Марксизм и хиджра


Марксизм и хиджра
В своей прошлой работе («Исламское знание и европейская наука», 2018 г.) я уже писал, что понятие «бог», «Аллах» в исламе нужно трактовать с позиций современной науки как «законы природы», в частности, как «законы исторического развития общества», а также, что понятие «ангелы» нужно трактовать как «конкретные проявления этих законов». В этом отношении моя точка зрения во многом (пусть и не во всём) совпадает с точкой зрения прогрессивного индийского исламского мыслителя 19-го века Сайида Ахмад Хана, цитаты которого я также приводил в той работе.
Так же и что касается дьявола (шайтана, иблиса) как одного из ангелов – а именно, ангела, который, будучи, в конечном счёте, также подчинён Аллаху как и прочие ангелы, в то же время как бы и «не подчиняется» ему, и посредством которого Аллах как бы «проверяет» людей на стойкость их убеждений, их веры в Аллаха и в день Страшного Суда.
Как же мы должны понимать понятие «дьявол»?
Приведу пример. В «Капитале» Маркс пишет об объективном (т. е. независящем от воли людей) законе концентрации капитала и обнищания при капитализме. Если говорить кратко, то суть его заключается в том, что бедные беднеют, богатые богатеют, число бедных (пролетариев) растёт, число богатых (капиталистов) сокращается, и это в определённый момент приводит к пролетарской революции. Однако, этот закон пробивает себе дорогу лишь как общая тенденция, т. е. такая тенденция, которая работает лишь в общем и целом, т. е. этот закон работает, если рассматривать мировое сообщество в целом на достаточно длинных промежутках времени. В отдельных же случаях, в отдельных странах, в отдельные промежутки времени факторы, противодействующие этой тенденции, могут оказаться сильнее, чем эта тенденция, о чём Маркс также верно указывает.
Действительно, например, в определённых фазах экономических циклов, а именно, в периоды процветания зарплаты рабочих могут расти, т. е. этот закон, открытый Марксом, как бы «не работает», что и создаёт иллюзии в народе, что «марксизм устарел» (вспомним лозунг времён процветания 1920-х гг. в США – «не Маркс, а Форд!», и лозунг этот находил живой отклик в народных массах; мы также помним, что процветание 1920-х гг. в США закончилось глубочайшим кризисом 1929-32 гг., «Великой Депрессией»).
Кроме того, мы видим, что этот закон, открытый Марксом, как бы «не работает» в империалистических, богатых нациях – в той же России, что и порождает то, что народ в этих нациях с презрительной усмешкой относится к революционным идеям, к революционному марксизму-ленинизму, к революционному исламу. Но, как я уже много писал ранее, империалистический подкуп широчайших слоёв населения в империалистических, богатых нациях обеспечивается грабежом бедных, угнетённых (сегодня – прежде всего мусульманских) наций.
Таким образом, закон концентрации капитала и обнищания, если выражаться языком Корана, можно назвать «сунной Аллаха» (что также может переводиться как «закон природы»), а те вышеупомянутые кратковременные факторы, противодействующие этому закону (но, разумеется, не способные этот закон отменить) – «дьяволом». Мы видим, что, как верно подмечено в Коране, эти уловки дьявола, это обольщение со стороны дьявола (т. е. фактически более-менее сносное, сытенькое существование при капитализме, империалистический подкуп) сбивает людей, уверенность которых в том, что День Страшного Суда (т. е., фактически, революционный кризис и пролетарская революция) неизбежен, слаба – т. е. мунафиков (лицемеров, т. е. фактически мелких буржуйчиков, рабочих аристократов, представителей среднего класса) – с пути истинного, с революционного пути, с пути Аллаха, с пути действия объективных законов исторического развития.
* * *
Здесь же я хотел бы вкратце разобрать позицию некоей Г. Это важно, потому что её точка зрения является весьма распространённой. Она пишет мне:

«Здравствуйте, уважаемый Александр Гачикус!
Прочитала вашу статью об определении мысли и мышления с точки зрения
марксистской и исламской идеологии. Очень интересно. Только непонятно,
как вы утверждаете, что ваш сторонник исламизм, если ислам признает
Бога, а вы нет?»
На что я ответил ей:

«Здравствуйте, Г.!
Если я правильно понял, Вы прочитали мою рецензию [на работу ан-Набхани «Мышление»] примерно 10-летней давности. Мои взгляды той поры были во многом «сыроваты», «грубоваты», как я сейчас понимаю. Тогда я очень плохо был знаком с исламом, знал о нём лишь понаслышке.
Что касается Вашего вопроса. Сразу нужно отметить, что империалисты всегда за последние 100 лет стремились и стремятся вбить клин между исламом и марксизмом-ленинизмом, чтобы обезоружить мусульман в их борьбе против империализма и свести ислам к мистике, сродни индуизму или официальному христианству. И основной их довод как раз в этом и заключается: «ислам признает Бога, а марксизм-ленинизм – нет». И подавляющее большинство «марксистов» (которые марксизма не поняли, извратили его), как и многие «мусульмане» (причём далеко не только мунафики, говоря языком Корана, т. е. мусульмане на словах, кяфиры на деле, но даже и многие честные, но наивные мусульмане, кто им слепо верит) соглашаются, солидаризируются с империалистами в этом пункте, т. е. фактически льют воду на мельницу империалистов, пусть даже сами это и не осознаЮт.
На самом же деле, то понимание слова «бог», существование которого не признавалось Марксом и Лениным, и то понимание слова «бог», существование которого признавалось пророком Мухаммедом, это 2 совершенно разные вещи. Первое – это «бог» в европейском современном понимании, т. е. бестелесный высший разум, способный творить сверхъестественные вещи, в который буржуазия вкладывает свои классовые интересы, т. е. «бог» как совокупность идей класса капиталистов (именно это понимание и критиковалось Марксом и Лениным, и критиковалось справедливо); второе – это «бог» как законы природы (в частности – законы исторического развития общества), объективные (т. е. не зависящие от воли людей) законы, которые как раз таки эту людскую волю и формируют, законы, в которых нет ничего сверхъестественного. Т. е., если вдуматься в смысл Корана, то он никоим образом не противоречит марксизму-ленинизму – наоборот, можно сказать, что пророк Мухаммед был первым в истории человечества серьёзным диалектическим и историческим материалистом, задолго до Маркса (причём кое в чём даже более глубоким, чем Маркс). Критика марксизмом-ленинизмом религии, идеализма, как философии, ставящей на первое место волю (по сути, именно человеческую волю, волю класса капиталистов) во многом перекликается с критикой идолопоклонничества в Коране. Действительно, ведь тот «бог», веру в которого критиковали Маркс и Ленин, это, по сути, идол буржуазии (якобы их власть – «от бога»), идол «сильных мира сего», идол «великой России», идол «батюшки царя» и тому подобное. Но разве не то же самое десятки раз говорится и в Коране – о фараоне, о надменных царях и богачах, возомнивших себя богами, или полагавшихся на своих фальшивых богов (как будто они спасут их от возмездия)?
А элементы веры в чудеса, присутствующие в Коране (в тех же притчах – притче о посохе пророка Моисея, притче о зачатии пророка Иисуса девой Марией без участия в этом мужчины и тому подобное) – это не главное в нём (хотя мунафики именно их и выпячивают), и к ним, к этим элементам (но не к сути Корана, разумеется) нужно относиться, как к иносказанию, аллегории, и трактовать их не буквально, а в переносном смысле, извлекая из этих притч важные уроки. Наличие этих элементов веры в чудеса в Коране объясняется тем, что уровень человеческих знаний во времена пророка Мухаммеда был ниже современного, и это – не его вина (аналогично тому, как говорил Маркс о Чернышевском: удивительно не то, что в его трудах присутствуют элементы наивности, а, наоборот, то, что этих элементов так мало, учитывая отсталый уровень России).
С другой стороны, Маркс, Энгельс и Ленин почти ничего не знали об исламе, и поэтому в своей критике религии допустили некоторое упрощенчество. Но, как и в случае с пророком Мухаммедом, это не их вина.
Я сам начал более-менее понимать это лет 5 назад, когда стал читать труд индонезийского исламо-марксиста Тан Малаки «Мадилог» («Материализм, диалектика, логика»). Чётко же я уяснил себе этот вопрос примерно года 2-3 назад, когда стал читать Коран. Так что прошу меня извинить за то, что в моих ранних работах есть некоторые неточности.
Это – если очень-очень кратко. Подробнее Вы можете ознакомиться с моей позицией в моих работах последних лет: «Исламское знание и европейская наука» (2018), «Тан Малака об исламе» (2017), а также «Коммунизм в исламе» (2016)»

На что Г. ответила:

«Нет, Маркс и Энгельс говорили об отсутствии Бога как Создателя мира.
Разве нет? Теория эволюции?»

Я долго думал, имеет ли смысл отвечать на это письмо Г., или же она относится к тем, кому «Аллах запечатал глаза и слух», если говорить словами Корана. Потом я решил ответить публично, что я сейчас и делаю.
В Коране десятки раз упоминается, что пророк Мухаммед – такой же человек, как и все (т. е. не обладает какими-то сверхчеловеческими способностями и т. п.), он не видит невидимое, он лишь несёт предостережение людям нечестивым (о расплате за их преступления) и добрую весть праведникам (о награде за их добрые дела). Вот лишь парочка из таких мест:

«У менянет знаний об ангелах, когда они спорили» [Сура 38 (Сод): 69]
«Мнебыло ниспослано только то, что я – человек, дающий ясное напоминание [предупреждение, предостережение]» [Сура 38 (Сод): 70]

«Воистину, я – лишь такой же человек, как и вы; ниспослано мне, что ваш бог – это бог единственный…»[Сура 41 (Фуссылят): 6]

В своё время Ленин писал о том, что настоящий пролетарский революционер отличается от оппортуниста тем, что твёрдо убеждён в неизбежности глубокого кризиса капитализма – кризиса, влекущего за собой пролетарскую революцию, и всю свою деятельность строит именно в расчёте на такой кризис. Оппортунист же (пусть даже на словах он и признаёт неизбежность кризисов, как тот же Жан Жорес, но даже не подозревает, насколько такой кризис может оказаться глубоким) не надеется на такой глубокий кризис – наоборот, надеется на относительную стабильность, и всю свою деятельность строит именно в расчёте на эту относительную стабильность.
Но разве не о том же, о чём говорил Ленин, говорится в Коране? Разве «день расплаты» (яум аль-кыямати, яум ахыри) - это не такой как раз кризис?
ВОТ – СУТЬ ИСЛАМА. Этого «наши» «мусульмане» и «марксисты» в упор не видят.
Что же касается «Бога как Создателя мира». Спрашивается, можем ли мы понимать слова из Корана, сказанные на этот счёт, буквально?
Разумеется, нет! Если мы понимаем эти слова буквально, то это противоречит словам из Корана: «и не увидишь ты изменений в поступках Аллаха»:

«Сунна [метод действия] Аллаха [также может переводиться как «закон природы»], как было уже с людьми, жившими ранее. И ты не найдёшь никаких изменений в сунне Аллаха» [Сура 33 (Аль Ахзаб): 62]

Итак, мы не найдём никаких изменений в сунне Аллаха, в образе действий Аллаха, в законах природы. А мы знаем, что материя не возникает из ничего, и энергия не возникает из ничего.
Пророк Мухаммед жил задолго до того, как был открыт закон сохранения энергии, закон постоянства количества вещества. Неверно было бы лепить из него боженьку (действительно, ислам учит, что «нет бога кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк его» - пророк, а не бог!), изображать, что он будто бы наперёд знал всё то, что было открыто наукой через много веков после него. Он не был каким-то учёным-астрономом, физиком, биологом и т. п., который изучал вопросы эволюции, «сотворения мира» и т. п. Нет, он был пророком (именно пророком, а не прорицателем, как какая-нибудь шарлатанка Ванга) – т. е., человеком, который подметил, что обществу, как и природе в целом, присущи свои законы, свои циклы развития, независящие от воли людей (именно их он и называл «Аллахом», «сунной Аллаха»). Именно поэтому мы и говорим, что пророк Мухаммед был первым в истории человечества серьёзным диалектическим и историческим материалистом.
Вспомним, 100 с небольшим лет назад в Германии был такой буржуазный экономист Шульце-Геверниц. Он думал, что, со вступлением капитализма в империалистическую стадию правящие классы как бы «берут под свой контроль» действие объективных экономических законов: теперь получится избежать кризисов и т. п. В чём-то схожих взглядов придерживался и «марксист» Каутский, выдумавший теорию «ультраимпериализма»: мол, конкурентные противоречие берутся при империализме «под контроль» правящих классов. Ленин справедливо критиковал этих господ, доказывая, что вступление капитализма в империалистическую стадию не устраняет конкурентные противоречия и неизбежность кризисов, а лишь выводит всё это на качественно новый, «глобальный» (как сегодня принято говорить) уровень.
И действительно, через несколько лет, после того как эти Шульце-Геверниц и Каутский высказали эту свою точку зрения (которая мало чем отличалась от точки зрения египетского фараона и других надменных «сильных мира сего» («мы – всемогущие», «мы – боги», «мы – любимцы бога» и т. п.) - точки зрения, критикуемой в Коране), грянула 1-я мировая война, а за ней – революция в России. Говоря языком Корана, Аллах «посмеялся» над этими напыщенными людьми.
Но снова и снова находятся те, у кого историческая память короткая. «Будем надеяться, что кризис 90-х годов не повторится», - заявляет Путин. Что ж, надейтесь. Но «изменений в поступках Аллаха» мы до сих пор нигде и никогда ещё не видели – как в отношении закона сохранения энергии и закона постоянства количества вещества, так и в отношении закономерности экономических кризисов.
А что касается элементов веры в чудеса, присутствующих в Коране, которые противоречат фактам, открытым современной европейской наукой (как та же притча о сотворении мира из ничего), то в самом же Коране сказано, что не было пророков, в дела которых не вмешался бы дьявол:

