АЙДАТЕ...


"Бабуленька, ну расскажи о двадцатом веке. Ведь ты же его ровесница и он прошел перед твоими глазами".
Часто с такими словами я обращался к бабушке моей, незабвенной Олимпиаде Карповне. Родилась она в 1908 году. Вспоминая, рассказывала и о событиях 1917 года, и о репрессиях 30-х годов, и о войне с гитлеровцами, и о многом, многом другом. Ей было, что рассказать...Ибо, она являлась свидетелем нелегкой жизни полного драматизма двадцатого века. А мне запомнить и кое-что записать.

1
События этого рассказа имели место быть. Они коснулись не только семьи моих предков. Но и тысяч...миллионов соотечественников. Самое печальное и ужасное, что они творились теми людьми, котрые жили рядом. Чаще,по- соседству и по-принципу: " Умри сегодня... Завтра это произойдёт со мной". И барабанная дробь стукачества, доносов, стала делать своё " правое " дело. Была уничтожена опора и гордость России...Тридцатые годы... Кавказ.
Резкий стук в ворота разбудил тишину, мирно покоившуюся на нехитрой утвари двора и дома. Стук становился всё напористей и громче. Домочадцы в это время сидели за столом, ужинали. Тихий, размеренный разговор взрослых часто прерывался задорным смехом и "щебетанием" детишек. Со старого потёртого киота , расположенного в углу, строго взирал на семейную идиллию НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ, одобряя и защищая семейный очаг.
Это мои предки. Прадед, Корней Тихонович. Его жена, Софья Николаевна. Софушка, как любовно звал её муж. Бабушка с мужем, молодая семья. Их дети, Васятка и Клавочка соответственно пяти и трёх лет.
Стук не прекращался и всё усиливался. Хозяин встал и вышел во двор. Тайная тревога перехватила дыхание Софушки. Она кинулась за ним. За столом воцарилось тягостное молчание.
Во двор, ругаясь, ворвались трое. По одежде и манере поведения, они были сразу узнаваемы. Одеты в кожанки. На головах, будённовки. И, напористо, нахрапом двинулись в дом. Вошли... Вытащили какую- то бумагу. Зачитали текст.
Десять лет без права переписки для прадеда и его верной Софушки...
Сборы были недолгими. Плач, крики, стоны...,крепкие прощальные объятия взрослых и детей.
Под немигающим, испытующим взглядом святого НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА.
Не уберёг... Сколько молитв Он слышал. Сколько слёз видел. Сколько свечек освещали Его Чудотворный лик...
2
Невыносимо долго тянулись дни. Забота о малышах легла на плечи бабушки и её мужа. Всё это время не прекращались попытки узнать о местонахождении их отца и матери. Носили передачки в неизвестность. Их с живостью принимали через зарешеченные окна на приёмных пунктах... На чьх- то столах они оседали.
Однако... Была надежда и теплилась едва приметным огоньком веры.
Однажды, много месяцев спустя, кто-то из власть предержащих, проговорился. Стало известно, что, загрузив в товарные вагоны сотен ни в чём не повинных людей..."врагов народа", их отправили далеко за Урал. Дорога была ужасной. Многие не смогли вынести того ада... Их снимали на станциях и хоронили в братских могилах. Часть пассажиров нашла себе " пристанище "в Свердловской области. Карпу Тихоновичу и его Соофушке, как и остальным, оставшимся в живых, суждено было встретить продолжение жизненного пути в г.Тулун Иркутской области..
3
Живы... Слава Богу... Живы! Были известны редкие случаи, когда родственники " врагов народа" за щедрые подношения лагерному начальству, добивались свидания с родными.
Надо обязательно ехать... Через всю страну...
Собрали кое-какие сбережения. Чем- то помогли родственники... И двинулись в путь...С детьми!
Сегодня, глядя на карту, трудно представить, как они могли решиться на такой рискованный, отчаянный шаг... Но они были ведомы надеждой и верой. И это именно то, что привело моих предков в означенное слепой судьбой место...Г. Тулун, Иркутская область.
4
С большим трудом нашли комнатушку для временного проживания. Время было беспокойное и люди боялись знакомств с посторонними. А тем более сдавать жильё внаём. Но, то ли убедительными были доводы деда. То ли несчастный вид исхудавших, изнурённых детей вызвал жалость. А может быть и всё вместе, расстрогали хозяев. И они рискнули... Пока бабушка находилась дома с детьми, дедушка настойчиво ходил на поиски родственников. Эти походы продолжались не один день. Однажды он прибежал и с порога, захлёбываясь от эмоций, прокричал: НАШЁЛ! Слёзы у бабушки и дедушки безостановочно бежали во время сбивчивого рассказа. На краю городка, в лесу, расположился лагерь заключенных. Лагерь охраняли вооруженные люди. Раздавался остервенелый лай охранных собак. Нелегко было "разговорить" одного из часовых...
На следующий день, взяв деньги, дедушка направился на встречу в условное место. Охранник стоял на вахте и нервно переминался с ноги на ногу. Получив свёрток, он лихорадочно спрятал его в карман шинели. Пообещал, что свидание состоится на днях. И, чтобы без волнений. Он сам известит о дне и времени свидания.
