Долой халяву!


На журналистов тоже есть управа —
От бюрократов с «градусом», халява.
Чтоб критика не просочилась
В печать газет и на экран ТV,
Накормят и напоят всех на милость
Чтоб стали дифирамбы хором петь.

Не «шведский стол», а «русская поляна»,
Как акварелей дивная палитра,
Чтоб, даже трезвенник стал пьяным,
Вкушая яства с крепкими пол-литра.
Коль репортер наелся до отвала,
Не станет благодетеля клевать,
Ведь застит и проблемы, и провалы
Халява, будто с неба благодать.

А в диктофонах здравицы и тосты
За щедрый дар и дружеский прием,
На фото сервировка, блеск и звезды,
Ведь угощали крымским коньяком.
Элитным «Коктебелем» и «Ай-Петри»
И винами «Массандры» знаменитой.
Не сочинил историю, поверьте,
Такое разве может быть забыто.

На посошок! И с водкой и шампанским
С закуской черной,  паюсной икры,
Чтоб репортажи по привычке дамской
Всегда легки, ликующе добры.
Зачем критиковать? Какие люди!
Столы накрыли, разносолы, блюда.
Улыбки, как на вкус деликатесы,
И девы озорные, как принцессы.

Когда желудок на халяву сытый,
Никто не будет критикой побитый.
Ни фельетонов острых, ни сатиры
Не заслужили «чистые» мундиры,
Не угрожает им укол рапиры.
Гостеприимны, льстивы и честны,
Транжирят ловко деньги из казны,

Готовы ублажить, как канарейку,
Но за свою удавятся копейку.
Спалили на застолье гроши,
В награду — репортаж хороший.
Эпитеты, метафоры, наречия
Из рога изобилия красноречия.
Не поскупились на хвалу и лесть,
Забыв о том, дороже совесть, честь.

Поэтому уже не первый год
В газетах, на ТV, везде сироп.
Беззубы, приторно слащавы,
Выходят на потеху для забавы.
Замалчивают острые проблемы,
Нейтральные мусоля часто темы.

А, если кто-то с критикою ладит,
Перо, еще совсем не заржавело.
Посетует редактор и пригладит
Памфлет, чтоб не страдало дело.
Реальный риск попасть в немилость,
Дотаций, гонораров — ни шиша
За правду неудобную, строптивость.
Так в целях экономии решат.

Для репортера, что с цепи сорвется,
Его упрямство эхом отзовется.
Забудет о фуршетах и банкетах.
Завистники охотно скажут просто:
«Мужик, мол, изработался, с приветом».
И потому, чтобы не стать банкротом,
Вальсируют в редакциях по нотам.

Слагают песни бойкому премьеру
И губернатору, и дорогому мэру,
Для этой изумительной породы
Приятны панегирики и оды.
В своей среде они без тормозов,
Лимита нет для лживых vip-персон.

От яств, напитков ломятся столы,
Когда жуют политики столпы.
Да и чины, которые помельче,
Плетут интриги на подобных «вече».
Туда для репортеров ход закрыт
Без статуса и пропуска элит.

В почете лишь лукавый летописец,
Что прославляет бюрократов в кризис..
Ох, любят, чтоб публично возвышали
На мраморном, гранитном пьедестале.
И кружевные словеса плели
С признанием величия любви.

Безграмотные «перлы» отливали
В граните, бронзе, золотом металле.
Привыкли, мол, к наградам и презентам
От ходоков простых до  президента.
Тогда не поскупятся и оценят,
Своим газетам и ТV добавят денег.

Как издавна судачили, не зря:
«Сосет двух маток хитрое теля».
Но, если кто-то станет поносить,
То сухари он обречен сушить.
За "клевету" загонят в миг на нары,
Для случаев таких в судах сценарий,

Состряпан под копирку приговор
И под фанфары загремит за вздор.
В ходу теперь типичные сюжеты:
Частушки сочиняют и куплеты,
Вельможный ублажая взор и слух.
С высот своих, быть может, изойдут.

Из кассы, хоть бы чуточку дадут.
А остальное принесет реклама.
Но вот беда — капризна эта дама
То густо, но бывает часто пусто,
Не жалует словесности искусство.
А меценатов, филантропов нет.
Одна надежда — выручит бюджет.

Точнее, те, кто у большой кормушки
В его распиле преуспели дружно.
Клянутся не хулить, а только славить,
На выборах мозги народу вправить,
Всех запугать злодеями и мором
И победить с апломбом и фурором.

Тогда изыщут, наскребут в бюджетах
Финансы на ТV и на буклеты,
Гламурные журналы и агентства,
Что почитают спонсоров усердно.
Кто музыку закажет, тот и платит?
Конечно, у кормила бюрократы.

Они распорядители казны.
Поэтому, как индюки, важны.
А журналисты пляшут и поют,
Такой для них и финиш, и дебют.
И даже бенефис — на «бис».
Одни за правду стойко бьются.
Другие с потрохами продаются.

Подобно искушению, отраве,
Все чаще применяется халява.
Она подобна сыру в мышеловке,
Когда чиновник ублажает ловко.
Так первая, вторая, третья власть
Четвертой помогают низко пасть.

«Златые горы», щедро обещая,
Подачками упорно развращают.
Не далеко ушли от падших женщин,
Что с ремеслом кормились древнейшим.

Нет ныне ни фуршетом, ни банкетов,
Редактор — главный цензор для газеты.
Ведь во главе  ее  едрос поставлен,
Чтоб партию превозносить и славить.
А критику каленым жечь железом.
Беззубые теперь ТВ и пресса.
Нет фельетонов, юмора, сатиры,
Чисты, без пятен властные мундиры.
Грудь в орденах — иконостас!
Такие кадры обожает власть.

На посулы, коллеги, не колитесь,
Ведь правда, честь и истина дороже.
Лишь к совершенству стремитесь
И пусть Господь нам победить поможет.
Чтобы на правду стало твердым право,
Долой — презенты и халяву!
Чтоб не было обидно за державу.
Полезно помнить на своем веку:
Перо подобно острому штыку.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Сатирические стихи
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 15.03.2020 в 09:56
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1