Взыскание погибших


Происходило это, скорее всего, осенью 1967 года. Мне было 15 лет, а маме – 35. Мы от высотки МИДа у Смоленской через подземный переход пробрались на другую сторону Садового кольца, где находился тогда небольшой пустынный сквер. Там мы ждали, когда подойдет троллейбус «Б». Моросил дождь, окружающее пространство выглядело выцветшим и скучным, отчего на сердце становилось тревожно.

Мама заплакала, вытирая носовым платком растекавшуюся по щекам тушь с ресниц.

Полчаса назад мы покинули Первую поликлинику Четвертого главного управления Минздрава СССР, расположенную в старом московском районе Сивцев Вражек. Я проходил очередную ежегодную диспансеризацию, обязательную для детей партийных работников. Мама посетила врача по фамилии Дербандикер, которая по результатам проведенных накануне тщательных исследований поставила ей неутешительный диагноз и не стала скрывать или смягчать его – рак в неоперабельной стадии.

Мы проехали три остановки до метро «Парк культуры», миновали спецшколу номер 23, куда я был направлен по распределению ровно через семь лет, прошли мимо церкви Николая Чудотворца в Хамовниках, свернули на улицу Льва Толстого, а оттуда – в элитный Несвижский переулок. Здесь в крайнем четвертом совминовском доме на одиннадцатом этаже мы совсем недавно получили уютную трехкомнатную квартиру. Из ее окон в первый год или два были видны кремлевские башни, потом другие новые здания заслонили их.

В просторной кухне, где у нас стоял экспериментальный телевизор с огромным экраном, мы наскоро попили чаю, после чего мама собралась и уехала по скорбным делам. Я же в гостиной с двустворчатыми дверями улегся на зеленый диван и принялся читать брошюру, в которой популярно излагались взгляды Альберта Эйнштейна, она называлась «Теория относительности для миллионов».

Эта книжица в мягкой обложке уносила меня из повседневного трагического мира, жаждущего лишь успеха, денег и удовольствий, в расширяющееся пространство таинственной вселенной. В ней можно было путешествовать не только по далеким галактикам, но и по времени. В отдельной главке рассказывалось об эффекте близнецов. Один оставался на Земле, а другой улетал в космос на ракете с околосветовой скоростью. Когда он возвращался через десять лет, то встречал брата глубоким стариком. Время на космическом корабле и на планете длилось по-разному, утверждалось в данном мысленном эксперименте. Более того, речь шла о том, что при сверхсветовых скоростях, если бы они существовали (ученые эту возможность отрицают), время повернуло бы вспять…

Мама отправилась на трамвае к знакомой старушке – хирургу с дореволюционным стажем. Она жила в начале Малой Пироговки в доме за физическим факультетом Педагогического института. (Всё это ныне – «золотая миля», и слава Богу, что нас там больше нет). Гита Хаимовна была членом РСДРП (б) с 1907 года (вступила в партию в 17 лет) и считалась старым большевиком. Муж ее, скончавшийся лет пять назад, Константин Степанович Якимов, был дворянином, что позволило ей получить высшее медицинское образование еще в Царской России.

Услышав мамину историю, Гита оживилась:

– Маша, посмотри на себя в зеркало. Ну, какой у тебя рак? Я видела сотни смертельно больных, у них канцер был на лице написан. Скажи этой Дербандикер, чтобы сделали тебе повторные анализы.

Как она была права! Рака не оказалось. Но жизнь мамы продлилась не очень долго…

Я вскоре забыл об этой истории (своих хватало), покинул навсегда Несвижский, прозябал годы в суете, боролся с ней в свободные минуты при помощи изучения философии и религии. Могу сказать, что последователи Иммануила Канта (1724 – 1804), наиболее крупного до сего дня философа, уверены, что окружающее нас пространство есть во многом плод нашего воображения, нашего восприятия, каковое сильно отличается, например, от восприятия кошки или комара. Большинство сторонников кантианства верят в то, что человек бессмертен и время присуще исключительно его личному «я», что аксиомы и догматы устанавливает не Господь Бог, а мы сами.

Встречаются люди, которые полагают, что время способно двигаться не только вперед, но и в противоположную сторону. Если так, то нас должно тревожить не будущее, а прошлое. Оно тянется за нами, чаще всего, если пораскинуть мозгами, настоящим адом, даже если мы никого не убили и не ограбили, а просто делали глупости и ошибки в поисках успеха, денег и удовольствий. Не надо попадать обратно туда!

Однако такое не исключено, когда мы расстанемся с теперешним телом и жарить на дьявольских сковородах станет нечего, но душа, память, подсознание сохранятся, не подвергнувшись тлению. И они со сверхсветовой скоростью устремятся в прошедшее, чтобы мы помучились и преодолели греховность свою. Затем очищенными от зла предстали перед Страшным судом и обрели новую землю и новое небо.

Вспомните слова Христа: «Я пришел взыскать и спасти погибшее».

14.03.2020



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 14.03.2020 в 15:29
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1