней»…

39.
ПЕРНАТАЯ РАЗВЕДКА

Открою ставни век.
Из дома-головы
Взгляну на утро новое.
Досадно умереть
В минуту зова птиц,
Простор мне приготовивших.
Пернатая разведка
Работает, как солнце –
Лучистый мотадор.
А в птичьих клювах – честность,
И будничность, и слава
Бескрайности земной.

40.
* * *
Я жду чего-то неземного,
Немного схожего с лучом
Звезды, хозяйки тёмной нови, –
Звезды, омывшейся дождём,

Отёршейся махровой тучей
И бросившей её в сердца
Печей, каминов - и созвучий,
Глухих, как тайна без конца.

41.
* * *
Бедные, несчастные прохожие!
Автомобилисты вас теснят.
Надо быть предельно осторожными:
Город злых машин похож на ад.

Если не собьют вас, то обрызгают
Монстры бесноватых скоростей.
Каждый пеший – мученик непризнанный –
Без венца на голове своей.

Пешки-пешеходы, вы мешаете
Ездящим в машинах королям.
Ветер простужает вас без жалости,
Лай собачий слух терзает вам.
42.
* * *
Я обязательно выскажусь –
Даже молчаньем своим –
Я прозвучу громче выстрелов
Самой суровой войны.

Я прозвучу громче рокота
Лайнера, взмывшего ввысь,
Громче табунного топота,
Аплодисментов «на бис».

Времени медные трубы
Тяжеловесны, длинны,
Их невозможно взять в губы
Тем, кто страдал без вины, -

Тем, кто молчал: под запретом
Смелая речь их была,
Что от печали планета
Вовсе не так уж кругла.

43.
* * *
Нет никого на целом свете.
И даже нет меня.
Гуляет только снежный ветер,
Хрустально льды звенят.

Но обучился я искусству –
Не существуя, говорить,
Довольство видеть там, где пусто,
Средь нищеты искать цариц.

Пускай погода небогата –
Не изумруден лес,
На чёрных деревах распятым
Предстал мне снег небес,

Но я, не существуя, верю
В несуществующих цариц –
Есть об одной у вьюговея
Сказанье в миллион страниц.

44.
* * *
Пишется, пишется, пишется…
Собственных слов я боюсь:
Вдруг неудачная книжица
Ляжет на сердце, как груз.

Воздух покажется горьким –
Схлынет малиновый вкус,
Грёз-самолётов обломки
Лягут на сердце, как груз.

45.
В ЗВЁЗДНОМ ТУМАНЕ

С тобою мы, время, совсем не враги,
Хоть дни улетают и меркнут,
Но в звёздном тумане я слышу шаги
Трёхсотдевяностого века.

Какая частица меня доживёт
До времени переключенья
Земли на иной, благодатный полёт –
Без боли от землетрясений,

Без голода, войн, лицемерья и лжи,
Без масс, попирающих личность?...
О, век этот дальний, ты мне покажись,
Срази современность, как витязь.

Твои слышу в звёздном тумане шаги.
Быстрей находи человека!
Себя самого не губи, береги
Для четырёхсотого века…

46.
ЛОДОЧНИК В ПОЕЗДЕ

Уши неба от воя устали:
Раззадорилась вьюжная глотка.
И во льдах – в затвердевшей печали –
Не плывёт водолюбная лодка.

Ну а лодочник в поезде едет,
Подстаканника дужку сжимая.
Лодки чая в воде цвета меди
Тонут, дно из стекла занимая.

47.
НЕ ОДНО И ТО ЖЕ

Мне казалось, будто ветры
Принимают форму
Нагибающихся веток
И взывают к дому,

К комнатным его растеньям,
К ярким птицам в клетках, -
Приглашают во владенья
Зимних дней и летних.

Я же,вместо тех растений
И существ пернатых,
Рвался из домашней лени
В мир садов и грядок.

