Вишен хоровод (сборник стихотворений)



ВИШЕН ХОРОВОД

Сборник стихотворений (электронная версия).

ББК 84(2 Рос–Рус)6
Т 51

Токарев М.В. ©
Публикуется в авторской редакции. Все права защищены. Любое использование текста без согласия правообладателя запрещено законом.

СОДЕРЖАНИЕ
1.Ключик-призрак
2.Границы
3.В подвале немоты
4.Плеск Рейна и Волги
5.Раздумья героя
6. «Я сейчас боюсь влюбиться…»
7.Мой лавр
8.Январская Венера
9.Бизнес-сумрак
10.В копоти
11.Личности
12.Недолюбы
13.На зависть Йемену
14.Ссоримся
15. «Она, конечно, знает, что красива…»
16. «Не умрёт моё сознанье…»
17.Утопия
18.Дни погожие
19. «Не дали мраморный совет…»
20. «Хочу на улице Каретной…»
21.Они не знают
22.Прощать
23.Любовь пришла
24.Восхождение
25.Шумит покой
26.В чёрном хрустале
27. «Люди желают ужасов…»
28.Слушающий певец
29.Горбун
30.Моя радость
31.Нить
32.Давняя тема
33.Впереди
34. «Мои обиженные дали…»
35.Эпохалы
36.Пафос
37.Вишен хоровод
38.Эстетика
39.Монстры
40.За маской престижа
41.Лубочно
42.Тургенев
43.Парк
44.Небо решило стать хакером
45.Чудо
46.Небесный язык
47.Снова
48.Не погибну
49.Подкова
50.Могу ценить
51.Непонимание в лицах
52.Исчезла она
53. «Я захлопнул глаза, как книгу…»

1.
КЛЮЧИК-ПРИЗРАК

Ключик золотым лишь кажется. И пусть.
Я открою им Америку и Русь.

Выпущу их граждан в мой раздольный мир,
Где они все станут добрыми, спокойными.

Ключик-призрак, вовремя ты засветил.
Я тебя, лучи твои, в кулак схватил.

И теперь тепло, тепло руке моей…
В безграничье путь открою для людей.

2.
ГРАНИЦЫ

Ах, вы – шрамы-границы!
Из-за вас стали биться,

И рычат автоматы,
Наполняя жизнь адом.

Из-за линий каких-то
Убивают и гибнут,

Проклинают и славят,
И надгробия ставят.

Как о выступ, разбиться
Может жизнь – о границу.

3.
В ПОДВАЛЕ НЕМОТЫ

О том, что я тебя люблю,
Молчу –
В подвале немоты зажёг
Свечу.

А наверху не Божий глас –
Земной:
То кто-то смело говорит
С тобой.

Он богом возомнил
Себя.
Ты в дьявольских его
Сетях.

А я – лишь мученик любви,
Я – чернь.
И в подземелии живу,
Как червь.

Но и как человек
Люблю,
И ввысь к тебе найду я
Люк.

4.
ПЛЕСКРЕЙНА И ВОЛГИ

Война – это муки и слёзы,
Но очи России не меркли,
Медали созрели, как гроздья, -
Награды героев бессмертных.

Горячие пушки замолкли,
И птицы отрадно запели,
Спокоен плеск Рейна и Волги,
И дети спят в теплых постелях.

Жизнь мирная – это заслуга
Солдат, шедших к гибели верной:
Кружила свинцовая вьюга,
А с ней – тени смерти и плена.

Несчастья народ пережил наш,
Прошёл через дым и сквозь пламя,
Большая война завершилась –
Земля дышит тихими снами.

5.
РАЗДУМЬЯ ГЕРОЯ

Борьба – удел благородных,
И пусть супротив целый свет,
Но смелость бурлит полноводно,
Сметая плотину-запрет.

Да, многое мне запрещали,
Хотели отсечь даже мысль, -
Былой несвободы не жаль мне,
Сейчас я решился на риск.

Я вызвал на бой подонков:
Давайте сразитесь со мной!
И смерть я приму спокойно,
А после взрасту травой,

Не мягкою, а колючей,
Чтоб впиться в своихврагов…
Но всё-таки было б лучше
Мне взять целый свет без боёв.

