Пари


П А Р И

В прокуратуру Рабинович как-то вызван.
И бровь нахмурил прокурор: ОТКУДА НЕУМЕРЕННЫЕ ТРАТЫ
ПРИ НЕБОЛЬШИХ ДОХОДАХ? ЗНАЧИТ, ВОР!
- Ой, разве можно? Если был я вором,
пусть столько раз мне заболеть чумой.
Я уголовный кодекс чту, как Тору,
- ОТКУДА ДЕНЬГИ? – Ах ты, боже мой,
Немножечко выигрываю в спорах,
Чтобы иметь какое-то меню.
-НЕ ПОНЯЛ! – Господину прокурору
Сейчас я на примере объясню.
Представьте, что мы с вами заключили
Пари, что этой ночью на заду
У вас, прошу прощенья, вскочит чирей.
- ОТКУДА? ЧТО ТЫ МЕЛЕШЬ ЕРУНДУ?
-Вот видите, уже мы с вами спорим,
И значит, можем заключить пари.
Я лично за фурункул ваш спокоен
И спорю хоть на тысячу. – НА ТРИ!
Ну, по рукам! Во сколько мне явиться
Позволите, чтобы деньги получить?
Спасибо. Буду завтра в десять-тридцать,
И, кстати, подскажу, чем полечить.
Четыре раза за ночь прокурорша
Супругу протирала водкой зад…
И утром прокурор с довольной рожей
Весь аж сиял, как лампочка в сто ватт.
-ЧТО, РАБИНОВИЧ, ПРОИГРАЛ ТРИ ТЫЩИ.
ТЫ ГОЛОВУ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ МОРОЧЬ.
ВСЁ ВРЁШЬ. НУ, ГДЕ ФУРУНКУЛ? ХОТЬ БЫ ПРЫЩИК!
И СПОРЩИК ТЫ, КАК Я- ЦАРЁВА ДОЧЬ.
- Ой, я же знаю - должен быть фурункул!
Позвольте, я найду-таки чиряк.
Я попрошу чуть-чуть пониже брюки;
Поближе к свету. Ай, да как же так!
Признаться должен, ваши ягодицы
Своею чистотой и белизной
Способны с моей совестью сравниться.
Я проиграл. Утешит лишь одно:
Вчера со мной поспорил весь наш город,
И все, конечно, проиграли мне
Пари на то, что утром зад ваш голый.
На обозренье выставлю в окне.
Наталья Спектор
Ленинград 1977,

Вальку Козлова у нас в институте знали все: от ночного сторожа спорткорпуса, которого он иногда подменял за право в одиночестве поплавать в бассейне, до председателя кассы взаимопомощи, где он еще на втором курсе умудрился выпросить 200 рублей, половину из которых в тот же день телеграфом перевел в фонд помощи воюющему Вьетнаму, а остальные пошли на выполнение плана близлежащего кафе»Гренада»
Он не был самым лучшим, но, несомненно, был самым заметным,- своего рода институтской знаменитостью
Больше всего на свете любил Валька заключать пари. Парень он был эрудированный, как в омут кидался в любой спор, и не было для него несчастья более существенного, чем проигрыш и радости большей, чем победа.