А теперь остановился:
Не одно и то же –
Ветка с ветром, слово с мыслью,
Оперенье с кожей.

48.
* * *
Я проиграл,
Даже не бывая в казино.
Мой килограмм
Соли в море превратил вино.

Блеск будто блуд
В тёмном целомудрии сердец.
Мир слишком глуп,
Чтобы чувствовать игры конец.

Звёздный бильярд
Аутсайдера уж не влечёт.
Кончился взгляд.
Сердце ввысь летит – но лишь в плечо.

Я проиграл,
В сердце не убив земную суть.
Сто одеял
Укрывают спящий в небо путь.

49.
ТРЕСК ЗОЛОТЫХ МОЛИТВ

Летит звезда на крыльях – на лучах,
А перья сверху падают в матрасы –
Сквозь ткань они проходят при свечах,
С которыми в единстве людям снятся.

Уж электричество темно молчит,
Не вмешиваясь в таинство смеженья
Свечей и звезд. Треск золотых молитв
Рождают светляки с цикадным пеньем.

50.
ЧЁРНО-БЕЛЫЙ ГРУЗ

Огрузшие сугробы.
Их перевесит тьма
За ближним поворотом,
Но спасены дома

От давящего веса,
А чёрно-белый груз
Ко мне ложится в сердце
Для охлажденья чувств.

Грудной уходит орган
Всё глубже в мерзлоту –
В сопротивленье долгом
Тепло я обрету.

51.
* * *
Вальсирует январь –
Кружит по полю – залу.
Такое, как и встарь,
Здесь мельтешенье бала.

Сгорали времена,
Но платье вьюги – то же,
Та ж музыка слышна
На снежном бездорожье.

52.
ПРИБЕЖИЩЕ

День и ночь меня отринули –
Я в кабине-промежутке.
День и ночь – как поле минное.
Не вернусь в земные сутки.

Я нашёл свое прибежище.
До меня не докричаться
Выставлявшим на посмешище
Мнение моё о счастье.

Говорил я: верьте воздуху –
Он, как плод, созрел на соснах,
С ним вкуснее булка чёрствая –
Вы ж отвергли то, что просто.

Вы пируете, но вспомните
Валтасарово застолье…
А безлунна и бессолнечна –
Не моя, а ваша доля.

53.
ОПЕРЕТТА

Зритель спасся комедией с пением:
К ней от горестей он бежал…
Звуки – лёгкие, но незабвенные:
Оперетта – великий жанр.

И хотя персонажи – наивные,
Гениальны создавшие их.
Современны сюжеты старинные.
Взвейся, музыки радостный вихрь!

54.
ЖИВОПИСЬ

Не делайте живого человека
Карикатурою, над ним смеясь…
Не слушаетесь этого совета –
Вновь праведник нелеп в речах у вас.

Что ж, каждый судит по себе другого,
Так осуждая самого себя.
Как жаль, мертвописующее слово
Всё рушит, жизни живопись губя.
55.
* * *
Смотри на время – но не на часы –
Смотри на время на фасадах зданий
Старинных, реставрацией спасённых.
Пусть камень мёртв – у времени есть сердце,
Скользящее по стЕнам в высоту
И в ширину, об этом архитекторы
И не подозревали даже, как вода
Морская не подозревает, что
Она путём является торговым
Для кораблей коммерческих компаний…
Но время – собственное сердце не продаст,
Оно его подарит львам фасадным…
Хотя почудится кому-то гром,
А это – рык… Смотри и слушай время!

56.
СОНЕТ № 1

Никто не может поручиться в мире,
Что я не буду, словно враг, гоним
И предан клеветнической сатире,
Печаль вдыхая, как угарный дым.

Хлопочет неуверенность такая
Лишь за себя перед грядущим днём,
Про человека напрочь забывая,
Хотя давным-давно таилась в нём.

