Гл. 5 И грянет буря


СУМЕРЕЧНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ    

                                                                  ГЛАВА 5

                                                                        БУРЯ

Железобетонные плиты с небольшими промежутками между собою стояли тремя длинным рядами. Пробуксовав, Гладиатор рванул, и сухая, твёрдая как камень земля густым веером крошек вылетела из-под ног, и поднялось серое облако пыли. Он стрелой мелькнул в воздухе и, под вопли трибун: "Ой! Ах! Ух ты! Ооо!..", протаранил насквозь один ряд плит, как листы картона, вынося на широкой груди обломки бетона и железа. Так он повторил ещё два раза - пробив насквозь и другие ряды.
От восторженного рёва зрителей сотряслись стены Стадиона.
Битый кирпич, обломки бетона, разорванные железные пруты вздымались высокими кучами. Плиты зияли проёмами его силуэта.
Председатель, с угодливой улыбкой, подошёл сбоку к сияющей Капсуле, осторожно постучал рукою в неё и оторопел, глянув на обернувшуюся со страшным волчьим оскалом физиономию Президента. Мелко кланяясь и гримасничая, Председатель в испуге попятился.
На поле выползли машины и убрали мусор.
Стеклянный купол бассейна плавно поднимался. Отчётливо разнёсся с поля на трибуны бойкий барабанный стук и загудели угрожающе-жутко фагот с контрабасом. Президент злобно глянул на Председателя, тот, вертя головой, удивлённо пожимал плечами, мол, я тут не при чём. Чёртова дюжина огромных рептилий, под мрачную музыку, презрительно скалясь и чётко печатая шаг, двинулась в психическую атаку на Гладиатора, выстраиваясь на ходу, по всем правилам военного искусства, клином, то есть "свиньёй". Он поджидал с невозмутимой улыбкой и несильно хлопал ладонями в такт музыки. А одна рептилия, в последнем ряду "свиньи", остановилась, развернулась - видно не выдержав, нервы сдали - и, с умным видом на роже, драпанула без оглядки обратно к водоёму, от греха подальше. Довольные трибуны грянули хохотом, и раздался свист с тысячеголосыми криками:
-Держи, хватай ловкача!
-Ха-ха-ха-ха!
-Жить-то хочет!
-На мыло дезертира, ха-ха-ха-ха!
Залетев с разбегу в спасительную воду, рептилия скорее ушла на дно и, под возмущённые вопли паскудных жаб, зарылась, довольная, в ил.
Президент подозвал Председателя и, когда тот подошёл, зарычал на него:
-Позор! Комедию устроили! Я тебя сам крокодилам скормлю.
Бледнея, Председатель лепетал:
-Я всё улажу... минутку.
Он стал названивать куда-то по телефону, стращал, требовал.
Президент клял всех и призывал небесный свод обрушиться на заклятого врага, а пресмыкающимся сулил райские кущи, если сожрут этого сквернослова и похабника.
Самый крупный крокодил, возглавляющий атаку, широко открыл пасть, что, во-первых - немаловажный факт - существенно облегчало поподание воздуха во внутренности, и, во-вторых, для того, чтобы ему одному сразу завладеть целиком добычей и, не делясь с сородичами, уволочь её в водоём, на дно и в приятном одиночестве, смакуя, сожрать.
Вот ещё несколько коротких секунд ...
-Э-эхх! - выдохнули трибуны в напряжении, а с ними и вся планета: - Э-эхх!
И откликнулось небо встревоженно:
-Э-эхх... э-эхх...
