Артефакт. Глава 19


Глава девятнадцатая. 1994 год. Приозерск – река Тихая.–остров Лоухисаари(Каменный)


Обещая ребятам договориться с военными о содействии в доставке их «экспедиции» к месту, где Саша обнаружил предположительно древний камень, или точнее камень с древними надписями, Броня отнюдь не была уверена в том, что это у нее получится. Но, как выяснилось, и на старости лет никуда не делись ее умение убеждать других в своей убежденности, да и просто ее личное обаяние в придачу к ореолу биографии сделали свое дело. Для начала она смогла заручиться поддержкой администрации Приозерска, и ее глава обратился в областной комитет партии с просьбой помочь местному музею в осмотре обнаруженного недалеко от города артефакта, имеющего предположительно важное научное значение. Кроме того, Броня решила подстраховаться и позвонила своему научному руководителю по диссертации академику Демичу, рассказала ему предысторию и высказала предположение, что надпись может оказаться весьма любопытным свидетельством торговых или иных связей между Приладожьем и индо-иранскими племенами или даже Древним Египтом. Демич категорически отверг вероятность последнего, но обещал через Академию наук надавить на ленинградский обком, чтобы те, в свою очередь, напрягли доблестную армию помочь ученым. Мало того, Демич, не будучи идиотом, сразу уловил, что такая находка действительно может потянуть на сенсацию, если не равную открытиям Шлимана[243] или Эванса[244] , то тоже весьма звучную.
========================================================================================
[243]Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман — немецкий предприниматель и археолог-самоучка, один из основателей полевой археологии. Прославился пионерными находками в Малой Азии, на месте античной (гомеровской) Трои, а также на Пелопоннесе — в Микенах, Тиринфе и беотийском Орхомене, первооткрыватель микенской культуры.
[244] Сэр Артур Джон Эванс — английский историк и археолог, первооткрывательминойской цивилизации, с 1900 года вёл раскопки в Кноссе, в своих трудах реконструировал историю, культуру и религию древнего Крита.
========================================================================================
Михаил Альбертович Демич не являлся специалистом по российской истории, его научные интересы лежали несколько в иной плоскости; Он занимался исследованиями влияния западно-европейской, и, в частности, древнеримской и древнегреческой культур на русскую литературу. Но обладая достаточно большим кругозором интересовался и некоторыми смежными вопросами. Поэтому, когда ему позвонила секретарь Академии и сообщила, что вопрос выделения военного транспорта согласован с командующим округом и требуется только уточнить, что именно необходимо: воздушные, наземные, или морские средства доставки и какое количество военнослужащих требуется для сопровождения и охраны ученых и артефакта и с каким вооружением. Михаил Альбертович позвонил в Приозерск и передал эту радостную новость Броне, которую он очень уважал и преклонялся не только за ее славное боевое прошлое, но и за ясность ума, способность к генерированию новых, иногда, парадоксальных идей и огромную эрудицию в своей профессиональной и во многих смежных областях.
–Бронислава Моисеевна, решайте, пожалуйста, как будем добираться: по воздуху, по воде или по суше и сколько солдат и с каким вооружением нам надо?
–Броня расхохоталась: – насчет вооружения не знаю, думаю, что трех танков будет достаточно, но, говорят, там много воды, так что танки должны быть непременно плавающими и, конечно, с полным боекомплектом.– Броня давилась от смеха во время разговора, но старалась, чтобы собеседник этого не заметил. Но это заметил Микаэль– милая, что за веселые новости тебе сообщают, и о каких танках идет речь? Поисковики, что ли, нашли у нас в болотах что-то из «подарков» прошедших войн?
А Броня тем временем продолжала издеваться над всеми начальниками в обкоме и в военном штабе:
- Кроме того, я бы непременно попросила для сопровождения парочку бронекатеров с самой низкой осадкой и небольшое, но хорошо вооруженное судно на воздушной подушке. Еще необходим десантный вертолет, пожалуй, одного хватит, если на водных судах и в танках сумеют разместиться парочка взводов морской пехоты. Да, чтобы не забыть, нужно непременно включить в состав экспедиции инженерно-техническую или саперную роту для организации переправ, строительства мостов и углубления русла реки в случае возникновения необходимости. Микаэль, понял о чем идет речь и не смог сдержаться: – Бронюшка, не наглей, потом аукнется! В следующий раз вообще ничего не получишь! – И он весело рассмеялся.
–Ты прямо, как девочка, не можешь чтобы без хулиганства. А удивляешься, в кого это внучки такие оторвы?! Тоже, хлебом не корми, а дай только что-нибудь этакое устроить, чтобы все вокруг «на ушах стояли» – ну, прямо вылитые маленькие Броньки. Но Демич все воспринимал серьезно и тщательно записывал все Бронины требования.
Только в конце спросил: Бронислава Моисеевна, вы уверены, что все это действительно необходимо для первого ознакомления с артефактом?

Тут, Броня, которая успела вдоволь насмеяться, пошла на попятную:
– А вы, Михаил Альбертович, пожалуй, абсолютно правы. Вот где разница между провинциальным кандидатом наук и академиком РАН – в широте мышления. Для того, чтобы просто посмотреть на камень, который, как я полагаю, лежит на своем месте не одну тысячу лет и пролежит еще столько же, если его не трогать, достаточно будет одного вертолета, если, конечно, никто из нас не боится этой ужасной гремящей железяки. Я ведь полагаю, что вы тоже захотите собственными глазами взглянуть на артефакт. Я думаю, что присутствие такого крупного и авторитетного ученого с самого первого знакомства с объектом, если, конечно, не считать первым парнишку, который его обнаружил…
–Бронислава Моисеевна, – перебил ее Демич.– Я не согласен. Ни в коем случае нельзя приуменьшать роль простого любителя, внимательного наблюдателя и, вероятно, отнюдь не безграмотного простака, если он сумел понять, что это не причуды природы, а продукт рук человеческих, и сообщил о своей находке именно туда, куда и требовалось. Это нам всем повезло, что этот молодой человек обратился именно к нам, что дает возможность оказаться в первых рядах исследователей, а значит, мы сможем не предвзято, не оглядываясь ни на чьи авторитетные суждения, рассматривать любые версии и выдвигать различные догадки и теории. Полагаю, будет справедливым персонально отметить ребят и их заслуги. Думаю, что какую-нибудь премию или медаль Академии они заслужили.
Чувствовалось, что академик уже увлекся перспективами, которые могла сулить находка. Демич уже давно был ярым сторонником инглиизма, а поскольку он одновременно стоял на позициях отъявленного русофила, которые иногда мог довести до явного маразма, утверждая, например, что все народы мира произошли именно в результате расселения русов, которые составляют одно целое с древними арьями. Именно о таких ученых существовал известный анекдот о том, что при раскопках в Техасе. Нашли кусок проволоки, что, по словам американских ученых, доказывает наличие в давние времена у первых поселенцев проволочного телеграфа. Но и мы не «лыком шиты и не «пальцем деланы»! Мы тоже копали, причем не в одном месте, как пиндосы, а в Великом Новгороде и в Старой Ладоге, и в Суздале, и в Ростове, и в Галиче, и на Урале. И, обратите внимание, нигде, ни в одном месте не обнаружили никакой проволоки. Понятно даже ребенку, что отсутствие проволоки со всей определенностью доказывает, что уже в древности, примерно с одиннадцатого – двенадцатого веков (именно эти слои были исследованы в первую очередь при раскопках) на всех этих территориях Древней Руси имел место быть и вовсю функционировать не какой-то там примитивный проволочный, как в Техасе, а передовой, почти на тысячу лет опередивший и Попова, и тем более, Маркони, беспроволочный телеграф![245]
В общем, советские слоны – лучшие слоны в мире! Именно под этим углом академик Демич рассматривал все последние исследования в этой области. А теперь, кажется, ему представлялся счастливый случай: оказаться в первых рядах исследователей нового артефакта и показать, что эта находка работает на мельницу славяно – и русофильства.
========================================================================================
[245]Беспроволочный телеграф – передача информации не по проводам, а с использованием радиоволн. В 1897 году при помощи аппаратов беспроводной телеграфии Попов осуществил прием и передачу сообщений между берегом и военным судном. В 1899 году Попов сконструировал модернизированный вариант приемника электромагнитных волн, где прием сигналов (азбукой Морзе) осуществлялся на головные телефоны оператора. В 1900 году благодаря радиостанциям, построенным на острове Гогланд и на российской военноморской базе в Котке под руководством Попова,были успешно осуществлены аварийно-спасательные работы на борту военного корабля "Генерал-адмирал “Апраксин", севшего на мель у острова Гогланд. В результате обмена сообщениями, переданным методом беспроводной телеграфии, экипажу российского ледокола Ермак была своевременно и точно передана информация о финских рыбаках, находящихся на оторванной льдине в Финском заливе. . В 1896 году в Великобритании итальянец Гулиельмо Маркони подал патент "Об улучшениях, произведенных в аппарате беспроводной телеграфии". Аппарат, представленный Маркони, в общих чертах повторял конструкцию Попова, многократно к тому времени описанную в европейских научно популярных журналах. В 1901 году Маркони добился устойчивой передачи сигнала беспроводного телеграфа (буквы S) через Атлантику.
========================================================================================
Самое смешное, что «на всякий случай» Демич все-таки включил в заявку, переданную в штаб округа, почти все, о чем, смеясь, говорила Броня, кроме инженерной роты. Поэтому через несколько дней на Сартавальском шоссе, рядом с тем местом где несколько лет назад давала спектакль одного актера Наташа Колокольцева, завлекая в свои сети несчастного доверчивого Василька, к удивлению проезжающих водителей, стояли на обочине три танка и боевая машина десанта, около которых топтались, курили и с недоумением смотрели на кучку гражданских, многочисленные танкисты и морпехи, но в это время всеобщее внимание привлек мощный гул появившегося со стороны Ладоги низко, над верхушками сосен, летящего вертолета. Это был самый распространенный в Российской армии ударный вертолет МИ-8, в новейшей модификации с четырьмя блоками противотанковых ракет, но, слава Богу, на пилонах отсутствовали авиабомбы. До этого, видно, фантазия ни у кого не дошла. Но не успели все прийти в себя от садящегося рядом с шоссе большого вертолета, как из облаков пижонски «выпала», демонстрируя возможности пикирования, еще одна винтокрылая машина с двумя соосными винтами[246] . Но и это было еще не все.