Я создаю спасенье по подобью
Подушки, примыкавшей к изголовью, -
И можно безболезненно упасть

Уставшей мыслью
на святую мягкость,-
Закрыв глаза, забыть любую яркость –
Былого ослепленья сбросить власть.

57.
СОНЕТ № 2

Не за того меня порою принимали
И окружали неестественным вниманьем.
А я хвалу и злобу в уши не впускал

И чувствовал, что есть вдали за горизонтом
Иная публика, которая за солнце
Меня воспримет – объявлю лучистый бал.

А здесь пытаюсь не сиять – небесно меркнуть.
Как будто маску, я надел печаль свою.
И не дано меня исследовать, измерить
Тем людям, коим душу в руки не даю.

Конечно же, земля не высь и не жилище
Светил, плетущих долговечных странствий сеть.
Пускай поблизости меня никто не ищет! –
От взора пристального можно заболеть.

58.
СОНЕТ № 3

Везде царит пернатых стай метанье.
Наивностью мне кажется святой
Всё, что в ветвях живёт, поёт, летает
И небосвод вдыхает голубой.

Сизарь на крышу отдохнуть садится,
Исходит новой трелью соловей.
Брать штурмом высь меня не учат птицы –
Стою, бескрылый, на земле людей.

Орлиному лишь следую примеру –
Всё подмечать и разрушать химеру
Злой слабости, терзающей меня.

Схвачу я, словно робкую добычу,
Пророчество о судьбах необычных –
Моей и краснопёрого огня.

59.
СОНЕТ № 4

Возможно, что звучит абсурдно фраза:
«Я не имею права умереть».
Но это и не детище экстаза.
Слова подобные – земля и твердь.

Хотя в веках являюсь я песчинкой,
И всё же в почву навсегда вхожу
И становлюсь разумною начинкой –
Пласты великие в руках держу.

Ах, сколько раз мне предрекали гибель,
А я перед собой всю драму видел
Других людей, чей краток жизни путь,

Чьи дни проходят в мелких испытаньях.
Тех, кто не соль большого мирозданья,
Жалел я, аони меня – ничуть.

60.
СОНЕТ № 5

Для месяцев знобящих май – бездельник,
Поскольку без морозов зимних он.
Хоть иногда прохладен, но весенним
Размахом крыл воздушных наделён.

Снега неповоротливо-медвежий
Являли нрав, громившие тепло.
Но ветер на лугах цветочных нежен –
На них забуду колкой вьюги зло…

Ты, принимая строгое обличье,
С наигранным вещаешь безразличьем.
Я всё-таки тебя разоблачил:

В тебе не ледяное упоенье,
А птиц души приветливое пенье,
В глазах, смотрящих мимо, тёплый ил.

61.
СОНЕТ № 6

Любовь искал я в поднебесной вечности,
Её поймать пытался в облаках,
Но ощутил взамен высокой нежности
Лишь падающих мыслей боль и страх.

Как ждал я счастье в мире неувиденном! –
Очерчивал в нём контуры тебя
И выводил из этого открытия
Час наступленья нашего тепла.

Но в эмпиреях, сердцем недопонятых,
Приветный образ всё ж не отыскал.
В морях воздушных, холодом наполненных,
Ничей фрегат не находил причал…

Сегодня у вчерашней неизвестности
Наивное лицо земной прелестницы.

62.
СОНЕТ № 7

Задремали годы на ветвях –
Яблоками кажутся прохожим.
В диких, убаюканных садах
Иллюзорное – совсем не ложно.

Небо колыбельную поёт,
Сочинённую луною тёплой.
Высшие напевы – это мёд,
Что по каплям временем накоплен…

Облетает лист. Ложится снег.
Холод начинает свой разбег,
Чтоб парить над деревом и домом.

Каждый сладкий плод – дитя корней,
Падая в сугроб замёрзших дней,
Не теряет мудрую истому.

63.
СОНЕТ № 8

Над обстоятельствами не властитель я.
Седые горы, словно волосы, не крашу.
Когда иду, не содрогается земля,
И устремления не усмиряю вражьи.

