Болгарское турне.


Болгарское турне.
Содержание.
1. София.
2. Семейные предания.
3. Из истории страны.
4. По стране.
5. Пловдив.
6. Шипка.
7. Стара Загора.
8. Габрово.
9. Слынчев Бряг.
10. Бургас.
11. Домой.
12. Заключение.

Это было давно. Лето 1985 года - время надежд. После череды престарелых генсеков, страной руководит сравнительно молодой Генеральный секретарь. В стране всеобщий душевный и политический подъём и, как потом оказалось, намечается демографический взрыв. Люди надеются на лучшую жизни и планируют заводить детей. У людей появляются надежды, уверенность, устремления.
В Большереченском районе набирают туристов для поездки в Болгарию. В группу входят передовики производства, общественные активисты, туристы и просто считающие, что деньги нужно тратить на впечатления, а не на вещи. Я тогда работал инструктором Большереченского райкома КПСС. Каждый отъезжающий на отдых за границу должен собрать необходимые документы: характеристику с места работы, заграничный паспорт. В составе этой группы довелось съездить в Болгарию и мне, а сейчас, по прошествии довольно большого срока захотелось поделиться воспоминаниями о той поездке, хотя писать мемуары, может быть, и рано.
В Омск мы отъезжаем одиннадцатого августа. Группу доукомплектовывают туристами из областного центра. В доме Союзов прослушиваем правила поведения за границей. Узнаём много полезного, но в тоже время нам говорят, что мы должны передвигаться по загранице только группами из четырёх-пяти человек, разговоры с западными туристами не вступать, в гости к местным жителям не ходить, в СССР в гости не приглашать, всё равно разрешения не дадут. В назидание приводят ряд случаев, когда с туристами происходило не совсем то, на что они рассчитывали.
Из Омска в Москву едем на поезде. Четырнадцатого августа я впервые в Москве. Познакомиться со столицей времени у нас совсем нет. Нас размещают на семнадцатом этаже гостиницы «Измайловская». Вокруг – зелёные просторы Измайловского парка. Ужинаем в шикарном ресторане гостиницы, где наши руководители советуют начинающим туристам немного потренироваться есть вилкой и ножиком. Как пользоваться ножом за обедом знают далеко не все, и не у всех это получается.
Утром едем в международный аэропорт Шереметьево, где проходим пограничный контроль. Группа москвичей везёт в Болгарию фарфоровые сервизы, самовары. Мы не изучали спрос на наши товары в Болгарии и везём только сувениры. Одного нашего туриста, Маматова Ильдара Аптрахимовича таможенники обыскивают очень тщательно. Мы уже прошли таможню, знаем, что сельский учитель ничего не везёт, и беззлобно подшучиваем над ним. Ильдар немного растерян и смущён. От нас остальных он отличается разве что неславянской внешностью. Но для проверяющих его пограничников, видимо, это лишний повод для бдительности, А, возможно, у них просто приказ проверять каждого десятого, что вероятнее.

1. София.
Болгарские пограничники нас проверяют не так тщательно, как наши. Они проявляют бдительность только в отношении Ильдара. Мы все гадаем, что не нравится пограничникам уже двух стран в учителе из села Почекуево, и в ожидании проходящих контроль опять улыбаемся, глядя на Ильдара. Татарскую семью Башировых пограничники даже не удостоили внимания, значит дело не в расовой принадлежности. В Софии тепло, солнечно, и встречают нас приветливо. Мы ведь приехали к братьям-славянам. В столице страны проживает около миллиона жителей.
Болгария – одно из древних славянских государств, образовано в 681 году в результате военного союза славян и протоболгар, пришедших с Кавказа. Выдающуюся роль в этом объединении сыграл хан Асфарух. Вспоминаю, как в Большеречье смотрел фильм «Хан Асфарух». На вторую серию осталось в зале только человек десять, а весь фильм до конца досмотрел только я один. Болгария образовалась в седьмом веке новой эры. Славянами на Балканах руководил в это время князь Славун. В 760 году болгары приняли христианство. По рассказам Иву в Болгарии родилась и славянская письменность - кириллица. Древнее славянское государство, образовано даже раньше Киевской Руси, если верить официальному варяжскому варианту истории, который сейчас вызывает сомнение у всё большего числа интересующихся историей людей.