Послышался надсадный вой турбин и снизу по течению Тихой за мостом из-за поворота реки появился огромный монстр, увидев который даже танкисты зааплодировали. Машина тихонько двигалась по реке, но приблизившись к мосту, взревела еще сильнее и , подобно доисторическому чудищу, выползла на берег, прошла еще немного и слегка помедлив перед откосом,, словно раздумывая – стоит туда лезть или не стоит, еще надсаднее завыла турбинами и в один рывок одолела подъем, развернулась на месте и застыла на обочине шоссе, перегораживая почти весь первый ряд. Из рубки вышел высокий молодой, но абсолютно седой подполковник, спрыгнул на асфальт и, окинув взглядом группу стоящих на другой стороне гражданских, среди которых ярким пятном выделялась Броня в своей песочного цвета форме французского офицера, приблизился. Затем повернулся к жкипажам танков и десантникам и громко скомандовал:
- Смир-рна! Изобразив некое подобие строевого шага, он подошел к Броне, отсалютовал и представился:
– Госпожа лейтенант, командир специального подразделения подполковник Жилин прибыл в ваше распоряжение. Прошу поставить задачу.– Похоже было, что мужик с трудом сдерживал свое недовольство. Если бы его отправили в распоряжение гражданских лиц, ученых или администрации – это еще куда ни шло. Но в последний момент ему приказали поступить «под командование» какой-то бабы в звании лейтенанта, да еще и французской армии. Несомненно, это был удар по его самолюбию.
Броня прекрасно понимала чувства, владевшие офицером, поэтому она тоже вытянулась, как перед старшим по званию, тоже отсалютовала, подбросив правую руку к кепи и скомандовала :
– Вольно!
–Вольно! – отрепетовал подполковник. Броня взяла его под руку и потянула за собой
========================================================================================
[246] Ка-52 «Аллигатор» (изделие «800.06», по кодификации НАТО — Hokum B) —российский разведывательно-ударный вертолёт нового поколения. Машина способна поражать бронированную и небронированную технику, живую силу и воздушные цели на поле боя. Представляет собой дальнейшее развитие модели Ка-50 «Чёрная акула».
========================================================================================
–Не берите в голову, товарищ подполковник. В данном случае, во-первых, кто-то у вас в штабе, что называется «перебдел», послав вас в качестве командира на задание, с которым справился бы любой унтер, а во-вторых, я вас уверяю, что моя военная биография точно не соответствует моему званию, но я всячески всю жизнь отбивалась от того, чтобы получить еще какую-нибудь лычку на погоны, ибо для этого было необходимо проходить сборы и испытания, сдавать тесты. Но я достаточно навоевалась, мне этого хватило, чтобы не рваться в новые битвы.
–Мадам, вы воевали? – С нотками недоверия в голосе переспросил подполковник.– Где, если не секрет?
–Смотрите на мою грудь! Не смущайтесь, смотрите. Мой муж уверяет меня, что там еще есть на что посмотреть, хотя, конечно, раньше это привлекало больше мужских взглядов.– Броня решила немного похулиганить, чтобы перевести общение в менее формальное русло.
–Мадам, простите, но вы ставите меня в неудобное положение.– Похоже, подполковник растерялся. Я уверяю вас, что ваш муж несомненно прав, но я давно вышел из того возраста, когда пялятся на женскую грудь, тем более своего командира.
–Ах, товарищ Жилин, неужели же в нашей армии офицеры уже перестали быть мужчинами?! И их не привлекают женские прелести. Я не себя, конечно, имею ввиду. Мои «прелести» уже вряд ли могут кого-то привлечь, кроме мужа, но я подразумевала те побрякушки, которые на моей груди болтаются. По ним вы можете легко определить места, по которым провела меня моя военная жизнь: это Франция – отряды маки;, это Бельгийское сопротивление, это сопротивление голландское. Это орден от Великого Герцога Люксембургского,это за освобождение Парижа, эти, как видите, наши, правда, уже послевоенные, за былые заслуги. А эти нашивки – мне, пожалуй, дороже всего. Броня пальцем указывала на некоторые награды, не считая зазорным их демонстрировать. Честно заслуженными наградами следует гордиться. И Броня гордилась, так как была уверена, что ни одну из своих медалей или орденов она не получила, что называется, «за красивые глазки».
Подполковник уже с огромным интересом и недоумением слушал Броню:
– Я таких нашивок никогда в жизни не видел, как и этих иностранных наград. Впрочем, и наш советский набор у вас весьма достойный. А что это за нашивки – ранения, может быть?– Он вопросительно смотрел на Броню, кажется, забыв о своем уязвленном самолюбии.
–Нет, бог, кстати, миловал. За все годы ни одного случая – максимум синяки да царапины и один перелом при десантировании в Суэце. Все! Ни ранений, ни контузий, ни разу даже в гестапо не попала, впрочем, если бы попала, то мы с вами сейчас бы не разговаривали. – Броня усмехнулась.– Мне повезло или просто так случилось, что вместо меня гибли лучшие друзья и мой первый муж. Они всегда старались меня уберечь и защитить, бывало, что и ценой жизни. Но, видно, там, в той книге, куда записываются наши судьбы, еще не сделали последнюю запись.– Броня показала пальчиком вверх.
–Эти нашивки заменяют медали и ордена, которых в те годы еще не изобрели в Израиле – Не до того было там в те годы.