Я не качу кудрявых шумных вод валы
К холодным берегам и солнцем обогретым.
И не владею даже дюймом, крошкой мглы
И ламповым, и лунным, и фонарным светом.

Но и в плену тоскливом тоже не живу
У повторяющихся дней, ночей и судеб.
Моря, озёра вижу, Волгу и Неву –
И каждый парус их со мною в сердце будет.

По воле ветра в даль свободы устремлюсь! –
Мир остальной недвижим остаётся пусть.

64.
СОНЕТ № 9

Дать волю себе и другим –
И будет борьба интересов,
Но пусть поступают в ней честно
И пламя не прячут за дым.

Открыть бы ворота в удачу –
В её расцветающий сад,
Где розы на клумбах горят.
Там мир, тишина – всё иначе…

Соперник с душой как с метлой –
Ах, лучше нагрянул бы с саблей! –
С земли он сметает покой.

Мир пылью тревожной отравлен.
Не огненна эта вражда.
Чихательна, терпка беда.

65.
СОНЕТ № 10

Вода в плен попадает к берегам.
И даже море знает несвободу.
Недалеко бежать его волнам –
Особенно в хорошую погоду.

И реки тщетно бьются о гранит –
Отчаянье мольбе идёт на смену.
Хоть кораблям привычный путь открыт,
Всё ж могут подвергаться потопленью.

Чем тише, тем весомей дух стихий,
Замысливших бунтующее горе.
И никому не выбраться сухим
Из мокрой мглы, что с сушею поспорит…

Но безмятежна только речь ручья.
Его не стоит шторму обучать!

66.
ТРИОЛЕТ № 1

Не ставлю точку после счастья,
Чужого или своего.
Я, к бесконечности причастный,
Не ставлю точку после счастья –
Звучит капелью сладкогласной
Сердечный пульс весны живой.
Не ставлю точку после счастья,
Чужого или своего…

67.
ТРИОЛЕТ № 2

Я со старанием школярским
Читаю в небе облака,
Но не запомнил их пока.
Я со старанием школярским
Вхожу в дымящие века –
В погибшие земные царства.
Я со старанием школярским
Читаю в небе облака.

68.
ТРИОЛЕТ № 3

Из собственной тоски я делаю
Порой источник вдохновенья.
Льёт дождь ли, кружит вьюга белая –
Из собственной тоски я делаю
Мысль отрешённую и смелую,
Которая летит, как пенье.
Из собственной тоски я делаю
Порой источник вдохновенья.

69.
ТРИОЛЕТ № 4

Я сила сна и пробуждения.
Нельзя работать без конца,
Влетаю свежестью в сердца.
Я сила сна и пробуждения.
И с небосвода, как с лица,
Сгоняю хмурость утомления.
Я сила сна и пробуждения.
Нельзя работать без конца.

70.
ТРИОЛЕТ № 5

Не громовой финал судьбы,
А лишь финалишко судьбишки,
В веках неисправимо лишний,
Не громовой финал судьбы
Готовится одежде, пище
И отрицанию борьбы –
Не громовой финал судьбы,
А лишь финалишко судьбишки.

71.
РОНДЕЛЬ № 1

Не знает монастырь ветров –
Уставы мира злее.
Она не пожалела,
Что обрела келейный кров.

Она творит немного слов –
И то одни моленья.
Не знает монастырь ветров –
Уставы мира злее.

Нельзя ей помнить прошлых снов –
Они давно истлели,
А за окном аллея
Зияет для неё, как ров.
Не знает монастырь ветров.

72.
РОНДЕЛЬ № 2

Я под сенью могучего дуба
Уронил малахита кусочек.
Сколько ставим зелёных мы точек
В жизни серой, тряпичной и грубой.

Древо стало не просто сугубым –
Шелестящим пророчества ночью.
Я под сенью могучего дуба
Уронил малахита кусочек.