Но свободной страной Болгария была недолго. Сначала её захватили византийцы, потом с 14 по 19 век страна была под тяжким турецким игом. Турки топили в крови национально-освободительное движение. И вот в 1877 русский царь Александр Второй направил войска освобождать Болгарию от ненавистного Османского ига. Им помогали болгарские ополченцы. По Сан-Стефанскому мирному договору страна получила независимость. Всё это нам рассказывает наш экскурсовод Иву. В Болгарии появилась самая первая в Европе Марксистская партия, после Первого Интернационала, конечно, который создал сам Карл Маркс.
А я вспоминаю рассказы моего отца Константина Ванифатьевича Кудренко об участии его деда в освобождении Болгарии. Отец моей бабушки и мой прадед Спицын Андрей Матвеевич участвовал в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 года. Об этом событии в середине 30-х годов 20 века он и его жена Мария Ефремовна рассказывали своим внукам. Вот рассказ о моём прадеде Матвее и прабабушке Марии. Он звучит как сказка, но в нём всё правда.
2. Семейные предания.
Далеко-далеко, за синими морями, высокими горами и зелёными лесами, среди виноградников и розовых плантаций Болгарии жил-был купец Ефрем со своей женой Софией и тремя дочерями. Младшую звали Мария. В то время Болгарией уже почти пятьсот лет владели турки. Они обложили всех непомерной данью и, кроме того, занимались грабежом на дорогах и в селениях, убивали и продавали в рабство всех непокорных, преследовали тех, кто не был мусульманином, регулярно подавляли восстания и болгар, и греков. И вот русский царь Александр Второй (Освободитель) направил войска освобождать Болгарию от ненавистного Османского ига. Это была помощь воюющей с турками Сербии. С этого времени турки стали ещё злее.
Ефрем ездил за товарами в Грецию, водил караваны, Однажды летом 1877 года на их караван напали янычары – турецкие войны. Немногочисленная охрана начала отстреливаться, а турки проводили одну конную атаку за другой с криками и улюлюканьем. Силы были неравными, турки это знали и не торопились, зря не рисковали. Исход боя был им очевиден. Между атаками они отъезжали в сторону, собирались в кучу, орали что-то и опять бросались в атаку. Но вот после одной из атак турки увидели, что караванщики встали во весь рост, и приветственно машут ружьями и саблями. И это не походило на капитуляцию. Турки замешкались, но ненадолго. Вскоре и они увидели, что у них за спиной разворачивают атаку сотня русской конницы. О русских говорили, что они уже близко, но пока их никто не видел. И вот увидели российский передовой отряд. И услышали громкое «Ура!». Если бы янычары сразу бросились убегать, их потери были бы минимальными. Но они сначала думали, что силы равные, и ринулись в атаку. А из-за бугра в это время показалась вторая сотня, потом третья. Впрочем, эти две сотни в бой вступить так и не успели. После непродолжительной схватки с русскими, подставляя свои спины под пули и шашки кавалеристов, потеряв несколько десятков человек убитыми и ранеными, турки ускакали по единственно возможному пути отступления - мимо караванщиков, которые тоже не преминули пострелять по ненавистным врагам. Матвей в этом бою сразился с командиром янычар. Для турка это был последний опрометчивый поступок в его земной жизни. При нём оказались документы и, как выяснилось потом, очень ценные. Почему ему вздумалось при перевозке документов заниматься ещё и грабежом каравана, неизвестно. Но за свою жадность он поплатился основательно.
Помощь болгарам подошла очень вовремя, когда надеяться оставалось только на чудо. И это маленькое чудо свершилось. От Божьей милости, как известно, не спасёшься. Уже после было более крупное чудо: войска под командованием Радецкого спасли болгарских ополченцев, защищавших Шипкинский перевал.
Ефрем пригласил своего спасителя - поручика русской армии Матвея Андреевича Спицына к себе домой. Познакомил с женой и дочерями. Мария смотрела широко раскрытыми глазами на высокого русского офицера, который спас от турок «её дорогого папу». Отцы были уже не у всех её подружек. У некоторых и матери пали от ятаганов янычар или были проданы в рабство. Офицер был в красивой военной форме, смуглый, как мужчины её страны, на груди у него висел орден. Наверное для Марии это была любовь с первого взгляда.
