Девочка стояла на скале


Девочка стояла на скале,
внизу шумело море...
Она долго вглядывалась в даль...
Ждала, когда на горизонте появятся алые паруса...

Профессор музыки завтракал яблоками. Он с детства их любил, особенно,
когда с ватагой ребят таскал из соседнего сада, хотя в своём саду было с десяток яблонь разных сортов.
Один запах краденных яблок доводил его до экстаза...

В дверь постучали. На пороге стояла миловидная женщина с маленькой девочкой лет восьми.

- Профессор, Вы обещали прослушать мою дочь.

- Ну, если обещал - без особой охоты, ответил профессор и хотел дать скрипку
девочке.

- У нас свой инструмент.

- Тогда начинайте, время - тоже инструмент и любит бережное отношение к себе.

Девочка взяла скрипку и начала ...Профессор был поражён её игрой.
Казалось фантастикой, что такой маленький ребёнок применяла при игре даже флажолеты,
приёмы доступные не всем мастерам скрипичного дела.

Девочка закончила, профессор растерянно спросил,

- А что Вы исполняли, прелестница?

- Тартини. Соната «Дьявольские трели» - ответила девочка.

- Я беру её и обещаю сделать из неё звезду мирового класса - только и сказал он маме.

.......................
.......................
.......................

Прошло семь лет.

Девушка, лауреат всевозможных международных премий,
Гран-при международных конкурсов, изрядно уставшая от славы и восторженных
откликов, мечтала только о покое в день своего рождения.
Профессор пригласил её к себе, чтобы отметить этот день, как он сказал:

- В тишине, звучащей скрипки.

Она не поняла, что это значит, но согласилась...

- О чём я думала тогда? Мне было пятнадцать. Мои споры с учителем часто заканчивались моим поражением.
Он учил меня жизни. Учил жёстко.
Надо ли мне это?
В детстве у меня ничего не было кроме скрипки.
Я ненавидела её, но играла и играла, а люди воспринимали это, как чудо.
Давно уже привыкла и к аплодисментам, и к огромным букетам цветов.
К недвусмысленным намёкам.

Иногда хотелось убежать далеко-далеко...Побыть наедине с небом, морем, облаками, звёздами...

Учитель говорил:

- Бегство от себя, лучше бегства в себя.
Убежать от людей можно. Можно убежать от славы, почестей, но от таланта не убежишь.
Талант приковал тебя к себе и эти оковы ты не разорвёшь никогда.

Я не ощущала оков, но чувство обиды и досады на людей, которые меня не понимали не покидало души.
Иногда хотелось просто взять пистолет и расстрелять, без сожаления, всех, всех.

Но учитель говорил:

- Месть не должна быть мгновенной. В этом нет интереса.
Она, как мёд должна постепенно обволакивать, обволакивать и застревать в горле того, кого ненавидишь.
Как это приятно видеть не мгновенный удар в ответ, а наблюдать,
как человек слабеет от небольших, казалось бы, укольчиков.
А потом из человека превращается в быдло.

Он часто так поступал с конкурентами.

- Как тебе вся эта слава, поклонники? - спросил он наливая шампанское мне в бокал.

- Слава - она, как снег. При потеплении растает и никто не вспомнит о белоснежном чуде.
Поклонники...я как-то не обращала на них внимания.

- И этим только умножала их число - усмехнулся учитель

- Ты не любила, а любовь, это всё самое в нашей жизни.
Она приносит не только радость, но и страх потери, страх одиночества, ревность.
Если положить на чаши весов любовь и составляющие, то неизвестно, что перевесит - закончил он свою мысль

- А как же счастье? Что это такое, есть оно или нет?

- Счастье - это отсутствие несчастий. Если ты спрашиваешь, значит ещё не было у тебя счастья.

Его рука опустилась на моё колено, я почувствовала тепло, но оно было
не таким, что я ощущала от маминой руки.
Мне стало немного не по себе и я убрала руку, но настойчивость и сила с которой он обнял меня, не давала мне шансов вырваться из объятий.
Он подбросил меня поймал и быстрым шагом пошёл в спальню.
Несколько глотков шампанского сделали своё дело, я не могла сопротивляться,
когда он стал раздевать меня.
Туман перед глазами и жуткое отвращение.
Его руки быстро скользили по телу, но я не ощущала ничего, кроме омерзения.

.....Боль на миг пронзила всё моё тело, но мне уже было всё равно...

Три минуты ужаса, его стонов и вот глубокий выдох...

- Поздравляю, теперь ты стала женщиной.

Я ничего не могла ответить, только стала одеваться, не замечая капелек крови на одежде.

Дома хорошо, что не оказалось мамы, я быстро застирала пятна крови и встала под душ.
Не знаю сколько я стояла под льющейся водой, но чувство грязи
и ощущение на своей коже его прикосновений не проходили.

