Ещё одна сказка о любви 17


Ещё одна сказка о любви 17
 

Ещё одна сказка о любви 17

Семнадцатая часть

За столиком в Сакуре, сидела Рая, Василий и Федя.
Федю вдруг внезапно, сильно начало трусить. Его «дробило», он лишь повторял, - Некогда в жизни не буду, не стану. Простите меня все ?! Жизнь свою люблю, больше рюмки.
Растаял Федя за секунду, испарился, с кафе.
Риса Леонидовна даже этого не заметила. А Вася продолжал всем рассказывать свою следующую «бурную» историю,
- Крыша высоко этажного дома, моросит дождик, легкий ветерок. Внизу асфальтированные улочки, скамейки, деревья.
Люди попадают на крышу этого многоэтажного дома, только сквозь лифтерскую. Когда её забывают закрыть на дверь. Лифтерская всегда открыта. В прошлом году выбили дверь. Захожие сюда все, чтоб выпить, дабы по нужде и т.д.
На крыше появился мужчина, лет сорока. Лицо все синее, от алкоголя и побоев. Подлез он, на четвереньках, к краю крыши, молвил, - Надоело, надоело эти постоянные поборы и насмешки. Это унижение, эти кредиты, долги, моя без - функциональность. Надоела мне моя жизнь. Воровать? Не умею, и не хочу. Убивать? Страшно. Посмотрел вниз. Спокойствие, асфальтированные дорожки, лавочки деревья. Гуляют люди.


Вдруг с лифтерской донеслось какое-то копошение, женские крики, брань.
Появился на крыше, еще один мужчина лет 60.
Заметив у края крыши мужчину не четверочках.
Прокричал «своим» женщинам, - Я вам всем дам!
Подошел к стоящему буквой Z. – Что мужик, тебя тоже все достало?
- Да! Ответил смотрящий вниз на асфальт, - Набрал кредитов. Думал, буду с ней жить? Месяц как меня выгнали с работы. Она от меня бежала, обокрав у меня все. Вот месяц пью. Устал!
Шестидесяти летний мужчина рассмеялся, - Да ты счастливчик! Крассава! Некому тебя пилить, теща не провоцирует на её убийство. Помощь в ее смерьте .
Эти спинногрызы не доят тебя, как корову. Скривил мимику на лице, новый зашедший на крышу, - Папа дай на институт, дай на школу, подари внуку? О! Показал дулю собеседнику, - Вот им!
Смотрящий на проспект и стоящий Z, обернулся, - Ты счастливый человек. Ты не знаешь что такое пустота и ненужность. Зачем тебе лишать себя жизни?
- Знаешь? За, пи-пи, пи-пи! Схватил себя за горло, - Достали!
Услышали мужчины, голос третьего.
- Кто не умеет пользоваться даром жизни? Кто перевесил весы, своим «Г» ? Прыгайте вместе! И отправляйтесь ко мне в небесную твердь.
Мужчины посмотрели в небо. Ворона пролетевшая, «обгадила» их обоих.
- Станете тем, что на вас сейчас упало?! Донеслось с неба эхом.

Вася посмотрел на Раису Леонидовну. Та цвела, в улыбке и счастье. Глаза у неё были стеклянные и довольные. Она была под капельницей.
Неугомонный Вася продолжил, свой следующий рассказ;