За столом все дружно обсуждали подробности сегодняшнего боя, хотя не всегда понимали друг друга. За спасение караванщиков и захват ценных документов Матвей получил второй орден, а потом заслужил и третий. Офицер часто бывал у Ефрема дома. Через восемь лет в 1885 году, когда к власти пришла династия Биттенбергов, Матвей уезжал в Россию, и ни у кого не было сомнения, что Мария поедет с ним. Они обвенчались в местной церкви, попрощались с родителями Марии, уехали в город Елец Орловской губернии, теперь Липецкой области.
Родители Матвея встретили иностранку настороженно, но когда увидели, что она православная: «по-нашему молится», - приняли радушно. За боевые подвиги Матвей награждён Россией тремя орденами, Но свою главную награду он получил от народа Болгарии – нашу прабабушку Марию.
Да, моя прабабушка родилась в Болгарии. Я не знаю, где она жила, где точно воевал мой прадед. Елецкий полк стоял одно время на Шипке. И этот народ, и эта страна мне совсем не чужие. Где-то здесь, возможно, живут троюродные братья и сёстры моего отца, их дети и внуки. Но с тех пор, как Матвей и Мария уехали в Россию, прошло ровно сто лет, прогремели Балканские войны, две мировых войны и полный набор всевозможных революций и переворотов. И вот я в стране моей прабабушки Марии Ефремовны. Здравствуй, Болгария! ДА ЖИВЕЕ БЪЛГАРИЯ!


3. Из истории страны.
В 1923 году в Болгарии произошёл фашистский переворот. Во Второй мировой войне (как и в Первой) Болгария была союзником Германии. «Вступила в «Германский Евросоюз». Но уже 23 июня 1941 года в стране появились первые партизанские отряды. А 5 сентября 1944 года наша страна объявила войну государству Болгарии, на следующий день наши войска перешли Дунай. Встречали их как освободителей.
В Софии нам показывают национальный музей военной истории. Он располагается на улице Черковна, дом 92,на площади 2800 квадратных метров и рассказывает об истории болгарской армии с 681 года до сих пор: средние века, национальная освободительная борьба, русско-турецкой войны (1877-1978), сербско-болгарская война. Ключевое место занимают Балканской войны (1912 - 1913).
Выставка военной техники, снаряжения, оружия и боеприпасов встречает нас ещё на улице. 
Экспозиции повествуют об участии вооруженных сил в Первой и во Второй
мировых войнах. Здесь выставлено более двадцати восьми тысяч экспонатов.
Десять лет назад, в 1975 году музей был награждён Орденом Кирилла и Мефодия первой степени за активную деятельность по популяризации военной истории.
В музее я узнал, что трофейный кинжал, который моему отцу подарил его друг, – это штык от австрийского карабина «Манлихер» времён ещё Первой мировой войны.
Туристам показывают имеющую форму огромного купола гору Витоша с национальным парком, грандиозный дворец культуры имени Людмилы Живковой. Мы побывали в мавзолее Георгия Димитрова, сюда нас пускают без очереди (как всех иностранцев), останавливались у памятника Советским воинам и, конечно, у памятника русским войнам-освободителям, были в храме-памятнике Александру Невскому. Многие с удивлением смотрят на памятник Александру Второму и царскому генералу Скобелеву, у нас такого не увидишь.
Ощущение такое, что в Болгарии мы – как у друзей. И чувствуется, что их отношение к нам искреннее. Болгары хорошо говорят по-русски. Легко общаться с продавцами, в магазинах, с персоналом отелей. Как говорит Иву:
- У нас в школе изучают три языка: болгарский, русский и на выбор один иностранный. Многие слова понятны и без перевода.
По радио в гостинице новости начинаются с фразы «Михаил Сергеевич Горбачёв…». В нашей стране – молодой лидер после череды престарелых генсеков.
А вот язык жестов в Болгарии немного другой. Болгары при слове «да» не кивают головой, а поворачивают её из стороны в сторону, так, как мы делаем, когда говорим «нет», У них всё наоборот. Иву рассказывает, когда одну болгарскую княжну Софию насильно выдавали замуж за турка, она должна была сказать «да». К её горлу был приставлен нож. Она сказала «нет» и кивнула головой, пронзив себе горло кинжалом. С тех пор все болгары при слове «нет» кивают головой. А при слове «да», - мотают. В Софии мы всего два дня. Женщины с азартом ходят по магазинам. Мужчины вынуждены их сопровождать. Некоторые спускают за эти дни почти всю имеющуюся наличность.

4. По стране.