Прыгнув, Гладиатор перелетел кувыркаясь через "свинью". Особенно не церемонясь, схватил одного крокодила за хвост да другого, раскрутил их и швырнул. Остальные крокодилы, видя такое, скорее рвать когти, спасать свои шкуры. Ну конечно, кому, извините, понравится, если тебя схватят за хвост и закинут бог весть куда, и, возможно, так будешь глупо лететь, как дурак, без цели и смысла, всю жизнь.
Ох, и гонялся же Гладиатор, на потеху зрителям, за крокодилами, а у них аж пятки сверкали! Он безжалостно хватал рептилии и кидал в воду. То-то им, безобразникам, не нравилось: уж огрызались они, глазами сверкали, страшно рычали и челюстями щёлкали.
Трибуны чертыхались, выли, гудели, свистели, топали разочарованные тем, что Гладиатор так быстро расправился с крокодилами и остался не калекой, а жив-здоров, со всеми руками и ногами. Разъярённый, Президент-бог швырнул чётки на пол и давай их пурпуровыми сапожками топтать. Взмокший, буро-малиновый Председатель сыпал опять угрозы в телефон. У Президента голова вытянулась стрелой вверх, а рот съехал вниз к животу, и он акульей физиономией провизжал в форточку Председателю:
-Ты мне за всё ответишь, поганец!
Председатель спрятался за крепкий толстый бок председательши, и там, под её крылышком, в надёжном, тёплом местечке, как мышка притихнув, с завистью размышлял, что ещё пять минут назад Президент-бог был совершенным волчарой, а теперь - вылитая акула. В любого хищника ему раз плюнуть превратиться! Буквально на днях - кто бы только подумал! - у Председателя на глазах Президент, превратившись в доисторическую громилу, тираннозавра, набросился на него и чуть не сожрал. Благо, Председатель успел ускользнуть в щель двери. "А я что? - в который раз перед ним вставал вполне трагический вопрос. - В кого я могу? Так себе, в мелочь: таракана, крысу. Ну, поднатужившись, в дикого кошака".
Очень страшно Председатель завидовал Президенту-богу и был крайне возмущён, втайне от всех, деспотизмом его, который других земных богов не признавал, буйной жизни и оргий сторонился, безвылазно сидел в своём чёртовом непреступном логове.
Сам же Председатель, наоборот, любил разгульный образ жизни. Обожал он спускаться к народу, то есть к свежим женски массам и чувствовал себя среди них как рыба в воде. Войдёт он, бывало, в народную женскую массу и опытным, острым взглядом тут же оценит её прелести, ощупает и объявит свою волю: "Вот ты, да, да, тебе говорю, подойдёшь для меня, молодой свежачок-с, и я тебя употреблю. А вот ты уже далеко не свежачок-с, твой срок годности вышел, употреблять не буду, шла бы ты вон, коряга."
Президент окатил лютым взглядом круглых акульих глаз выглядывавшего опасливо из-за жены Председателя и презрительно подумал: "Как что, так сразу за бабу прятаться, ко-зёл".
Оскалившись в улыбке, Председатель просеменил к капсуле и замурлыкал:
-Как глава Правительства смею вас заверить, Президент-бог, о приоритете на суше сухопутных тварей над болотными гадами.
-Что?
-Команда царей зверей ждёт вдохновенно вашего приказа на уничтожение врага.
Президент взвился на престоле и завопил:
-Так уничтожайте же скорей! А то жду, жду и никак не могу дождаться прогресса!
-Ах, я прекрасно понимаю, что любому терпению есть предел.
-Паршивая, хитрая кошка, твоё законное место в брюхе акулы на пару с проклятым бумагомаракой. Однако с тобой, дрянь, я ещё разберусь, потом, один на один, без свидетелей.