«И мы не посылали до тебя ни одного посланника или пророка, в стремления [цитирование божественного откровения, повествование, речи] которых дьявол не внёс бы [некоторую фальшь]. Но Аллах уничтожает то, что внесено дьяволом. Затем Аллах утверждает свои аяты [свидетельства, факты]. И Аллах всезнающий, самый мудрый» (Сура 22 (Аль Хадж): 52)
«чтобы сделать то, что внесено дьяволом, испытанием для тех, в чьих сердцах есть болезнь [т. е. идолопоклонничество или лицемерие] и огрубелость. И, конечно, люди несправедливые сильно враждебны [истине]» (Сура 22 (Аль Хадж): 53)

Итак, до пророка Мухаммеда не было пророков, кто не допускал бы отдельных ошибок. Но разве это относится только к пророкам до Мухаммеда, разве это не относится и к самому пророку Мухаммеду тоже? Считать, что это к самому пророку Мухаммеду не относится – значит, лепить из Мухаммеда боженьку. «Нет бога кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк его». Кроме того, считать, что это к самому пророку Мухаммеду не относится – значит, забывать слова из Корана: «и не увидишь ты изменений в поступках Аллаха». Действительно, то, что пророк Мухаммед был последним пророком, не означает, что он не совершал ошибок. Нет, то, что пророк Мухаммед был последним пророком, означает лишь то, что он завершил пророческий этап в истории человечества и открыл уже этап научный. Причём на этом этапе революционные вожди (Маркс, Энгельс, Ленин и другие) также зачастую совершали ошибки.
«Но Аллах уничтожает то, что внесено дьяволом. Затем Аллах утверждает свои аяты [свидетельства, факты]» - что это означает? Это означает, что последующее развитие человеческих знаний исправляет ошибки предыдущих учёных, пророков, революционеров. Разве не утверждает Аллах свои аяты путём открытия людьми закона сохранения энергии, закона постоянства количества вещества и т. д.?
И, конечно, всё это служит «испытанием для тех, в чьих сердцах есть болезнь и огрубелость». Те, в чьих сердцах есть болезнь (те, кто сомневался в исламе), начинают кричать: «Ислам устарел! Вот, посмотрите, факты, открытые наукой, опровергают то, что бог создал мир из ничего!». Те, в чьих сердцах есть огрубелость, наоборот, не обращают внимания на открытие этих новых законов и продолжают бездумно повторять как заклинание: «Бог создал мир из ничего». И те, и другие не видят, не замечают, что суть-то ислама не в этом! Суть-то ислама – в том, что день расплаты (т. е. глубокий кризис, влекущий за собой революцию) неизбежен, и это-то как раз таки подтверждается (а не опровергается!) современной наукой – марксизмом-ленинизмом! И те, и другие (и лжемарксисты, презрительно фыркающие на ислам, и лжемусульмане, презрительно фыркающие на марксизм) – это две стороны одной буржуазной медали. Они – сродни тем двум категориям учёных-физиков, о которых пишет Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм». Когда, в начале 20-го века, появились новые открытия в области квантовой физики, одна часть учёных стала отбрасывать материализм (мол, «материя исчезла!»), другая часть продолжала тупо следовать старому пониманию материи, невзирая на новые открытия. Напомню, что Ленин размежёвывался и с теми, и с другими. В той же работе Ленин цитирует Энгельса о том, что с каждым новым научным открытием материализм обновляется, «рождается заново». Но ведь о том же самом в применении к исламу говорил и Сайид Ахмад Хан – о том, что каждая новая эпоха требует нового толкования Корана, и что стиль изложения Корана (в форме притч) делает такое толкование возможным:

«Он [Сайид Ахмад Хан] полагал, что замечательный иносказательный [курсив мой – А. Г.] метод Корана делает очевидным, что в каждую эпоху эта книга должна пониматься в свете её [этой эпохи] собственных требований» [http://www.muslimphilosophy.com/hmp/LXXX-Eighty.pdf]

Итак, суть ислама – именно в признании неизбежности кризиса [«дня расплаты»] несправедливого, эксплуататорского общества и в требовании строить всю свою деятельность именно в расчёте на такой кризис. А то в Коране, что противоречит фактам, открытым современной наукой – как та же притча о сотворении мира, описание состояния души после смерти и т. п. – мы, разумеется, просто так отбрасывать ни в коем случае не должны, а должны понимать не буквально, а иносказательно, извлекая, как я уже сказал выше, из этих притч важные уроки (об этом, как я уже писал в своей работе «О материализме в исламе» (2014 г.), верно говорил ещё в 12-м веке от Р. Х. исламский мыслитель Ибн Рушд (Аверроэс), и здесь мы с ним полностью согласны).
Подтверждение этого мы видим даже уже в самом же Коране:

«Говорят кяфиры [не верящие Корану]: «Когда мы превратимся в прах – разве мы и наши отцы будем извлечены из могил [будем возрождены заново]?»» [Сура 27 (Ан Намль): 67]
«Действительно, нам уже обещали это [грозились этим] – нам и нашим предкам до нас; поистине, это не более чем сказки древних» [Сура 27 (Ан Намль): 68]
«Говори им [Мухаммед]: «Попутешествуйте по земле и посмотрите, каков был конец [последствия] людей грешных»» [Сура 27 (Ан Намль): 69]

Итак, что мы видим? Содержал ли ответ пророка Мухаммед хоть каплю мистики, веры в чудеса, веры в сверхъестественное (как содержат мистику ответы современных лжемусульман-мистиков в соцсетях, в духе: «Если бы Аллаха не было, то тарелки на столе не вращались бы сами собой» - но они, вообще-то, и не вращаются сами собой, как мы знаем)?! Нет, его ответ основывался исключительно на фактах, которые были доступны проверке любым человеком – соседние города-государства, погрязшие в роскоши, тщеславии, высокомерии, разврате и т. п., в скором времени погибали, и от них оставались руины некогда величественных зданий, да предания об их прошлом величии. Т. е., это их величие было последней стадией жизни этих городов-государств перед их гибелью.
Разве следует из его ответа, что, «когда мы превратимся в прах, мы будем возрождены заново» в прямом смысле этого слова? Нет, ни слова об этом тот его ответ не содержал. Разве не следует из его ответа, что возрождение после смерти нужно понимать НЕ буквально?!
Можно ли ставить в один ряд с теми кяфирами, не верящими Корану, того же Тан Малаку, за то, что тот в «Мадилоге» доказывает, опираясь на науку, что, когда мы превратимся в прах, мы НЕ будем возрождены заново – в буквальном смысле этого слова? Разумеется, нет, ибо он показывает, КАК нужно понимать в свете современных научных знаний эти слова Корана о рае и аде (другое дело, что эта его трактовка отчасти страдает идолопоклонничеством, буржуазностью (см. моё предисловие к «Мадилогу») – но сейчас не об этом)!
Вернёмся к вопросу о «Боге как Создателе мира». Спрашивается, почему этот вопрос для нас вообще важен? Ведь писал же Ленин о том, что вопрос борьбы с буржуазией на земле важнее для нас, пролетариев, чем вопрос о существовании бога на небе. Действительно, необходимо единство действий между теми пролетариями, кто ещё верит в то, что «Бог создал мир из ничего» в буквальном смысле этого слова, и теми пролетариями, кто уже в это не верит. Но, с другой стороны, как мы знаем, даже небольшая ошибка в теории может привести к серьёзному отклонению с «пути истинного» на практике, как это десятки раз бывало в истории революционных движений прошлого.
В «Мадилоге» Тан Малака справедливо пишет, что есть два основных философских направления – идеализм и материализм. Первое является философией класса угнетающего – буржуазии, второе – философией класса угнетённого, пролетариата. И то, и другое направление в своём «чистом», современном, «завершённом» виде возникли внутри европейской мысли 18-19-го веков – причём возникла эта мысль, как мы знаем, под огромным влиянием ислама на средневековую Европу. В своей работе «Исламское знание и европейская наука» за 2018 г. я уже приводил место из «Истории мусульманской философии» о двух противоположных концепциях бога – богословской (читай – христианской) концепции бога как «рационального автонома» и концепции бога, «понимаемого как универсальное и необходимое бытие» у исламского мыслителя аль-Фараби, и эта вторая концепция послужила «прочным и непоколебимым фундаментом» для развития физики (и вообще науки) в Европе в своё время. Конечно, позицию аль-Фараби нельзя назвать материализмом в «чистом виде» - судя по всему, он «оставлял» за богом «первоначальный толчок» т. е. акт сотворения мира. Насколько я понимаю, в этом отношении его позиция была сродни позиции Ньютона – но ведь нужно учесть, что жил аль-Фараби за много веков до Ньютона, тем более до нас! Т. е., эту его позицию сегодня нужно серьёзно уточнять (хотя для своего времени она была очень прогрессивной).
С другой стороны, из работы основателя Хизб ут Тахрир (запрещённой в России как якобы «террористическая») Такиуддина ан-Набхани «Мышление» (1973 г., см. мой перевод), мы видим, что он также придерживался взглядов, подобных ньютоновским. Спрашивается, верно ли приравнивать его точку зрения к «истинно исламскому взгляду»? Нет, неверно, Набхани – лишь один из исламских мыслителей, который тоже допускал ошибки. Есть ведь и другие современные исламские мыслители – тот же исламо-марксист Тан Малака (хотя во многом Набхани был прав, даже иногда по сравнению с тем же Тан Малакой, и об этом тоже нельзя забывать). Рассуждать так, что «европейцы-немусульмане Маркс, Энгельс и Ленин говорили об отсутствии Бога как Создателя мира, в то время как Коран говорит о создании мира Богом, значит, я, как мусульманин, должен отвергнуть марксизм-ленинизм», означает не замечать, что ведь и европейские христианские попы, открытые враги ислама (повязанные с империалистической буржуазией, грабящей мусульманский мир!) отвергают марксизм-ленинизм на том же самом основании! Т. е., рассуждать так – значит становиться на точку зрения идеализма – европейской кяфирской буржуазной идеологии. Рассуждать так – значит забывать, игнорировать тот факт, что марксизм-ленинизм, как и современная европейская наука вообще, зародился под огромным влиянием ислама на средневековую Европу. Действительно, ислам учит не отметать какую-либо точку зрения с ходу, без разбора, а вдумываться в неё:

«Те, кто слушают слова и следуют лучшим из них; они – вот люди, которых Аллах направляет, и они – вот люди, у которых есть разум» [Сура 39 (Аз Зумар): 18]