Столице Болгарии более 6500 лет. Это очень древний город. Где-то недалеко юго-западнее столицы живёт знаменитая Ванга. Но мы поедем на восток. Сначала – в Пловдив. Болгарский автобус «Чавдар» с венгерским двигателем «Икарус» мчит нас по асфальтированному шоссе со скоростью 110-115 километров в час. Но скорости не чувствуешь, пока не посмотришь на спидометр. Дорога осень ровная - международная автострада, она соединяет Европу с Ближним и Средним востоком. Где-то недалеко проходит железная дорога, по которой ходит знаменитый «Восточный экспресс».
В Сибири таких автомобильных дорог как эта нет. Минут через 30 – 35 пути наш гид Иву говорит, что мы, наверно, устали, и остановимся отдохнуть у придорожного кемпинга для автотуристов. Нами это воспринимается как шутка. Он ведь не ездил в летнюю жару по разбитой грузовиками дороге из Омска в Большеречье или Тару по 5 – 7 часов в автобусе «ПАЗ», причём стоя, потому что сидячие места уже заняты. У нас совсем другие масштабы и другие дороги. Болгария в полтора раза меньше нашей Омской области. В кемпинге мы опять сталкиваемся с магазином «Кореком». Здесь правят доллар и другие «свободно конвертируемые валюты». Мотоциклетный шлем из Америки стоит 28 долларов. Очень красивый. А доллар официально стоит 62 копейки, а неофициально 3 рубля. Но нам их официально не меняют, а за неофициальный обмен в СССР можно получить вплоть до высшей меры. Это, смотря, на какую статью наменяешь. Так что «дружба дружбой, а табачок – врозь». Но доллар - это на уровне правительств. А болгарский народ везде к нам относится радушно. После 20 минут отдыха едем дальше. Дорога проходит мимо полей кукурузы, деревень, посёлков, пастбищ, огороженных проволокой. Там пасутся овцы.

5. Пловдив.
В Пловдив въезжаем со стороны его современной части. Через город течёт река Марица – самая полноводная река Болгарии, если не считать Дуная, который протекает по северной границе страны. А через Марицу можно перейти, не замочив шорт. Пловдив – весь в зелени. Издалека виден памятник Алёше. «Стоит над горою Алёша – в Болгарии русский солдат». Тогда мы не знали, что прототип Алёши остался в живых и проживает на Алтае.Алексей Иванович Скурлатов – прототип памятника русскому солдату в болгарском городе Пловдиве, родился к Косихе в 1922, и в честь него была написана песня «Алеша», гимн этого города. Алексей Иванович - друг автора текста песни. Наша песня стала народной в другой стране.
Обедаем в современном отеле «Лейпциг». Подают блюда немецкой кухни. Немного пресновато и мало хлеба. Главная улица Пловдива – Русский бульвар. По нему мы едем на улицу Христо Ботева в современный отель «Ленинград». Его строили наши и болгарские специалисты. На открытии присутствовал Тодор Живков.
После размещения едем в центр города самостоятельно. Билет в автобусе стоит 6 стотинок, (в Омске – 5 копеек). Самое вкусное мороженное (по-болгарски – сладолёд) продают в Пловдиве. После ужина идём смотреть цвето-музыкальный фонтан. Его называют поюще-танцующим. Звучат болгарские, русские и зарубежные песни.
Наутро едем на экскурсию по Пловдиву. Это один из древнейших городов Европы. Им всегда восхищались путешественники, поэты, писатели и философы. Их можно понять. Ещё во времена римлян в 3 веке нашей эры Луциан Третий называл Пловдив самым красивым городом Фракии. Фракийцы называли город Пулпудева и Эвмолтиас. Где-то здесь родился легендарный Спартак. А мать Александра Македонского была славянкой - сербской княжной. Всё переплелось в истории. При Филиппе, отце Александра Македонского город именовался в честь царя – Филиппополис. Возможно, по этим склонам гор ходил Александр Македонский. А ещё раньше город назывался Тримонциум, что означает Трёххолмие. Протоболгары и славяне назвали город Пылдин. Турки переименовывали его в Филибе.
После освобождения от осман город вернул себе староболгарское имя, а потом стал называться Пловдивом. Здесь оставили свой архитектурный след и античность, и средние века, и эпоха Возрождения. На второй день пребывания в Пловдиве нам показывают римский амфитеатр. Он несколько разрушен временем. Ещё от тех времён остались руины крепостных сооружений, общественных зданий, жилых кварталов. Как строителю, мне более всего интересен форум и остатки акведука для подачи воды в город с горы Родоп. Здесь очень много древних узких улочек, которые, извиваясь, карабкаются вверх по склонам гор. Археологам здесь есть, где поработать.