- Сидят в ресторане, за столиком трое мужчин. По клятве. В условленный день и час, еще со школьной скамьи. Собираться на этом месте!!!
Один горд и проставлялся, старым одноклассникам за свою новую классную работу, - Вот я устроился администратором в очень дорогой отель, в центре. У нас бывают посетители, звезды кино, и эстрады. Даже останавливался когда-то президент мирового автомобильного концерна. Фото с ним в холе висят. Платят, так хорошо, что я взял в рассрочку себе последнюю модель мерса. Я самый счастливый человек в мире!
- Нет, Говорит второй мужчина, - Самый счастливый это я! Я работаю давно в своем банке. У меня столько вкладчиков, такой навар. Что я купил себе прогулочный вельбот. На нем можно ходить до самой Ямайки. Сейчас откладываю на вертолет.
Только третий мужчина, сидя за столом, произнес, - Смирение и терпение главное в жизни. Ложь и восхваление над всеми, грех большой над своею жизнью.
Я хожу на роботу. Продолжал третий, - В церковь. По утрам стараюсь делать зарядку. Живу для себя! Стараюсь жить и душей и телом.
Двое его друзей посмотрели на него. Мысленно повертев у виска пальцем, - «Идиот»! Разве можно так ненавидеть свою жизнь?
Прошел год и час, за столиком есть, те трои мужчин. Один говорит, - У меня в этой жизни осталось утопиться или повесится? Подставили меня и уволили с администраторов. Я сразу стал не нужен своей жене и детям. Как шепотом, - Мне стало страшно жить! Угодил в долги за машину. Дети с женой. Помолчал, добавил, Бывшей женой, отсудили у меня все остальное. Сейчас я живу как последняя собака у помойки. Вот пришел на нашу встречу, в эту дату. Кусок хлеба покушать? На другую работу меня не берут после характеристики и резюме с последней работы.

Второй рассказывает свою ужасную историю. Купил я вертолет. И один раз мы с женой в нем летели. Вертолет накренило сильным ветром, лопастью и хвостом ударило об скалы. Жена сейчас инвалид, ей постоянно нужны дорогие уколы, что бы сдерживать боль спины.
Мне поменяли одну ногу на протез, постоянно нужны обезболивающее. Задрал штанину, показав всем свою пластмассовую ногу.
Лишь третий мужчина произнес в слух, - Смирение и терпение некогда, не сможет забрать жизнь. Это и есть большое богатство на свете! Его нельзя потерять, оно не может навредить.
Двое друзей, сидя у стола, подумали, - Вот дурак? Мы хоть живем, а ты?

Раиса Леонидовна, хотела встать и уйти, от этого «дотошного посетителя ВасИ». Что рассказывал ей уже целую вечность? Свою « жалобную книгу» эти дотошные, ужасные истории. Но она не могла подняться из-за столика, пошевелится. Хотелось проорать, - Что бы ты заглох? Когда он умолкал, - Так хорошо! Не могла сказать не слова.
- Тут мы сидим. Заговорил Вася, - Как в самолете!
- Как это? Подумала Раиса Леонидовна.
- Как в самолете? Улыбнулся Василий, - Летишь в небе, как в гробу. А на землю выйти не возможно? Не чего, когда-то опустимся! Ответил сам себе, реалист Вася. Активизировав свой новый рассказ. Следующую свою «байку», - Кажется во Франции?