А еще у Вальки был” хвост” Мы учились уже на пятом, а «хвост» «висел» со второго. Это могло сходить с рук только ему--другого давно бы отчислили за академнеуспеваемость.
Но… ничто не вечно под луной, даже долготерпение деканата. Пришлось Вальке идти ликвидировать свой атавизм.Всякая ампутация – вещь не ахти какая приятная, но за три захода ( кому бы еще кроме Козлова выдали столько направлений на пересдачу?!) «хвост» был ликвидирован. Правда, с трудом и не по причине слабого знания предмета. Просто во время экзамена профессор поинтересовался причиной появления «хвостика» ( Bалька тогда проспал экзамен после ночного купания).
--Вы, Козлов, лентяй и бездельник, хотя голова на плечах вроде бы имеется.
Вальке послышалось сомнение в голосе экзаменатора и он инстинктивно провел рукой по своим жестким огненно-рыжим волосам.-Почему Вы не пришли сдавать с группой. Не подготовились?
-Вы же знаете, Сергей Дмитриевич, как трудно сесть утром возле общаги в трамвай, а в тот день почему-то было особенно многолюдно.Ну, я и уцепился сзади. До Кушелевки доехал, а там меня “сняли” Дело перед стипендией, штраф платить нечем, вот сержант и повез меня в отделение «для выяснения личности». Понятно, что на экзамен я уже опоздал.
Валька простодушно смотрел своими честными серыми глазами прямо в глаза профессору.
Тот взял со стола зачетку, проставил оценку ,расписался
–Ну, и молодежь! Спортсмены! Смешно даже!
Он встал из-за стола и, резко припадая на левую ногу, вышел в соседнюю комнату. Через минуту, вернувшись обратно, профессор протянул Вальке фотокарточку.
–Это ж надо! Чтобы шесть остановок не проехать на “колбасе» Стыдно-с, молодой человек!
Валька смотрел на снимок. На буфере трамвая ехали трое парней. Двое стояли, прижавшись к задней стенке вагона, а третий сидел, поджав ноги, и с независимым видом жевал бутерброд, зажав под мышкой портфель. Впечатление было такое, что сидит человек у себя дома на диване и смотрит телевизор, хотя, понятно, что никаких телевизоров тогда еще не придумали.
–Это Вы? – спросил Валька, указав на сидящего?
–А то! Конечно, я! Мы каждый день так ездили, и никогда нас не “снимали”– Он явно передразнил Вальку. Стипендию в те годы редко кому платили, вот и экономили каждую копейку
Так, Сергей Дмитриевич! Это ж когда было! Тогда еще и милиции –то было ”кот наплакал” можно было ездить спокойно. Никто тебя не тронет. А сейчас уже не те времена.
Теперь уже и трамваи стали другие, без «колбасы» Скоро, наверное, все заменят. Теперь уже Вам было бы не сфотографироваться в таком виде
.-Вы думаете? Профессор взял из Валькиных рук фотографию.
-Уверен!
В Вальке проснулся азарт - Снимут! Обязательно снимут!

Дальнейшему можно только удивляться. То ли Валькина самоуверенная манера спорить в которой сквозила абсолютная убежденность в результате и некоторое превосходство над визави, то ли стремление профессора хоть на некоторое время вернуть ушедшие годы, а может быть желание доказать самому себе, что, не весь порох сгорел в молодости, но кое-что еще в пороховницах осталось, только в тот же день в шесть вечера Сергей Дмитриевич Старовойтов, заведующий кафедрой, профессор, доктор технических наук, honoris causa десятка известнейших университетов разных стран, автор многочисленных трудов, принесших ему всемирную известность, инвалид Отечественной войны, у которого вместо левой ноги был протез, прождав с полчаса на трамвайном кольце напротив института, взгромоздился на задний буфер последнего вагона 32-го маршрута.
В это же время Валентин Николаевич Козлов «со-товарищи» сидели в такси у здания физтеха и спорили: Доедет или не доедет?
-Снимут! Обязательно снимут, таинственным голосом произнес Валька.-На Первом Муринском и снимут.
В руках у него был фотоаппарат, взятый напрокат у знакомого фотографа. Валька несколько раз добросовестно «щелкнул» стоящего на буфере Старовойтова и, когда трамвай, дождавшись зеленого, начал медленно набирать скорость, приближаясь к машине ,кивнул шоферу:-«Поехали за ним». Водителю - немолодому лысоватому мужчине с крепкими руками, густая растительность на которых с лихвой возмещала недостаток оной на голове, вся эта затея явно не нравилась. На вид солидный мужчина, инвалид, одет хорошо, в годах, а ведет себя, как мальчишка. Шофер включил указатель поворота, глянул в зеркальце и «Волга» покатилась вдогонку за уходящим трамваем.
До «циклотрона» на площади Мужества Сергей Дмитриевич доехал спокойно. Еще во времена его студенчества так окрестили круглое здание справа по ходу движения трамвая, в котором располагались бани. Необычность их состояла в том, что на втором этаже был большой бассейн, в который можно было попасть, как из мужского, так и из женского отделений, а сверху не имелось крыши, и над бассейном сияли звезды или солнце, в зависимости от времени суток. Особенно Старовойтов любил когда-то, в молодости, плавать в этом бассейне во время снегопада. Это казалось ему и Лене таким романтичным… А сейчас мешала пыль, поднимаемая трамваем и устремлявшаяся вслед за ним. Поискал глазами машину, где должен был сидеть Козлов. Ее нигде не было видно.
-Куда же они делись?- подумал профессор, но тут же сообразил, что здесь одностороннее движение и встретятся они, скорее всего, только у «интеграла».