6.
* * *
Я сейчас боюсь влюбиться –
Сердце на замок закрыл.
Я свободен, словно птица,
Но, как муравей, бескрыл.

Страх быть взятым в плен стихией,
Ум сметающей, как пыль,
Нежным днём меня покинет,
Чтобы я счастливым был.

7.
МОЙ ЛАВР

Мыслю передово,
А тебе – всё равно.
Не глядишь наперёд.
Смотришь ты на мужчин,
Как на курицу – щи:
Может, кто-то в тебя попадёт.

Ты хотя и не ад,
Только сварится гад.
Всё же выйдет невкусным бульон.
Глянь, мой лавр не зачах,
Лист его будет в щах,
Ветром с ветки снесён.

8.
ЯНВАРСКАЯ ВЕНЕРА

Снега январские белы,
Как тело нежное твоё.
Твои объятия теплы,
Хоть вьюга за окном поёт.

Под этот снеговой надрыв
Венерой вышла из снегов
Ты, как античности мотив –
Цветов и мифов вешний зов.

9.
БИЗНЕС-СУМРАК

Не бизнесмен,
Не бизнес-вумен,
А бизнес-сумрак
Со взлётом цен.

Их не удержали
И не заморозили,
Теперь они жарят,
И нас им не жалко.

10.
В КОПОТИ

Вся культура мировая
Любит свежесть и свободу
И не терпит плана, вала,
Задымленья небосвода.

Может, кто-то и пытался
Воспевать заводов трубы,
Даже заслужил оваций…
Всё же в копоти жить трудно.

11.
ЛИЧНОСТИ

Из патологии в патологию
Чеканным маршем ряды идут.
Со строем у личности нет диалога,
А монолог ей сказать не дают.

Здраво немое существованье
Между соблазнами, но не в них.
Личностей - строй никакой не заманит –
Личности ходят по свету одни.

12.
НЕДОЛЮБЫ

Мы все – недолюбы –
Любить можем больше.
Сердца в недолёте,
Хоть крылья роскошны.

Дано нам от неба
Так много талантов,
Но множество это
Не взято, не взято.

Берём мы преграды –
И крепости тоже –
И копим награды –
Земное дороже.

Мы все – недолюбы
Для тех, кто к нам – с верой…
Мы краски. И глупо
Оставить жизнь серой.

13.
НА ЗАВИСТЬ ЙЕМЕНУ

У нас на улице полно воды –
На зависть Йемену.
Нещадна глубина весенних луж –
Промокнут ноги.
Ах, этой улице объединиться б с Йеменом, –
Тогда на ослике
Продукты буду я возить из магазина –
Рукам дам отдых.
И перестанут йеменцы страдать
От лютой засухи.
Но только б ослик не схватил ангину,
Бредя по лужам.

14.
ССОРИМСЯ

Ты слов не трать на объясненье
Того, что понял я давно:
Любовь не проявила гений
И не сняла про нас кино.

Она без нас по суше ходит
И плавает на кораблях,
А мы подобны непогоде
И отражаемся в дождях.

С тобою ссоримся штормяще,
Но только б не сгубить корабль
Любви не нашей – настоящей,
Которой, как своей, мне жаль.

15.
* * *
Она, конечно, знает, что красива, -
Зеркальным образом упоена,
Небесные роднятся с нею силы,
И ей покорен даже сатана.

Она главнее президентов, шейхов,
И смех её звучнее песен всех,
И пусть завистницы шершаво шепчут,
Ей улыбнется нежно лунный серп.

16.
* * *

Не умрёт моё сознанье,
Только станет чуть иным,
Тишина в любви признанье
Мне дохнёт, как сладкий дым
Ладана в священной выси –
Дым над бренною землёй.
Мысли не остановиться
Даже в вечности немой.

17.
УТОПИЯ

Где-то ласковое море,
Где-то золотистый берег,
Где-то пропадает горе,
Где-то в бесконечность верят.

Где-то оживают мифы,
Там утопия – реальность,
Там к поступкам справедливым
Тянет райская ментальность.

18.
ДНИ ПОГОЖИЕ

Всё вокруг светло и радостно:
Дни погожие добры.
Для весны, идущей с грацией, -
Травянистые ковры.

Позабыты тропы льдистые,
Тропы снежные людьми.
Звонко птицы голосистые
Призывают мир к любви.