Цари зверей лениво огрызались друг на друга. Ворота вольера открылись. Трибуны притихли. Гладиатор стоял неподвижно и будто к чему-то прислушивался.
Львы выбежали гордо из вольера: элита звериного общества, голубая, царская кровь, один только вид, одна грива чего стоит! Где свежатины добудут, обожрутся вкуснятиной, чревоугодники; где не побрезгуют и закусят в боях падшими; а где и достойного сцапают и проглотят не поморщившись. Но, в конце-то концов, большая ли разница жертве как погибать: в чёрных, гнилых ли клыках безродного оборванца или, может, всё же почётней в утончённо блистающих и благородных?
Испокон веков тактика нападения и захвата жертвы у царей всегда одна и не замысловата, впрочем, как и у любого хищника. Действует она каждый раз почти безотказно: сзади, исподтишка, вероломно напасть, завалить и сожрать. Так и здесь львы поступили не мудрствуя лукаво, сворой окружили Гладиатора и, облизываясь, не сводили кровожадных глаз с него. Одни, отвлекая его, рычали и, как мазохисты, хлестали себя хвостами, другие выжидали момент - напасть с тылу.
Двое из царей, самых импозантных, рыкнув грозно на сородичей, внезапно стремительно прыгнули. Но были мгновенно схвачены Гладиатором за космы грив и повисли в воздухе.
Кинувшуюся на него всю свору, он раскидал ногами. А тех двоих, что в руках у него яростно стали извиваться, метнул: и полетели они резво вдогонку разбегающимся. Выхватив из-за пояса ивовый жидкий прут, он по полю погнался за зверями, сердито стегая их по царским задницам. Они удирали с поджатыми хвостами, высунув по-собачьи языки, а за ними нёсся, рассекая душный воздух, тонкий посвист прута.
Разочарованные трибун, недовольные львами, опять чертыхались, выли, гудели, свистели, топали.
-Невозможно! - вопил Президент. - Такого быть не может - швырять зверей как котят! Чёрт он!
-Понятно, что дело не чисто, - усердно вторил Председатель, - он душу продал дьяволу!
-Это - чёрт, чёрт! - вопил Президент. - Не выпускать! Поймать! Арестовать! В цепи, каналью, заковать! На следующий раз акул, динозавров натравлю. А ты, дрянь мерзкая, - уставился он яростно на Председателя, - ответишь мне лично своей шкурой за провал!
У Гладиатора вдруг голова с шеей отвалилась назад и повисла на спине.
-Оооо! - прогремело изумлённое восклицание на трибунах и по всему миру у экранов. Люди, таращась, с разинутыми ртами вскакивали на ноги и тянулись вперёд.
Только один человек, на трибунах, не вскочил и ничему не удивлялся, сидел невозмутимо, слегка покачивая головой, и тихо шептал, подбадривая:
-Давай, Малышка милая, давай, милая..." - Это был гениальный Изобретатель - тот самый, что сконструировал Президенту Капсулу.
Руки Гладиатора опустились по швам, тело широко распахнулось вдоль груди на две равные части, и оттуда, из нутра его - лишь на половину занятого приборами и разноцветными проводами, - расстегнув ремни безопасности и встав с кресла, вышла, держа микрофон в ладони, миниатюрная молоденькая девушка, в жёлтой майке и голубых шортах. Два ярко-красных банта задорно торчали на голове. Она обернулась в сторону Правительственной ложи и сердито топнула.
-Не медли, Малышка, быстрее... - тихо и взволнованно шептал гениальный Изобретатель и пристукивал себя кулаком по ноге.
Президент-бог как вскочил с престола с открытым ртом и с глазами по сливе, так и обратно - при виде девушки - свалился на него. Хотел завопить благим матом, да дыханье сперло.
Возмущённый голос девушки, как колокол, зазвенел в микрофон, обращаясь к трибунам:
-Представляете, нам разрешили выпустить книгу из трёх слов. Ну что ж... - Она обернулась на правительственную ложу. - Заполучите бомбу из трёх слов, вот вам: - "Планетой правят - черти!" - И дополнила: - Вы из людей давно уже превратились в самых что ни на есть оголтелых чертей с рогами!
Президента-бога прорвало:
-Что стоите! Хватайте её, проклятые! Стреляйте!
-Маленько вам осталось, - не умолкала она, - конец ваш близок!
-Развесили уши, ироды! Взрывайте! Убейте! По полю размажьте!
Залаяли пулемёты густыми и злющими очередями. Пули с остервенелым железным стуком и визгом отскакивали от невидимой преграды, окружавшей девушку. Бабахнули свирепо гранатомёты. Но и гранаты, отскочив в сторону и мощно взорвавшись, не причинили ей ни капли вреда.
-Пора, уходить, Малышка, - тихо шептал гениальный Изобретатель, следя за секундной стрелкой своих наручных часов.
Ворочая дулами брёвнами, жуткие танки-исполины, со злобным рычанием, вползали через ворота на Стадион.
Девушка на прощание помахала зрителям рукой и вернулась на своё кресло. Тело Гладиатора захлопнулось, голова с шеей встала на место. Он ожил; разминая шею, покрутил ею, пошевелил покатыми плечами. Согнутым пальцем постучал в грудь себе, как в дверь, и спросил, наклонив голову:
-Малышка, как ты там?
-Спасибо. Замечательно, - ответила она благодушно.
-Ремни пристегнула?
-А как же!
-Тогда начнём.
Он достал из-за пазухи микрофон и торжествующе расхохотался. Голос его мощно загремел как бы с неба, обращаясь к трибунам и к всей планете:
-Друзья мои, вы в самом деле слепые или окончательно рехнулись? Разве не видите, что вами управляют черти? Тогда откройте шире глаза и приглядитесь хорошенько. Увидите рыла и рога, а вместо носа свиной пятак.
-Где, где, где, где? - заревели трибуны.
-Не будьте слепцами! - воскликнул Гладиатор.
-Да где рога с рылами? - орали одни. - Что-то не видно!
-Как не видно, - перебивали другие, - протрите глаза, слепошары! - Только что были. - И возмущались: - Как же мы раньше-то не замечали!
А за ними миллионы подхватили на трибунах:
-Точно! Где глаза наши были! Давно понятно, оё-ёй, черти нами руководят!
Стадион бушевал.
Окружив поле, осатанело рыча, жуткие танки-исполины понеслись со всех сторон на Гладиатора. В последнюю секунду, перед танками, он высоко подпрыгнул и унёсся как ракета в небо.
Правительство, Председатель и Президент-бог, в растерянности и страхе, стали визжать, выпячивать физиономии и задницы, показывая, доказывая, что всё это наглая клевета, они без рогов, без свиных пятаков и хвостов.
Но никто их уже не слушал и не верил им. Народ всей планеты единогласно решил: обломать власти рога.
И разразилась буря, беспощадная, дикая буря... не приведи господь!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 48
Опубликовано: 10.03.2020 в 12:59
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1