Сколько поколений политехников, от не знающих смысла этого слова первокурсников, до убеленных сединами академиков, называют так это место. И правда, изгиб трамвайных рельсов под мостом по форме очень сильно схож с одним из основных математических символов.
Сумма бесконечно большого числа бесконечно малых слагаемых.
Слышанное где-то определение, хотя и не было математически безупречным, разбудило какие-то странные ассоциации.
-А ведь и жизнь человеческую можно можно определить точно также, В этом что-то есть, - вздохнул Сергей Дмитриевич. Разве что единство математики и жизни. Ну, да это само собой разумеется.
Его сегодняшний сумасбродный поступок, наверное, тоже бесконечно малая величина в цепи бесконечного числа событий его биографии. Старовойтов и сам вряд ли сумел бы четко объяснить побуждения, поставившие его на эту прыгающую и гремящую опору.
-Нос захотелось утереть мальчишке? Наверное, так! Но какому? Тому, что в такси ждет его неминуемой встречи с представителем милиции, или тому, безмятежно жующему свой бутерброд?
Трамвай тряхнуло. У него заболела нога. Устала! Стоять на одной было неудобно и тяжело. Вторая досталась акулам. Ее ампутировали ему в сорок четвертом в северной Атлантике. Тогда осколком наповал уложило судового врача,а вместе с ним и надежды на сохранение ноги. Корабельный кок умел готовить шурпу и даже знал рецепты сорока семи соусов к мясу, но никакого понятия об анестезии ни на поварских курсах, ни в ресторане своего родного Ташкента он не получил. Пришлось «накачивать» Старовойтова спиртом. Снова тряхнуло. Старовойтов инстинктивно схватился за крышку переходного шланга. Не хватало еще шваркнуться отсюда. Тогда понятие интеграла можно будет дополнить пределами интегрирования и он станет определенным. Только вот подинтегральная функция - его жизнь, резко устремится к нулю, а это как-то ему не улыбалось…
Сергей Дмитриевич поднял голову,стараясь покрепче держаться за шланг и увидел,что на него в окно осуждающе смотрит кондукторша.Она энергично размахивала руками что-то говорила, но за стеклом и шумом трамвая ничего не было слышно, хотя по выразительной жестикуляции и мимике нетрудно было догадаться, что она требует, чтобы он немедленно, сей момент покинул незаконно оккупированную вверенную ей территорию. Многозначительно показав ему трехкопеечную монету и ткнув пальцем куда-то в район его глаз, она возмущенно удалилась вглубь вагона. Старовойтов понял это примерно так: «Очки надел, интеллигент! А три копейки жалко!»
Похоже, он был недалек от истины.
Покачавшись из стороны в сторону под мостом, трамвай завернул направо и двинулся вдоль железнодорожной насыпи. К удивлению Старовойтова машины с Козловым не было видно.
-Он, вероятно, ждет на Лесном и уже нацелил свой аппарат на милиционера, который почти всегда стоит на этом перекрестке,- усмехнулся профессор.
И здесь он тоже был близок к действительности.
Когда «Волга» с Валькой и ребятами подъезжала к «интегралу, они видели стоявший на остановке трамвай и нескладную фигуру Старовойтова, как цапля застывшего на одной ноге. Обогнав его, они свернули на Лесной проспект. На углу Лесного и Первого Муринского, покачивая в руке черно-белый жезл, прогуливался младший лейтенант милиции. Метрах в пяти от него сверкал свеженькой желто синей окраской и хромом милицейский «Урал», в коляске которого сидел молодой блондинистый парень с повязкой дружинника.
Валька решился. Он вышел из машины и быстрым шагом направился к милиционеру
-«Товарищ младший лейтенант, извините, пожалуйста…»
Милиционер повернулся к нему, вскинул руку к козырьку фуражки и, с видимым удовольствием вслушиваясь в собственные слова, произнес
- «Младший лейтенант Андреев, инспектор Выборгской ГАИ слушает!» Он только сегодня получил из ателье офицерскую форму, и к нему еще никто не успел обратиться по званию. Честно говоря, он был только младшим инспектором, но выговаривать это было несподручно, да и несущественно ведь.
- Там трамвай идет, тридцать второй. Так на «колбасе висит мужик какой-то с деревянной ногой. Одет вроде прилично, но ведь может свалиться!- Валька увидел появившийся из-под моста трамвай.- Вот этот, товарищ милиционер.
-Разберемся! Накажем, если надо. Спасибо, товарищ…-инспектор вопросительно посмотрел на Козлова и вытащил записную книжку.
- Да я так, случайно на такси проезжал, заметил… Надо спешить, счетчик считает….
И Валька рванул к машине. Инспектор подозрительно поглядел ему вслед и на всякий случай записал в книжку номер машины-пригодится, подумал он. Трамвай в это время подошел к остановке. Из задней двери последнего, третьего вагона высунулась кондукторша с кожаной полукруглой сумкой и обоймами билетов на груди и замахала руками инспектору, подзывая его.
Андреев поправил ремень ,фуражку и направился к остановке.
Подойдя к вагону, он увидел, что, тетка обеими руками вцепилась в какого-то высокого немолодого мужчину в массивных роговых очках.
-Отпустить! Разберемся! Накажем, если надо. Спасибо, товарищ кондуктор!
-Он уже давно едет. Три копейки ему жалко, а костюм-то небось за сто двадцать купил, не поскупился! Сфотографировать его и в вагон, чтобы все видели! Возмущению кондукторши не было предела
-Почему нарушаете? Предъявите документы!
Рука младшего лейтенанта совершила положенный путь к фуражке.