В одном из переводов Корана выражение «слушают слова» трактуется как «слушают слова Корана», но такая трактовка опровергается последующими словами – «и следуют лучшим из них» (если эта трактовка верна, то, выходит, что в Коране есть и «не лучшие» слова, которым не нужно следовать – явный абсурд). В другом же переводе трактовка, на мой взгляд, верная: «слушают и учение Корана, и другие учения, но следуют учению Корана, потому что оно – лучшее».
Другой пример из Корана – сура 38 (Сод), аяты 21-24 о том, как Аллах испытывал пророка Дауда (Давида), послав ему двух спорящих между собой людей, чтобы Дауд рассудил их; и Дауд, поторопившись, вынес решение, выслушав лишь одного из них, но не выслушав другого, т. к. посчитал правоту этого первого «очевидной», и потом в этом раскаивался, когда понял, что это могло быть испытанием со стороны Аллаха.
Т. е., Коран учит терпимости (в смысле – умению выслушать и вникнуть в противоположную точку зрения), широте взглядов: «выслушай все точки зрения, но придерживайся лучшей». Что же можно сказать про таких «мусульман», которые отвергают марксизм-ленинизм безо всякого изучения, лишь на том основании, что марксизм-ленинизм, как они слышали (из уст скрытых и открытых врагов ислама, настраивающих мусульман против изучения марксизма-ленинизма), отрицает бога? Такие «мусульмане», во-первых, НЕ выслушивают все точки зрения, и, во-вторых, они придерживаются НЕ лучшей точки зрения, а точки зрения европейских христианских попов. Они – сродни тем кяфирам из упомянутых выше аятов суры Ан Намль, насмехавшихся над пророком Мухаммедом, не вдумавшись в его точку зрения (формально они были правы, но по сути они были не правы). Такая точка зрения, отвергающая марксизм-ленинизм лишь на том основании, что формально он не согласуется с исламом, и не желающая разбираться в сути вопроса (мол, «марксизм – не наша, не мусульманская, а европейская идеология»), это – не исламская, а националистическая точка зрения, не «исламийя», а «’асобийя».
Здесь я хотел бы привести цитату из статьи Секармаджи Мариджана Картосувирьё (который впоследствии стал основателем Исламского Государства Индонезии) «Праздник 1 Мая» (обзор съезда Индийской социал-демократической партии в Батавии), опубликованной в газете «Фаджар Азия» 6-7 мая 1929 г. (http://alchaidar.blogspot.com/2008/09/perajaan-1-mei.html):

«наш ответ на все эти благородные призывы [социал-демократов] – не что иное, как: пусть эти чаяния социал-демократов смогут вырасти и осуществиться надлежащим образом, и в дальнейшем будут весьма полезны нации, народу и нашей родине Индонезии.
Любые помощь и содействие с какой бы то ни было стороны будут приняты с радостью, лишь бы только эти помощь и содействие могли прибавить нам сил в борьбе за права слабых и могли дать нам возможность двигаться в направлении к независимости индонезийской нации»

Конечно, тут необходимо сделать уточнение, что социал-демократы (как и впоследствии коммунисты) предали учение Маркса. Кроме того, у Картосувирьё здесь присутствует некоторый уклон в местечковый национализм («независимость индонезийской нации», тогда как нужно выступать за возрождение единого исламского халифата). Но суть не в этом. Суть в том, что, если учение Маркса и Ленина (пусть оно формально и не мусульманское) прибавляет мусульманам силы в борьбе за права слабых, в борьбе за возрождение халифата (а научное знание, опирающееся на факты, не может не прибавлять сил!), то оно обязательно должно быть использовано, и тот, кто противится этому использованию, тот вольно или невольно препятствует возрождению халифата.
7 годами позже, в своей работе «Позиция хиджры ПСИИ» (Партии Сарекат Ислам Индонезия) (1936 г.) (http://alchaidar.blogspot.com/2008/09/sikap-hidjrah-psii-i.html), Картосувирьё пишет:

«Параграф 6. Установки в делах

в) Истита’ах
Эта третья установка содержит в себе наставление, что каждый человек, желающий достичь совершенства в делах, должен всё время как можно больше приумножать, расширять и углублять все свои действия и усилия. Сколько сил есть у нас, столько и должно быть использовано в интересах отстаивания религии Аллаха! Сколько знаний, материальных ценностей, понимания и др. даровано нам Аллахом, столько и нужно нам затрачивать в наших делах!...
Таков смысл Истита’ах, если очень кратко. [Чтоб изучить этот вопрос] более подробно, сравните с наставлениями в Коране, сура Аль-Анфал (8), аят 60, и сура Ат-Тагабун (64), аят 16»

Действительно, если Аллах даровал нам знание марксизма-ленинизма, то кому, спрашивается, выгодно, чтобы мы отказались от использования этого знания в интересах отстаивания религии Аллаха (религии – не в смысле мистики, а в смысле учения)? Ответ очевиден – шайтану и его слугам, которые на каждом шагу твердят нам, что, якобы «марксизм-ленинизм несовместим с исламом», и которые рано или поздно закономерно будут посрамлены, как уже десятки раз бывали посрамлены в истории.
Аяты, которые приводит Картосувирьё, лишь подтверждают эту нашу мысль. Действительно, в вышеупомянутой суре Аль-Анфал (8), аят 60 читаем:

«И готовь против них [кяфиров] все силы, какие можешь, включая боевых коней, чтобы нагнать страх на врага Аллаха и твоего врага…»

