Сон третий


                                                                                                Пролог

               Описывать увиденные ночью сны - довольно специфическое и достаточно трудное дело. Ведь получаемая нами во сне информация носит образный характер. Мы получаем набор образов, по которым у нас создаётся определённое впечатление об окружающей нас во сне обстановке. Это впечатление зачастую имеет расплывчатый характер, а основную информацию несёт сюжетная канва образов, воздействующая на чувства спящего. И поэтому более запоминающимися из сновидений являются чувства, которые вызвали происходящие во сне события. Вспомните оставшиеся после пробуждения чувство необычайной лёгкости после полёта во сне или пот после увиденных, ( а может, и пережитых во сне ) кошмаров. Значит, мы в спящем состоянии реагируем на берущуюся непонятно откуда череду образов. А может быть, мы, оставив своё физическое тело спящим, в своём астральном теле в это время участвуем в событиях, которые происходят в астральном мире?

                                                                                 Действие   первое

               В этом сне я был в компании друзей, мы проживали, по всей видимости, в общежитии, и проводили вместе почти всё время. Мы были молодыми, весёлыми и не обременёнными семейными узами и заботами. Среди нас была девушка, несколько моложе меня, симпатичная, скромная и приятная во всех отношениях. В компании друзей мы всегда были вместе, и все считали нас подходящей парой. По всей видимости, я опекал её, заботился о ней, но назвать нас на все сто влюблённой парой было, наверное, нельзя. Может, с её стороны это была привязанность ко мне, потребность ощущать рядом с собой сильного и заботливого друга. А с моей, - наверное, это была нежная дружба, гордость от того, что рядом со мной была очень достойная девушка.

              Статистика, утверждают люди, ею занимающиеся, подтверждает мнение о том, что самые прочные браки основываются, нет, не на любви, а на … дружбе. Парадоксальной эта мысль может показаться лишь на первый взгляд. Судите сами, - друзья очень часто являются более близкими людьми, чем родственники, с которыми мы связаны кровными узами. Не каждый может стать тебе другом; только тот, кого ты будем уважать, с кем у тебя будет взаимное притяжение, и на кого ты можешь надеяться в любой ситуации.

              Ну а любовь?… Любовь на крепость браков влияет по – разному, так как сама бывает очень разной. Одна возникнет сразу же, с первого взгляда, воспламенит тебя всего изнутри, ты будешь чувствовать себя летящим, как птица. Но вряд ли долгую семейную жизнь ты будешь испытывать такую же остроту чувств. Другая любовь за короткое время может, вообще, испепелить тебя всего. Очень часто её попутчиком является ревность, от которой крепче браки не становятся. И редко бывает, когда неброская, но сильная любовь проходит через весь долгий жизненный путь обоих, принося ощущение радости и счастья.

              На этом месте заканчиваются философско – лирические отступления и вступительные предположения и начинается сам сон, точнее - попытки описать полученные и запомнившиеся образы и чувства, нахлынувшие на меня в процессе просмотра этого снофильма.

              На сцене декорации двух смежных комнат средних размеров, без перегородки и дверей. В них собралась наша компания, - человек 5 – 7 весёлых и галдящих юношей и девушек, заглушающих звук работающего телевизора и тихое звучание гитары. Здесь же на высокой железной кровати под одеялом тихо с задумчивым видом лежит моя подруга. Я здесь же, в хорошем настроении поддерживаю разговор, не придавая особого значения лёгкой взволнованности и некоторому смятению в её взгляде. Волноваться, вроде бы, нечего, ведь я рядом.

              Время суток похоже на вечер, но за окном сумерек нет, как будто мы находимся в заполярном городе летом, когда день длится целые сутки. В такой обстановке и начинают разворачиваться основные события.

              В какой – то момент я оказался у большого окна, выходящего не на улицу, а что называется, во двор. То, что я увидел буквально в пятнадцати шагах от себя, требует более подробного описания. Это был холм, не менее 150 метров высотой, довольно причудливой формы, с основанием, гораздо меньшим своей высоты, и довольно крутыми склонами, порою близкими к отвесным. Он имел какой – то не природный, очень искусственный вид, чем вызывал удивление и даже некоторую оторопь.

              Но самым удивительным было совсем другое: по этому почти неприступному склону поднимался вверх человек. Это был непрофессиональный скалолаз и карабкался он без всяких приспособлений и страховки. Он был уже на половине высоты, но было видно, что силы его были на исходе.

              « Блин, смотрите, что там творится ! » - чуть ни выругался я, перекрикивая шум в комнате. Первой мыслью было кинуться за ним и как - то его оттуда снять. Но тут я сразу осознал нереальность этого варианта: даже если я смогу вовремя добраться до него, в чём крутизна склона заставляла меня сильно сомневаться, спуститься вниз без верёвки было совершенно невозможно. Я стоял вместе с прильнувшим к окну народом и лихорадочно соображал, что же надо делать. Ко мне ещё не успела прийти мысль, о том что надо звонить в МЧС, как в этот момент я узнал этого рискованного смельчака. Это был парень из нашей компании, появившийся в ней недавно и показавшийся всем вполне неплохим товарищем. Что могло его, статного, привлекательного, довольно скромного молодого человека, толкнуть на этот бессмысленный опасный поступок, привлёкший внимание всех окружающих?

                Я не успел задать себе этот вопрос, как тут же получил откуда – то на него ответ, это было, как телеграмма – молния, пронзившая моё сознание. Вот то, что было в этой телеграмме.

                Этому парню с самого начала очень понравилась моя подруга, а с ней рядом был я. Как порядочный мужик, он всё это время, как только мог, скрывал свои чувства. Но чуткая женская душа не могла не заметить молчаливых выражений этих чувств, ведь сильные переживания всегда находят хоть какой - то отклик в живой душе, по крайней мере, хотя бы уважение к ним.

