Случайная встреча


                                                                            Случайная встреча
     Автобус мчался в плотном потоке машин по залитому солнцем шоссе. Навстречу неслись гружёные фуры, юркие Жигули и Москвичи, приземистые Волги. Москва осталась позади и за окном проплывали посёлки, перелески, одиноко стоящие деревья. На дворе был 1985 год. Год, когда страна ещё не успела погрузиться в пучину перестроечного хаоса. Ещё сохранялось ощущение стабильности и уверенности в то, что так будет всегда. Наташа смотрела в окно на эту постоянно меняющуюся ландшафтную картину, но мысли её были далеко отсюда. Ей не давала покоя обида, которая удушливой волной заполнила все её мысли. Обида была на человека, которого она бесконечно любила и который, как ей теперь казалось, беззастенчиво предал и обманул её. Даже не предал, а с самого начала лишь потешался над ней, говоря горячие слова признания ей в любви. Наташа теперь не сомневалась в том, что те романтические встречи, тот утончённый всплеск чувств с его стороны, оказался на деле лишь притворством для того, чтобы получить от неё то, ради чего и устраивается подобная «охота» на легковерных простушек, к которым теперь она причислила и себя. Весь трагизм заключался в том, что его обман, который она восприняла за чувственный порыв, вызвал в её душе всепоглощающее ответное чувство любви, захватившее Наташу всю без остатка. Она была готова ради этой любви на любую жертву, вплоть до самоотречения. Так мотылёк, завороженный танцем огня от зажжённой свечи, летит на этот свет и погибает, опаляя свои крылья. Вот и она такой же мотылёк, подумалось теперь Наташе, подавленной мрачными мыслями под монотонное покачивание автобуса…
С Сергеем она познакомилась около двух месяцев назад, ещё тогда, когда по служебным делам она находилась в командировке в небольшом городке, находящемся недалеко от Москвы. Сама она всю свою сознательную жизнь прожила в столице, и вначале ей было скучно и одиноко в этом, как ей представлялось, Богом забытом месте. Однако одна сослуживица, примерно её ровесница, работавшая в том же отделе, который приехала инспектировать Наташа, оказалась на редкость дружелюбной, и они быстро нашли общий язык. Собственно со стороны Наташи это была не инспекторская проверка, а взаимопомощь по налаживанию нового оборудования. Девушку, с которой сдружилась Наташа, звали Людмилой. После работы они забегали то в кафе-мороженое, то проводили время, неспешно прогуливаясь по центру города. И всё-таки Наташа продолжала скучать по дому, по оставленным друзьям, по шуму Московских улиц, по привычному образу жизни. Продолжительность её командировки предусматривалась не менее месяца. И хотя бытовые условия во время пребывания здесь были относительно комфортные – ей предоставили отдельную комнату в общежитии для командировочных, Наташа считала дни до возвращения домой. Однажды Люся познакомила Наташу со своим давним знакомым, которого они случайно встретили во время очередной прогулки по городу. Его звали Сергей. За время недолгого разговора на улице между Наташей и Сергеем возникла симпатия, и на следующий день после работы он ждал её возле проходной. Молодые люди начали встречаться. Наташа всё чаще и чаще стала думать о своём новом знакомом. Она была не замужем, и в Москве у неё никого из парней не было. Да и Сергей с его слов так же был свободен. Их дружба вскоре переросла в пылкую влюблённость. Теперь Наташа всё с большим нетерпением дожидалась конца рабочего дня с тем, чтобы скорее отправиться к месту встречи с Сергеем. Теперь с Люсей она проводила время всё меньше и меньше. Однако они продолжали общаться на работе, делясь взаимными секретами. Однажды она рассказала своей подруге об их с Сергеем романе. Наташе показалось, что Люсе эта новость пришлась не по нраву, хотя внешне та старалась не подавать виду. Тем не менее, едва заметная тень наметилась в их с Люсей отношениях. Но Наташа, поглощённая своими чувствами к Сергею, не придала этому особого значения. Влюблённые всегда эгоистичны и много не замечают вокруг себя. Ей казалось, что