Откажусь от того, что мне любо, -
Буду всех я восходов восточней.
Мир узнает мой розовый почерк,
Искупаю в росе свои губы
Я под сенью могучего дуба.

73.
РОНДЕЛЬ № 3

Имею право быть наивным –
На время отложить премудрость.
И чью-то не замечу грубость,
И чьи-то растоплю я льдины.

Поверю истинам старинным,
Не разгадав их словокудрость.
Имею право быть наивным –
На время отложить премудрость.

Всему дивлюсь я пилигримом:
Как змеи применяют юркость,
Как зимы проявляют лютость, -
Судьбою остаюсь хранимым.
Имею право быть наивным.

74.
КНИЖНЫЕ СЛОВА

О книги, были вы даны
Мне для создания погоды,
Ведь были так дожди длинны –
От них усталая природа
Страдала вязко без вины –
Везде господствовали воды.

Как солнца золотистый гонг,
Слова тех книг во мне звенели
И заглушали капель звон,
Лучами озаряли землю…
Безумный ливень усмирён –
Слова проверены на деле.
75.
С УТРА

Стояла бы погода солнечная,
Но заговорщики-ветра
Проводят на погодной околице
Собрание уже с утра –

Так рано завладели тучами –
Их щедро заправляют водой –
И лягут капли многоточьями
На твёрдый лист мостовой.

76.
ВОСХОДИТ МЁД

Как многоветрие земное,
Колеблюсь я порой:
Мню иногда себя героем –
Иль нужен мне покой.

А иногда я солнце ставлю
Как точку после свода правил,
Которые прочёл
Стадам жужжащих пчёл…
Восходит мёд на стол.

77.
* * *
Всё, довольно простоглазья!...
Не вливали скептицизма
В бочку – вместо вин и кваса,
Орлость – вместо соловьизма.

Тайногривостью бесконья
Наслаждались пешеходы.
Но машины беспокойно
Их взмоторивают коды.

Людям не взлететь в безнебость:
Бутербродовость икарна,
Масловитость видит хлебность,
Бочкой топится пекарня.

78.
* * *
Держится правил актёр-стилизатор…
Чудилась клиника слов мне – в ней доктор,
Что говорил: «Вы больной, а не автор,
Вылечу вас вдохновения током».

Так результата достиг он бестактно…
Рядом усмешку мне шлёт огневую
Давний приятель – актёр-стилизатор.
Я монолог, как метель, в него вдую.

79.
НА ОСТАНОВКЕ

Атобусы, ходИте
Согласно расписанию,
Не то я опоздаю
К любимой на свидание.

И наша с нею ссора
На вашей будет совести…
Пока что от сомнений
Меня вы не увозите.

Стою на остановке,
А ветер силы бешеной
С меня срывает счастье,
Как спелый плод с орешины.

Приеду слишком поздно –
Втопчу билет автобусный
Я в землю от досады –
Пусть гибнет в адской пропасти!

80.
СТАЛИНИСТАМ

Не люблю рассуждать о политике –
Всё же время такое пришло,
Что хотят из меня сделать «винтика»
Те, кто прошлому предан душой.

В этом прошлом – одной только личности
Дозволялось с достоинством жить,
Культ её подходил к безграничности –
Много жизней сумел погубить.

«Винтик» – брак? – Значит, в камере пыточной
Окровавится ржавчиной он.
Где мечтают о далях несбыточных,
Там гуманности попран закон.

Но портреты сатрапа усатого
Кто-то бережно носит в руках
И считает вождём незапятнанным,
Победившим в великих боях.

Тот не сам побеждал – мощь народная
Выметала врагов, как волна.
Вождь расправился лишь со свободою –
Им Россия была пленена…

Я не «винтик». Мой путь – человеческий.
Жизнь моя не вмурована в сталь.
Не хочу ехать в поезде зековском
К тем «не столь отдалённым местам».