На улицах мы встречаем доски объявлений с листовками. На них - фотографии и текст. Первое, что приходит в голову – «Их разыскивает милиция». Иву объясняет, что этих людей уже никто не разыскивает, а рядом с фотографиями располагаются некрологи. По существующей здесь традиции родственники извещают горожан о смерти своего близкого родственника.
Посещаем картинную галерею. Потом нас везут к Памятнику Алёше. Он впечатляет своими размерами. Недалеко от памятника растёт ёлочка, посаженная первым космонавтом Земли Юрием Алексеевичем Гагариным. Возлагаем цветы. Минута молчания в память обо всех войнах, погибших во Второй мировой. Здесь боевых действий не было. На военных кладбищах похоронены те, кто здесь лечился в госпиталях, и кого врачи не спасли. После спуска с горы едем на мемориал, посвящённый истории Болгарии и её борьбе за освобождение от османского ига и от фашистской оккупации.
Возвращаемся в Парк-отель «Ленинград». Узнаём, что он назван в честь города-побратима. Последний обед в Пловдиве. Вернёмся ли мы когда-нибудь в этот красивый город? Кто-то из туристов, возможно, сделает это не раз. Наш путь лежит к морю. Ещё долго виден памятник Алёше. И еще дольше он останется в нашей памяти – как символ нашей дружбы и братства.

6. Шипка.
А впереди нас ждёт ещё один символ нашего единения – Шипка. От Старой Загоры, мы поворачиваем на север. Всё тот же автобус «Чавдар» по широкой асфальтированной дороге мчит нас мимо виноградников, кукурузных полей, розовых плантаций. Заезжаем на одну из них. Аромат множества роз не передать словами. Это знаменитая Долина Роз. Здесь туристам рассказывают, что Болгария занимает первое место в мире по производству розового масла. Его производят 1600 килограммов в год. Здесь же продают это масло в маленьких пузырьках, больше похожих на мензурки. В этом тоже реклама: товар выглядит не как из магазина, а как из настоящей лаборатории.
Автобус подвозит нас к перевалу. Иву говорит, что хребет разделяет страну на южную и северную часть. Кто-то вспоминает картины Василия Верещагина «На Шипке всё спокойно», а кто-то - сигареты «Шипка».
Нас встречает блистающий золотыми куполами храм-памятник. Он величественно возвышается у подножья Балкан около города. Это одно из самых святых мест в Болгарии и истинный пантеон бессмертия, сохраняющий память о подвиге русских солдат и болгарских ополченцев, погибших за свободу Болгарии. C 1396 по 1878 годы Болгария входила в состав Османской империи. Почти пять долгих веков.
Однажды в обороне Шипки настал момент, когда защитники перевала с высоких скал сбрасывали на головы врагов тела убитых товарищей – это было последнее, что оставалось, когда были расстреляны уже все пули, и были сброшены все камни. И в этот самый критический момент на помощь отважным болгарским ополченцам подоспел генерал Радецкий со своими русскими богатырями. Его однодневный, молниеносный марш-бросок на взмыленных конях к Шипкинскому перевалу – величайшее чудо на этой войне. Помощь ополченцам была оказана вовремя. Такая у России судьба: помогать тем, кто нуждается. Так было и так будет. Мы, русские, слишком большая нация, чтобы замыкаться в своих узко-национальных интересах, мы всегда были интернационалистами. И будем впредь.
Храм построили в 1902 году на деньги, собранные в России. Комитет по строительству православного храма у подножия горы в южной части Болгарии собрал более 300 тысяч рублей и много пожертвований для вечной памяти воинам, павшим в войне 1877-1878 годов. По предложению графа Игнатьева храм носит имя Рождества Христова, так как последнее большое сражение происходило в дни этого праздника. 2 июля 1934 года Россия подарила храм болгарскому народу.