19.
* * *
Не дали мраморный совет
Ни Микеланджело, ни Фидий.
И не каких-нибудь сто лет,
Я сто веков тебя не видел.

Никто твой образ не творил,
Боясь создать себе кумира.
Мир умер без тебя – остыл,
Любовь же – воскрешенье мира.

20.
* * *
Где меня сегодня нет?
На Большой Каретной.

В. Высоцкий.

Хочу на улице Каретной
Жить безмятежно и корректно.
Но чтоб стать жителем столичным,
Нет средств, увы, на счёте личном…

Хотя в глуши леса красивы,
Но люди скованы бессильем
Наполнить край столичным духом –
Как рощу тополиным пухом.

21.
ОНИ НЕ ЗНАЮТ

Старухи, юные красотки,
Мужчины с сильными руками…
Чего-то ищут, ждут чего-то.
Чего – они не знают сами.

И время их проходит быстро.
Вслед за цветеньем – увяданье.
И все пытаются молиться:
Кто явной жизни, а кто – тайне.

А золото пылает ярко.
Струит иллюзии реклама.
Зовут красоток в иномарки, –
Зовут старух под своды храмов.

22.
ПРОЩАТЬ

Не только добрые слова – упрёки
Ещё твои ершистые глотаю.
А хочется, чтоб ты всё время кроткой
Была… Но ты не агница святая.

Всё ж незачем вести мне счёт обидам,
Когда тебя приятнее прощать,
Чтоб вместе создавать любви обитель,
Куда не пустим бед лихую рать.

23.
ЛЮБОВЬ ПРИШЛА

Любовь попрать имеет право
Всё то, что мне святым казалось:
Покой, благополучье, славу
И торжества в огромных залах.

Не притягательна карьера.
Гиганты-идолы свалились.
Во мне сильна иная вера:
Любовь пришла, как неба милость.

24.
ВОСХОЖДЕНИЕ

Ум и душа восхождение к мудрости
Начали по крутогору земному
И не боятся в пути этом трудностей –
Так устремляются к небу святому.

Ум и душа позабыли, как ссорились:
Ум говорил, а душа напевала.
Оба притихли и слушали совести
Голос, дарующий свет и начало.

Зло и добро в человеке гостили –
В нём сорняки и пшеница росли.
Только идущий дорогу осилит.
Лишь небеса – упованье земли.

25.
ШУМИТ ПОКОЙ

Свободен я. Особенно в лесу.
Еловым там дышу очарованьем,
И пью глазами я берёз красу,
И слышу хора птичьего звучанье.

Немало троп проложено в траве –
Свобода выбора: иди какой захочешь.
Иди туда – где слышен соловей
Или глухарь – двора лесного кочет.

И шум и песни в чаще рождены,
Чтоб продолжаться в чувствах человечьих.
О том, что души могут быть сильны,
Шумит покой – наставник мудрый, вечный.

26.
В ЧЁРНОМ ХРУСТАЛЕ

Я раньше думал: ночь священна,
Смотрел на остриё свечи.
Вот пламя погасил сомненьем –
Водой, не рвущейся в ручьи.

Во тьме пустой побыть мне нужно
Напитком в чёрном хрустале.
Хлебнуть меня, - но не разрушить, -
Все травы жаждут на земле.

27.
* * *

Люди желают ужасов,
Люди спешат на триллер.
Мало им, видно, тужится.
Мало их, видно, били.

Бесится кто-то с жиру:
Хочет он садо-мазо.
Только в плену не живший
Жаждет быть крепко связан.

Как же безумны люди!
Как им мила беда,
Что и серьёзно скрутит, -
Кайф их уйдёт в бега.

28.
СЛУШАЮЩИЙ ПЕВЕЦ

Теперь я песен не пою –
Молчанью отдаюсь во власть.
И в небесах я не парю –
Не стану звёзды удивлять.

Всё больше слушаю ручья
Прохладой дышащую песнь…
Вдали раздался залп ружья –
Охотник потревожил лес.

29.
ГОРБУН

Не предел я ни чьих мечтаний –
Это чувство легло на горб.
И сокрыта от сердца тайна
За стеною из синих гор.

Там, наверное, плещет счастье –
Возле берега красоты…
Ах, прекрасен я лишь отчасти –
Если помыслы высоки.