Елизавете Валериевне, уже надоело притворяться, валятся в больничной койке. И очень хотелось горячего бульона. Запах что исходил от мужнины. Будущего постоянно, рядом с ней в палате.
Но как, но как показать, что она не в коме, а притворяется?
Елизавета, перевернулась на бок. Чтобы одним глазком, разглядеть этого мужчину.
- А не чье так? Зая Аполлон!
Мужчина приметил, как Елизавета переворачивалась на бок. Отложил на тумбочку, хлебушек и тарелку с бульоном.
Побежал к доктору и профессору, сообщит. Что его Катя стала шевелиться. И наверно выходит с комы? Вышел за дверь палаты.
Елизавета привстала, быстро сев на постель. Схватила с тумбочки ложку, бульон с хлебом, приступила, точить, - Боже! Нечего на свете нет вкуснее, не пробовала?
Наслаждаясь, делилась сама с собой Елизавета.
- Вот доктор. Послышалось спустя с коридора, - Она перевернулась набок. И кажется, открыла один глаз? Вошли, двои мужчин в палату. Один был одет в халате, на втором был, накинут халат, - Вот!
Они увидели. Елизавета. Голодная Елизавета, увеличивает « метательные» движения, ложка - тарелка – рот. И с наслаждением. Даже закрывая глаза, откусывая хлеб.
- Вот! Проголосил мужчина, с накинутым на себя белеем халатом, - Моя Катюша проснулась!
- Тише, тише! Похлопал по плечу его лекарь, - А вы знаете. Остановился задумчиво в дверях палаты доктор, - Вы, кажется. Следователь с прокуратуры? Указав в сторону Елизаветы, - Я вас кажется, вспомнил?
Екатерине Валериевне стала смешно, но она удержалась, - Это я с комы, нечего не помню! А вы наверно доктор?
В дверях появился третий мужчина, профессор, - Так и где наша больная?
- Елизавета посмотрела в тарелку. В тарелке пусто, закусив оставшимся кусочком хлеба, - А можно? Чуть помолчав, подумав, - Это великолепное еще блюдо? Протянув вперед тарелку.
Мужчина, что накинут халат. Схватив у Валериевны, пустую тарелку. И быстро удалился с палаты со словами, - Моя Катя проснулась. Сейчас!
Елизавета Валериевна подумала, - С работы уволили? Дом непонятно? Не буду прогибать мосты. Пока не пойму. Где я сейчас нахожусь?
- Вы Катерина? Спросил у нее профессор в белом халате.
- Не знаю?! Подыгрывала Елизавета, добавив, - Зая.
Профессор заулыбался, - А как ваша фамилия, вы помните?
- Не знаю!
Принесли тарелку, теплой добавки, и хлеб. Мужчина с наброшенным поверх халатом. Положил все на прикроватную тумбочку,
- Вот, тепленький.
Валериевна черпнула ложкой бульон. И проговорилась, - Какой у вас куриный бульон вкусный. Решительно, вкуснее не ела на свете!
- Вы помните. Улыбаясь, спросил профессор, - Как это называется?
- Нет! Так вырвалось. А еще следователь? Подумала Валериевна, - По особо опасным? Больше не чего им не скажу, как оно называется? - С комы я ! Вот. Продолжая наслаждаться бульоном.
- Милочка. Обратился к ней профессор, - Вы так сильно не «налегайте». Отложите тарелку. Доктор вытянул у Елизаветы Валериевны тарелку с бульоном.
- Пусть постоит на тумбочки. Продолжал профессор, - Через двадцать минут, мозг даст вам команду, что вы сыты. А мы поговорим пока с вами?
- Это очень хорошо, что вы вышли с комы, и к вам вернулись рефлекторные способности. Но выписать я вас пока не могу и не стану!
- Это почему? Спросил мужчина с накинутым поверх белым халатом.
- Карантин батенька! Продолжал профессор, - Вы же понимаете какая ляжет на меня ответственность? Если я выпишу с гриппозного отделения больную.
- Как? Настаивал в объяснениях знакомый Кати.
- Как?! Пытался, разъяснит профессор, - С вчерашнего дня по больницы объявлен вирусный карантин. Вы наверно читали на входе?
- Нет, профессор. Смутился «знакомый Кати», - Не читал.
- Пусть она у нас побудет еще. Профессор посмотрел на доктора, - Недельки две.
- Хорошо профессор. Ответил док.
- Мы понаблюдаем ее, а потом выпишем. И карантин исчезнет! Улыбнулись вместе профессор и доктор.
В палату вбежала медсестра, - Профессор! Там в мужском отделение. Больной с затрудненным дыханием, с выделением в крови ацетальдегида. Скорее подойдите в мужское отделение. Ушла медсестра обратно.
- Идемте. Произнес профессор доктору, уходя из палаты, Посмотрим, что там случилось?
- Вы приглядите пока за вашей Катей! Дал напутствия доктор, - Пусть она пока не ест. Побежал догонять профессора.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 17.03.2020 в 10:49
© Copyright: Арон Аронович
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1