Внутреннее великолепие храма поражает. Здесь всё блистает золотом. На верхних люстрах – электрические светильники, и их свет отражается в сусальном золоте. В нашей атеистической стране мы такого не видели. До этого я был в церкви только один раз на Рождество в 1971 году. Это был Крестовоздвиженский собор на Тарской улице в городе Омске. Иву говорит, что только благодаря православной церкви болгарский народ выстоял в годы турецкого ига, не «обасурманился», сохранил свою культуру, язык. Церковь в Болгарии тоже отделена от государства, но не так далеко, как в России. Масштабы не те, нет Соловков и Калымы. Хотя, мусульмане в нашей стране состоят и в комсомоле, и в КПСС. У них вероисповедание считается «национальной особенностью», а у граждан со «славянским типом лица»– нарушением уставов партии и комсомола, даже «мракобесием». «Вот такая загогулина, понимаешь ли».
Рядом с храмом – надгробия. И, возможно, под этими каменными плитами лежат боевые товарищи моего прадеда. Поднимаемся на Шипку. Возложение цветов. Минута молчания. Фотографируемся всей группой у знакомого по изображению на пачках сигарет Шипкинского храма. Он выглядит скромнее, чем тот, что у подножия горы и похож на боевую башню. Наш путь лежит через перевал, дальше на север в знаменитый город юмора Габрово.

7. Габрово.
Габрово основал в 16 веке один очень весёлый и свободолюбивый кузнец Рачо. Говорят, что тогда река Янтра была полноводной, и на её берегу, в глухом лесу кузнец и поставил свою кузнецу. Вокруг не было ни лугов, ни пастбищ, ни мест для пашни. Поэтому вокруг стали селиться только ремесленники. Сейчас в городе 80 тыс. жителей. Габрово - центр текстильной и кожевенно-обувной промышленности. В городе развивается туризм, химическая, текстильная промышленность, кожевенное производство, металлообработка и машиностроение. Но город всё равно утопает в зелени. А ещё Габрово – это город смеха. Проходят фестивали юмора. Здесь находится знаменитый Музей сатиры и юмора. Но в понедельник он закрыт. Выходной. Всё как в Союзе Советских Социалистических Республик! Скользящий график выходных дней организовывать никому не нужно.
Габровцы считаются очень экономными жителями. Существует «Сборник габровских анекдотов». Я его купил перед туристической поездкой, прочитал, но с собой не взял. Кое-что из него рассказываю нашим туристам.
В анекдотах говорится, что габровцы танцуют на дискотеках в носках, чтобы не шуметь и слушать музыку из соседнего города Дриново. Выбирая материал для костюма, габровец очень тщательно рассматривает изнанку, чтобы знать, как будет выглядеть его перелицованный костюм через десять лет. Кошкам они обрезают хвосты, чтобы те быстрее заходили в дом и зря не выстужали при этом жилище. Кот с обрезающими его хвост ножницами – шуточный герб Габрово. Сейчас памятник кузнецу Рачо стоит посреди реки, в городе экономно расходуется площадь. Лифты в гостинице «Балкан» в Габрово без дверей. Точнее, те двери, что на этажах, они есть, а кабина лифта – без двери, и за спиной во время подъёма скользит стена в кафельной плитке и этажные двери. Экономят на дверях.
Своё пребывание в Габрово заканчиваем посещением архитектурно-этнографического комплекса Етыр (Етър по-болгарски). Это музей древних ремёсел под открытым небом. Дом за домом мы осматриваем мастерские ремесленников - медника, чеканщика, гончара, кожевника, ткача, ювелира, оружейника. Можно воочию увидеть, как работали древние мастера. Все механизмы действующие, их приводит в движение вода. Нам показывают стиральную машину, стирающую без моющих средств и электричества. Поговорка на этот счёт гласит: «Бельё белое, мыло белое, а вода чистая». Машина стирает одной холодной водой в искусственно сделанном из большой бочки водовороте в ручье. Пьём кофе по-турецки. Вкус кофе непередаваем и неописуем. Хоть чему-то хорошему научили турки за пятьсот лет оккупации. По пути заезжаем в Институт роз.

8. Стара-Загора.
Мы уже проезжали этот город по пути к Шипке. Теперь возвращаемся в него, чтобы переночевать и продолжить свой путь к морю. Завтра мы будем проезжать мимо Новой Загоры. При въезде в Стара-Загору посещаем мемориал «Самарское Знамя». Здесь русские воины и болгарские ополченцы сражались под знаменем, сотканным самарскими ткачихами. Нам немного грустно оттого, что наша Самара и не Самара уже, а город Куйбышев, и про знамя, и про Скобелева мы узнаём только здесь, а не на уроках истории.