–Вы и там успели отметиться? – подполковник, похоже, был поражен до глубины души.
–Успела, целых полтора года «отмечалась»; и в Иерусалиме, и в Галилее, и на Синае, и на Ливанской границе. Кстати, чтобы вам не было так обидно поступить в распоряжение лейтенанта, признаюсь, что в армии обороны Израиля мое звание чуть выше вашего, но у меня нет израильской формы, да и отношение к Израилю в нашей стране не слишком способствует ее ношению. С Францией все проще – мы же союзники.
– Товарищ лейтенант! Или надо говорить госпожа лейтенант?! Броня перебила:
–Говорить следует Бронислава Моисеевна. Можно даже без отчества, а вообще-то, если перед строем, то «мадам», «мадам лейтенант».
Подполковник, похоже, не был исключением, и как многие до него оказался наповал сражен и воинским прошлым этой странной седой дамы, и ее обаянием. У него уже не возникало никаких отрицательных эмоций от необходимости быть формально подчиненным женщине, да еще и младшей по званию. Наоборот, он благодарил начальство за это поручение, которое позволило познакомиться с «мадам лейтенант».
–И все-таки, мадам! В чем будет состоять задача вверенного мне боевого соединения четырех родов войск?
–Как вас зовут, подполковник? Броне было неуютно каждый раз обращаться к этому человеку по званию.
–Вадим, мадам. Только не Вадик! Вадим Кузьмич, но последнее не обязательно, если не при подчиненных. – Он улыбнулся и добавил: – могут не понять!
–Договорились, Вадим. Задача? Задача проста и примитивна. У вас есть хорошая карта этой местности? Покрупнее.
–Сейчас выясним у офицеров. Он подозвал к себе нескольких солдат и отдал приказ вызвать к нему всех офицеров с имеющимися у них картами местности.
Через несколько минут около Брони уже стояли все командиры: два капитана-пилоты вертолетов, с ними два штурмана – один майор и один старший лейтенант, майор – капитан судна на воздушной подушке. Старлей – командир танкового взвода и два морпеха – подполковник-командир роты и его заместитель-капитан. Самое смешное состояло в том, что Броня была вынуждена каждый раз соблюдать один и тот же ритуал: поскольку все ребята уже поняли, что главным действующим лицом здесь является именно эта странная дама в какой-то зарубежной форме с непонятными погонами и неясным званием, то, как и положено, они подбегали и испрашивали у нее разрешения: «Мадам,, простите не знаю вашего звания, разрешите обратиться к товарищу подполковнику!» И Броня улыбаясь, козыряла и раз за разом произносила «Обращайтесь!» Офицеры докладывали Вадиму о прибытии в его распоряжение, но он каждый раз считал своим долгом внести ясность:

– Простите, товарищ майор, капитан и так далее, не в мое, а в распоряжение «мадам лейтенанта» Мы все прибыли именно в ее распоряжение и только она здесь отдает приказы, которые обязательны к немедленному исполнению, разумеется, без каких-либо ненужных вопросов и обсуждений. Предупреждаю, за малейшие попытки поставить распоряжения «мадам лейтенанта» под сомнение или неисполнение буду строго наказывать, невзирая на звания.
Броня решила, что преамбула затянулась сверх меры и деловым тоном обратилась к офицерам:
–Господа офицеры! Но поправилась.– Извините, товарищи! Нам необходимо перебросить стоящую перед вами группу штатских ученых и сопутствующих им лиц в заданную точку, в которой никто из нас никогда не был за исключением этого молодого человека. Она указала на Сашу, который скромно стоял в сторонке, нежно обнимая свою Наташу. Так как день выдался прохладный, то он давно уже снял свою ветровку и отдал невесте. Бравые десантники и танкисты уже не один раз раздели аппетитную Наташку глазами, оценили все увиденное и завистливо поцокали языками, отдавая дань ее аппетитным формам и прекрасному личику.

Но смутить Наташу? – Эта задача пацанам была не по плечу. Правда, один из морпехов – видимо последнего года службы судя по нестандартным классным знакам на форменке и уширенным погонам, попытался что-то такое изобразить, сделав неприличный жест, приглашающий Наташку уединиться с ним в кустики. Наташа не отреагировала, но когда нахал повторил свое предложение, сложив колечком пальцы на левой руке, и вставив в .это кольцо палец правой, она не стесняясь выпрямила средний палец и подняла его вверх, прижав остальные к ладони. Жест был интернационален и понятен – иди, парень на… Парень, кажется, обиделся и достаточно громко, так, чтобы услышала и Наташка, и его курившие рядом приятели, произнес:
-Погоди, льдина гребаная, я тебе все волосы между ног пообрываю. Разумеется, это услышал и Саня. Видимо морячок не ожидал реакции, поэтому он не успел даже прикрыться, когда Саша змеей скользнул вперед и со всего маху впечатал кулак правой ему в нос, добавив тут же левой в печень и ногой в пах. Нос, похоже, был сломан, удар по печени бросил пацана на землю, заставив предварительно завертеться волчком, а разбитые причандалы исторгли из глубин души вопль, который привлек внимание всех окружающих. Несколько десантников рванулись, было к Саше, который встал в защитную стойку, но тут вмешалась Броня, неожиданно громким командным рыком перекрыв весь гул голосов :
– Стоять! Товарищи офицеры, попрошу разобраться в происшедшем! – И добавила: Саша, подойди сюда, пожалуйста. Что случилось, почему ты ударил парня, за что?
–За слова, Бронислава Моисеевна, за слова в адрес Наташи.
–Какие слова?
Бронислава Моисеевна, я не могу при вас их повторить вслух.
–Сашенька, мальчик мой, поверь старой тетке, что я за свою жизнь слышала немало слов, не предназначенных для слуха приличной женщины, причем не только на русском, но и на польском, и на немецком, и на голландском, и на французском и еще на нескольких языках. Она подозвала Наташу и та прошептала ей что-то на ушко, объяснив ситуацию.
- Товарищ подполковник, Броня теперь обратилась уже к командиру роты морпехов:
Я требую обеспечить пристойное поведение ваших подчиненных, в противном случае буду вынуждена отстранить вас от командования и вернуть вместе с ними в штаб с соответствующим рапортом впоследствии. Вам понятно? Исполняйте!