Хлопнула входная дверь, это мама пришла с работы. Всё ещё дрожащими руками я вытерла мокрое тело.
Оделась в чистое, но чувствовала себя, как извалявшееся в грязи животное.

- Как дела? - спросила мама.

- Как всегда, нормально, мамулька.

В её глазах я заметила, что она всё поняла,
но вида не показала, только лицо осунулось и частое моргание выдавало желание скрыть слёзы...

Спасибо, мама, милая моя мама, что ты тогда ничего не стала говорить...

...........
...........
...........

Прошло семь лет

Мировые турне, публика концертных залов всего мира, от "Карнеги-холл" и "Альберт-холл" до "Рой Томсон-Холл" в Торонто - аплодировала мне стоя.
Дорогие подарки, рестораны,но! ни один мужчина не был со мной близок.
Простое мужское прикосновение вызывало у меня рвотный рефлекс...

Наконец-то я вернулась домой! С кучей подарков, сувениров и дамских безделушек я спешила к самому дорогому и любимому человеку в моей жизни - маме.
Быстро открыв дверь, я ворвалась в наша уютную квартирку

- Мамулька! Родная моя! -

Только глухое эхо отразилось о стены...

Зазвонил мобильник: - Слушай, у твоей мамы сердечный приступ. Извини, что сразу не успел тебе сказать - голос продюссера в трубке.

- Когда это случилось? - закричала я

- Неделю назад, но пойми у нас не должен был сорваться контракт, тем более,
доктор сказал, что особо ничего страшного нет.

- Контракт? А жизнь моего самого любимого человека, а ты прекрасно знаешь об этом, - н и ч т о???

- Прошу, пойми - опять залепетал он.

- Да, пошёл ты! Никаких контрактов больше не будет!

Как вихрь ворвалась в отделение интенсивной терапии.
Доктор узнал меня.

- Самое страшное позади, теперь Вашей маме нужен покой и очень дорогостоящий препарат "Травинол".
У нас его не выпускают, но Вы достанете, я уверен.
Только принимать нужно четыре-пять дней, но если приступы будут сохраняться, то его придётся пить пожизненно.
Ещё запомните, если ваша мама семь дней принимает препарат, то это сигнал к пожизненному применению.
Отменять нельзя, иначе она уйдёт туда.

- Куда туда? - не поняла я

- Туда - он показал глазами вверх.

Я привезла ослабевшую маму домой, немного покормила и уложила, укутав её пледом, хотя и не было холодно, но я знала, как мама любила, когда я укутываю её пледом.
Сама устроилась у её ног, котёночком.

- Доча, спасибо тебе за всё...

- Что ты, мамулька, милая моя, я люблю, люблю тебя! У меня нет никого роднее.

- Как хорошо, что мы вместе. Знаешь, надоело быть одной.
Я заметила, что в твоих глазах нет того огонька, что был прежде...Давно нет..

Значит мама всё это время носила в душе мою рану, мою боль... меня немного затрясло.

"Месть не должна быть мгновенной. В этом нет интереса" - вспомнила я и решила
для себя, как бы там ни было, он должен пройти через то, что и моя мама.
Но какие-то смутные сомнения шли из глубины души...

- Не мучайся, - услышала я внутренний голос.
- Он убил в тебе любовь, душу, девушку, женское счастье.
Ты стала Снежной королевой и пока не избавишься от этого ощущения, не увидишь любви, не почувствуешь счастья.

Лекарство привезли на следующий день и я начала лечение мамы.
Она быстро пошла на поправку, наверное, ещё и потому, что я была рядом.

Сколько же времени потрачено впустую. Времени, когда не было рядом мамы.
Я чувствовала, что начинаю оттаивать.
Но одно не давало мне покоя, давило словно камень на грудную клетку, вызывало бессонницу...

Наступил день, когда я решилась.

Город, как гулящая дама, был обвешан рекламами о моём прощальном концерте.

Я вышла на сцену, поклонилась и заметила в первом ряду его...
Как я играла! Никогда прежде не ощущала ничего во время игры, но сегодня буря эмоций, вихрь чувств - всё это было в музыке!
Бедные скрипичные струны, как они не порвались? Впрочем, я не Паганини ...

Зал, как всегда аплодировал стоя и очень долго. Он сидел и, как мне показалось, вытирал слёзы.

Подошёл, молча дал мне букет, который я положила на сцену.

- Я не знаю, можно тебя пригласить на ужин к себе на дачу?

- Мы никогда не были на *Ты*, надеюсь Вы понимаете о чём я, но на ужин приду.

По дороге домой заглянула в маркет, купила ранних, зелёных яблок.

Без труда нашла его дом, постучала. Он открыл. Улыбнулся, подал руку.
Я уклонилась, прошла к столу, высыпала в вазу яблоки.

- Знаю, что Вы любите.

- Да-а. Надо же, не забыла. Зелёные яблоки похожи на молоденьких девушек.
Кислые на вкус, упругие, но потом привыкаешь и не променяешь этот вкус ни на какой другой.
Само ощущение, когда держишь яблоко в ладони фантастическое.