Вспоминаю, что в России нет ни одного памятника ни генералу Скобелеву, ни царю-освободителю Александру Второму. Болгары помнят нашу общую историю лучше нас. Это заметно не столько из монологов экскурсовода Иву, сколько из названий улиц, отелей, мемориалов и памятников. Ещё город знаменит своими прямыми улицами. Он расположен у южных склонов гор Средна-Гора. В городе полторы сотни тысяч жителей, машиностроение, текстильная, швейная, пищевая, табачная промышленность. Близ Стара-Загоры - крупный химический комбинат.
Селят нас в отель «Верея». Просторные номера с выходом на общий, во всю длину отеля балкон, ну просто мечта советских любовников, а не отель. Обслуживают, как и везде в Болгарии, отлично. После ужина идём в Парк культуры и отдыха. Катаемся на аттракционе «Ромашка», стреляем в тире. Один выстрел – 10 стотинок, это в пять раз дороже, чем в СССР.
На следующий день посещаем магазин «Советская книга». Я выбираю себе довольно тяжёлый трёхтомник Константина Симонова «Живые и мёртвые». У нас в России его не достать даже работнику райкома партии. А здесь он свободно продаётся и напечатан без «купюр». Писатель работал над ним с 1959 по 1971 год, а через три года получил за роман-трилогию Ленинскую премию. Уже дома я узнаю из него очень много нового о Великой Отечественной войне, и ещё раз радуюсь удачной покупке, привезённой из-за трёх морей. Расстояние-то - пять тысяч километров. Ещё покупаю «Устав на БКП» на болгарском языке. Для инструктора райкома КПСС там всё понятно без перевода. Запоминаю много новых болгарских слов.
Утром выезжаем на Солнечный Берег – Слынчев Бряг.

9. Слынчев Бряг.
Селят нас в отеле «Средец». Так называлась столица Болгарии София с начала 9 до конца 14 века, а потом была названа по храму святой Софии. Дожди здесь идут по ночам, как по заказу. Вот что значит не так далеко (как у нас) отделять церковь от государства! Утром опять светит солнце. Всё выглядит ухоженным, помытым и быстро становится просушенным. Я первым из нашей группы переодеваюсь в шорты, здесь в них ходит большинство туристов. Моему примеру следуют ещё двое. Остальные парятся в спортивных трико. Традиции сильны.
Наши туристки постоянно ходят по магазинам. Почти все деньги уже истрачены, но перед ними стоит очень непростая задача, как эффективнее истратить последние два червонца, а потом два лева. Немецкие туристки загорают и перемещаются по пляжу без бюстгальтеров. Для нас это экзотика, мы ненавязчиво посматриваем на них. А их спутники носят панамки, напоминающие военные каски рейхсвера. История их ничему не научила. Ещё рядом была семья англичан, но они не шли на контакт с нашими учителями английского языка. Их сын Майкл Томсон поговорил один раз, оставил свой адрес, а потом мы эту семью не видели. Английская чопорность или страх после идеологической обработки?
Прибрежная полоса Болгарии имеет протяжённость 378 километров. Хищных акул в Чёрном море не водится. На плане Слынчев Бряг напоминает банан вокруг залива. Я беру в прокате велосипед и катаюсь по всему городу от завтрака до обеда. Любопытство удовлетворено. Теперь я знаю этот зелёный город, могу в нём ориентироваться и не заблужусь. Во время непродолжительного отдыха в парке встречаю иностранного туриста. Он подсаживается ко мне на скамейку, протягивает мне сигарету. Я отвечаю: «Ай ноу смокинг». Дальше разговор не идёт.
На прокат выдают катамараны, на них можно отъехать подальше от берега. Иногда на пляжах вывешивают красный флаг – из-за шторма купаться нельзя. Зато после шторма легче собирать ракушки, для этого нужно нырнуть поглубже. Курящие туристы не могут себе позволить достичь дна на глубине, где ракушки крупнее. Некурящие над ними посмеиваются.
В один из дней нас везут на экскурсию в городок Айтос. Это районный центр. Там тоже есть зоопарк, как в Большеречье. Единственный сельский зоопарк в Болгарии.. Животных можно кормить тем, что продают тут же. Кормим обезьян яблоками. Одна туристка протягивает обезьяне огрызок яблока. Обезьяна сначала долго не обращает внимания, потом берёт огрызок и бросает его в угол клетки. Это не обезьяны сибирского зоопарка. Зоопарк в маленьком городе - изначально слабо окупаемый, но здесь в Болгарии – много туристов, чего не скажешь про наше Большеречье – место размещения самого северного в мире сельского зоопарка. Покупаю значок с гербом Айтоса. Значков с Большеречьем ещё нет. Тогда ещё никто не знал, что такие значки появятся через два года, когда Большеречью будет 360 лет, и автором этих значков будет мой брат Олег.