Верю в них – что они помогут
Распрямить знак вопроса мой –
Восклицательным знаком кБогу
Я прорвусь через звёздный рой!

30.
МОЯ РАДОСТЬ

Я живу – ожидая, надеясь,
Я живу – негодуя, любя.
Ну куда же моя радость делась,
Где блуждает, хрома и слепа?

Расспросить бы её, инвалидку:
На каких уповает врачей
И каким духам шепчет молитвы,
Ну а проще, является чьей?

Покалечили радость гиганты
Мирового нещадного зла,
Ослепило чужое сиянье,
Зависть чуть не спалила дотла.

Часто радость уходит к другому
Или, множась, уходит к другим.
С новой радостью я не знакомый,
Но пою ей заранее гимн.

И пока что надежды не слепнут,
И по-прежнему сердце стучит,
Будто бодро идущей и светлой,
Всей в фате, новизны каблучки.

31.
НИТЬ

Только лишь творческим людям
Власть над сердцами дана.
Благословенной не будет
С нищей культурой страна.

Ни магазины, ни банки
Не проведут к Богу нить.
Не обрывайте таланты,
Но научитесь ценить.

32.
ДАВНЯЯ ТЕМА

Посадили в клетку птицу певчую –
Затавляют брать вороньи ноты –
Издеваются: забудь, мол, небо вечное,
Стань созвучна нашим дням коротким –

Каркающим, наглым, вороватым,
И за это крохи ты получишь…
Птице певчей этих крох не надо,
Умереть – ей показалось лучше.

33.
ВПЕРЕДИ

Счастлив ли тот, у кого впереди –
Кроме дней радужных – хмурые дни –
В пепле войны, на судебных скамьях,
Где крошит души навязчивый страх?
Можно, конечно, себя закалить –
Можно прочесть миллионы молитв.
Можешь в сраженьях остаться живым,
Можешь свободным быть…Но молодым
Будешь не вечно. Года пролетят.
Следом за старостью – рай или ад,
Как говорят нам святые отцы…
Вдруг там случится: придут снова сны,
В детстве увиденные, где все львы
Были котятами в джунглях травы,
Росшей не в Африке – в русском дворе
С белой берёзой в парадной коре.

34.
* * *

Мои обиженные дали!
Мне жаль: не мог вас одолеть.
Живу без Франций, без Италий –
И не вошёл ни в чей дворец.

Во мне хотели видеть гостя
Вы, запредельные края.
Но вами завладеть непросто –
Суворовым не стану я.

И нет полков со мною верных.
И нет коней, и нет знамён.
Я вью победы лишь из нервов
И берегу в себе самом.

35.
ЭПОХАЛЫ

Крыльями прошелестели эпохалы –
Люди, значимые для своей эпохи, -
Человечество их опытом дышало,
Их гнобило и производило в боги.

Часто эпохалы после смерти возносились,
Кто при жизни - это сыновья везенья…
А ещё в день кроткий, тёплый, золотистый
Мы героев безымянных видим тени.

Сами можем быть героями, а крылья –
Доброветрие, что мы несём друг другу,
Возносящее нас над земною пылью, -
Лишь бы справиться на высоте с испугом.

Ведь пугают нас падением и смертью.
Что ж, узнаем поподробней жизнь теней.
Чей-то камень в нас, летящих, будет метить,
Но и чей-то взгляд полюбит нас сильней.

36.
ПАФОС

Мне сказали: «Ты не Римский Папа
Изачем гласишь, впадая в пафос!

Проповедь твоя смешна, бесцельна –
Не посеешь в душах наших семя.

Наша цель – питаться и плодиться.
Ангелов не нужно:
в клетках птицы,

Говорящие и красочные, вторят
Смеху радости и плачу горя.
А тебе мы вторить не желаем.
На тебя кричим, как будто лаем,
И из жизни нашей изгоняем».
Пафос мой с обыденностью в ссоре.

37.
ВИШЕН ХОРОВОД

Не примерены беретки вишен:
Воробьёв щеголеватых нет.
Ветер сад порывисто колышет,
После растревожит целый свет.

Он пронзит простор мятежной силой,
Освежающе в умы войдёт,
В те, которые сейчас унылы, -
Заведёт в них вишен хоровод.