Старовойтов Быстро достал из кармана и раскрыл свое удостоверение, где значилось, что он является профессором, заведующим кафедрой Ленинградского политехнического института имени Калинина.
Я, товарищ лейтенант, заканчиваю важную научную работу. Сейчас мне необходима практическая проверка своей теории и для этого я изучаю работу подвески трамвая на вибрацию в реальных условиях города В лаборатории уже все испытано, вроде все правильно,но для надежности решил еще раз, так сказать, на практике. Вы уж извините,пожалуйста! Мне бы еще остановочку, Старовойтов полез в карман и достал бумажник.-А штраф я, пожалуйста, могу уплатить. В этот момент трамвай дернулся, и Старовойтов решительно встал на буфер.
-Пожалуйста, товарищ профессор. Продолжайте работу. Штрафов не будет.
Младший лейтенант подошел к приоткрытому окошку кондукторши и строго произнес.-Не мешать! Важное дело человек делает. Ученый! И инспектор уважительно козырнул вслед уходящему трамваю.
Подъезжая к общежитию, Старовойтов наконец увидел Козлова.Тот стоял на тротуаре вблизи арки,ведущей в студгородок. Небрежным жестом отряхнув пыль с рукава, профессор с независимым видом продефилировал мимо кондукторши, разочарованно и несколько обиженно смотревшей из окна. Пропустив трамвай, и проводив глазами подпрыгивающую »колбасу», он перешел улицу и направился к медленно идущему ему навстречу Козлову, на лице которого легко читалось недоумение.
Почему милиционер не снял нарушителя?
-Ну-с, молодой подстрекатель, Вы не забыли наш уговор? - Старовойтову неожиданно стало весело.
-Что Вы, Сергей Дмитриевич! Как можно?! Карточные долги и проигрыш на пари – это дело чести. Назовите Ваш любимый ресторан. Валька гордо тряхнул своей рыжей головой.
-Вот что, Валентин Викторович, кажется. Ресторан не надо. Завтра вечером, часам к семи, приходите ко мне. Вот адрес.
Старовойтов размашисто, как мелом на доске,написал адрес и отдал Вальке бумажку.
-Но, Сергей Дмитриевич, я ведь проиграл…,
-Вот,вот. Именно! Проиграли!, Так что должны принять мои условия И не забудьте пригласить свою девушку. Обязательно! Жена будет очень рада.
Старовойтов церемонно наклонил голову и сел в подошедший автобус.
Взяв билет,он прошел вперед,поближе к кабине, достал из кармана снимок.
-Ну,что? Съел? Нечего сказать? То-то!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 03.03.2020 в 14:19







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1