Бронина короткая речь произвела впечатление. Оказывается эта бабка умеет командовать, вон как с подполом[247] разделалась, как с пацаном. Вадим про себя ухмыльнулся
– Он-то сразу понял, что эта женщина – особа крутая и ласковый тихий голос не есть ее визитная карточка. Он наклонился к Наташе и тихонько прошептал ей на ушко:
–Девушка, а мне можете повторить то, что рассказали «мадам лейтенанту»?
========================================================================================
247]Подпол–арм жарг. подполковник
========================================================================================
–Разумеется могу, только уши у вас не завянут? Пусть лучше это чмо само повторит, вы прикажите.
А это дело! Вадим повернулся к своему коллеге и сказал, «давай-ка подполковник отойдем» и направился к продолжавшему корячиться на земле морячку. «Встать!» скомандовал командир роты. Но пацан только жалобно посмотрел на него и прошептал сквозь слезы «не могу, больно». Бероев, сейчас отправишься пешком в часть, доложишь дежурному офицеру, что я наложил на тебя пять суток ареста и пойдешь на губу. Не выполнишь – увеличу до десяти. Что именно ты сказал в адрес девушки такого, что ее муж был вынужден из тебя сделать отбивную? И советую немедленно подойти, подползти к ней и просить прощения. Глаза парня наполнились гневом, а щеки запылали румянцем
–Товарищ подполковник. Я с Кавказа. У нас мужчина не просит прощения у женщины. Наказывайте. Отсижу хоть месяц, но перед этой сукой унижаться не буду
– А что сказал, то могу и повторить! Сказал, что она б... и я ей всю шевелюру между ног вырву по одному волоску:
. Саша, было снова шагнул вперед, но его остановила Наташа, схватив за руку:
–Сашенька, любимый, не надо больше об него руки марать, пожалуйста. Она повернулась к лежащему
– какой ты на хрен мужчина?! Ты и до того мужчиной-то не был, ни один мужчина не позволит себе в адрес женщины такие высказывания, а теперь, после того, как с тобой «поговорил» мой муж, ты вообще последних мужских признаков лишился и скажи спасибо, что я сейчас за тебя заступилась и не дала мужу тебя добить. Остался бы ты инвалидом и уже никогда больше ни одну женщину ни в какие кустики не позвал – не было бы смысла.
А еще я тебе, дурачок, скажу следующее: ничего у тебя не получится. Не смог бы ты привести в исполнение свою угрозу по двум причинам: во-первых, нынче приличные и уважающие себя девушки шевелюр не носят, но я понимаю, что ты девушек пока еще вообще не видел, поэтому такой озабоченный и глупый…– Наташка засмеялась и добавила
–а во-вторых, для таких озабоченных у меня всегда под рукой есть безотказный инструмент, который мгновенно снимает любую озабоченность, причем навсегда. – И она неуловимым движением извлекла откуда-то из глубин своих джинсов уже знакомый читателю выкидной ножик,. Раздался негромкий щелчок, выскочил клинок с черной голоменью[248].
– Ну, пойдем в кустики?
Стоявшие поблизости десантники уважительно загудели:
-Молодец, красавица! Давай, Серый, девушка тебе покажет то, чего ты еще никогда не видел! Иди, не менжуйся[249] .
- Разговорчики! Подполковник согласно кивнул Наташиным словам:
–Верно, девушка, верно. Мужчины, тем более с Кавказа не оскорбляют женщин – и не удержался – особенно таких красивых. Десантники только что собиравшиеся мстить Сашке за товарища, смотрели одобрительно, а Жилин добавил:
–Товарищ подполковник, прошу вас написать рапорт на имя командующего с указанием данных этого старшины. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы по законному максимуму задержать увольнение в запас этому недоумку. А понижение в звании и должности точно ему обеспечено. И потом, простите, но я не понимаю, как у вас готовят бойцов, если первый же попавшийся штатский может с ним сотворить такое. Это что, десантник? Морпех? Гроза врагов? Защитник Родины? Он же себя защитить не в состоянии! Подозреваю, что и слова этой девушки не были бы пустой угрозой для этого вояки.
–Господа офицеры! – Броня решила вмешаться.– Мы собираемся потратить весь день на суету вокруг этого бойца? На мой взгляд, это было бы чересчур нецелесообразно и ни инцидент, ни этот, так называемый мужчина, не заслуживают столь долгого внимания такого количества людей и простоя техники. Окажите старшине помощь и дайте уже карту, чтобы я могла с помощью Александра определиться на местности.
У капитана судна нашлась тактическая карта самого крупного масштаба[250] и после недолгих раздумий и обсуждений с Наташей, которая тоже хорошо помнила их водное путешествие, Саша уверенно отметил точку на карте.
========================================================================================
248]Голомень или фухтель (устаревший термин) — боковая сторона клинка холодного оружия, ограниченная лезвиями или же лезвием и обухом (на однолезвийном оружии) Голомень может быть плоской, выпуклой, с долом или долами, или с выступающим ребром жёсткости.
[249] Менжеваться–крим, жарг – бояться, стесняться.
[250] Самый крупный масштаб на тактических картах составляет 1:25000, то есть один сантиметр на карте соответствует 250 метров на местности. По таким картам, например, артиллеристы и минометчики осуществляют наводку на цели. Расстояния по этой карте можно определять с ошибкой не более 25 м, а превышения - с ошибкой не более 2,5м, . так как высота сечения рельефа на карте масштаба 1:25000 равна 5м
=======================================================================================
–Вот, этот остров, кажется, он называется очень символично – Каменный, а нужный нам валун на берегу, через протоку, вот здесь. Глубина протоки – мне по шею, я пешком вброд ее переходил. Причем тогда, как нам говорил физрук, прошли дожди и была высокая вода. Сейчас не знаю. С этой стороны острова – мелко, я бродил вдоль берега в поисках ручейника.
Броня повернулась к капитану в пыльно-зеленом летном комбинезоне и пилотке:
– Товарищ капитан, мне нужна ваша подсказка. Какой из двух вертолетов уместнее послать на разведку, чтобы определить две вещи: во-первых, есть ли в интересующем нас месте подходящая площадка для посадки машины. Сама я, возможно, сумею повторить выброску, хотя прошло много лет с того момента, когда я прыгала из вертолета в воду, но боюсь, что не все из ученых сумеют это сделать. Если посадка невозможна в непосредственной близости от места, то следует произвести тщательную разведку пути, для прохода этой «годзиллы».– Броня кивнула в сторону огромного корабля. Но тут вмешался флотский майор или правильнее капитан третьего ранга:
–Разрешите обратиться, мадам лейтенант. Мне несколько обидно за мою «ласточку». Никакая она не «годзилла», а чудненький красавец «Кальмар»[251] , для которого просто нет препятствий, кроме жерла вулкана и Эвереста. Если позволит ширина реки, то моя крошка пройдет и пороги, и перекаты, и острова с камышами, и болота с трясинами. Вот только сплошной лес и огромные камни ей не подвластны.
–Мадам лейтенант! – Я готов лететь на разведку немедленно, если вы сочтете это необходимым. Мой «аллигатор», правда тоже не взлетит на Эверест – даже динамического потолка[252] не хватит, а вот в кратер вулкана на Камчатке залетать доводилось. Эта машина в том числе предназначена именно для разведки, а МИ-8–мой напарник – это транспортник или разрушитель чего угодно, хотя и мой винтокрыл в бою тоже не игрушка и может нанести серьезный урон и танкам, и людям, и кораблям. Ни деревья, ни сплошной лес, ни камни, сами понимаете, нам не помеха. Да и ширина реки не имеет значения. И скоростенка у меня посерьезнее. Чувствовалось, что молодой капитан старался во всеуслышание внести свою лепту в давний спор между флотом и авиацией о том, кто «первей». Броня не стала продолжать эти бессмысленные похвальбы и мерения органами и подозвала Сашу:
–Ты не боишься летать?
– Не знаю, на вертолете не пробовал, самолета не боюсь, честно ответил тот.
Стоявший рядом вертолетчик, рассмеялся. Броня удивленно посмотрела на него.
–Что вас так развеселило, капитан. Я полагаю, что это самый честный ответ, какой мы могли услышать в данной ситуации.
–Мадам лейтенант и ты, тезка,– продолжая улыбаться пояснил пилот, – я не над ответом засмеялся – ответ достойный–просто вспомнилось по ассоциации: «Вы умеете играть на скрипке? «Не знаю, не пробовал!». Броня тоже улыбнулась:
–Тогда, Александры, вперед! Видимо второго члена экипажа придется временно оставить здесь. Надеюсь, я не сильно нарушаю инструкции?– спохватилась Броня.
–Сильно, мадам лейтенант. Вообще-то я не имею права лететь без штурмана, хотя … в исключительных обстоятельствах…
–На пилотирование это может повлиять?
–Нет, вопрос только в ориентировании на местности. Но поскольку полет будет совершаться, как я понимаю сейчас, то есть в условиях отличной видимости, в дневное время и не по приборам, а по наземным ориентирам и с использованием хорошей карты, хотя и не полетной, и ко всему прочему на очень небольшое расстояние, то я способен обойтись и без штурмана.
========================================================================================
[251]Десантный катер на воздушной подушке проекта 1206, шифр «Кальмар», был разработан в ПКБ «Алмаз» в начале 70-х годов ХХ века, Десантные катера этого проекта строились для Советского ВМФ в период с 1972 по 1985 г. год на судостроительных заводах Ленинграда и Феодосии. Всего по данному проекту было построено 20 единиц.
По классификации НАТО эти десантные катера на воздушной подушке классифицировались как «Lebed Class».
Он предназначался для доковых камер больших десантных кораблей пр. 2174, который может принимать до трех катеров данного типа.
[252] Динами;ческий потоло;к летательного аппарата — наибольшая высота полета, которую можно достичь за счёт запаса кинетической энергии в неустановившемся подъёме и на которой ещё можно создать минимально необходимый для сохранения управляемости скоростной напор.
Для достижения динамического потолка летательный аппарат разгоняется до максимальной скорости на какой-либо высоте, меньшей, чем теоретический потолок, а затем выполняет манёвр с набором высоты (горку). В этом случае за счёт того, что запасённая на горке кинетическая энергия суммируется с тягой двигателей можно достичь высот полёта, превышающих теоретический потолок.
Сколь-либо длительный полёт на высоте динамического потолка невозможен.
========================================================================================
–Спасибо, капитан. Но, если необходимо, то я могу выдать вам письменное распоряжение, чтобы снять с вас всякую ответственность за нарушение инструкции.
– Мадам лейтенант, я прибыл сюда не для того, чтобы заниматься казуистикой. Знаете, как говорил у нас в училище мой инструктор? --Инструкция, парень, – это святое, она кровью многих людей написана, но в ней ничего не сказано, как надо действовать в ситуациях, о которых в инструкции нет ни слова! И я уже много раз убеждался сам и слышал от других, что в жизни столько всяких возникает ситуаций, что описать их невозможно, как и предвидеть. С моей точки зрения, правило одно – надо знать машину, понимать ее и чувствовать. И тогда не возникнет неразрешимых проблем и все будет хорошо. И еще надо верить в свою звезду-удачу.