Будут люди смело, спело мыслить
И придумают, как в счастье жить.
Ветер потревожит снова листья
И замрёт, чтоб песню-тишь сложить.

38.
ЭСТЕТИКА

Цензура мысленная творчество смиряла,
Эстетика накатывала валом.
Фантазия пылала неуклюже
И вот погасла – вопль её задушен.
И я молчу, в себе ища огниво.
И мыслить научусь светло, красиво…
Но вижу свалку там, где пролегала пашня.
И как тут не кричать, а говоритьизящно?...

39.
МОНСТРЫ

О, эти монстры – серые зданья!
Монстры когда-нибудь станут смешными.
Время пройдёт – зданья пустятся в танец –
Танец сыпучий, прощальный, гонимый.

Долго плутали люди в колоннах.
Их заболели глаза от фасадов.
Дух этих зданий колеблем и сломлен,
И старины этой людям не надо.

Храмы взрывали и каялись после.
Каялись, видно, не так уж и жарко…
Вот небоскрёб водружён на погосте –
Будет когда-нибудь старым и жалким.

Люди не верят в тысячелетья
И видят мир через рюмки и окна.
Свет добрый в линзы эти не лезет,
Но существует он – около, около.

40.
ЗА МАСКОЙ ПРЕСТИЖА

Престиж – домработница, личный шофёр.
За маской престижа скрывается вор.
За маской престижа пустые глаза.
За маской престижа – без ягод лоза.

За маской престижа – не человек.
Пустоты не греют ни кожа, ни мех.
Пустоты зияют вместо души,
А их обладатель формально лишь жив.

41.
ЛУБОЧНО

О любви неразделённой
Много спето и стальянено.
О рябине и о клёне
Раздаются вновь страдания.

Красны девицы и молодцы
Закручинились лубочно,
Жизни личной чёрны полосы
На шкатулках – в лаке сочном.

Только сердце человека –
Это всё же не шкатулка.
Тот, кто любит безответно,
Не поёт – молчит сутуло.

Вид его не лакированный,
А порою неприглядный.
Боль любви ненарисованной
Жаждет сладости нещадно.

42.
ТУРГЕНЕВ

Тургенство – а не турагентство –
В «Дворянское гнездо» путёвку даст.
Меланхоличен стану там, не весел,
Но и большой любви познаю власть.

И мне Тургенев вещим гидом будет,
Покажет он высоты чувств и слов.
К тургенству прибегайте чаще, люди! –
И это не реклама – страстный зов!

43.
ПАРК

Дух покончил с геройством:
Силы канули в Лету.
Слишком пышная роза
Хочет сесть на диету.

Парк распят чьим-то смехом –
Звуковыми гвоздями.
И кипящее лето
Зашипело листами.

Карусели-сатурны.
Карусели-верблюды.
И с бутылками урны.
Нет природы как будто.

Слишком много веселья,
Но веселья больного.
Колесо обозренья
Прочь катиться готово.

44.
НЕБО РЕШИЛО СТАТЬ ХАКЕРОМ

Зависли дожди где-то в небе,
Зависли дожди – не идут.
Зависли дожди, как компьютеры,
Ведь небо решило стать хакером.
А вирусы – солнца лучи,
Весною бывшего юным,
Весною – очаровательного,
Теперь иссушающего,
Словно прогресс технический,
Что не щадит природу…
В странах чужих тучи дремлют –
Импортные антивирусы.
А над землёю родною
Хакер навис в рубашке
Синего цвета нещадного.

45.
ЧУДО

Реки не бывают одинаковы,
А болота разносортны более.
Поглощает зёвом жижа наглая –
В разной степени грозит неволею.

Где-то тонешь, где-то спотыкаешься,
Где-то зацепляешься за дерево,
Что не в поле вольном и размашистом –
В безобразье вязком жить затеяло,

Существует скрюченно, уродливо, -
От других коряг притом отличное.
И разнятся кочки в мутноводии.
Каждое болото – необычное.

Но преданием, как ветром, дунуло, -
Будто в хлябях этих колдовское
Нечто затаилось и задумалось,
И готовит чудо золотое.

Племена придут волшебноокие,
Речи заведут волшебногласные,
Станут осушать места болотные, -
В лучшем заживу разнообразии.