5
Потянулись дни тягостного ожидания. Дедушка ежедневно ходил к лагерю. Но вестей не было. В один из приходов, он не увидел знакомую фигуру охранника. На его месте был другой часовой. На вопрос к нему о том, куда делся его предшественник, он пригрозил винтовкой и обложил матом. Горький ком отчаяния перехватил дыхание. Глаза, полные слёз , устремились в подёрнутое сизой дымкой небо...Как-будто там хотели найти защиту и помощь...Но она так и не пришла. Остервенелый ветер бил наотмашь в лицо и грудь. Сжимая нательный крест, произнося молитвы, дедушка кое-как добрался до убогого пристанища своей семьи. Маленькое жилище наполнилось безысходностью...Она сквозила из тёмных, поросших грибком, углов. Из разбитых и, заклеенных кое-как, стёкол... Во всём. Однако, время неумолимо рвалось вперёд. Оставшиеся скудные накопления кончались. Надо было возвращаться к своему далёкому очагу...На Кавказ.
6.
На железнодорожной станции толпилось много народа. Воздух был наполнен криками и гвалтом встречающих, желающих уехать из этого городишка.У билетных касс теснились огромные очереди. Однако, по чьему-то высокому распоряжению, билеты не продавались.Шныряли "карманники". Их можно было распознать по бегающим глазам. Были тут в большом количестве и нищие, просящие милостыню. Прохаживались с напускным видом хозяев новой жизни, патрули, с повязками на рукавах. Россия уместилась в этом маленьком пространстве. Чтобы не потеряться в этой круговерти, мои несчастные предки разместились в углу большого, прокуренного и грязного зала. Дедушка несколько раз подходил к зарешеченному окну кассы. На стекле был приклеен клочок бумаги. На котором было написано, с грубыми ошибками,для ожидающих, что неким распоряжением даётся указание запретить продажу билетов на проходящие поезда. Нечего было есть. Магазины, ларьки, буфеты не работали.Это продолжалось несколько дней. Деньги кончались. Бледные, полуголодные дети едва стояли на ногах. Их держали, в основном, на руках. Чтобы они не расстрачивали силы на лишние движения. Многие обитатели этого ада не выдерживали таких испытаний. Часто к станции подъезжали подводы, запряжённые лошадьми. Собирали трупы умерших. С ними рядом клали и тех, кто был ещё жив, но уже казался безнадёжным. Скорбный груз свозили к большой яме...братской могиле.
7.
Очередной поезд на юг подходил к станции. А билетов, нет, как нет... Вдруг, неожиданно, к моим предкам подошёл подтянутый, военной выправки, человек.Внешний вид его выдавал некую интеллигентность. На нём была кожаная куртка( кожанка). Обут был в начищенные до зеркального блеска, сапоги. "Начальник", молнией блеснула мысль. Ничего хорошего ждать от этой встречи не приходилось. Не представившись, он сказал одно слово: АЙДАТЕ и указал на выход. И повёл моих горемык по направлению к площадкам, где стояли поезда. Не было сил сопротивляться. Куда-то делись все слова... Только отдаться воле слепой судьбы.
Какая-то неведомая сила влекла за этим человеком... Пусть исполнится то, что задумано свыше. Подошли к поезду. У вагонов была давка. Стояла грозная вооружённая охрана. Крики, плач, визги , желающих уехать,оглашали густой воздух, пропитанный лучами солнца и слезами. Человек вытащил из бокового кармана корочку какого-то документа и со словами: " Эти люди со мной", подошёл к одному из вагонов.
Поезд стал медленно набирать ход. В окнах проплывали угрюмые строения, хмурые люди, деревья. И все, как- будто бы, грустили и сожалели о несбывшейся мечте...
На каждой станции и перегоне, по вагонам ходили проверяющие. Представители новой воинствующей власти. На них были длинные шинели. Головы венчали " будёновки" с яркими, красными звёздами. Их проверки были направлены на выявлении безбилетников, а также тех, кто не имел документов. Жутко было...
"Это со мной. Мои люди", как защита, как крепость, встречали слова очередные проверки.
Так продолжалось на пяти, шести перегонах между станциями. Именно это была зона усиленного контроля.
Не сказав ни слова и даже не попрощавшись, новый знакомый поднялся с места и направился по длинному коридору вагона...В вечность.
Кто же ты, ангел наш-спаситель? Быть может его направил и наставил Николай-Чудотворец? Благодаря их заботам, остались живы дедушка, бабушка и их малые детки Васятка и Клавачка. И мы: я, мой брат, дети, внуки обрели счастье быть на этой многострадальной земле.
Мы будем помнить вечно святое для нас "АЙДАТЕ", сказанное небожителем в тридцатых годах двадцатого столетия.

Ох, знобит от рассказа дотошного...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 12.03.2020 в 10:18
© Copyright: Cергей шиповской
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1