Броня протянула руку и крепко пожала ладонь летчика.
–Летите, Сани, летите. Мы будем ждать вашего возвращения с хорошими новостями. Береги, капитан, моего парня, его видишь, какая красавица ждет!
Не прошло и минуты, как вертолет с ревом взмыл ввысь и скрылся за кромкой леса.
–Вадим Кузьмич, передайте, пожалуйста всем приказ оправиться и отдыхать, возможно нужны другие формулировки, но, надеюсь, вы сами понимаете, что я имею ввиду. Я не очень хорошо знаю команды на русском языке. На иврите и на французском мне командовать было бы проще, но боюсь, что тогда меня уж точно не поймут
- Бронислава Моисеевна, команды отдыхать не существует, но «оправиться» - это правильно, потом можно добавить «разойдись» Дальше солдаты сами знают, что им делать.
–Благодарю, Вадим, за урок. Никогда не думала, что на старости лет мне снова придется надеть форму и командовать такой мощной группировкой. Мне бы этих людей и эту технику в сорок восьмом на Синае, так я бы через пару недель в Каире была и хрен бы кто нас оттуда заставил уйти, и канал был бы навсегда израильским.
–Ага, Спартаку бы в 73 году до нашей эры во время Третьей войны с рабами, парочку танков, да вертолетик, да пулеметный взвод, да сотню автоматчиков–хана бы и Крассу, и Помпею, и Лукуллу.
Броня расхохоталась:
–Да, уели меня фантазерку! Всякому овощу – свое время!
Вертолет вернулся через полтора часа, когда Броня уже начала немного нервничать.Пилот посадил машину на песчаный берег Тихой, смолк рев двигателей, остановились винты, и капитан бегом примчался с докладом.
– Мадам лейтенант, задание выполнено. Площадка для посадки МИ-8 обнаружена. Примерно в ста метрах от заданной точки. Я оставил Сашу собирать ветки и разводить огонь, чтобы обозначить место, если начнет темнеть. Так что можем лететь, лучше пока светло. Большой машине в темноте там будет сложно – полянка окружена деревьями. На обратном пути я прошел над рекой. Не знаю… Я не спец, но мне кажется, что «Кальмар» должен пройти, хотя там есть пара мест, где очень много кустов. Может быть, если поискать обходные пути и с вертолета вести его как мне доводилось проводить корабли во льдах в Беринговом проливе, лавируя между льдинами и выискивая разводья и трещины. Но, если ваша команда готова летать, то, на мой взгляд, это разумнее и быстрее, да и дешевле, чем гнать эту махину из-за нескольких человек.

–Абсолютно согласна.– Броня подозвала свою научную группу, в которую кроме самой Брони и Саши с Наташей, входили академик Демич и два его аспиранта, которых академик решил подключить к обследованию, молодой спортивного вида чиновник из управления культуры области, которого ей навязали в администрации в нагрузку к письму-ходатайству в военный округ (познакомившись с молодым человеком, Броня решила, что им владеет элементарное любопытство и спортивный интерес поучаствовать в неординарном мероприятии за казенный счет. Ничего плохого в этом Броня не видела, памятуя давние слова Арцимовича[253]. В дополнение к ним в группу входил фотограф, которого выделила им областная ассоциация любителей фотографии по просьбе Демича и двое рабочих, на которых также настоял академик. Броня не совсем понимала смысл их присутствия, но не стала возражать, поскольку места, что в МИ-8, что в «Кальмаре» было предостаточно. Сама Броня пригласила еще двух студентов художественного училища, которых ей рекомендовала знакомая директриса. Парень и девушка, по характеристике, данной в училище, обладали отличными способностями к быстрой прорисовке кроков и отлично чертили. Броня предположила, что эти навыки могут пригодиться для копирования текста с камня, дополняя фотографии. Уже здесь, на месте, Броня решила взять с собой симпатичного ей подполковника Жилина и пригласила капитана-летуна с разведывательного вертолета, а также, чтобы никому не было обидно и командира «Кальмара». Когда она объявила о своем решении Жилину, тот смутившись, попросил разрешения дать совет и предложил, чтобы потом не было разговоров, что армию задействовали напрасно, добавить в группу и других командиров. Броня не возражала и Вадим отдал необходимые распоряжения. Затем Броня скомандовала посадку. Несмотря на численный рост экспедиции, в вертолете было свободно. Все разместились в достаточно удобных креслах. И только капитан третьего ранга ворчал, что у него на корабле всем было бы удобнее и комфортнее. На что Броня заметила:
–Если бы ваша машина еще и летать умела…
========================================================================================
[253]Лев Андреевич Арцимович ( 1909, Москва — 1973, Москва) — советский физик, академик АН СССР (1953), Герой Социалистического Труда (1969).
Труды по атомной и ядерной физике. Под его руководством разработан электромагнитный метод разделения изотопов А. был непосредственным участником советского атомного проекта. С 1951 бессменный руководитель исследований по физике высокотемпературной плазмы и проблеме управляемого термоядерного синтеза. Под руководством А. впервые в мире в лабораторных условиях осуществлена термоядерная реакция. Сталинская премия 1-й степени (1953). Ленинская премия (1958). Государственная премия СССР (1971).А. приписывается авторство высказывания:
«Наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт».
========================================================================================
Морячок сразу замолк. Но, когда взревев обоими своими турбовинтовыми двигателями мощностью в три тысячи лошадиных сил, вертолет начал неспешно отрываться от земли, подняв вокруг густое облако пыли, капитан третьего ранга не удержался и ядовито прокомментировал:
–У меня мощи раз в двадцать побольше, а шума меньше, и пыли столько не поднимаю.
–Ну, это ты, брат, гонишь,– вступился за честь авиации пилот К-52, – Видел я, как идет твоя махина, доводилось. Ее же из-за пыли вообще не видно, разве что пыль водяная. Насчет шума не скажу, не бывал внутри, но могу предположить, что у тебя просто шумоизоляция получше. У нас на это не очень обращают внимание. Считается, что авиация туристов не катает.

Но шум в салоне стоял действительно оглушительный, да и вибрация корпуса сильно напрягала непривычных к этому людей. Особенно нервничал академик. Ему все время казалось, что исправный вертолет не может так трястись, вероятно, это какая-то нештатная ситуация. Он то и дело наклонялся к сидевшим перед ним Броне с Наташей и то у одной, то у другой шепотом спрашивал:
–Девочки, а мы еще летим или уже падаем? Бронислава, вы же летали в войну, скажите, если упадем, то есть шанс не разбиться насовсем? Слышали, как что-то застучало внизу, похоже, это что-то отвалилось. Теперь точно свалимся. Кстати, скажите летчику, что если будем падать, то лучше не в воду, – я не умею плавать.
Михаил Альбертович, смотрите, никто не нервничает, не волнуется. А ведь здесь почти все профессионалы, разбираются а технике. Значит, они понимают, что никакой угрозы нет и все в порядке.– Броня, уже изрядно утомленная причитаниями академика, пыталась, как могла успокоить его.
А Наташа, которой давно надоели «высоконаучные» излияния просто не реагировала, молча вставив беруши, предусмотрительно выданные вторым пилотом.
Вертолет стремительно мчался напрямую к месту назначения. Не прошло получаса, как бортовое радио голосом второго пилота объявило:
–Мадам лейтенант, уважаемые пассажиры! Наш борт прибывает в заданный район у острова Лоухисаари. Вижу посадочные дымы. Парень ваш молодец; потрудился на славу, аж пять костров соорудил: по периметру и в центре. Иду на посадку, попрошу никого не вставать и не ходить по салону. Из машины рекомендую не выходить до полной остановки винтов. В противном случае женщины рискуют оказаться в неловком положении, подобно Мерилин Монро[256], и кроме того все могут наглотаться пыли.
–Точно, Наташенька, держи платье возле вертолёта, пока не замрут винты. Иначе Саше, боюсь, придется еще не одному вояке носы ломать. Я предусмотрительно надела брюки, хотя у меня есть и форменная юбка.