46.
НЕБЕСНЫЙ ЯЗЫК

Я многое знаю, чего большинство
Не может постичь ни умом и ни сердцем.
И все диссертации впору бы сжечь
В огне, что душою моей называется.
Земные названия – грош им цена.
Названья небесные – не умолкают:
Их – облако шепчет, и солнце кричит,
И лунные пятна с рыданием молвят.
Названья небесные слышу – лишь я
И их бы открыл только той несравненной,
Которую стану в веках воспевать.
Из этих названий я вымощу путь
К реке с кораблями, стремящейся в небо.
Названья небесны – у тех кораблей.
Высоты глядят в отраженье в воде:
Подобьем своим восхищаются - так же,
Как я восхищусь несравненною девушкой,
Которая учит небесный язык.
Её обучение не тороплю
И ей не мешаю своими надеждами.

47.
СНОВА

Налетался я вдоволь птицей,
Видел мелкие судьбы сверху.
Небо мог я крылами тискать…
Снова стать нужно человеком.

Воротиться на землю голос
Заставляет, в морях рождённый.
Не разбиться б о льдистый полюс
И не быть бы жарой сожжённым.

48.
НЕ ПОГИБНУ

Крючкотворы-писцы
Сочиняют доносы.
Ласкотворы-льстецы
Нас в обманы уносят.

Буду бдителен я
Промеж Сциллы с Харибдой
И тогда в смутных днях
Всем назло не погибну.

49.
ПОДКОВА

Выковал кузнец подкову.
Лошади в округе сдохли.
Ласточкой тогда подкова
Полетела в небеса
И повисла, зацепившись
За крючок в прихожей Бога, -
Так вот появился месяц
В небе – тёмном, словно траур
Кузнеца по лошадям.

50.
МОГУ ЦЕНИТЬ

Если ты меня не любишь,
День окрась в ночную тьму.
Миг художества наступит,
Я его в себя вдохну.

Но тебе, конечно, трудно
Верной тьме беззвёздной быть.
Только я – могу искусство
Однотонности ценить.

51.
* * *

Непонимание в лицах.
Я перед ними – дурак.
Заново что ли родиться?
Только не знаю вот – как.

В мире болотно-ленивом
Мудрость не стала умом,
Небо землёю гонимо,
Словно большим кулаком.

Всем я кажусь чужестранцем –
Люди не любят чужих.
И не могу видеть счастья
В далях туманных земных.

Снова рождаться нет смысла,
То уже буду не я.
Душу над миром возвысить
Можно, лишь мудро скорбя.

52.
ИСЧЕЗЛА ОНА

Нужно идти
За молоком,
Белым, как скатерть
Марии Венецкой,
В доме которой
Я позавчера
Был неожиданным
Гостем вечерним, -
Просто ошибся я
Домом, но всё ж
Был приглашён
Только взмахом руки.
Сразу я понял,
Что в доме её –
Страны, ещё
Не открытые мною,
А уж подавно
Колумбом и Васко
Да Гамой, которые
Мне лилипутами
Кажутся:
я
На высоте
Небывалых времён.
Но вне высот
И вне веков
Дом пребывает
Марии Венецкой…
Исчезла она
Вместе со скатертью
И вместе с домом
После того,
Как я испил
Мёда, который
Дала мне хозяйка,
Мёда, который
Пролил я на скатерть.
Ну, а теперь
Нужно идти
За молоком…
С мёдом - оно
Целебнее было бы
В пору осенних
Простуд –
кто ж меня
Им угостит? –
Рядом ведь нет
Марии Венецкой.

53.
* * *

Я захлопнул глаза, как книгу,
И познанья прервал процесс.
Сон звучит, как соната Грига,
Чистый, словно фата невест.

Вспомогателен, не первичен,
На резерв я оставлен сном.
Отменён, будто электричка,
На пути стою запасном.

Да, лежанье равно стоянью
И вращенью вокруг земли.
А цветение с увяданьем
К миру между собой пришли.

ББК 84(2Рос=Рус)6
Т51

ТОКАРЕВМаксим Владимирович

ВИШЕН ХОРОВОД
Стихотворения



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 03.03.2020 в 17:59
© Copyright: Максим Токарев
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1