и Сергей искренно и нераздельно любит Наташу. Однажды гуляя допоздна по городу, они словно случайно забрели в тот район, где жил Сергей. Он предложил Наташе показать свое жилище, как он его называл, где они жили вдвоём с матерью. Его отец уже много лет, как умер. Мать Сергея была врачом. «Сегодня она на ночном дежурстве, - пояснил Сергей». Наташа испытывала чувство неловкости от мысли, что ей впервые в жизни парень предлагал остаться с ним наедине. Но она без колебаний согласилась зайти к ним домой, потому, что она полностью доверяла Сергею и в то же время она уже была готова на переход к новым с ним отношениям – таким, какие бывают только у очень близких людей. Так она впервые оказалась у Сергея дома. Наташа с замиранием сердца переступила порог их квартиры. Всё дышало уютом и налаженным бытом, хотя и обстановка в их двухкомнатной квартире была достаточно простой. Никаких излишеств. Зато комнаты были изолированные и просторные. Кухня тоже была большой. Такую планировку домов и сами дома в семидесятых годах начали называть «Сталинками» потому, что строили их во времена Сталина. Обстановка в квартире состояла из мебели, модной в конце пятидесятых. В одной из комнат стоял старомодный буфет, по центру располагался такой же стол. Но весь этот бесхитростный интерьер создавал неповторимый колорит. Каждая вещь находилась на своём месте, и, несомненно, была очень дорога обитателям не только в материальном плане, но более, как память о счастливых днях, маленьких семейных событиях и эпизодах. Сергей, на правах хозяина, предложил Наташе устроить чаепитие. Пока он доставал из холодильника нехитрую снедь, пока Наташа ставила на плиту чайник, споласкивала чашки, она немного раскрепостилась, и её перестало одолевать смущение. Сергея она уже не стеснялась. Хотя если признаться, то обоим было немного не по себе. Ведь они впервые оказались наедине. Но за время чаепития и эта неловкость вскоре улетучилась. Им было хорошо вдвоём. Ощущение того, что любимый человек рядом создавало неповторимое родство душ, чувственное погружение друг в друга. Наташе не хотелось расставаться с Сергеем, но было уже поздно, и она понимала, что пора уходить. Стрелки часов приближались к двенадцати часам. Ночь полноправно вступала в свои права. За окном в бликах одиноко горящего фонаря проступала непроглядная темень. Сергей нерешительно предложил Наташе остаться. И она осталась. Осталась, полностью отдавая себе отчёт в том, что это означает для обоих. Они долго сидели на диване, тесно прижимаясь один к другому. Сергей показывал Наташе семейный альбом с фотографиями. Их головы всё более и более сближались и в какое-то мгновение, глядя друг другу в глаза, их губы слились в страстном и долгом поцелуе. Свершилось то, что и должно было произойти. Рана утром Наташа, наскоро позавтракав вместе с Сергеем бутербродами, бесконечно счастливая, выпорхнула из подъезда Серёжиного дома. Кажется, её никто не заметил из соседей. Впрочем, ей было всё равно. Своим светлым чувством, своей радостью, ей хотелось поделиться со всем миром, и с деревьями, стоящими вдоль тротуара, и с птицами, проснувшимися вместе с ней в такую рань, и с первыми робкими лучами ласкового солнца, нежно касающимися её разгорячённой щёки. Ей предстояло до начала рабочего дня ещё забежать в свою комнату, чтобы переодеться. В отделе Люсе она, конечно же, ничего не сказала. Хотя по её сияющему выражению лица, та вероятно обо всём догадалась. Прошло ещё несколько дней. Между тем её командировка стремительно приближалась к завершению, и менее чем через неделю она должна была возвращаться в Москву. Мысли о предстоящей разлуке вызвали чувство смятения в душах Наташи и Сергея. И хотя они могли видеться только по вечерам, где-нибудь на улице, всё свободное время они старались быть вместе. Все их помыслы касались лишь одного: что их разлука будет недолгой. Наташа не сомневалась в серьёзности намерения Сергея соединить их судьбы. Они даже распланировали, где они будут жить после свадьбы. Наташа согласилась с доводами Сергея о том, что будет лучше, если они будут жить у Сергея. Пусть