Саша встречал их у трапа, который успел сразу после посадки выбросить сидевший в салоне командир К-52. Он заботливо подал руку Броне, которая, правда, отказалась и от помощи, и от трапа и спрыгнула вниз прямо из кабины, вызвав тем самым одобрительные взгляды офицеров.
=======================================================================================
[256]Имеется ввиду роль Монро в «Зуд седьмого года» (англ. The Seven Year Itch) — американской кинокомедии 1955 года режиссёра Билли Уайлдера. (Иногда переводится как «Семь лет желания», «Семилетний зуд»). Экранизация пьесы Джорджа Аксельрода. Фильм содержит знаменитый эпизод, когда поток воздуха из решётки вентиляционной системы Нью-Йоркского метро раздувает юбку белого плиссированного платья главной героини, демонстрируя публике ее ноги и трусики.
[257]Шевалье де Ласкари – вымышленное имя, под которым служил в российской армии адъютантом при Иване Бецком, личном секретаре императрицы Екатерины II , президенте Императорской Академии искусств, грек граф Маринос Харбурос(или на французский манер — Марен Карбюри) с острова Кефалония ( Ионические острова), Греческий аристократ, авантюрист и недурственный механик, он изучал точные науки в университете Болоньи, но был выслан с родины за совершенное преступление.
[258] Конная Лахта — исторический район Санкт-Петербурга (Приморский район), примыкает к Лахте с севера, к Ольгино с запада. Название «Конная» — искажение от финского «конту», что означает «двор», «хозяйство». В буквальном переводе Конту Лахта — Лахтинский двор
========================================================================================
А Наташа просто упала в Сашины руки и прижалась к нему так, будто они не виделись вечность. Потом подозрительно обвела глазами поляну и хитрым голосом спросила:
– Где она, Сашенька?
– Кто? – удивился тот.
– Та, ради которой ты бросил свою золотую рыбку на целых три часа. Сашенька, я успела соскучиться!
– Глупыш, не родилась еще на свет та женщина, если ты это имеешь ввиду, ради которой я мог бы забыть свою Натулю. Кроме тебя мне никто не нужен в ближайшую четверть века, как мы и договорились.
Да, – капризно проговорила Наталья. – Я уже начинаю бояться того, что будет через двадцать пять лет. Ты меня тогда бросишь, а?
Саня посчитал излишним продолжать эти детские сюсюканья и ответил: – Там видно будет! Зависит от тебя. Если будешь продолжать все это время нести такую же чушь, то могу и не выдержать.
Броня снова выступила вперед.
-Товарищи ученые и офицеры, прошу за мной. Саша веди нас.
Идти оказалось не очень далеко, примерно с полкилометра. Наконец, они вышли к берегу протоки и по прибрежному песочку Саша привел их к подножию камня. За эти годы внешне ничего не изменилось. Камень никуда не делся, не убежал, не провалился под землю. Его сосед все также был покрыт толстым слоем мха, а на этом мох, видимо, не мог или не хотел расти. Демич сильно волновался:

–Где, где надпись, молодой человек, вы действительно ее видели. – Он суетливо раз за разом обегал валун, вглядывался ы него, даже достал из кармана большую лупу и начал внимательно рассматривать бока камня.
– Михаил Альбертович, не волнуйтесь. Как видите, камень на прежнем месте, а значит, и интересующая нас надпись должна быть . Некуда ей деться за пять лет, если она сохранялась на протяжении тысяч, как мы предполагаем.–Броня, в отличие от академика не поддалась азарту и более -менее спокойно рассуждала:
- Сашенька, надпись ты видел где?
–Наверху, Бронислава Моисеевна, на самом верху. Я туда залез, чтобы оттуда порыбачить, но увидев эти значки, так разволновался, что побежал обратно в лагерь, сообщить вожатым.
–А как ты туда наверх забрался? Боюсь, что нам с академиком это не под силу.
–Да, да!.– Высокий, нескладный, похожий на оглоблю Демич сокрушенно задирал голову и смотрел вверх.
-Как нам туда попасть. Придумайте же что-нибудь, в конце концов!
Оба вертолетчика почти хором высказали мысль, что они смогут зависнуть над валуном так, чтобы люди могли спуститься на площадку наверху. Но Броня с сомнением покачала головой:
– Я не уверена, что это безопасно и не приведет к нештатной ситуации. Здесь, на мой взгляд, тесновато для полетов, особенно для большой машины, слишком близко деревья стоят. Вот, например, те две сосны с длинными ветками.
–Ну, ветки можно убрать! – Пилот К-52 пытался убедить всех, что именно он сможет решить проблему. Тут вмешался Саша:
–Бронислава Моисеевна, у меня есть более простое решение; сейчас я снова, как и в прошлый раз взберусь на вершину. Если у меня это пройдет без проблем, значит, и еще кто-то из мужчин сможет последовать за мной. Думаю, что если наверху окажутся три-четыре человека, посмотрим, сколько поместятся, то они будут в состоянии при помощи обычных веревок помочь взобраться любому, даже нашему уважаемому академику, обвязав его веревкой вокруг тела.
Демич тут же откликнулся:
– А я предлагаю не заниматься ерундой. Я не желаю болтаться на веревке, как тряпичная кукла, дрыгая ногами.
-Позвольте заметить, уважаемый Михаил Альбертович,– ничуть не смущаясь всеобщего внимания, вмешалась Наташа,
– Куклы ногами, извините не дрыгают. Они безмолвно висят и покачиваются.
–Согласен, красавица, вам куклы ближе по возрасту, вам лучше знать. Но и висеть мешком на веревке мне не улыбается. Не лучше ли, Бронислава Моисеевна, распорядиться и перевезти этот камешек к вам на территорию музея, а еще лучше прямо к нам в академию
–В институт Археологии , на Дворцовую?– Броня с удивлением и недоверием обвела камень глазами.
–Ну, разумеется, куда же еще. Только уже три года, как этот институт преобразован в Институт истории материальной культуры. Мне кажется, что это самое правильное решение. Именно там, на Дворцовой набережной, рядом с бесценными сокровищами Эрмитажа, должен находиться и этот раритетный артефакт.
Броня немного растерялась от такой идеи, но, в принципе, мысль показалась ей здравой. Действительно, изучать объект удобнее не в лесу, а на площадке института, где он всегда, что называется, « под рукой», где имеются любые приборы и инструменты, вплоть до самых современных и сложных, которые невозможно привезти в лес.
Михаил Альбертович, как вы это себе представляете? – подполковник Жилин с недоверием смотрел на академика.– Я думаю, что даже распоряжение мадам лейтенанта не заставит этот булыжник стронуться с места и двинуться в сторону Эрмитажа или хотя бы Приозерска.
–Полковник, не делайте из меня идиота! – Сердито прошипел Демич.– И из себя идиота не стройте! Вам поручено важное задание, для чего вам приданы значительные силы и мощная техника. Руководите и обеспечьте результат.– Академик демонстративно отвернулся, всем своим видом демонстрируя недовольство.
Бронислава Моисеевна, – пожав плечами Жилин усмехнулся и тоже сердито произнес:
– Это у вас в науке принято хамить всегда, или этот тип – исключение.
– Молодой человек, – вскинулся Демич. Я, извините, не «этот тип», а действительный член российской академии наук. И сюда я прибыл не выслушивать колкости от всяких беспомощных офицеров, неспособных выполнить элементарную задачу транспортировки объекта из точки А в точку Б. Представьте себе, что это, например, пушка или захваченный новейший вражеский танк, не способный самостоятельно двигаться, но очень интересующий наших инженеров. Вы что, прикажете всем инженерам с инструментами и приборами переехать в лес для его изучения? Полковник, вам не кажется, что с конца восемнадцатого века прошло достаточно много лет, что несколько изменились ваши возможности?
–При чем здесь восемнадцатый век?–удивился еще раз Жилин.
–А при том, батенька, – назидательно словно бестолковому ученику, пояснил Демич, – что именно в восемнадцатом веке, в конце одна тысяча семьсот шестьдесят девятого – начале семидесятого годов, шевалье де Ласкари[257] доставил из Конной Лахты[258] на Сенатскую площадь камешек весом в тысячу пятьсот тонн, который и поныне там пребывает и на котором благополучно разместился , надеюсь, известный вам «медный» всадник. Мне почему-то кажется, что интересующий нас объект имеет значительно меньшие габариты и вес. Подполковник подозвал к себе всех офицеров и предложил высказать соображения по тому, как можно транспортировать этот монолит. Первым сразу резко сказал пилот разведывательного вертолета:
– Моей птичке это не по плечу. У меня и люка такого размера нет.– Он с сожалением покачал головой.
А вы, капитан, что скажете? – Броня повернулась ко второму летчика.– Ваша машина сможет перевезти этот булыжник?
– не знаю, надо посчитать, сколько эта каменюка весит. Сколько примерно окружность этого валуна?, метров десять, я полагаю. Высота – метра три–три с половиной, примерно. Насколько я понимаю, – это сердобольский гранит, а у всех гранитов удельный вес в среднем около 2.2 грамма на кубический сантиметр, чуть больше, чуть меньше. Значит так,– Он раскрыл висевший на боку планшет и стал быстро считать на листке бумаги.–Все с интересом ждали результата.
–Не забудьте учесть, что камень имеет неправильную форму и его объем не равен объему ни конуса, ни цилиндра.– Саша, заканчивавший в этом году инженерный факультет бывшего военмеха, счел возможным сделать свое замечание по теме. Летчик согласно кивнул головой:
–Смотрите, если принять этот валун за идеальный цилиндр, то получается, что он должен весить чуть больше четырех с половиной тонн.
–Так много! –Демич замахал руками.–Не может быть, вы где-то ошиблись.
–. Вы сделали нам упрек в незнании истории появления гром камня на Исаакиевской площади – я же не стал вам оппонировать на предмет того, что перевозка происходила зимой, когда замерзли все речки и болота, что был вырублен весь лес до последнего деревца на всем пути следования камня до вод залива( а это около семи километров, а участие в перевозке принимали четыре с половиной тысячи человек. Так что я не вижу никаких оснований как-то прислушиваться к вашему высоконаучному, разумеется, мнению в вопросах, где вы, извините, ни академиком, ни даже просто инженером или техником не являетесь, и где, еще раз прошу прощения ни бельмеса не смыслите.
–Капитан, капитан, имейте уважение!– Броня в душе не могла не одобрить эту отповедь обиженного пилота– уж больно по-хамски, свысока вел себя ее руководитель, чего ранее она за ним не замечала, но положение командующего обязывало. Но к величайшей досаде Демича, и так покрасневшего от достаточно бестактной замечания, все присутствующие, за исключением двух его аспирантов, которым по определению, следовало быть «тише воды, ниже травы» дружно захлопали в ладоши, выразив тем самым общую единодушную солидарность с вертолетчиком. Демич, еще больше надулся, еще больше выпрямился, вскинул свою лохматую седую голову, словно обращаясь к небу за поддержкой. Все примолкли, но никаких видимых действий со стороны неба не последовало: ни гром не прогремел, ни молния не поразила нечестивца, посмевшего покуситься на тотальное превосходство действительного члена академии. Наташа тихонько прошептала Сашке на ухо:
-Вот уж воистину, действительно член!», лучше не придумаешь! Саша заулыбался и повторил шутку на ухо своему тезке – пилоту К-52, тот с трудом сдержал смех и «по цепочке» передал это коллеге с МИ-8 и стоявшему рядом морячку. Броня удивленно пронаблюдала этот «испорченный телефон, но успела уловить, что первое сообщение исходило из Наташиных уст. Поэтому она поманила ее пальцем и подставила ухо для ознакомления со столь интригующим посланием. Наташа, разумеется, не стала скромничать и донесла до Брони информацию о действительном члене. К своему стыду, Броне не удалось сдержать смех, но она выкрутилась, громко задав вопрос обиженному вертолетчику:

–Товарищ капитан, насколько я понимаю, ваши расчеты сделаны из предположения, что камень имеет форму цилиндра. Как вы думаете, какой вес может у него быть в действительности, реально.
–Могу предположить, мадам лейтенант, что на самом деле, учитывая срезанную вершину и выеденные временем и ледником углубления на боках, а токже некоторую конусность валуна, то есть сужение кверху, то процентов двадцать пять, может тридцать веса можно скинуть. Но мы еще не знаем, сколько этого камня спрятано под землей и какую форму он там имеет Так что я бы не тешил себя напрасно большими надеждами и остановился на цифре в три с половиной тонны, никак не меньше. – Капитан с сомнением посмотрел на камень. Боюсь, что я должен буду всех разочаровать, но, хотя моя машина может поднять в воздух до четырех тонн внутри и до трех на подвеске, боюсь, что размер заднего люка не позволит втащить эту махину внутрь, да и кран-балка для погрузки имеет максимальную грузоподъемность сто пятьдесят килограмм. Так что я не знаю, каким образом можно погрузить объект внутрь. – Летун с сожалением повернулся к моряку. – Полагаю, что здесь может помочь только капитан третьего ранга и его «Кальмар», хотя и там не представляю процесса погрузки.
Капитан третьего ранга задумчиво потер переносицу и обратился к Броне :
– Мадам лейтенант, разрешите отойти покурить и подумать над задачей.
–Разрешаю, но хочу напомнить, что никотин сужает сосуды, а значит ухудшает приток крови к мозгу, что вряд ли способствует продуктивному мышлению.
Морячок присел на ствол поваленной березы и закурил, осторожно пуская дым в сторону, чтобы его не относило на Броню. Потом он подобрал с земли веточку и стал что-то чертить на песке. Затем подозвал к себе обоих летчиков и они стали что-то горячо обсуждать. Жилин тоже присоединился к этому совещанию, а затем пилот К-52 подозвал еще и Сашу и в ответ на удивленные взгляды офицеров, произнес: « толковый пацан, скоро диплом защищает в военмехе. Саша немного стеснялся в компании более старших и опытных мужчин, но потом включился в обсуждение и подбежав к камню стал размахивать руками и что-то объяснять, на что Вадим одобрительно кивнул головой:
– А что, должно получиться! – Но это требует подготовки.

-Бронислава Моисеевна, - он первый раз воспользовался предоставленным ему правом неофициального обращения,
–Ваш Саша выдал весьма здравую мысль. Но потребуется как-то доставлять сюда побольше рабочих или солдат, если получится пробить этот вопрос и кое-что из техники.
-А в чем идея? Сашуля, иди сюда, расскажи тете Броне, что ты придумал.
Саша, возбужденный вниманием окружающих, продолжал развивать свою идею, демонстрируя инженерные способности:
–Я уверен, что все получится! Надо только хорошенько подкопать камень с одной стороны, с реки, потом заведем трос, обмотав предварительно камень чем-нибудь мягким, например парой старых матрасов, чтобы не поцарапать тросом, зацепим трос за судно на воздушной подушке и камень должен будет свалиться вниз на подкоп. Потом аккуратно вручную или также тросом разворачиваем его так, чтобы он боком лежал в сторону воды, кладем парочку длинных бревен прямо с берега на катер и по этим бревнам просто катим наш камень на борт судна. Больше проблем нет! В Петербурге уже можно использовать для разгрузки автокран. А можно и в Приозерске краном перегрузить с катера в кузов – это будет дешевле, быстрее и проще, чем гнать «К;альмар» по Ладоге и Неве в город.
Броня обратилась к офицерам:
-Товарищи!, если все согласны с данной идеей и ни у кого нет возражений, то прошу приступить к реализации этого плана. Вы, товарищ капитан третьего ранга обеспечите переход своего корабля с шоссе сюда. Вы, товарищ капитан Саша держите с моряками постоянную радиосвязь, чтобы в случае необходимости, обеспечить им разведку проходов, Вадим Кузьмич, вас я попрошу взять на себя общее руководство работами и обеспечить доставку сюда необходимого количества солдат с шанцевым инструментом и, возможно, перфораторами, если, конечно, «Кальмар» сможет обеспечить их энергией.
–Это сможем, дадим воздух, главное – сюда добраться.