81.
МИЛИТАРНО

Миг рассвета – первоклоун.
Лесополье – циркокружье.
Вторсерьёз приводит в кланы.
Третьеножье аркам нужно.

Полукружье – бомбовитость.
Арки впустят милитарно,
А на них имеют виды
Клоун-маршальские планы.

82.
ОРЕХ

Светлый верх ореха –
Бывшая корИчь,
Потолок секрета…
Грызлость – это речь.

Зубы скажут больно,
Обличат орех,
И раскает волю
Подскорлупный грех.

83.
ОВСЕЛЕННЕВАНЬЕ ГОРОДОВ

Золотые улицы лучей.
Солнце – центр. Земля – его окраина.
Только наши города зачем
Нам нужны? Их есть и натуральнее…

Стеклозём не вырастит цветов,
Но зато растит дома до неба.
Всё же недосолнечен бетон,
Зря движАт кирка и вагонетка.

Вплясывайся в глину, ноготоп,
Жижа красная покуда не засохла!
Попытался кто-то солнцу в лоб
Вдарить – был завален жарким вздохом.

Архитектор помнит дважды-два
И вошёл в математичный улей,
Но не мог распчёлить серых свай
К солнцу не пришедшие ходули…

Натуральность в шелесте ветров
Отдаётся лучевой медвяности.
Овселенневанье городов
Внестеклобетонно-струйно тянется.

84.
ВЗДОХИ

Это не ветер, а вздохи снежинок,
Жалующихся на мёрзлую жизнь.
Стать бы снежинкам ромашками в шири
Летнего луга и синюю высь
Обозревать, знать, что трепетно живы,
Что, как ярмо, сброшен таянья риск…
Мёрзнут – потом от тепла исчезают,
В небытиё удаляет весна их…

Лето. Ромашки пасутся. И ждёт
Белое стадо на ножках зелёных:
Как только солнце в прохладу уйдёт,
Пастбищем станет простор небосклона,
Где словно травы лучи кротких звёзд –
Бывших снежинок, вселенной спасённых.
Вздохи метели и белых цветов
Ум мирозданья постигнуть готов.

85.
ВЫСШАЯ КРАСОТА

Солнечно управляй
Радостью наднебесной.
Фильмово узнавай
Зрителя - взглядом-песней.

Там, наверху, кино,
Камеры – поплавки –
Бросили их с каноэ
Звёздные светляки.

Высшая красота –
Лучше земных защит.
В слухе твоём – цвета,
Зренье моё – звучит.

86.
ПЛОХАЯ РИФМА

«Люблю» рифмуют с «почему»
Неточно, дико, незвучаще, –
И беззащитно «ю» и «у»
Рыдают, воют. Стих – лядащий –

Тем более когда везде
Хвосты рифмованные сносны:
«Вменял» - «меня», «во сне» - «весне», -
А тут «л» с «м» воюют просто.

Одна завидует другой –
Той, что спесиво обладает
Узором лишним, как рукой,
Которую углом сгибают.

Плохую рифму правят, бьют –
И «почему» «во тьму» стремится –
«Люблю» продажно льнёт «к рублю».
Да, так точней – как выстрел в птицу.

Но с милосердьем белый стих
К словам подбитым отнесётся:
Несовершенство их – простит
И мысль возвысит, будто солнце.

87.
ДОРОГА-ГРОМ

От зловерхия к добронижью
Трясоумна дорога-гром.
Ученически разнокнижье
В тишь одето в пути своём.

Парашют лампоглазый душу
Заарканил полётом вниз.
Верховольтной электрочушью
Заурчал облаков карниз.

88.
МЕЖ СОЛНЦЕМ И ДОЖДЁМ

Лоб под застрехой козырька
Пытается спастись от струй
Дождя, который простудить
Мечтает размышлений золото,
Горящее свечой во мне.
Желаю сделать золотым
Мир, что устал от жара солнца,
Но резко зябнущий в дожде.
Быть может, золото моё
Засветит ласковей лучей
Слиянья множества пожаров
Космических – слиянье это
Зовётся солнцем, а по сути –
Сковорода со штормом масла…
Оберегаю середину
Меж солнцем и дождём холодным –
Во мне гармонию свеченья.