10. Бургас.
В этот город нас везут на экскурсию во время пребывания на Солнечном Берегу. Поездка занимает несколько часов, обедаем мы в Бургасе. Красивый город и порт на Черном море, административный центр Бургасской области. В нём около двухсот тысяч жителей. Развивается пищевая, текстильная, машиностроительная промышленность. В районе Бургаса - нефтехимический комбинат. Процветает и рыболовство. В окрестностях города - курортная зона. Это наш Солнечный Берег, Несебыр, бальнеогрязевой курорт Бургаски-Минерални-Бани.
Несебыр - город на берегу Черного моря, близ Бургаса, в нём 8 тыс. жителей, меньше, чем в нашем Большеречье. Несебыр основан греками около 510 до н. э. Был экономическим и военно-административным центром античного и раннего средневековья. Сохранились остатки укреплений, порта, театра, средневековых церквей. С 1956 года город-музей; приморский климатический курорт.
В Бургасе и международный аэропорт. Через несколько дней мы будем вылетать домой тоже отсюда. Экскурсии, посещение магазинов, фруктовых рынков. По пути видим, как добывают поваренную соль. В мелкий плоский залив запускают морскую воду, перекрывают выход в море, потом вода испаряется, а соль остаётся.

11. Домой.
Перед отъездом домой у нас в ресторане проходит прощальный ужин. Всё время отдыха наши туристы гадали, кто же в группе негласный представитель органов безопасности. Больше всего подозрений падало на преподавателя из института Марию и на меня, как работника райкома партии. На эту тему всё время открыто шутили. Во время ужина я подошёл к Марии и предложил тост за «бойцов невидимого фронта». Выпили.
Утром мы выехали в Бургас, в аэропорт. Полёт проходит над Чёрным морем. Нас инструктируют, показывают спасательные жилеты, надувные плотики. Болгарские пограничники нас даже не досматривали, проверяли только паспорта, и Москве пограничники встречают нас доброжелательно. Никаких досмотров. Все приветливы. Я второй раз возвращаюсь из-за границы. Первый раз был в Монголии, шесть с половиной лет назад.
По пути в Болгарию мы не успели даже мельком посмотреть свою столицу. На этот раз у меня есть время побывать в Москве на Красной площади. В телевизоре она кажется значительно больше. Всё-таки глаз устроен более совершенно, чем объектив телекамеры и фотоаппарата.
Утром выезжаем в Омск. И, глядя из окна поезда, уже по-другому воспринимаешь остовы когда-то величественных православных храмов по обеим сторонам железной дороги. Ради торжества новой идеологии нам пришлось пожертвовать красивыми культовыми сооружениями. Болгары пошли другим путём. И непонятно, заслуга ли в этом Болгарской Православной церкви в годы османского ига или толерантный взгляд на религию болгарских коммунистов. Родные берёзки, тополя, ивы, степи – это не буйная субтропическая растительность Болгарии. Но это родное.

12. Заключение.
3 марта 2011 года националисты осквернили могилы русских воинов в районе Шипки. Ориентиры болгар опять отвернулись от России. Они в НАТО, в Евросоюзе, расторгли договор с Россией о строительстве АЭС, не могут решить, нужен ли им газопровод "Южный поток" и сидят без электричества. Возможно будут сидеть и без газа. А с экранов в Болгарии теперь можно услышать от некоторых дикторов, что «война 1877-78 нарушила вековую дружбу болгарского и турецкого народов». Мазохизм? Политика евроустремления? Наверное, и то, и другое. Блудные сыновья огромной славянской нации должны поскитаться по союзам и блокам, чтобы потом вернуться домой. И мы их простим. Россия – это больше, чем государство, это самостоятельная часть света. Мы не Европа и не Азия, мы – Русский Мир, который простирается дальше российских границ.
Владимир Кудренко.
24 июля 2014 года.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Ключевые слова: Болгария. Путешествие в 1985 году. Шипка, Габрово, Стара Загора, София, Пловдив, Слынчев Бряг.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 24.02.2020 в 16:37
© Copyright: Владимир Константинович Кудренко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1