и не Москва, но зато двухкомнатная квартира. Сергей не сомневался в том, что Наташа поладит со своей будущей свекровью. И хотя Наташа тоже жила «в двушке», но там было тесно: кроме неё в квартире ещё проживали её родители и старшая сестра. Молодым в такой тесноте будет совсем неуютно. Наташе теперь было всё равно где жить, лишь бы быть рядом с любимым. Ради этого она была готова терпеть любые трудности. Между тем оставшаяся неделя промелькнула стремительно быстро. Так бывает всегда, когда человеку хочется задержать счастливые мгновения - то время проходит незаметно. Настал час расставания. Влюблённые договорились, что будут регулярно переписываться, а всего через неделю, или, в крайнем случае, две, Сергей обещал приехать к Наташе с тем, чтобы она познакомила его со своими родителями, и он сделал бы официальное предложение о помолвке. К сожалению, домашнего телефона не было ни у Наташи, ни у Сергея. Но это их не пугало: писать письма друг другу они будут ежедневно. Последнюю неделю перед отъездом Сергей всё порывался познакомить Наташу со своей мамой. Но она, смущаясь, всё откладывала визит. В конечном итоге встреча эта так и не состоялась: «Ничего, ещё успеется, - отшучивалась Наташа». И только одно неприятно кольнуло сердце Наташи. В последний день её командировки, расставаясь с полюбившимся ей коллективом, Люся, как бы невзначай, заметила о том, что Наташе не стоит делать долгосрочных планов в отношении Сергея. Она заявила, что он «бабник» и абсолютно ненадёжный человек. Конечно же, Наташа ей не поверила, но неприятный след от этого разговора всё равно остался и вызвал в душе девушки неприятное чувство сомнения. И, тем не менее, слова Люси не могли поколебать веру в искренность чувств Сергея. В Москву она вернулась окрылённая счастьем ожидания скорой встречи со своим возлюбленным. Родители сразу же заметили перемену, произошедшую с их дочерью, и после недолгих расспросов и намёков выведали у Наташи причину этих перемен. Как и должно было быть, они оказались
искренно рады тому, что Наташа влюблена и, казалось поверили в то, что у претендента на руку и сердце их дочери самые серьёзные намерения. Тем не менее, не обошлось без «охов» и «вздохов», ведь родители всегда беспокоятся, желая счастья для своего «чада» и всегда сомневаются в правильности выбора. Словом для Наташи всё складывалось как нельзя лучше. Вскоре она получила первое письмо от Сергея, в котором между строк легко угадывалась и грусть расставания, и надежда на скорую встречу. Последующие письма так же были исполнены нежными чувствами к Наташе. Но в одном из писем, не смотря на весь оптимизм, чувствовалась некоторая напряжённость, как будто Серёжа сомневался в силе любви Наташи к нему. Но возможно это ей только показалось. Конечно же, письма Наташи были пронизаны переполнявшими её чувствами. Наконец, однажды она получила письмо, в котором Сергей обговаривал точную дату и время своего приезда к ней. В письме указывалось и номер автобуса, и время его прибытия на московский автовокзал. Это была суббота. Городок, в котором жил Сергей располагался всего в сотню километров от Москвы. Поэтому приехав утренним рейсом, Сергей намеревался вернуться домой с вечерним автобусом. Таким образом, писал Сергей, впереди у них будет целый день, с тем, чтобы провести его вместе и главное, успеть встретиться с родителями Наташи. В назначенный день Наташа приехала на автовокзал намного раньше прибытия автобуса, настолько не терпелось ей вновь увидеть Сергея. Погода была пасмурной, временами начинал накрапывать мелкий нудный дождь. Но на душе у Наташи было светло и радостно от предвкушения предстоящей встречи. Наконец из-за угла показался нужный ей автобус, номер маршрута она бы не спутала ни с каким другим. Наташа, до этого стоявшая в сторонке, невольно подалась вперёд, надеясь вскоре увидеть своего Серёжу. Но пассажиры с озабоченными лицами всё выходили и выходили из передней двери, а Сергея всё не было. Наконец последний пассажир покинул салон автобуса. Сергей не приехал. Надеясь на чудо, Наташа даже заглянула внутрь автобуса, но чуда не