В примечании к одному из переводов Корана говорится, что сегодня под боевыми конями нужно понимать «танки, самолёты, ракеты, артиллерию». Действительно, боевыми конями сегодня никого не напугаешь – только рассмешишь. Но ведь танки, самолёты, ракеты, артиллерию – это изобретение не мусульман, а европейцев! Тем не менее, мы видим, что их применять можно и нужно. Но разве не то же самое с марксизмом-ленинизмом?! Разве не является он такой же современной «артиллерией»?! Разве те, кто призывают мусульман отказаться от марксизма-ленинизма, не сродни тем, кто призывают их отказаться от современного оружия, призывают их по старинке воевать на конях, трактуя Коран слишком уж буквально (там, где это явно не к месту!), не учитывая современного состояния дел?! Разве такие лжемусульмане не сродни тем империалистическим пропагандистам-исламофобам, которые вопят про мусульман: «Как эти террористы смеют применять против нас технику?! Это не они её изобрели, это мы, европейцы, её изобрели!» (как будто эти пропагандисты-исламофобы лично её изобрели!).
Вернёмся к вопросу о материализме и идеализме.
Итак, почему же ислам в применении к современности означает именно материализм? Почему из двух этих европейских идеологий (материализма и идеализма) ислам должен отвергнуть именно идеализм?
Потому что идеализм – это по сути идолопоклонничество. Между идеализмом и идолопоклонничеством есть связь. В реальности идея всегда заключена в каком-либо предмете, и идеалисты, хоть открыто это и не признают (такова их противоречивая эксплуататорская сущность!), но молчаливо всегда это подразумевают (подразумеваемый предмет – класс капиталистов, т. к. именно его волей идеалисты подменяют законы природы, «волю Аллаха»). Т. е., идеализм означает по сути поклонение идолу класса буржуазии, «сильным мира сего».
И точка зрения того же Набхани, как мы видим, допускает эту «лазейку» для буржуазности. Действительно, если на первом месте – идея, а не законы природы, то в качестве этой идеи, в качестве якобы «воли Аллаха» можно подсунуть (независимо от благих намерений Набхани!) интересы буржуазии мусульманских наций, которая этих самых мусульман эксплуатирует и которая зачастую является марионетками чужеземных империалистов-кяфиров. Подтверждение тому мы видим на примере той же Индонезии, которая, как показывает статистика иностранных инвестиций, является на деле колонией китайского империализма. И официальные «исламские» (на деле – лжеисламские) улемы «Нахдатуль Улама», с одной стороны, шипят на марксизм-ленинизм, а с другой стороны, поддерживают прокитайское марионеточное правительство, отрицают, в угоду Китаю, дискриминацию мусульман в Синьцзяне. И это при всём при том, что формально-то правящий режим в Китае является «коммунистическим»! Т. е., империализм, ростовщический капитализм под «коммунистической» маской поддерживать, по мнению этих «мусульман», можно, а вот революционное марксистско-ленинское учение поддержать – ни в коем случае («Вы что?! Оно же отрицает Бога!»).
Ладно «Нахдатуль Улама», с ними всё понятно. Но ведь не так уж сильно отличается от них и позиция Хизб ут Тахрир Индонезии (ХТИ)! Конечно, власти их распустили пару лет назад, но представители ХТИ по прежнему свободно ведут агитацию, их часто приглашают на телевидение. Один из известных проповедников ХТИ – этнический китаец Феликс Сиау (FelixSiauw), выходец из католической семьи.
Во время голландского колониального правления, а затем и японской оккупации были «мусульманские» проповедники из голландцев и японцев соответственно, проводившие в своих лжеисламских проповедях интересы голландского и японского империализмов соответственно, о чём с возмущением писал Тан Малака – теперь же проповедники из китайцев.
Конечно, «родителей не выбирают». Не вина Феликса Сиау, что он родился в китайской семье. Но, если ты – честный мусульманин, то, будучи по происхождению из той нации, которая грабит мусульман, ты просто обязан решительно и категорически осуждать свою нацию, чтобы снять с себя справедливые подозрения в лицемерии. А что мы видим? В своих проповедях Феликс Сиау много ругает империализм американский (т. е. конкурента Китая), но зато не трогает (или почти не трогает) империализм китайский. Широкая его известность уже говорит о том, что без «раскрутки», без финансовой поддержки, скорее всего, не обошлось. В одном из видеороликов в YouTube Феликс Сиау обсуждает с товарищами марксизм-ленинизм. И что же мы видим? Доводы всё те же: «марксизм-ленинизм отрицает бога», а также «марксизм-ленинизм выступает за насилие» (в отношении кого это насилие – эти господа не говорят, сваливая в одну кучу насилие насильников (капиталистов, империалистов, кяфиров), каким было насилие со стороны просоветской Компартии Индонезии с Мусо во главе, и насилие против насильников, за которое как раз и выступает настоящий, революционный марксизм-ленинизм – ведь и Коран ясно и недвусмысленно предписывает мусульманам насилие против кяфиров!). Причём серьёзности в этом обсуждении мы не видим – нет, мы видим надменные улыбочки и даже просто беззастенчивое хихиканье. Чем же эти «мусульмане» отличаются от тех кяфиров, которые насмехались над пророком Мухаммедом?!
Или вот другой пример критики марксизма со стороны «ислама» (лжеислама), опять же «Нахдатуль Улама», но теперь уже не по вопросу о «существовании бога», а по другому вопросу. В YouTube мы видим ролик одного их проповедника, суть которого в следующем. Да, говорит он марксисты, будучи партией рабочих, боролись против европейской буржуазии, но они были не просто партией рабочих, а партией европейских рабочих, которые по отношению к мусульманским народам были такими же колонизаторами, как и европейские капиталисты. Они (европейские рабочие и марксисты как представители их интересов), мол, стремились заменить власть европейских капиталистов на власть европейских рабочих, но при этом ничего не собирались менять в старой колониальной политике по отношению к угнетённым народам колоний, по отношению к мусульманским народам.
Конечно же, немалая доля истины в этих словах есть. Но кое о чём господин улем умалчивает. Действительно, почему он ни слова не говорит о расколе во 2-м Интернационале на шовинистов и интернационалистов, о полемике между Каутским и Лениным? Почему, говоря о марксизме, он не упоминает про ленинизм?
Да, рабочий класс Европы (включая сюда Россию и другие империалистические нации) оказался, в общем и целом, как показало развитие событий в последние 100 лет, предателем интересов мирового пролетариата. Но разве можно на этом основании отбрасывать марксизм, если это – наука, основанная на фактах? Разве отбрасывал пророк Мухаммед учения пророков Моисея и Иисуса на том основании, что их последователи (иудеи и христиане) оказались нечестивцами? Нет, ибо он понимал, что одно с другим смешивать в одну кучу неверно.
Данный проповедник противопоставляет примеру «коммуниста» (на деле – агента российского империализма) Мановара Мусо примеры Сукарно и Агуса Салима. Показательно!
Почему он ни словом не упомянул про коммуниста Тан Малаку, выступавшего за союз с исламизмом, и не запятнавшего себя сотрудничеством с российским империализмом, в отличие от Мановара Мусо?
Почему он ни словом не упомянул о том, что Сукарно, который в начале своей деятельности (в 1920-е гг.) был честным революционером, учеником организатора «Сарекат Ислам» Чокроаминото, и выступал за соединение идей национализма, ислама и коммунизма, впоследствии пошёл на недопустимые уступки империалистам – сначала голландским, потом – японским (о чём справедливо писал Тан Малака и многие другие авторы), потом – российским, потом – китайским?
Почему он ни словом не упомянул о расколе в «Сарекат Ислам» в середине 1930-х гг. на «большевистское» и «меньшевистское» крылья (я уже писал об этом расколе в предыдущих своих работах), и о том, что именно Агус Салим возглавил это «меньшевистское» крыло – крыло, погрязшее в недопустимых компромиссах с голландскими империалистами?
Почему он ни словом не упомянул о лидере другого, «большевистского», крыла в этом расколе – будущем лидере Исламского Государства Индонезии Секармаджи Мариджане Картосувирьё (который, кстати, в молодости читал коммунистическую литературу, предоставляемую ему его дядей коммунистом Марко Картодикромо, о чём я уже тоже писал – и это наложило на его взгляды явный отпечаток)? Не потому ли, что на него, на Картосувирьё, индонезийская буржуазия, выполняющая волю своих заморских (российских, американских, китайских) хозяев, навесила ярлык «террориста»?
Т. е., мы видим, что этот улем выражает интересы индонезийской буржуазии, которая противостоит массам мусульманских низов и которая, несмотря на отдельные трения со своими заморскими хозяевами, в критический момент всегда готова предать интересы мусульман в угоду этих своих хозяев. Причём, говорит он всё это крикливым голосом, распаляя эмоции мусульман, с тем, чтобы заглушить у них «голос разума» (разве в Коране не осуждается крикливость?!).
Радует то, что уже далеко не все мусульмане-пролетарии в угнетённых мусульманских нациях попадаются на эту антикоммунистическую удочку лжемусульманских улемов, защищающих интересы своей национальной буржуазии и их заморских хозяев-империалистов. Под приведёнными выше роликами можно встретить кучу возмущённых отзывов.
И что показательно, те же самые «Нахдатуль Улама», которые распаляют в мусульманах истерию против марксизма-ленинизма, неизменно поддерживают официальную буржуазную антиисламскую государственную идеологию «Панча Сила» (что дословно переводится как «5 принципов» и что в своё время было выдумано Сукарно в качестве подмены исламских принципов) в противовес возрождению Халифата и введению законов шариата. Для них ислам, в чисто буржуазном секуляристском духе, ограничен обрядами, областью духовности, и оторван от общественной жизни.
А официальные представители Хизб ут Тахрир Индонезии (ХТИ) боятся прямо и открыто выступить против «Панча Сила». Например, один из них, Исмаил Юсанто, на провокационный вопрос телеведущего: «Вы за Халифат или за Панча Сила?», вместо того, чтобы ответить прямо, начал пускаться в уловки: мол, «переход к Халифату – это долгий и сложный процесс» и т. п. Конечно, за ответ «Я за Халифат, а не за Панча Сила» его бы тут же посадили в тюрьму, о чём верно пишут в отзывах к тому видеоролику, но разве должно это останавливать честного мусульманина, честного революционера?! Вспоминается случай времён 1-й мировой войны в одной из европейских стран, о котором писал Ленин: когда рабочие спросили депутата-социалиста, почему он голосовал в парламенте за военные расходы, тот ответил: «Но ведь, если бы я не проголосовал так, меня могли бы посадить!», на что один из рабочих спросил: «И что в этом плохого?!». Действительно, пролетарии рискуют жизнью и свободой практически ежедневно, как же тогда может представитель их интересов бояться риска, тем более, когда этот риск оправдан?! Ведь такое смелое слово, брошенное в лицо тиранам, к тому же, человеком публичным, всегда возымеет огромный резонанс в обществе!
Аналогично и вышеупомянутый Феликс Сиау. На обвинения в том, что ХТИ выступает против Панча Сила, он, пользуясь тем, что красивыми словами этих принципов, имеющих арабское, кораническое происхождение, можно крутить-вертеть как угодно, начинает доказывать, что-де на самом деле, ХТИ не выступает против Панча Сила. Что это, как не наихудший оппортунизм?!