-Большому вертолету приказываю обеспечить доставку солдат для выполнения земляных работ. На моряках и обеспечение тросами или буксировочными канатами, что, на мой взгляд, безопаснее для артефакта. Все понятно?
–Так точно, мадам лейтенант!– Дружно отозвались вояки.
-Но это еще не все!–продолжала Броня. Было бы неправильным уехать отсюда и не посмотреть на то, ради чего мы забрались в эту глушь. Саша, давай, бери у летчиков веревки и покажи свои навыки скалолазания.
–Есть, мадам лейтенант! Сашка с бравым видом тут же полез наверх и через минуту или две, внешне без особых усилий, вскарабкался на вершину.
Саша, надпись цела?– взволнованно подал голос Демич, демонстративно игнорировавший все обсуждения.
-Насколько я могу судить, ничего не изменилось с тех пор. Как я ее нашел, разве что хвои стало больше, да веток нападало.
–Так, кто еще из мужчин в состоянии туда взобраться?– Броня вопросительно обвела глазами свою команду, переводя взгляд с одного на другого. Неожиданно вперед вышел чиновник из мэрии:
– Саша, подстрахуй веревкой, на всякий случай.
–Боюсь, что могу не удержать, если будешь падать.
– Да я скорее для психологической уверенности. – И действительно, парень без особых проблем, используя свой высокий рост, буквально в несколько перехватов, практически не держась за брошенную Сашей веревку оказался наверху рядом с Саней. Следом тоже быстро и проворно взлетел, словно на своей птичке, капитан из К-52.
–Стоп, мальчики, хватит демонстрировать мне свою ловкость. Еще немного и я начну чувствовать себя ущербной и стану делать глупости – вспоминать свои карабканья по горам в Лимузене[254] и в Альпах. Я только хочу, чтобы наверх непременно подняли фотографа и ребят из училища: фотографируйте и рисуйте, что сможете, делайте, пожалуйста, кроки[255];
–Бронислава Моисеевна, Наташка, наломайте, пожалуйста веников с березы, здесь хорошо бы подмести тщательно, больно грязи много. Некоторые черточки на буквах, если это буквы, конечно, доверху забиты пылью и хвоей.–Саша взял на себя руководство работами наверху.
–Саша, вы там, пожалуйста, поаккуратнее. Ничем твердым не ковыряйте эти штрихи, это надо будет потом промывать и кисточками прочищать. – Демич потерянно ходил кругами вокруг камня, сокрушенно качал головой, нервно сжимал кулаки и о чем-то беседовал сам с собой. Чувствовалось, что невозможность немедленно попасть наверх и увидеть все своими глазами его чрезвычайно угнетает.
- Бронислава, тихонько обратился к ней подполковник.
========================================================================================
[254]Лимузен — регион на юго-западе центральной части Франции, состоящий из трёх департаментов: Коррез, Крёз и Верхняя Вьенна. Регион почти полностью расположен в пределах горного Центрального массива и является частью исторической области Окситания, населенной в древности центрально-европейским племенем галлов –лемовисами. Регион Лимузен иногда называют «водонапорной башней» Франции, поскольку на его территории берут своё начало множество рек: Шаранта,. Вьенна и Дордонь.
[255] Кроки; - фр. croquis: croquer — чертить, быстро рисовать- здесь:
наскоро сделанный набросок, обычно карандашный, передающий наиболее характерные черты живописного, скульптурного или архитектурного произведения и планы местности( ударение падает на конечную гласную)
========================================================================================
–Да, Вадим, я вся внимание.
– Отдайте уже приказ лететь обратно, хотя бы некоторым офицерам. Там у нас солдаты без обеда. Это неправильно и наказуемо для их командиров. Следовало предусмотреть приезд полевой кухни или просто доставку еды и воды. Ну вода есть в Тихой, -это не проблема. А кушать бойцам положено по расписанию. Пусть флотский летит и решит вопрос с доставкой еды, пока мы здесь заканчиваем.
–Спасибо, Вадим, за подсказку. – Броня смущенно покраснела. –Плохой из меня командир. Но я бы попросила вас лично полететь и решить этот вопрос.
- Насколько я понимаю, в разведывательном вертолете есть одно свободное место, так?– обратилась Броня к капитану Саше.
–Так точно, мадам лейтенант, место оператора вооружения на данный момент свободно, так как применение оружия не входило в поставленную мне задачу. Вместо него я взял с собой штурмана, так как данная местность мне плохо знакома, я не так давно прибыл в эти края с Дальнего Востока и еще совсем немного налетал над этой землей. Но штурман остался на шоссе, так как со мной летел тезка, и он указал на стоящего на камне Сашу. Он в какой-то степени и заменил мне штурмана при поиске этого места, толковый пацан, должен я вам сказать.
–Да, я тоже так думаю
–И решительный, как он резко отреагировал на этого идиота-старшину. Но при такой красавице- жене, боюсь что это не первый и не последний подобный инцидент. Удивительно красивая женщина, мне аж завидно стало, почему я такой не встретил.– Видимо, Броня и этого вояку так расположила к себе, что он счел возможным делиться с ней подобными интимными мыслями.
–Давайте Саша, берите подполковника и летите на шоссе.– Вадим мой приказ – накормите людей и извинитесь, пожалуйста от моего имени перед личным составом за задержку.
–Есть мадам лейтенант, не извольте беспокоиться, все будет исполнено.– Немного наигранно, но с полной серьезностью отрапортовал Вадим и они с Сашей бегом бросились через лес к вертолету, который уже через пятнадцать минут вынырнул из-за деревьев и. сделав круг над островом резко набрал высоту и исчез из глаз за макушками сосен на противоположном берегу плеса.
–Мадам лейтенант, разрешите обратиться – это пилот второго вертолета, вытянувшись перед ней стоял с рукой у пилотки.

–Пожалуйста, обращайтесь. Броня никак не могла избавиться от излишних, гражданских слов и обходиться исключительно уставными командами.– Я вас слушаю, товарищ капитан.
– Начинает темнеть, а моя машина чересчур велика для ночных полетов в лесу, тем более в незнакомом месте и без штурмана. Надо лететь обратно.
–Раз надо, значит надо. Эй, вы там, наверху,– пропела Броня, подражая голосу певицы:
-Эй, вы, там, наверху! Я приглашения не жду!
Если я так решила - сама я к вам сейчас приду!
Эй, вы, там, наверху! Ну, раз у вас потехи час,
Поднимусь, ух, поднимусь! Ну чем, ну чем я хуже вас?!
- Все, господа! Все вниз, но аккуратно, чтобы без травм. Мужчины, помогите девушке спуститься, дайте ей страховочную веревку. Саша вместе с фотографом, парнем из администрации и вторым студентом, а также оба аспиранта бережно опустили студентку на землю. Кажется, это не понравилось Наташе, которая надулась и отошла в сторонку. Броня это заметила, поняла причину и позвала:
–Наташенька, можно тебя?
– Да, Бронислава Моисеевна, я вас слушаю, мадам лейтенант.
–Девочка, не надо так реагировать, я же вижу. Никогда не донимай мужчину ревностью на пустом месте. Это обижает его и отдаляет, а иногда может заставить назло тебе, что называется, «на публику», где публикой будешь одна ты, демонстративно начать оказывать знаки внимания той, к которой ты его приревновала. Ни к чему хорошему это не приведет, поверь мне. Неужели ты не видишь,.что Санька тебя боготворит – как он сегодня взорвался, когда услышал слова этого морпеха, а ! Хорошо не убил, а похоже, что был готов. Ты молодец! Вовремя его удержала.– Броня плавно перевела разговор в сторону.
–Спасибо, Бронислава Моисеевна, я поняла. – И неожиданно добавила: А можно я буду вас называть тетя Броня? И Саша мне говорил недавно, что ему тоже все время хочется вас именно так называть, только он стесняется и боится, что вы обидетесь. Просто мы с ним уже так к вам привязались и вы так много для нас стали значить, что словно маленькие рвемся как-то более по-родственному что ли к вам обращаться. Вы нам оч-чень-оч-чень нравитесь.– Совсем как ребенок, приставив пальчик к уголку рта, Наташа смущенно посмотрела на Броню.
Броня обняла Наташку и с нежностью расцеловала, и тут же достав из карманчика на рукаве кителя белоснежный платок, стала старательно удалять с ее щек отпечатки своей фиолетово-коричневой помады:

–Спасибо тебе, дорогая за такие приятные слова и Сашке от меня тоже скажи, что я рассматриваю вас, как родных, как членов своей семьи. Муж мне уже сказал, что, кажется, мы обзавелись еще двумя детишками, только взрослыми. Так что берегите друг друга. Поссориться легко, а вот склеить отношения не всегда выходит. Трещина ведь она не где-нибудь, она в сердце, а туда с каким клеем можно добраться? Разве что только с любовью, но лучше до таких трещин дело не доводить, ибо сколько не склеивай, а рубец все-равно никуда не денется – будет саднить и мешать.
Саша в это время уже подошел к ним, и Наташа тут же повисла у него на шее: Милый, ты опять на целый час забыл про меня. Я внизу, а ты наверху. Я не могу так долго находиться так далеко от тебя. Сашенька, тетя Броня разрешила нам с тобой так себя называть, она согласна, слышишь, дорогой, тетя Броня сказала, что мы для нее и для Микаэля, как собственные дети.
Саша обрадованно посмотрел на Броню и неуверенно произнес:
Спасибо вам, тетя Броня. Мне это очень приятно.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 01.03.2020 в 18:02







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1