произошло. В отчаянии она хотела спросить водителя, который после долгой и напряжённой дороги теперь не торопливо закуривал. Но что бы он мог ей сказать? Чем бы смог ей помочь? Раздосадованная Наташа побрела прочь по мокрому асфальту, по всё ещё пустынным ввиду выходного дня улицам. По её щекам текли слёзы. Получалось так, что Люся была права? Сергей обманул её, она была не первой и не единственной его подругой. Вернее сказать она была одной из многих случайных. Неужели так могло быть? - задавала себе вопрос Наташа и не находила ответа. Как он мог! Притворство, достойное именитого артиста. Сергей оказался лишь игроком в этой безумной интриге. Она ещё раз вспоминала встречи с Сергеем. Вот он сделал Наташе первый комплемент и тут же покраснел как мальчишка. Смущаясь, дарил ей цветы. Путаясь в словах и робея, произносил те слова, которые произносятся только раз в жизни. Наконец тайна их единственной, неповторимой ночи. Его полный нежности и восторженный взгляд, когда он понял, что он, Сергей, первый её мужчина. Так неужели это всё было только игрой и обманом?! Нет, что-то здесь не так. Возможно, появилась какая-то причина, помешавшая Сергею приехать? Но что? Срочная работа? Внезапная болезнь его матери? Но почему же тогда он не сообщил ей об этом телеграммой? Когда Наташа добрела, наконец до своего дома, то по её потемневшему лицу, опустошённому взгляду, родители сразу же обо всём догадались. Они не пытались утешать дочь, но искренне ей сочувствовали. И всё-таки, не смотря ни на что, Наташа в глубине души продолжала надеяться на то, что вот сейчас раздастся звонок в дверь и на пороге появится Сергей. Ведь он знает её адрес. Этот и следующий день прошли в томительном ожидании и угасающей надежде. Всю ночь с субботы на воскресенье Наташа так и не сомкнула глаз. В ночь на понедельник забылась тяжёлым беспокойным сном. Наутро она выглядела подурневшей и осунувшейся, но она с облегчением восприняла приход рабочей недели. На работе она хотя бы сможет отвлечься от горьких мыслей. Видя её потухший взгляд, полный отчаяния, сослуживцы, зная её историю, уговорили Наташу позвонить на предприятие, где проходила её командировка. Благо, что можно было воспользоваться служебным междугородним телефоном. На том конце провода её, конечно же, сразу узнали, и вскоре трубку взяла Люся. На робкий вопрос Наташи о Сергее, Люся сразу же перехватила инициативу разговора: «А я тебе ещё тогда сказала, что Серёжа твой бабник, каких свет не видывал. А ты мне тогда не верила. Я его, между прочим, буквально на днях видела на улице, как он идёт под руку с новой своей пассией!» Люся ещё что-то говорила, но Наташа её больше не слушала. Она ещё некоторое время бессмысленно держала телефонную трубку в руке, отрешённо смотрела на неё, а затем, точно живое существо, осторожно положила на место. Всё кончено. Последние сомнения рассеялись, а вместе с ними вера в порядочность Сергея. Их место заняла холодная всепоглощающая опустошённость, которая словно сквозняком выстудила душу Наташи. Она никого не хотела видеть. И только работа на какое-то время отвлекала от грустных мыслей. Так прошла неделя. За это время у Наташи созрела идея, переросшая затем в решимость вновь повстречаться с Сергеем, с тем, чтобы глядя ему в глаза, высказать всю свою обиду, и выразить презрение к нему. Ничего, она прекрасно проживёт и без любви, в которую она теперь в принципе не верила. Ведь Сергей не только обманул её, но убил в ней веру во всё хорошее и светлое, в чистоту помыслов и чувств, смешал с грязью всё то, что доселе Наташа считала непогрешимым. Впрочем, если быть до конца честной к себе, Наташе, не смотря ни на что, безудержно хотелось ещё хоть раз увидеть Сергея, услышать его голос, увидеть блеск его глаз. И это была ещё одна, возможно самая веская причина для того, чтобы отправиться в город, где жил Сергей. В ближайшую субботу, заранее купив билет на автобус, то упорствуя, то сомневаясь в правильности своего решения, Наташа ехала по так хорошо знакомому ей маршруту. За окном, как уже было сказано в начале повествования, мелькали посёлки, входящие