89.
* * *
Цветы растрёпанные в вазе
На подоконнике стоят,
А за окном три старых вяза
Ветвями что-то говорят.
Такой язык поймут не сразу
Цветы, которые молчат.
Но если нарастёт беззвучье,
То в дом как будто ступят тучи…

А где-то сад из слов живых -
Он может подарить надежду
На лиственно-цветочный вихрь,
Что станет воздуха одеждой
И речью судеб золотых,
От серости ушедших прежней…
Цветы растрёпанные, вы
Не порожденье ль той молвы?..

90.
ДОЖДЛИВОЕ НАСТРОЕНИЕ
(акростих)

Дом намок – стал темнее, чем прежде,
Ожидает он солнечных дней.
Жизнь его пропиталась надеждой –
Думы-воды пошли веселей.

Льётся небо не влагой обычной –
Исповедуется городам
В прошлой спеси и хищности птичьей,
Обагряющей клювы орлам.

Если только закончится ливень,
Напряженье сырое уйдёт,
Ателье высшей вечности синей
Свет парчовый, как знамя, сошьёт.

Тайно мыслит мой дом и колдует
Разыгравшимся скрипом дверей –
Отодвинет погоду такую
Единением с жизнью моей…

Но пока золочёной карете,
Искромётной, как солнечный ветер,
Ехать трудно по царству дождей.

91.
ОСТАНОВИ

Ты меня
Принимаешь
За осенний ветер:
Я лечу куда-то вдаль,
На крылах нёся печаль
О неприкаянном лете.

Дни согревшиеся остудил –
И о том жалею. Тучи мне
Вторят молчаньем.
Без тебя я в бесприютной тьме.

День иль ночь –
Всё со мною
Осень лишь сплошная.
Пусть на улице тепло –
Жухнут листья дел и слов,
Лета с весною не зная.

Всё же ты меня останови –
Запрети холодный мой полёт.
Осень отступит:
Нежность от неё весну спасёт.

92.
ПЕЧАЛЬНЫЕ БЕРЁЗЫ

Люди жили когда-то неспешно,
Но земля их забрать поспешила.
И никто не впадёт в безутешность:
Тех людей род весь время скосило.

А прохожий не родственен с ними –
Вдаль он смотрит на лУга покосы.
И под небом пронзительно-синим
Надмогильно-печальны берёзы.

На земле появлялись те люди
Как сходили с высот небывалых…
Настоящее время не судит
Их, что жили, а после пропали.

Навсегда испаряются жизни,
Навсегда испаряются росы.
Потому-то задумчивы в тризне
И надмирно-печальны берёзы.

93.
НАД НЕБОМ И СЕРДЦАМИ

Найдётся место в будущем
И для воспоминаний.
В мятежности ликующей
Вернётся шёпот знаний –

Со сдержанностью ласковой –
Не с горькими годами –
И станет тайно властвовать
Над небом и сердцами.

В воспоминанья втянется
Сегодняшнее Нечто,
Которое –то кажется,
То делает жизнь легче.

94.
* * *
Вознестись бы живым в надзвёздность
И дышать там великим воздухом,
И в повозке светоколёсной
Покатить по пути спокойствия…

На земле есть деревья мудрые,
В атмосферу ветвями вросшие –
Для того, чтоб во мгле предутренней
Разомкнулись орбиты прошлого.

95.
БЕССМЕРТЬЕ

Вдали от него
Супруга и дети.
А рядом поёт
Кочующий ветер.
Погас человек
Для счастья земного,
Но слышит - с морей
Идущее слово,
Идею – из туч,
Из птиц – голос сердца
О том, что уже
Настало бессмертье.
Для всех он исчез
И будто бы умер.
Ни счастья, ни бед –
С ним только раздумья.