- Никогда не любила яблок-, усмехнулась я: - Из-за яблок род людской изгнан из Рая.

- Рай... Есть ли он на небесах? Сотвори свой Рай здесь и живи спокойно, не думая о жизни вечной.

- Вам бесполезно напоминать о том, что мы не переходили на *Ты"
Если Вам это доставляет удовольствие, как когда-то, больше не буду напоминать о правилах хорошего тона.
Ваш Рай - это Рай эгоиста, самовлюблённого нарцисса.
Кому ещё он интересен, если разрушает душу другого, кто посмел переступить черту Вашего Рая?

- Ты не можешь забыть того, как стала женщиной.

/Нет, он неисправим, так и будет *тыкать*, ну да ладно, пусть потешится/

- Вы сделали из меня не женщину. Куклу. Куклу, лишённую любви, не верящую в добро, опустошённую чувствами - куклу.

- Но это не помешало тебе стать самой известной скрипачкой в мире, а помогло.

- Мне помогла любовь мамы! И закончим на этом!

- Ты больше не придёшь?

- Не знаю.

Я вышла. Хотелось бежать из этого дома. Надежды на то, что он хотя бы извинится за прошлое угасли, хотя особо я и не ждала от него даже намёка на извинение.

Если начал дорогу, то дойди до конца. Принял решение - заверши то, что задумал.

Семь дней приходила я к его дому, подкрадывалась к открытому окну и оставляла на подоконнике зелёные яблоки. Семь дней.
Я была уверена, что он с наслаждением вгрызается в плоть молоденьких, упругих и кислых яблок, как когда-то врывался в мою...

Сон, такой спокойный и нежный ласкал меня всю ночь. Впервые я спала спокойно.
Так не хотелось открывать глаза, но почувствовав, что у кровати стоит мама, открыла.

- Доброе утро, мамулька! - улыбнулась я.

- Доброе, доброе. Прочти - протянула она мне газету.

На первой полосе - на ...году жизни скончался выдающийся педагог современности, профессор престижных музыкальных академий и.т.д...

Я не увидела огорчения на лице мамы, а она хорошо знала его.
Не испытала и я ничего, кроме утраты чего-то далёкого и давно забытого,
но неприятного.

Так в юности иногда погрустишь немного о шалостях детства...

- Ты пойдёшь прощаться? - спросила мама.

- Конечно!

Думаю, она хотела услышать другой ответ.

- Ну что, ты сделала то, что задумывала - услышала я внутренний голос,
- Стало тебе легче?

- Я ещё не знаю, но сожаления не испытываю.

- Ты убила человека!

- Насильника, который убил во мне всё!

- Всё равно человека. Кровь с рук отмыть легко, а с души?...

Мне стало немного не по себе, закружилась голова...

- Ладно, не переживай, он был тяжело болен и оставалось жить ему от силы месяц, два.
Ты просто немного ускорила ход событий и разбила лёд Снежной королевы... -

................................

..... Оделась во всё черное, даже шляпу отыскала такого же цвета, только шарф
белый. Может, и не к месту, но так захотела.

Вокруг все перешёптывались: - "Какой он был гений, какие награды получил,
сколько воспитал учеников...

Кто-то сказал: -"Он сделал из восьми-летней девочки звезду мирового класса!"

Это обо, мне. Душу не всколыхнуло, сердце не ёкнуло.

"А почему играют не Баха, а что-то другое?"

Только один человек сказал: -"Это - Тартини. Соната «Дьявольские трели.
Так он сам захотел."

В общей суматохе никто не заметил, что кто-то вместо горсти земли бросил
зелёное яблоко...

А по аллее вдоль прошла девушка во всём чёрном и белым шарфом, развевающемся на ветру...

..............
..............
..............

Прошло полгода

Как приятно просыпаться утром в постели с любимым человеком!
С самым дорогим, единственным и любимым /кроме мамы, конечно/
Ощущать на своих губах, трепетно-нежное прикосновение любимых губ....

Неожиданно звонок в дверь, испарил всю сказочность утра.

- Милый, посмотри, пожалуйста, кто это такой настойчивый помешал нам.

Быстро накинув халат, мой обожаемый, пошёл открывать дверь.

- Это тебе, протянул мне конверт из нотариальной конторы

- Сделай одолжение, - улыбнулась я - Прочти сам, у меня нет от тебя тайн.

Он вскрыл конверт и немного побледнев начал читать.

- Завещание Профессора музыки N.N

Всё своё движимое имущество /включая дом в Лондоне/ и счета в иностранных банках /несколько миллионов долларов/, скрипку, работы Страдивари - оставляю Великой и Любимой..., т.е. - мне!

- Ой! - вскрикнуло сердце.

- Да-а..... - прошептал внутренний голос.....................



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Мир души
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 26.02.2020 в 15:43
© Copyright: Борис Бударин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1