С другой стороны, многие мусульмане Индонезии уже понимают, что Панча Сила – это наследие европейских колониалистов (по меткому выражению одного мусульманина, герои национально-освободительной борьбы против голландцев 19-го и начала 20-го веков, которые все вели эту борьбу под знаменем ислама, «перевернулись бы в гробу», узнав, что ислам был подменён какими-то «принципами Панча Сила»); понимают, что сегодня принципы «Панча Сила» пришли в явное противоречие с интересами народных масс.
* * *
Перейдём к вопросу о хиджре.
Рассмотрим сначала те обстоятельства, которые привели нас к этому вопросу (я уже начал немножко разговор об этом в своей предыдущей работе, «Исламское знание и современная наука» за 2018 г.).
Мы ведём свою деятельность с 2001 г. Мы ставили перед собой задачу вырвать российский пролетариат из-под влияния рабочей аристократии, воспитать российский пролетариат в духе интернационализма, революционного пораженчества по отношению к российскому империализму, в духе солидарности с исламской революцией в угнетённых нациях (прежде всего, в колониях и сферах влияния российского империализма).
Однако, в последние годы мы стали замечать, что наша работа плодов практически не приносит – не получается вырвать российский пролетариат из-под влияния рабочей аристократии. Конечно, можно всё списать на нашу усталость от многолетней борьбы, на то, что мы прилагали недостаточно усилий и т. п. (именно так мы и рассуждали раньше). Однако, мы видим, что сегодня у подавляющего большинства населения России есть выход в Интернет – тем более, что пролетарские революционеры являются зачастую выходцами из непролетарской, интеллигентской среды (пусть и из околопролетарской), а у такой среды сегодня практически у всей есть выход в Интернет. Т. е., если бы потенциальные пролетарские революционеры в современной России были в достаточном количестве, то это дало бы о себе знать благодаря Интернету, несмотря на все препятствия, чинимые буржуазией, оппортунистами и спецслужбами. Однако, мы видим, что этого не наблюдается (или почти не наблюдается).
«Нет пророков, в дела которых не вмешался бы дьявол» - слова из Корана, которые мы уже обсуждали выше. Мы уже сказали, что это относится и к самому пророку Мухаммеду, и к революционерам после него (и к Марксу, и к Энгельсу, и к Ленину, и к нам самим). Действительно, как мы уже говорили выше, в общем и целом, что касается неизбежности «дня расплаты», который придёт независимо от того, доживёт ли данный человек до него или нет, пророк Мухаммед был прав, а кяфиры, идолопоклонники, которых он критиковал, были неправы. Но в отдельных деталях (в том, что возрождение после смерти в буквальном смысле этого слова не произойдёт) были правы эти кяфиры, и современная наука, опирающаяся на факты (на «аяты Аллаха», говоря языком Корана), это строго доказала.
Аналогично и с Марксом, Энгельсом и Лениным. В общем и целом они, разумеется, были правы, критикуя оппортунистов, мелкобуржуазных революционеров и т. п. Но в отдельных деталях частенько бывали правы и эти оппортунисты и мелкобуржуазные революционеры, чему можно найти немало примеров (я уже писал об этом на примере противников марксизма Герцена, Бернштейна и т. д.), и эти детали зачастую впоследствии бывали учтены марксизмом – в частности, в ленинской теории империализма.
Так же и в нашем случае. В последние годы мне часто доводится обдумывать заново дискуссии прошлых лет, и сегодня я понимаю, что в отдельных деталях были правы наши оппоненты-оппортунисты, несмотря на то, что в неверности их взглядов в общем и целом я убеждён и сегодня. В чём-то прав был оппортунист Марлен Инсаров, когда говорил, что «революционный пролетариат умер» - а именно, в том, что революционный пролетариат умер в России и вообще в империалистических нациях; неправота Инсарова заключалась в том, что он случай России обобщал на все нации, и выводил отсюда ошибочность марксизма, т. е. поступал как явный буржуй, мещанин, кяфир, не верящий в революцию, в яум аль-кыямати («день расплаты»).
В чём-то прав был оппортунист Здоров, верно критиковавший меня за то, что я представлял ход исторического процесса слишком прямолинейно, механистически, и считал, что реформы 1990-х гг. в России и обнищание немалой доли населения России в те годы породили в России революционный пролетариат. Однако, в том, что в общем и целом Здоров, по-мещански фыркающий на диктатуру вообще (и на буржуазную, и на пролетарскую), отрывающий национальный вопрос от экономики и т. п., был неправ, я убеждён и сегодня.
В чём-то прав был оппортунист Бунтарь, отчасти верно критиковавший меня по вопросу о том, что есть пролетариат, однако, в неверности его общих взглядов, его исламофобии и т. п. я, разумеется, убеждён и сегодня (причём та его критика в мой адрес как раз по нему самому и бьёт, но об этом ниже).
Итак, пришло для нас время сделать «работу над ошибками».
Как я уже писал выше, мы пытались, и пытались, пожалуй, довольно упорно вырвать российский пролетариат из-под влияния рабочей аристократии. В этом мы следовали ленинской линии, ленинской стратегии времён 1-й мировой войны – линии борьбы против «своего», российского империализма. Но в этом мы, как и честные марксисты Западной Европы и США в 20-м веке, потерпели «фиаско» (в отличие от ленинской партии в России 100 лет назад).
Могут возразить: украинская революция привела к кое-какому, вроде как «революционному», пораженчеству среди определённой (пусть и небольшой) части российского общества. Но мы видим, что это «пораженчество» на деле является чисто либеральным, оно нисколько не против российского империализма, а лишь против режима Путина, который, якобы, не может обеспечить уровень жизни россиян «как в нормальных странах» (читай – империалистических странах Запада). Мы видим, что наши слова о том, что Россия – такая же империалистическая нация, как и Запад, и что в России, как и на Западе, огромные слои населения подкуплены за счёт грабежа колоний, либо оставляются без внимания, либо встречаются насмешками и руганью (путинисты видят в нас либералов, либералы – путинистов).
Итак, мы потерпели «фиаско».
В чём причины этого «фиаско»?
В своё время Маркс писал на примере Англии, которая в середине 19-го века уже стала империалистической нацией, о том, что «паразитизм накладывает отпечаток на всю нацию» - т. е., в том числе, и на пролетариат этой нации, и это очень важно. Очевидно, «отпечаток» этот является гораздо более существенным, чем мы надеялись ранее.
К сожалению, Маркс, Энгельс и Ленин не оставили (или почти не оставили) подробных инструкций о том, как должны действовать пролетарские революционеры империалистических, загнивающих наций в подобных случаях, когда загнивание уже достаточно сильное, и пропаганда революционного пораженчества уже результата не даёт – короче говоря, инструкций по вопросам о тактике. Вернее, кое-что об этом писал Ленин в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» и некоторых статьях того же периода (после 1917 г.). Но, как показывает практика, эта «левизна» оказалась не «детской» болезнью, не «болезнью роста», а скорее «старческой», «предсмертной» болезнью европейского марксизма. Здесь, как я уже писал в своей работе «Исламское знание и европейская наука» (2018 г.), Ленин отчасти сбивается в евроцентризм, хотя огульно отбрасывать эту его работу было бы тоже неверно.
Итак, Ленин справедливо писал об империализме как о капитализме загнивающем. Но ленинский анализ империализма был во многом самым-самым общим, самым-самым сырым, самым-самым «черновым», о чём верно пишут современные западные ленинисты Эльбаум и Сельтцер и другие. Причём, часто Ленин мог сбиваться на позиции марксизма доимпериалистической эпохи (как в вышеупомянутой «Детской болезни левизны в коммунизме»).
Как же нам, марксистам-ленинистам загнивающих наций, поступать? Очевидно, чтобы лучше понять суть дела, нужно, ни в коем случае не отбрасывая марксизм-ленинизм, искать и другие серьёзные источники революционной мысли – в том числе и прошлых эпох (т. к. серьёзных источников современной эпохи по данному вопросу мы видим крайне мало), рассматривающие как раз такие (или подобные) загнивающие нации.
ИМЕННО ТАКИМ ИСТОЧНИКОМ И ЯВЛЯЕТСЯ КОРАН.
Действительно, мы видим, что в Коране десятки раз рассматриваются города-государства как раз на такой стадии, стадии загнивания. Судя по всему, как раз таким был родной город пророка Мухаммеда – Мекка, где Мухаммед как раз и начал свою пророческую деятельность. На это указывает то, что подавляющее большинство жителей Мекки на агитацию пророка Мухаммеда не откликнулись, встретив его проповеди высокомерными насмешками и угрозами (какая до боли знакомая картина!), о чём также много раз упоминается в Коране. В Коране упоминается, что пророк Мухаммед очень переживал из-за того, что подавляющее большинство жителей Мекки ему не верят, и даже хотел покончить жизнь самоубийством (вспоминается пример Больцмана, одного из основоположников квантовой физики, который также отстаивал истину один против всех, и, не выдержав подобных насмешек, покончил жизнь самоубийством). На это Аллах (что в свете современной науки нужно понимать как «законы природы», о чём мы уже говорили выше) для моральной поддержки его ниспослал ему притчи о городах-государствах прошлого, жители которых также были высокомерны и не прислушивались к тому, что говорят им их пророки (как я уже писал, в этом ниспослании нет ничего сверхъестественного, мистического: руины этих городов-государств зачастую находились не так уж далеко от тех мест, и пророк Мухаммед, путешествуя с торговыми караванами верблюдов, очевидно, не раз их видел и не раз слышал предания о них из уст и иудеев, и христиан, и других). В Коране немало притч именно о таких городах-государствах – именно на стадии загнивания – та же притча о пророке Нухе (Ное), которую я уже цитировал в своей работе «Исламское знание и европейская наука» (2018 г.), притча о пророке Луте (Лоте), который, как сказано в комментариях, жил в Содоме, и т. д. Исключением являются притчи о пророке Моисее – евреи (Бани Исраиль) поддержали его (как и российский пролетариат поддержал Ленина в 1917 г.), тогда они не были загнивающими, а были рабами у египтян (а вот египтяне были загнивающими), и работали, в большинстве своём, на постройке египетских пирамид (в чём-то сродни гастарбайтерам из Средней Азии в России); с другой стороны, сам Египет Фараона был загнивающим.
Конечно, мы не собираемся толковать буквально мистические элементы этих притч: то, что Аллах уничтожил Содом дождём из камней и т. п. Очевидно, на деле там были и экономические кризисы, и демографические, о чём я также писал в работе «Исламское знание и европейская наука».
И какое же решение вопроса Аллах ниспослал пророку Мухаммеду?
ХИДЖРА!
К сожалению, по вопросу о хиджре я не нашёл много литературы из современных источников, в которых этот вопрос серьёзно и в революционном духе увязывался бы с современностью (хотя признаЮ, что изучил далеко не все источники – те же арабские не смотрел из-за плохого знания языка).
К примеру, Такиуддин ан-Набхани в своей работе «Исламское государство» рассматривает этот вопрос лишь вскользь. Как я уже писал выше, у Такиуддина ан-Набхани немало идеализма, он ставит на первое место идею, волю, и недостаточно уделяет внимание материальным корням этой воли. Так же и здесь: когда читаешь данную работу, то складывается впечатление, что пропаганда пророка Мухаммеда в Мекке шла в гору, и лишь угрозы жизни со стороны его противников заставили его совершить хиджру (что переводится как «уход», «удаление»), т. е. уйти из Мекки в Медину. Я считаю, что это – сильное упрощение, ведь в Коране говорится:

«И не равны живые мёртвым. Поистине, Аллах даёт слух тому, кому он пожелает, и ты [Мухаммед] не сможешь сделать слышащими тех, кто в могиле [т. е. идолопоклонников Мекки]» [Сура 35 (Фатыр): 22]

Действительно, как мы прекрасно видим на примере современной России, обращаться с революционной пропагандой к представителям нации загнивающей (даже к представителям беднейших слоёв этой нации), за редчайшими исключениями, ПРОСТО БЕСПОЛЕЗНО, точно так же, как бесполезно обращаться с революционной пропагандой к представителям непролетарских классов, чему верно учит марксизм-ленинизм. К сожалению, Такиуддин ан-Набхани этого не понимал – у него присутствует народническое желание обращаться с революционной пропагандой к представителям всех классов (и пролетарских, и непролетарских) мусульманских наций, т. е., говоря словами Корана, и к тем, кому Аллах дал слух, и к тем, кому он его не дал.
Единственный из современных авторов (из тех, кого я нашёл), который подробно рассмотрел данный вопрос, это вышеупомянутый основатель Исламского Государства Индонезии Секармаджи Мариджан Картосувирьё. Как я уже писал в своём предисловии к переводу работы Тан Малаки «Мадилог», с одной стороны, Картосувирьё твёрдо придерживался основ ислама, и это хорошо; с другой стороны, он недостаточно уделял внимание приведению ислама в соответствие с современной наукой, и это плохо. Тем не менее, я считаю, что на анализ Картосувирьё мы тоже во многом должны опираться, потому что он во многом является верным.
По данному вопросу Картосувирьё написал 2 основные работы – «Позиция хиджры ПСИИ» (1936 г.) (http://alchaidar.blogspot.com/2008/09/sikap-hidjrah-psii-i.htmlи http://alchaidar.blogspot.com/2008/09/sikap-hidjrah-psii-ii.html) и «Программа действий хиджры» (1940 г.) (http://alchaidar.blogspot.com/2008/09/daftar-oesaha-hidjrah.html). Написание этих работ связано с упомянутым выше расколом в Партии Сарекат Ислам Индонезия (ПСИИ) на «большевистское» крыло (ПСИИ-хиджра, лидер - Картосувирьё) и «меньшевистское» крыло (ПСИИ-просветитель, лидер Агус Салим).
Конечно, в этих работах Картосувирьё не пишет непосредственно об обстановке внутри загнивающих наций. Однако, нужно учесть, что народившаяся национальная буржуазия внутри угнетённых мусульманских наций во многом переняла культуру колониалистов, и, несмотря на все её противоречия с колониалистами, она была ближе именно к ним, чем к угнетённым мусульманским массам; идеологией этой национальной буржуазии был (и сегодня является) «светский» (неисламский) национализм (пусть он зачастую и «приправлен» исламскими фразами). Следовательно, её, эту национальную буржуазию, которая на деле была (и сегодня является) неоколониальными марионетками империализма, можно также рассматривать как часть наций империалистических.
Рассмотрим факты из новейшей истории, и подумаем, насколько здесь применимо то, о чём говорится в Коране, и то, о чём пишет Картосувирьё.
Я уже писал в своей работе «Исламское знание и европейская наука» (2018 г.), что марксизм в своём анализе экономики уделяет высокое внимание коротким, десятилетним циклам, но уделяет мало внимания длинным циклам, которые впервые были серьёзно рассмотрены в Коране, а затем, более подробно – исламским историком 14 века Ибн Хальдуном (Ибн Хальдун оценивал их продолжительность в 120 лет).
Мало внимания этим длинным циклам уделял и я, с чем и связан был мой былой уклон в механический материализм, и, как следствие, в идеализм (т. е., я пытался, говоря языком Корана, «сделать слышащими тех, кому Аллах запечатал слух» – российских пролетариев, ставя на первое место свою волю, волю революционного авангарда, и не учитывая объективной обстановки). Пришло время исправить эту ошибку.
Рассмотрим обстановку, предшествующую революции 1917 г. в России. Что мы видим? Мы видим, что революции, ещё примерно лет за 100 до неё, начал предшествовать резкий рост населения, тогда как в Западной Европе этот рост уже замедлялся (кстати, историки говорят о том, что резкий рост населения был и у евреев в Древнем Египте перед их уходом под предводительством пророка Моисея из египетского рабства). Мы видим, что примерно тогда же (или, возможно, чуть позже), начался рост промышленности, в том числе крупных предприятий. Конечно, этот рост промышленности и рост крупных предприятий был не таким грандиозным, как в годы первых сталинских пятилеток, но, всё же, он был.
Этот рост промышленности и рост крупных предприятий сопровождался обнищанием, пролетаризацией огромных масс населения России. Т. е., хоть под пролетариатом и неверно понимать фабрично-заводских рабочих, а нужно понимать именно беднейшие слои населения, о чём верно писал Ленин, критикуя народников, и о чём много говорил я, критикуя исламофобов Бунтаря, Трофимова и др., но рост пролетариата (и как следствие – рост революционного пролетариата) происходит в тех нациях и в те периоды времени, где и когда происходит этот рост промышленности и рост крупных предприятий. Т. е., кое в чём, как я уже сказал, Бунтарь и Трофимов были правы, а я допускал уклон в механический материализм.
Итак, рост пролетариата происходит не только на заводах и фабриках, но, как бы, «вокруг» этих заводов и фабрик.
С другой стороны, как я уже сказал, рост промышленности и рост крупных предприятий после революции 1917 г., в годы первых сталинских пятилеток был более грандиозным, чем до революции, но он уже не сопровождался ростом пролетариата внутри российского общества, а сопровождался ростом рабочей аристократии внутри российского общества (как и ростом пролетариата в нациях, угнетённых Россией, разумеется). Конечно, это обусловлено объективными причинами – освобождением промышленности от феодальных «оков» в ходе революции, и, как следствие, концентрацией капитала в руках финансово-промышленных групп и повязанного с ними государства, монополизацией, огромным ростом ростовщических сверхприбылей и т. п.
В последние же десятилетия мы видим «деиндустриализацию» в России, США, Европе и других империалистических нациях. Промышленность «слоями» переносится в менее развитые страны: сначала – добывающая, потом – понемножку уже и обрабатывающая. Это и создаёт социальную базу для революции в угнетённых (сегодня – прежде всего мусульманских) нациях.
Действительно. Мы видим в последние десятилетия огромный «демографический взрыв» в беднейших, преимущественно мусульманских, нациях Азии и Африки, когда население удваивается каждые 10-30 лет (в 2008 г. численность мусульман была 1,2 млрд., в 2019 г. – уже 1,8 млрд. человек; лет 15 назад население Африки перевалило за 1 млрд., сегодня оно –
уже 1,4 млрд. человек). Мы видим в этих нациях некоторый рост промышленности (получателями выгод от которого являются пока нации богатые). Мы видим в этих нациях немалый рост бедности, социальных проблем и т. п. И, как следствие, мы видим в этих нациях всё возрастающее стремление к возрождению Исламского Халифата.
Конечно, определённая доля населения живёт в бедности и внутри богатых наций. Но, во-первых, эта доля значительно меньше половины, т. е. бедняки богатых наций варятся в соку империалистического среднего класса и перенимают его предрассудки. Во-вторых, беднота эта уже не представлена в производительном секторе экономики, как беднота наций угнетённых. А для формирования цельного революционного материалистического мировоззрения, очевидно, как раз необходима «школа» промышленности, ознакомление с техникой, с законами физики, с законами природы – причём такая «школа», которая позволила бы увязать законы природы вообще с законами исторического развития в частности.
Из новейшей истории мы знаем, что нациям крестьянским свойственны мистические предрассудки, что связано с патриархальным укладом их жизни, неразвитостью техники и т. п. Аналогично было и в России где-то до середины 19-го в. Потом развитие техники и крупной промышленности, как следствие – развитие наук (которое, как известно, взаимосвязано с развитием технологий) – привело к тому, что российская нация вылезла на какое-то время из болота мистики. Православие как официальная государственная идеология в 1917 г. сменилась диалектическим материализмом (который, впрочем, уже через несколько лет стал перегнивать в обновлённую мистику с поклонением Ленину, «великому и могучему Советскому Союзу» и т. п.). Развитие техники и связанное с ним развитие естественных наук продолжалось ещё несколько десятилетий, но материализм естественных, технических и т. д. наук уже всё меньше и меньше увязывался с материализмом наук общественных. Развивалось разделение труда, обособление «естественных» наук от «гуманитарных» (т. е. общественных), которое шло в ногу с империалистическим подкупом научных специалистов. Дух «универсальности», позволяющий российскому народу видеть «за деревьями лес», постепенно утрачивался.
Сегодня же, после реформ 1990-х гг., мы видим, что молодое поколение россиян (хоть оно урбанизированное и «продвинутое», разбирается в мобильных телефонах и компьютерах) уже, в общем и целом, не так хорошо ориентируется в технике, как поколение их отцов и дедов, «поднимавших» страну; уровень технических знаний у большинства современных молодых россиян сводится к знаниям типа «на какую кнопку нажать», без понимания причинно-следственных связей. А та часть современного общества России и других загнивающих наций, которая является технически грамотной, разбирается в законах физики и т. п., являются узколобыми специалистами (причём подкупленными зажиточным положением), жертвами разделения труда, и не увязывает материализма естественных, технических и т. д. наук с материализмом наук общественных. Россия (как и Европа, как и США – а сегодня и Китай, и уже во многом и Индия) снова погружается во мрак мистики (пусть и обновлённой, припудренной модными «научными» словечками), не успев из него вынырнуть.
Т. е., как индустриализация России и других европейских наций 100-200 лет назад вела к «повышению спроса» на знание естественных наук в этих нациях, точно так же сегодняшняя «деиндустриализация» России и других загнивающих наций закономерно ведёт к «падению спроса» в этих нациях на знание естественных наук. Точно так же, как во времена революций в этих нациях эти изменения в экономике влекли за собой замену мистического мировоззрения на материалистическое, сегодня последующие изменения в экономике этих наций влекут за собой уже замену материалистического мировоззрения на мистическое. У этих наций пропадает способность «видеть за деревьями лес», т. е. видеть за отдельными фактами общие закономерности, увязывать материализм естественных наук с материализмом наук общественных. А ведь это является необходимым условием для пролетарской революции.
Действительно. В Коране мы встречаем на каждом шагу примеры из природы – чередование дня и ночи, чередование сезонов засухи и урожаев, периодичность в движении небесных тел (циклы Луны), и проводится аналогия с чередованием периодов расцвета и упадка в жизни наций. Пророк Мухаммед прекрасно понимал, что общественным процессам, как и процессам в природе, свойственны свои циклы (действительно, ведь общество – это тоже часть природы). Т. е., пророк Мухаммед потому и смог подняться до материализма в применении к обществу, до исторического материализма, что был человеком очень наблюдательным, и смог увязать цикличность процессов в природе с цикличностью процессов в обществе – цикличностью, которая не зависит от воли надменных царей-тиранов, богачей и прочих «сильных мира сего».
Действительно. В Коране приводится пример, как египетский фараон, чтобы предотвратить победу пророка Моисея, отдал приказ убивать всех младенцев мужского пола (евреев), которые были детьми сторонников пророка Моисея, но толку это не принесло, от гибели это фараона не спасло. Так же и сегодня. Из официальной статистики мы видим, что в 2018 г. естественная убыль населения России (без учёта Северного Кавказа, т. к. это – другая экономическая зона, угнетённые нации, и там население, в отличие от собственно России, растёт примерно на 60 тыс. в год) составляла чуть больше 300 тыс. человек. Потом (примерно около года назад или чуть больше) премьер-министр Медведев объявил о вложении 3 трлн. р. в улучшении демографической ситуации. И что же? В 2019 г. естественная убыль населения России (опять же без учёта Северного Кавказа) составила уже почти 400 тыс. человек.
Сегодня же Путин заявляет о вложении уже 4 трлн. р. в улучшение демографической ситуации…
С другой стороны, сколько загнивающие нации ни бомбили мусульманские страны, население там всё равно очень быстро растёт.
Как видим, современные кяфиры совершенно не извлекают уроков из истории.
Не лучше и либеральные критики Путина, вопящие о том, что, мол, Путин недостаточно денег вкладывает в демографию (мол, «вот в нормальных странах…»). Они даже и не замечают, что население растёт как раз в тех странах (беднейших странах Азии и Африки, преимущественно мусульманских), где народ живёт в бедности, и правительство никаких подачек молодым семьям не делает, а в тех странах («в нормальных странах»), где правительство, как и в России, делает подачки молодым семьям (как в Европе и США), население точно так же сокращается.
С другой стороны, неверно изображать, что рост населения в мусульманских странах обусловлен, якобы, их мусульманским «менталитетом» - мол, «у них всегда традиционно семьи были большие», как часто можно услышать от российских обывателей. Специалисты по демографической статистике утверждают, что 100-150 лет назад рождаемость на Северном Кавказе была ниже, чем в России, и догнала Россию лишь в середине 20-го в. Т. е., уровень рождаемости обусловлен фазами экономического цикла развития данной нации, в частности – развития капитализма, обусловлен «волей Аллаха», если говорить языком Корана, а не людской волей.
Вернёмся к вопросу о циклах в природе и обществе. Здесь нужно сделать одно важное уточнение. Разумеется, точку зрения пророка Мухаммеда, понимавшего, что общественным процессам, как и процессам в природе, свойственны свои циклы, нельзя ставить в один ряд с точкой зрения идеалиста Богданова, которого Ленин справедливо критиковал в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм» и других работах того же периода. Пророк Мухаммед, в отличие от Богданова, не переносил выводов, полученных из циклов жизни растений, движения небесных тел, на человеческое общество. Нет, пророк Мухаммед рассматривал факты из истории человеческого общества, наций, городов-государств прошлого точно так же, как рассматривал факты из жизни растений и движения небесных тел, и уже только потом делал выводы. Богданов же, наоборот, законы из физики (тот же закон сохранения энергии) переносил на общество (к примеру, говорил об «энергетических вампирах», причём прямо подчёркивал, что говорит об этом в прямом смысле слова), т. е., по сути, улетал из мира фактов в облака поэзии (напомню, что Коран осуждает поэтов – там есть сура «Поэты» (Аш Шу’ара’ (26)), в которой сказано, что «поэты бродят во всех долинах» (аят 225), т. е. болтают о том - о сём, не придерживаясь строго фактов). Из того, что и в природе, и в обществе есть свои циклы (хотя эти циклы совершенно различные и по длительности, и по характеру своему и т. д.), Богданов делал вывод, что весь материальный мир является плодом некой бестелесной идеи, существовавшей до этого материального мира. Т. е., взгляды Богданова, в отличие взглядов пророка Мухаммеда, были идеализмом. Взгляды Богданова намного ближе к той современной мистике, которая окутала сегодня нации загнивающие («карма», «энергетика», «полтергейсты» и т. п.), и которой эти нации пытаются сбить мусульман с пути истинного.
Я рассматривал кратко взгляды Богданова в своей работе «Анализ произведений Троцкого и Богданова» за 2008 г. Почему я здесь вспомнил про Богданова, так это потому, что в той своей работе я допустил некоторый уклон в механический материализм, назвав эту богдановскую бестелесную идею словом «бог», тогда как «бог» в Коране, как я уже сказал выше, означает совсем другое. Поэтому, опасаясь, что та моя неточность формулировки может быть использована империалистами и их лжемусульманскими агентами, чтобы вбить клин между исламом и марксизмом, я и вспомнил здесь об этом моменте.
Теперь вернёмся конкретно к циклам «жизни» наций, точнее – к фазам внутри одного цикла. В своей работе «Исламское знание и современная наука» (2018 г.) я уже цитировал мусульманского историка Ибн Хальдуна по этому вопросу, но только вскользь. Рассмотрим этот вопрос чуть подробнее.
В Коране есть притча о том, как Аллах, проверяя одного из своих пророков (насколько я помню, Ибрагима (Авраама)), насколько тот верен ему, велел ему принести ему в жертву собственного горячо любимого сына. И когда этот пророк уже занёс свой нож над его шеей, Аллах отменил свой приказ – таким образом, проверка была выдержана, и Аллах обеспечил этому пророку материальное благополучие.
Разумеется, и эту притчу, как и притчу о сотворении мира и другие притчи Корана, мы не должны воспринимать буквально. Разумеется, от нас не требуется убивать безвинного ребёнка. Но суть этой притчи – в том, что ради достижения общественного прогресса и связанного с этим достижения мирских благ зачастую нужно пожертвовать самым дорогим, что у тебя есть.
В 1917 г. российский пролетариат оказался способен пожертвовать самым дорогим, что у него было – имперскими амбициями, сверхприбылями от грабежа колоний, пойдя за Лениным и выступив за поражение своего отечества в 1-й мировой войне. Поэтому он и смог победить в революции. С этим как раз и связан был последующий экономический скачок первых пятилеток и победа во 2-й мировой войне – именно с этим, а не с тем, что у россиян есть какой-то мифический «ген победителей», как утверждает Путин, поклоняющийся идолу России, шипящий на Ленина, «заложившего ядерную бомбу под Россию», но при этом восхваляющий победу СССР во 2-й мировой войне, не понимая, что без первого не было бы и второго.