96.
ПЕСТЕЛЬ

Он ранен при Бородине
И шпагой награждён за храбрость.
Герой не только на войне
С французами, – крестьян от рабства

Спасти желая, написал
Он свод законов. «Русской правдой»
Сей документ именовал,
Когда несправедливость рядом:

Глумится власть - народ забит,
Лютует крепостное иго …
Настал декабрьский день борьбы –
За равноправье бой проигран.

Вот заключенье. Эшафот.
Лик висельный у царской мести.
Закабалённый знал народ,
Что верен правде Павел Пестель

97.
ЧУЖДЫЙ ПЛАМЕНЬ

И на земле, и на морях –
Я был хозяином пути.
Во тьме спала боязнь моя…
Вдруг чуждый пламень засветил.
Комета в небе –лжемаяк.
Ввысь шагом, вплавь нельзя пойти…
Что не моё, то узнаЮ:
Свет собственный на мир я лью.

98.
МОЛЧАНИЕ С ОКОЛИЦЫ

Сиреневые колокольчики
На городском пределе сорваны –
Там, где тропинка в лето кончилась –
А далее всё травы сорные.

На стебельках зелёных звонница –
Хотя её совсем не слышно.
Пришло молчание с околицы –
Водой в настольной вазе дышит.

99.
* * *
Я между датами двумя.
Одна известна, а другую
Скрыл от сознания туман.
Далёк ли день, что жизнь погубит –

Одну из многих?... К большинству
Он безобидно прикоснётся.
Во мне прервётся сердца стук –
Других людей согреет солнце.

100.
* * *
Ленивый, пасмурный рассвет
Не изваял скульптуру солнца.
Шедевра огненного нет -
Всё охлаждающе и просто.

В небытие уходит синь,
Что темнотой была когда-то.
Всё серо – взгляд куда ни кинь.
Всё серо, как шинель солдата.

Дождь застучал. Молчанье муз
Ему умение вручило:
Наделает из капель бус
Влюблённый дождь берёзе милой.

101.
* * *
В трещинах земля под розами –
Красными, с малиной схожими,
Жёлтыми, как листья осени,
Белыми, как снег из прошлого.

В будущем ближайшем летнее
Кружево деревьев парковых.
Будущее есть последнее
Происшествие из знаковых.

Солнце пред землёю явится –
Как рукой времён начертано,
В розы упадёт и пальцами
Бездну - в трещинах начерпает.

102.
ОСЕНЬ СОГЛАСЬЯ

Мирно поддакиваешь – это странно:
Ты так любила ведь спорить со мной
И утверждала: мы соль океана –
Я же нас сравнивал с солью земной.

Ну, а теперь нерискованно мыслишь.
Прошлые штормы не тронут тебя.
А паруса опадают как листья
В осень согласья, а может – тепла.

103.
НА ЗАМЕНУ

Ушёл я от лжи и от правды
В туманных значений года.
И опровергать мне не надо
Потерянное навсегда.

Какая тут разница – был ли
Проверен на деле фантом,
И я не ищу в серой пыли
Весёлый оранжевый тон.

Забвенье, ещё раз забвенье –
А в третий раз слово-девиз
Другое придёт на замену –
Я вспомнил его: это – «жизнь».

104.
* * *
Вселенная предстала белокожей,
Со звёздами-перстнЯми на руках.
Такое, скажут, просто невозможно,
Ведь космос – это тьма, тревога, страх.

Но животворной жидкостью пролился
На все сомненья добрый Млечный путь.
Вселенной светлый образ появился –
И тьма проходит, как былая грусть.

ББК 84(2Рос=Рус)6
Т51

ТОКАРЕВМаксим Владимирович

ПОСЛЕНАЧАЛЬНОСТЬ
Стихотворения



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 17.03.2020 в 19:43
© Copyright: Максим Токарев
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1