в пригород Москвы. А автобус нёсся вперёд, глотая километры с тем, чтобы Наташа ещё раз могла пережить всю горечь своего разочарования в людях. Вскоре она вышла из автобуса и пошла по привокзальной площади городка, ставшего ей на какой-то миг родным. Но теперь она больше никого не хотела здесь видеть, включая Сергея. Её решимость всё более улетучивалась по мере приближения к дому Сергея. Ей уже не хотелось ни обличать, ни упрекать его. Зачем она приехала? Надо поскорее развернуться и уйти! Она в нерешительности стояла возле подъезда, где жил Сергей, и не решалась ни войти в подъезд, ни повернуться назад. Так она простояла около десяти минут. Впрочем, она не знала точно, ей казалось, что время для неё остановилось. В этот момент она увидела женщину лет пятидесяти, которая подходила к подъезду дома. По осунувшемуся лицу, сгорбленной фигуре, легко можно было догадаться, что эту женщину постигло какое-то большое горе. Наташа невольно стала вглядываться в лицо этой женщины, что-то неуловимо знакомое показалось ей в этих чертах. Под этим взглядом женщина, до этого погружённая в свои мысли, на миг оживилась и тоже посмотрела на Наташу. Взгляды их встретились. Женщина остановилась, как будто пытаясь что-то вспомнить и после минутного замешательства, подошла к Наташе.
- Здравствуйте, - всё более пристально разглядывая Наташу, заговорила она. - Если, что простите меня за бестактность, но не Вы ли та Наташа, о которой говорил мой сын?
- Да, - в ответ произнесла девушка, - по всей видимости, Вы мама Сергея?
В ответ женщина медленно произнесла:
- Да, Вы именно такая, какой я Вас себе и представляла. Вашу фотографию я видела у Серёжи на столе. Серёжа много о Вас говорил, - на глазах женщины навернулись слёзы, – он так и не успел познакомить нас. Пойдёмте в дом, - пригласила она гостью, жестом показывая на входную дверь.
- Что-то случилось? - с тревогой спросила Наташа, начиная догадываться в том, что в их семье произошло какое-то горе. Пока они поднимались на их второй этаж, женщина не проронила ни слова. Было видно, как нелегко ей даётся каждый шаг. Наташе неловко было о чём-либо расспрашивать её в этот момент. Наконец женщина открыла дверь квартиры и пропустила вперёд Наташу. Женщина тяжело вздохнула и произнесла:
- Пройдёмте в комнату, присаживайтесь, пожалуйста, и указала на стул стоящий возле стола.
Женщина села напротив. Вновь воцарилась тишина. Наконец, видимо собираясь с мыслями, она вновь заговорила:
- Нет больше нашего Серёжи, - и на её глазах вновь показались слёзы.
Наташа вся сжалась, как будто бы защищаясь от невидимого удара.
- Что-же случилось? Я ведь ничего не знаю, - прошептала Наташа, сердцем почувствовав, что слово «Нет» в данном случае тождественно слову «Умер». Так оно и оказалось. Немного успокоившись, мать Сергея поведала Наташе историю, повергшую её в отчаяние. Оказалось, что Сергей трагически погиб около десяти дней назад. В следующий вторник будет девять дней, как его нет. Всё произошло до нелепости случайно. В пятницу, по пути с работы на пешеходном переходе его сбил пьяный лихач, мчавшийся на своих «Жигулях» на красный свет. Свидетели говорят, что Сергей сумел бы отбежать, но впереди него шёл мальчуган и Серёжа успел оттолкнуть его на безопасное расстояние, а сам оказался под колёсами автомобиля. Он был ещё жив, когда приехала скорая помощь. Его успели довезти до больницы, сделали ему операцию, но всё оказалось тщетно. Он жил ещё двое суток и был в сознании. Всё это время мать была рядом с ним. Рассказывая это, мама Сергея вновь переживала в своём сознании события тех дней:
- Он всё переживал, что ему теперь не суждено попасть в Москву. Всё сокрушался о том, что Вы будете беспокоиться и напрасно ждать. Ведь у него на руках был билет на автобус. На следующий день после трагедии, в субботу, он с Вами должен был встретиться в Москве. Он очень горевал о том, что ему больше не суждено увидеть Вас. По-видимому, он вас очень любил. Он понимал, что часы его сочтены. Да я и сама знала об этом, хотя и надеялась до последнего. Да и доктора не делали обнадёживающих прогнозов.