Итак, на 1-й стадии после революции 1917 г. российской нации (точнее – российскому революционному пролетариату, который был в этой нации меньшинством, пусть и значительным, но который смог повести всю эту нацию за собой) был свойственен пролетарский интернационализм и самоотверженность (пусть и не всегда) в отстаивании интересов мирового пролетариата. На 2-й стадии (при Сталине, отчасти при Брежневе) мы видим, что этот пролетарский интернационализм сменился уже великодержавным российским национализмом под «социалистической» маской. Однако, самоотверженность на этой стадии была также очень сильна (при Брежневе уже значительно меньше) – но уже не по отношению к мировому пролетариату, а по отношению к «социалистическому» отечеству. На 3-й же стадии, которая отчасти началась уже при Брежневе, а в полной мере – после реформ 1990-х гг. (когда уже «ставшая давить» маска пролетарского интернационализма была сорвана, и на первое место был поставлен неприкрытый национальный интерес), националистический коллективизм, самопожертвование ради своей нации на деле во многом сменяется уже индивидуализмом. Средний современный россиянин (хоть буржуй, хоть пролетарий) рьяно поддерживает колониальную политику властей, но лишь до того момента, пока не требуется личных жертв с его стороны. Это мы прекрасно видим на примере аннексии Крыма и обострения драчки между Россией и Западом за Украину в 2014 г., когда в первые месяцы это привело к всплеску патриотических чувств у подавляющего большинства российского народа, чем правящие классы не упустили случая воспользоваться, начав повышать цены и квартплату, что уже примерно через год-другой привело к озлобленному ворчанию против властей среди доброй половины российского народа. Однако, в отличие от 1-й мировой войны, это не привело к росту революционного пораженчества в российском обществе, а привело лишь к недовольству на чисто экономической почве. Мы видим, что механически опыт Ленина времён 1-й мировой войны на современную Россию переносить неверно. Как в своё время в Англии буржуазия «переделала» пролетариат «под себя», обуржуазила его, о чём писал Энгельс, так же и российская буржуазия при Путине «переделала» российский пролетариат, научившись мастерски уводить всё его недовольство в чисто экономическое русло. Разумеется, это не значит, что российская буржуазия научилась контролировать законы исторического развития – нет, потому что, во-первых, этот подкуп происходит за счёт пролетаризации десятков миллионов людей в угнетённых нациях (прежде всего – мусульманских), а во-вторых, такой подкуп, в конечном счёте, ведёт к тому, что российский народ изнеживается, и уже оказывается неспособным идти на жертвы ради защиты своих же империалистических интересов (как те же американцы, над которыми ещё лет 15 назад Россия смеялась). Сама идея принесения себя в жертву «родине», хоть и декларируется напоказ, но в душе в неё мало кто верит. Любое самопожертвование (хоть ради «родины», хоть ради революции) воспринимается подавляющим большинством россиян как безумие. Естественно, такая нация уже близка к гибели.
В своё время, в 1990-е гг., оппортунист Зюганов заявил, что «Россия исчерпала лимит на революции», чем вызвал гнев многих коммунистов, в том числе и лично мой. Сегодня же я вижу, что здесь Зюганов оказался прав: Россия (в смысле – нация, а не территория) действительно исчерпала лимит на революции. Однако, патриот Зюганов «забыл» добавить, что та нация, которая исчерпывает лимит на революции, т. е. фактически лимит на обновление, вскоре гибнет.
Да, в своей борьбе за умы российского пролетариата мы потерпели «фиаско», и это было обусловлено, в том числе, и «деиндустриализацией» России, которая, как бы, «запечатывает» глаза российскому пролетариату, лишает его способности увязывать материализм естественных наук с материализмом наук общественных, лишает его способности «видеть за деревьями лес», видеть за отдельными фактами общие закономерности. Но, говоря словами Корана, Аллах «утешает» нас – медленно, но верно стирая российскую нацию с лица земли.
Что же сказано в Коране о загнивающих нациях?
В Коране десятки раз упоминаются взаимные склоки между бедными (простыми, не знатными) и богатыми (власть предержащими) жителями таких «грешных» городов-государств как Содом и т. п. (которые не захотели слушать своих пророков) в адском огне. Бедные жители высказывают своё возмущение в адрес богатых: мы вам верили, а вы нас сюда завели! На что богатые отвечают: вы сами поклонялись идолам, мы вас не заставляли. Бедные в ответ: неправда, вы постоянно прибегали ко своим уловкам, чтобы склонить нас к поклонению идолам.
На первый взгляд может показаться, что здесь в Коране отсутствует классовый подход – и знать, и простой люд «грешных» городов-государств одинаково будут гореть в адском огне. Однако, ведь и Маркс писал на примере империалистической Англии, что паразитизм накладывает отпечаток на ВСЮ нацию! Так что мы видим, что здесь расхождения с марксизмом в Коране никакого нет.
Кроме того, в Коране говорится о взаимной грызне внутри таких «грешных» наций – не только в адском огне, как в приведённом выше примере, но и вообще. К примеру, там говорится, что наказание застигнет грешников в тот момент, когда они будут спорить между собой. И действительно, мы видим сегодня, во-первых, грызню двух империалистических блоков (с одной стороны – Запад, с другой – Россия и Китай), а, во-вторых, грызню всех против всех внутри каждого из этих империалистических блоков: консерваторы – против либералов, сталинисты – против троцкистов, левые – против правых, феминистки – против мужских шовинистов (и вообще мужчины против женщин), родители – против детей (и вообще молодёжь против стариков), геи – против гомофобов, верующие – против атеистов, (лже-)христиане – против (лже-)мусульман, народ – против властей (исключительно за кусочек пожирнее: «поменьше работать – побольше получать») и т. д. и т. п. С одной стороны, 90% населения здесь, в этих нациях, чем-то, да возмущены, однако наше желание вырастить из этого возмущения зрелый революционный протест оказывается несбыточным, т. к. возмущение это за рамки капитализма упорно идти не хочет, это возмущение – не более чем конкурентная грызня, желание «перетянуть одеяло на себя», желание получить побольше кусочек от ростовщических империалистических сверхприбылей, полученных от грабежа пролетариата угнетённых мусульманских наций. Упрощённо говоря, здесь – все друг против друга, но практически все едины в своей вражде к возрождению Исламского Халифата. Пролетарская точка зрения внутри этих наций, если она и встречается изредка, то просто-напросто тонет в этом многоголосом хоре.
Подобная ситуация уже была в регионе Средиземноморья во времена жизни пророка Мухаммеда. Индийский марксист М. Н. Рой (см. мой перевод его работы «Историческая роль Ислама») справедливо пишет, что империи того времени (Римская, Византийская и т. д.) находились как раз на такой стадии предсмертного загнивания. Т. е., в «ниспослании» пророчества Мухаммеду не было ничего сверхъестественного – оно было «велением времени». Идеолог современного исламизма египтянин Сайид Кутб в комментариях к одному из аятов Корана цитирует одного историка о состоянии общества этих империй на краю гибели: грядущую гибель этих империй чувствовали многие думающие люди (далеко не только один пророк Мухаммед!), но подавляющее большинство из них либо избрали путь карьеры на службе у тиранов, либо ушли от общества в уединение, в монашество, в пустыню и т. п. Т. е. потенциальных пророков было много, но просто они, в отличие от пророка Мухаммеда, не довели дело до конца.
И, точно так же как и сегодня, происходила междоусобная грызня между десятками различных течений, школ, направлений, хотя все они выросли из изначально прогрессивных источников, иудаизма и христианства – по сути, из единого прогрессивного источника, из единобожия (об этом также пишет тот историк, цитируемый Кутбом). В связи с этим Кутб цитирует один из аятов Корана, что взгляд иудеев на христиан (мол, «их учение – ложное»), как и взгляд иудеев на христиан (аналогично: мол, «их учение – ложное»), ничем не отличаются от взглядов идолопоклонников и на тех, и на других. Так же и сегодня: традиционные мусульмане (лжемусульмане) в загнивающих нациях шипят на марксизм, марксисты (лжемарксисты) шипят на ислам, христиане шипят и на марксизм, и на ислам, не видя того, что у этих учений – общий прогрессивный источник. А объединяет этих «мусульман», «марксистов» и «христиан» то, что они все вместе хором шипят на Исламское Государство.
Кроме того, в одном из аятов Корана, посвящённом положению дел в одном из городов-государств незадолго до его гибели (насколько я помню, в Содоме), говорится о том, что там было две партии. В комментарии к этому аяту говорится, что речь идёт о партии грешников и партии праведников. Однако, судя по всему, такая трактовка неверная, ибо там же говорится, что праведники составляли там очень маленькую группку – такую группку вряд ли можно назвать партией. Очевидно, речь идёт о двух конкурирующих партиях грешников. Так же и сегодня в империалистических нациях: огромное разнообразие всевозможных больших и маленьких партий, течений, групп внутри каждой из этих наций мы можем условно свести к двум основным партиям – партии консерваторов и партии либералов (к примеру, в России это партия Путина и партия Навального), причём обе эти основные партии – буржуазные, империалистические. И это – несмотря на всю «пестроту» взглядов этих больших и маленьких партий, течений, групп (действительно, тот же спор между сталинистами и троцкистами в современном коммунистическом движении, как я уже писал ранее, является пересаженным на мелкобуржуазную почву спором между двумя партиями крупного капитала – между консерваторами и либералами).
Итак, об общих чертах загнивающих наций прошлого и современности мы уже сказали. А в чём же различие?
В том, что за последние 2-3 века капитализм своим развитием (путём торговли, международных инвестиций, транспорта, связи, сегодня - Интернета и т. п.) объединил весь мир в единую экономическую цепь, в единую хозяйственную систему, в единый организм (пусть и полный противоречий), и загнивающие нации сегодня правят всем миром. Во времена пророков гибель отдельной загнивающей нации ещё не означала гибель несправедливости, угнетения, эксплуатации вообще – одни нации гибли, другие поднимались, и при этом постепенно развивались технологии, науки, а вместе с ними – методы эксплуатации; с другой стороны – совершенствовались формы революционной борьбы угнетённых с угнетателями. Сегодня же, когда капитализм своим развитием объединил весь мир в единую мировую экономическую систему, во главе которой стоят нации загнивающие, крах этих наций означает крах системы эксплуатации вообще, разрешение противоречий внутри этой системы и переход к непротиворечивому, бесклассовому мировому сообществу – коммунизму.
Разумеется, крах этих загнивающих наций не произойдёт путём плавного, постепенного их вымирания (демографический кризис империалистических наций – это лишь одна из сторон общего кризиса мирового империализма), а будет проходить через череду экономических кризисов, войн, периодов роста и спада и т. п.
В своей работе «Российский империализм и пролетарская революция» (2002 г.), написанной мною тогда, когда я ещё не понимал, что «Россия исчерпала лимит на революции», я писал о том, что будущая революционная власть в России не должна повторить ошибок прошлого, не должна заниматься вывозом капитала. Позже, примерно году в 2007-м, я уже понимал, что вывоз капитала никакими указами не отменишь, и писал о том, что будущая революционная власть в России не должна заниматься не вывозом капитала, а колониальной политикой. Сегодня же я обратил внимание на то, что раз вывоз капитала является признаком паразитизма, а любая революция в империалистической нации толкает вперёд развитие капитализма, а значит, толкает вперёд и вывоз капитала, то выходит, что пролетарская революция внутри такой нации невозможна в принципе, возможна лишь либеральная реформа (прав был Энгельс, когда писал об Англии, что здесь пролетарской партии нет, а есть только две буржуазные партии – либералы и консерваторы). Пролетарская революция здесь возможна только «снаружи», со стороны мусульманского пролетариата «3-го мира» (в чём-то правы, всё-таки, американские маоисты – неправы они в том, что народ, «рабочий класс» империалистической нации будет «объектом» революции – скорее он, в общем и целом, будет играть пассивную роль: часть его окажет сопротивление джихаду, часть примет ислам, третья часть будет просто выплачивать «джизья», налог на немусульман; также неправы американские маоисты в том, что о США как об империалистической нации они говорят, а о России молчат, т. е. апеллируют не мусульманским пролетариям, а к российской и т. п. буржуазии).
Отсюда же вытекала и моя прежняя ошибка о неправильности нового аналога советского похода на Польшу 1920 г. со стороны будущей исламской революционной власти, о чём я писал в своей работе «Развитие исламизма…» (2009 г.). Разница – в том, что Россия была империалистической нацией, и «экспорт революции», о чём так мечтал Троцкий, был лишь предлогом для её колониальных завоеваний; мусульманские же нации империалистическими не являются. Из истории мы знаем, что революция закономерно всегда порождает революционные завоевательные войны – что ранние арабские завоевания взять, что Францию взять, что Россию и т. д. Я боялся, что такая революционная завоевательная война, в силу того, что у мусульман ещё много крестьянской дикости, сослужит во вред делу пролетариату, как тот поход на Польшу. Однако, сейчас я понимаю, что, пока мусульмане смогут победить у себя дома и двинутся на сверхдержавы, пройдут годы и годы, и за эти годы в борьбе мусульмане сильно преобразуются, излечатся от дикости.
На мусульманских нациях остановимся чуть подробнее. В предисловии к «Истории мусульманской философии», цитаты из которой я не раз приводил в своих последних работах, критикуется точка зрения, рассматривающая нацию по аналогии с человеческим организмом. Там справедливо подмечается, что, в отличие от человеческого организма, который не может заново вернуться к жизни после смерти, нации могут возрождаться. Очевидно, критика эта направлена в адрес империалистов-исламофобов, считающих, что мусульманская умма не способна к возрождению.
Действительно, мусульманская умма, пройдя период своего могущества (примерно 10-15-й века от рождества Христова), подошла к тому моменту, когда человечество вступало в стадию империализма (конец 19-го в.), в состоянии глубочайшего упадка. Но именно с этим, по иронии судьбы, и связано то, что Аллах, образно говоря, дал мусульманам «второй шанс»! Действительно, если бы мусульманская умма подошла бы к этому моменту в стадии могущества, то она точно так же, как и европейские нации, через несколько десятилетий стала бы постепенно угасать. Но, именно в силу того, что она подошла к этому моменту в состоянии глубочайшего упадка, подавляющее её большинство (хоть и далеко не все, разумеется), превратилось в пролетариат – в класс, которому уже в силу его экономического положения «суждено» стать передовым.
Конечно, это ни в коем случае не значит, что превращение мусульманской уммы в вождя человечества произойдёт «само собой», «автоматически». Хоть бытие и определяет сознание, но формирование революционного сознания большинства мусульманской уммы из его (этого большинства) пролетарского бытия – это процесс очень трудный и болезненный, и требует огромных усилий воли, требует понимания заново основ ислама, требует овладения марксистско-ленинской наукой, приведения ислама и марксизма-ленинизма в соответствие друг с другом и увязывания всего этого с практикой, с современностью.
Но этот процесс уже идёт, и идёт, как видим, вовсю!
* * *
Итак, мы рассмотрели те обстоятельства, которые привели нас к вопросу о хиджре.
Теперь перейдём непосредственно к самому этому вопросу.
Что такое «хиджра»?
«Хиджра» переводится с арабского как «уход», «удаление» и т. п.
В исламе этим термином обозначается уход пророка Мухаммеда из Мекки (жители которой, как мы уже говорили выше, в подавляющем большинстве своём, восприняли призыв пророка Мухаммеда с высокомерными насмешками) в Медину, где пророком Мухаммедом было создано Исламское Государство – по сути, первое в истории государство диктатуры пролетариата (если не считать государства пророка Моисея, которое имело очень примитивный уровень).
Что же означает «хиджра» в применении к современности?
Я уже немножко писал об этом в своей предыдущей работе, «Исламское знание и современная наука» (2018 г.). Здесь буду краток – тем более, что вопрос этот мной ещё не до конца изучен, и я, судя по всему, ещё много раз к нему буду возвращаться.
Итак, хиджра - эта решительный разрыв отношений с современной «Меккой», с загнивающими нациями, с Россией и другими, и даже с пролетариатом этих наций, поскольку он упорно плетётся в хвосте за своей национальной буржуазией и средним классом, разделяя с ними их враждебность по отношению к возрождению Исламского Халифата.
Хиджра – это выход из дискуссии с этими антиисламскими империалистическими, рабочеаристократическими и т. п. силами, дискуссии, которая, по сути, означает пустопорожнюю болтовню, в которой не мы оказываем влияние на оппонента (который безнадёжно поражён «слепотой», а при этом ещё и надменен), а лишь оппонент оказывает растлевающее влияние на нас.
С другой стороны, неверно путать хиджру с левачеством, тактикой отказа от любых компромиссов, с монашеским уходом от общества вообще. Вот что пишет Картосувирьё:

«Не хиджра в форме «забастовки»; не хиджра, вызывающая «вражду»; не хиджра, означающая «отталкивание»; не хиджра, выражающая «высокомерие или спесь»; и не хиджра, которая может культивировать «соперничество и нарушение прав и полномочий других людей и сторон». Всё это далеко от назначения хиджры, а также далеко от целей ислама»

Т. е., хиджра – не сектантство, не уход в монашество, не отказ от борьбы, как и не отказ от компромиссов в борьбе. Хиджра – перенос «центра тяжести» борьбы с «Мекки» на «Медину», с загнивающих наций – на нации угнетённые, преимущественно мусульманские. Эта борьба, разумеется, не исключает и своих компромиссов, но эти компромиссы – это уже компромиссы совсем иного рода, чем те, о которых мы думали ранее. «Порознь идти – вместе бить» означает уже не сотрудничество с мелкобуржуазными «коммунистами» российской и других угнетающих наций ради выхода на широкие массы российских, европейских и т. п. пролетариев (отказ от сотрудничества с ними сегодня подобен ленинскому отказу от сотрудничества с либералами в борьбе с черносотенцами, ибо и те, и другие – империалистическая буржуазия), а сотрудничество с мелкобуржуазными «мусульманами» угнетённых наций, близкими к многомиллионным народным массам этих наций ради выхода на широкие массы мусульманских пролетариев, мусульманской бедноты.
Действительно, тот же Картосувирьё во время оккупации Индонезии японскими империалистами в годы 2-й мировой войны, когда свобода слова, собраний и т. п. пресекалась ещё намного более жёстко, чем при голландцах, работал в легальных (разрешённых японцами и фактически подчиняющихся японцам) мусульманских организациях, хоть ему и был очень не по душе такой компромисс.
«Не хиджра, выражающая «высокомерие или спесь»» - т. е., неверно путать наши взгляды со взглядами интеллигентов-леваков (таких как Марлен Инсаров и т. п.), которые свысока смотрят на пролетариат как на «недостаточно сознательных», проще говоря – как на быдло. Действительно, ведь на бедноту мусульманского мира, к которой обращаемся мы со своим призывом, даже пролетарии империалистических наций смотрят свысока – тем более интеллигенты этих наций.
Наш союзник Герман Ахметшин спрашивает нас: не будет ли это сектантством?
«Время расставило знаки «минус» перед числами», как отвечал Ленин Каутскому, не понявшему марксистскую диалектику и продолжавшему тупо твердить старые марксистские формулы.
Действительно, постановка вопроса о сектантстве и о культурно-национальной автономии уже не та, что была 100 лет назад. 100 лет назад, в 1912-1913 гг., Ленин критиковал культурно-национальную автономию еврейских, украинских, польских пролетариев и вообще пролетариев малых народов от борьбы российского пролетариата и вообще пролетариата «великих» наций. Я уже не раз писал в последние годы, что та ленинская позиция даже уже тогда отчасти (но далеко не во всём!) была ошибочна, ибо он не учёл тогда вступление этих «великих» наций в стадию империализма и обуржуазивание их пролетариата. Тогда, в 1913 г., он ещё не разошёлся в позициях с Каутским, а разошёлся годом позже, когда создал теорию империализма.
С другой стороны, как я уже сказал, та ленинская позиция была ошибочна далеко не во всём – а именно, она была применима к доимпериалистической эпохе. И «соль» этой позиции была в том, что отрыв пролетариата малых наций от всемирной борьбы пролетариата вреден. Это, разумеется, верно и сегодня. Ошибка Ленина в 1913 г. заключалась не в том, что он считал, что отрыв пролетариата малых наций от всемирной борьбы пролетариата вреден (как раз здесь он был прав), а в том, что он не заметил, что «центр тяжести» мирового пролетариата перемещается из «великих» наций в нации угнетённые (разумеется, сильно упрекать его в этом неверно, ибо уже через год-другой он уже подметил вступление этих «великих» наций в стадию империализма и обуржуазивание их пролетариата).
Итак, отрыв пролетариата малых наций от всемирной борьбы пролетариата вреден. Но что это означает в применении к современности, когда «центр тяжести» мирового пролетариата переместился из Европы и России в мусульманский мир?
Это означает, что мы должны выступать против культурно-национальной автономии честных революционных пролетариев угнетающих наций (и вообще всех наций) от всемирной борьбы мусульман за возрождение халифата. Действительно, ведь именно «великие», империалистические нации стали сегодня нациями малыми: та же «великая» Россия – в 13 раз меньше мировой мусульманской уммы, а через 20 лет будет уже в 30 раз меньше (и даже в Китае с его 1,4 млрд. населения рост населения прекратился и начинается спад – на очереди Индия). Как 100 с лишним лет назад Каутский указывал пролетариям из нацменьшинств в Германии, подвергавшимся дискриминации, выход из этого положения: «поскорее ассимилируйтесь в германскую нацию», так же и мы можем сказать сегодня то же самое честным революционным пролетариям угнетающих наций, которые страдают от того, что являются «белыми воронами» в этом мещанском болоте и киснут в нём, превращаясь в истеричных леваков: «поскорее ассимилируйтесь в мусульманскую умму».
В самом деле, Герман упрекает нас в сектантстве, но упорно не хочет замечать, что сектантством-то страдает именно он, ограничившись Россией, российско-украинским конфликтом, советской историей и т. п.
Другой довод, который приводил Герман – то, что возможная замена продавцов, шофёров и т. п. на автоматику может вызвать резкий рост безработицы и обнищания в России, и мы не должны от них отворачиваться, не должны быть сектантами по отношению к ним. Но, во 1-х, ещё Маркс в «Капитале» писал о том, что капиталисты не пойдут на замену старых технологий новыми, экономящими общественный труд, если эта замена не ведёт к увеличению нормы прибыли. Маркс подкрепляет свои слова строгим математическим доказательством, рассматривая пример того, что общественно необходимое время для производства данного товара при замене старых технологий новыми может уменьшаться, но норма прибыли остаётся прежней, не увеличивается – какая же тогда выгода капиталисту внедрять эти новые технологии?!
Аналогично и здесь. Сначала СМИ подняли шумиху о возможной замене продавцов, шофёров и т. п. на автоматику, а потом выяснилось, что никакой такой замены в ближайшем будущем не предвидится.
Во 2-х, мы уже видели в 1990-е гг., как обеднение большой доли населения России (бывших советских рабочих аристократов) привело не столько к их революционизированию, сколько к реакционному возмущению из разряда «вернуть всё взад», к националистическому шипению на США и на бывших «братьев» по Советскому Союзу – аналогично тому, как не стали революционерами 100 лет назад бывшие российские помещики, у которых Октябрьская революция отняла привилегии и которые зачастую вынуждены были работать в Париже таксистами и т. п. Тем более, что, как мы видим, тот российский пролетариат, который был порождён кризисом 1990-х гг., за последние 20 лет частично вымер, частично перешёл в ряды среднего класса, и та небольшая доля пролетариата в российском обществе, которая есть сегодня, плетётся в хвосте за империалистической буржуазией и средним классом, полностью разделяя их предрассудки, и пропагандой революционного пораженчества тут ничего не изменишь. Мы видим, что мещанства в российском обществе не меньше, чем во времена позднего СССР, пусть оно и обновилось по форме.
Раньше, лет 15 назад, говоря о прогрессивности реформ 1990-х гг. и критикуя всевозможных неонародников, отрицавших эту прогрессивность, мы считали, реформы 1990-х гг. породили новый пролетариат в России и сферах влияния России – и в этом как раз и заключается их прогрессивность. Сегодня мы должны внести поправки в тот наш взгляд. Действительно, в сферах влияния России эти реформы породили новый пролетариат, и продолжают порождать до сих пор – вспомним, хотя бы, прошлогодний саммит «Россия-Африка», показавший, что Россия активно возвращается в Африку с многомиллиардными инвестициями (разумеется, эта эксплуатация Африки будет порождать там революционный пролетариат – с одной стороны, порождать там массы бедноты, с другой стороны, обучать африканские народы наукам, технологиям, невольно способствуя там росту революционно-материалистического мировоззрения). Но в самой России эти реформы пролетариат, как видим, не породили – в этом Здоров и Марлен Инсаров были правы. Прав был Такиуддин ан-Набхани, когда писал, что в развитых капиталистических странах закон обнищания, открытый Марксом, «не работает» (действительно, доля бедняков в богатых наций, в общем и целом, не растёт) - неправ был ан-Набхани в том, что выводил отсюда неправоту марксизма. Закон обнищания работает, но работает в новых формах – в том, что растёт пропасть между угнетающими и угнетёнными нациями (о чём я уже писал, критикуя ан-Набхани), а также в том, что доля угнетающих наций в населении Земли уменьшается, а доля угнетённых – растёт (этому моменту, демографии, я ранее уделял мало внимания).
Итак, в силу всего вышесказанного, мы видим, что пролетарские революции внутри империалистических наций невозможны – возможны лишь либеральные реформы. Разумеется, прогрессивность этих реформ мы не отрицаем и сегодня. Но участвовать в них, пытаться на них как-то повлиять было бы неверно – это означало бы «подавать советы обществу и государству», как с насмешкой говорил Маркс о реформистах. Действительно, опыт последних 6 лет, прошедших после революции на Украине, показал, что либеральные «пораженцы» в России (а других пораженцев здесь нет) прекрасно обходятся и без нас.
Ещё раз подчеркну, что неверно путать хиджру с левачеством. Герман возмущается: когда я (т. е. Герман) выступал за скорейшее разорение среднего класса в России, вы (т. е. я) меня критиковали за левачество, а сегодня, мол, говорите то же, что я говорил тогда, и выдаёте свои новые взгляды за своё великое изобретение, хотя это изобретение моё (т. е. Германа).
На самом деле, критикуя Германа ранее, я стоял на позициях «классического» марксизма, марксизма доимпериалистической эпохи: «разорение мелкой буржуазии – процесс прогрессивный, но пролетариат не должен поддерживать буржуазию в этом процессе». Те взгляды Германа я и сегодня считаю ошибочными. По сути, и я, и Герман были едины в том, что желали превращение российского среднего класса в революционный пролетариат, только методы мы предлагали разные: я – классический марксистский (максимум гибкости в отношениях со средним классом), Герман – левацко-мелкобуржуазный (по сути, требование к крупному капиталу быстрее разорить средний класс). Сегодня же я понимаю, что превращение российского среднего класса в революционный пролетариат просто невозможно. Раньше я думал (в духе материализма механического, грубого, упрощённо-прямолинейного), что переход к коммунизму лежит через череду пролетарских революций во всех странах, в том числе и в империалистических. Теперь я понимаю, что переход к коммунизму лежит через гибель империалистических наций.
И мои новые взгляды – это не моё «великое изобретение», и не «великое изобретение» Германа, а «великое изобретение» пророка Мухаммеда. Вопреки взгляду европейских «марксистов», понявших марксизм слишком упрощённо и механистически, знание Корана не сбивает нас с материализма на идеализм, а, наоборот, делает наш материализм, наши марксистские взгляды более глубокими, избавляет от механистических предрассудков.
Итак, Ленин был прав, осуждая в своих работах, написанных после 1917 г. («Детская болезнь левизны в коммунизме» и других), левачество у части западных «марксистов». С другой стороны, тот метод, который предлагал Ленин (идти даже в самые реакционные парламенты, профсоюзы и т. п. ради вырывания пролетариата из-под влияния оппортунистов), как показывает развитие событий за последние 100 лет, оказался ошибочным, ибо метод этот не выходит за рамки империалистических наций, и именно в этом и заключается ошибка. Необходима хиджра – обращение с призывом к пролетариату именно угнетённых мусульманских наций. Причём здесь, как раз в этой работе, также необходимы компромиссы – нужно идти даже в самые реакционные учреждения и организации ради вырывания пролетариата угнетённых мусульманских наций из-под влияния их национальной буржуазии (на деле – неоколониальных марионеток империалистов), лжемусульманских улемов и т. п. В этом отношении слова Ленина, сказанные им в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме», верны и сегодня.
Спрашивается: имеет ли тогда смысл обращаться к пролетариату угнетённых мусульманских наций на русском языке, как делаю я сейчас?
Очевидно, что имеет, но лишь отчасти. Действительно, пролетарии тех угнетённых мусульманских наций, которые являются сферами влияния России, отчасти знают русский язык – тем более, что эти сферы влияния сегодня расширяются. Недавно Путин заявил, что, по мере того, как будет расти уровень жизни в России, будет расти число людей в мире, желающих выучить русский язык – здесь он в чём-то прав. Конечно, часть этих угнетённых мусульманских наций, их интеллигенция, изучает и будет изучать русский язык, и закономерно определённая доля из них (пусть и небольшая) будут перенимать и марксизм-ленинизм – вспомним, как «этическая политика» голландских колонизаторов, имевшая целью воспитание колониальных управленцев из числа местного населения Индонезии, породила таких как Тан Малака, Картосувирьё и других революционеров.
Но, с другой стороны, разумеется, русским языком и вообще европейскими языками мы ни в коем случае ограничиваться не должны, ибо это языки вымирающих наций – наций, которые сегодня привлекают к себе молодых талантов в первую очередь деньгами, а не передовыми идеями как раньше. Мы должны помнить, что объединяющим языком мусульманской уммы является именно язык Корана – арабский язык (о чём верно пишет ан-Набхани), и нам нужно приложить все силы, чтобы изучить его, чтобы расширить наш «выход» к мусульманской умме.

Февраль 2020 г.
А. Г.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Политика
Ключевые слова: ислам, марксизм, ленинизм, хиджра,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 77
Опубликовано: 27.02.2020 в 12:23
© Copyright: Александр Гачикус
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1