Слушая слова убитой горем матери, Наташа со всей отчётливостью поняла, как дорога была она Сергею, если даже перед лицом смерти он продолжал думать о ней. Слёзы текли по её щекам, когда она слушала рассказ матери. Да и самой матери было нелегко вспоминать о последних часах жизни сына. И всё-таки она крепилась.
- Давайте попьём чая, помянем Серёжу, - в конце повествования вздохнула она.
- Странно, - произнесла Наташа, - но одна девушка, собственно она нас Серёжей и познакомила, её зовут Люся, но она мне ничего о трагедии не сказала, когда я звонила по телефону.
- Ох уж эта Люся, - горестно произнесла Ольга Павловна, - странная она, и на мой взгляд, очень непорядочная. Она ведь до этого в течение многих лет строила планы на моего сына. Когда-то они вместе учились в одном классе и даже дружили. Но потом расстались. Что-то Серёжу в ней настораживало, двуличность, что ли? Но Люся по-прежнему хотела, чтобы они были вместе. Может быть, она его и любила, но странная это была любовь, если постоянно она Серёже строила козни и распространяла о нём сплетни. Вот по непонятным, каким-то своим причинам она познакомила Вас с Серёжей. Возможно, она хотела, чтобы вы полюбили друг друга, а затем рассорить вас, чтобы обоим больнее сделать. Она ведь тут после похорон Серёжи, вот за этим же столом сидела, и всё это мне рассказывала. Должно быть, совесть свою очистить хотела. Только ведь, если человек подлость сделал, разве можно это простить. Но я её простила. Пусть её теперь Господь Бог судит, – Ольга Павловна вновь промокнула платком набежавшие слёзы. - Бог ей судья, - вновь повторила она, всё ж на похоронах я видела, как она по-настоящему грустила.
Они долго ещё сидели за столом. Наташа рассказала Ольге Павловне о себе.
- Хорошая ты, Наташа, - на прощание сказала Ольга Павловна, - Серёжа ведь о тебе много рассказывал. Не суждено, видно, было быть вам вместе. Но мне легче оттого, что Серёжа полюбил такую славную девушку, как ты. Может быть, на том свете ему будет от этого легче. Ты пиши иногда, а лучше приезжай, ведь у меня теперь никого нет, кроме тебя и ты мне теперь как дочь.
Обнявшись на прощание, Наташа вышла на улицу. Светило солнце. Вокруг неторопливо текла привычная жизнь провинциального городка. Навстречу ей попадались редкие прохожие, шурша шинами, проезжали автомобили, а у Наташи было двоякое чувство: с одной стороны она ощущала непоправимую потерю, утрату бесконечно любимого и дорогого ей человека, с кем она не могла и не хотела расставаться. С другой стороны она чувствовала большое облегчение от осознания того, что любимый не предал её, как пытались её в этом убедить. Он остался верен её до конца своих дней. Она не могла загадывать заранее и тем более, строить какие либо далеко идущие планы. Но она знала только одно: ей посчастливилось пережить настоящее чувство большой любви, и это чувство она пронесёт через всю свою жизнь. Если судьбе будет угодно, и когда-нибудь она встретит на своём жизненном пути другого человека, и полюбит его, и у неё родится сын, то она обязательно назовёт его Сергеем.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 15.03.2020 в 08:30
© Copyright: Владимир Карабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1