                Каково же было ей, моей милой дорогой девочке, с чуткой отзывчивой душой, смотреть на молчаливые мучения этого, уже небезразличного ей, притягивающего её к себе силой своей любви, благородного парня? Ведь рядом с ней уже давно есть я, такой привычный, надёжный, верный, заботливый. Как ей на виду у всех порвать со мной, последовать зову своего сердца и ответить на чувства другого?

                Я понял, что сегодня у них был откровенный разговор с признаниями в любви с его стороны и невозможностью ответить взаимностью из - за меня с её стороны. После этого разговора моя подруга с отрешённым видом молча переживает под одеялом, а несчастного влюблённого понесло покорять недостижимую, как его любовь, вершину непонятно откуда - то взявшегося холма. Отказ не оставил ему надежды на счастливую взаимность, поэтому его жизнь для него потеряла прежнее значение.

                Глубоко прочувствованная мною символичность этой сцены просто поразила меня. Ещё не выйдя полностью из оцепенения, так и не поняв, что же мне надо делать, я подошёл к подруге, по – прежнему лежащей под одеялом с отрешённым взглядом. Она не слышала криков, и на всё происходящее вокруг никак не реагировала. Я наклонился к ней, она перевела на меня туманный взгляд, однако сразу осознав, что это я. Я почти шёпотом попросил её посмотреть в окно, опасаясь причинить ей вред резкой сменой эмоционального состояния. Она же по – прежнему смотрела мне в глаза, рассчитывая найти там понимание, ответы на мучительные вопросы, помощь, которую она могла сейчас найти только у меня, и ни у кого другого. В напряжённые моменты жизни ответы ищут у людей в глазах, ведь они никогда не могут обмануть.

                Я был твёрдо убеждён в том, что сделаю всё возможное, а может, и невозможное, чтобы у этого самого дорогого мне человека не было в глазах ни боли, ни страданий. Положив свою руку на её ладонь и почувствовав прохладу, исходящую от неё, я осторожно перевёл свой взгляд на её глаза, полные волнения и тревожного ожидания. Наши взгляды встретились, это длилось всего несколько мгновений. Но ей их хватило, чтобы понять, что я ей помогу в любом случае, при любых обстоятельствах.

               Только сейчас она немного успокоилась и смогла услышать мою повторную просьбу посмотреть в окно. Присев на кровати, закутанная в одеяло, как будто в комнате было холодно, она перевела взгляд на картину за окном и сразу всё поняла.

               А потом произошло событие, которое может показаться несколько странным. До этого момента под одеялом моя подруга лежала одетой, но в этот момент она его отбросила и предстала … совершенно обнажённой. Это длилось буквально мгновение, скорее всего, только один я это и видел. Её нагота была вдохновенной, в это мгновение я успел восхититья потрясающей красотой тела, готового к полёту, и запомнить его на всю жизнь.

               Некоторых читателей может заинтересовать вопрос: А по какой причине в этой сцене возникла вдруг обнажёнка? В театральных спектаклях такие сцены режиссёры включают для привлечения зрителей, а в сновидениях что они означают? Автор давно задавал себе этот вопрос, так как в других снах сам довольно часто представал совсем неожиданно для себя совершенно без одежды. И только недавно в одной книге я нашёл ответ на этот вопрос. Это был не первый случай, когда после возникновения вопроса ответ приходил ко мне в промежутке от нескольких дней до нескольких месяцев.

               При образной передаче информации некоторые картинки или сцены сновидческого спектакля носят символический характер. Чья – то обнажённость во сне символизирует его обновление, способствующее духовному росту. Так и в этой сцене мечущаяся душа в облике юной красавицы на миг оказалась на пороге коренного перелома и обновления в жизни.

               Она стрелой вылетела из комнаты и уже через несколько секунд я увидел её через окно одетой в джинсы, свитер и кроссовки у подножия холма. Она, ни мгновения не раздумывая, почти бегом начала взбираться по склону, выбирая более пологие участки.

                А сверху над ней из последних сил боролся с подъёмом любящий её до безумства рыцарь. Склон под ним был весь покрыт изморозью. В правой руке у него был камень, которым он неистово долбил скалистый склон, пытаясь сделать хоть какое – то углубление, за которое можно зацепиться и подняться ещё на шаг вверх. Он двигался по прямой, совершено не замечая рядом более пологих участков; он боролся с самим холмом, который стоял непреодолимой преградой на его пути к счастью. В его движениях чувствовалась неимоверная решимость идти до конца, отчаянность и одновременно безнадёжность и трагизм этой затеи.

                Увидев на склоне второго скалолаза, все в нашей комнате прильнули к окнам и, не отрываясь, следили за происходящим, будто заворожённые. Никто из них ни разу не оглянулся на меня, забыв о том, что я как – то должен реагировать на происходящее, так как имею к нему определённое отношение. А я стоял, глядя в окно через головы прильнувших к стеклу наблюдателей, и в душе у меня почему – то не возникло никаких отрицательных чувств и эмоций. Возникла, скорее, гордость за то, что я был рядом с человеком, который бросился, не раздумывая, рискуя собственной жизнью, спасать любимого. Тут же появилась следующая мысль, переросшая в жгучее желание: они должны обязательно спастись, потому что любовь не должна умирать.

                Некоторые читатели, наверное, слышали о материализации различных предметов уникальными людьми на глазах у всех присутствующих. Те из них, кто поверил в это, могут согласиться и со следующим утверждением: человеческие существа похожи на тех, кого называют богами, тем, что своими чувствами и мыслями создают всё, что их окружает. Я не знаю, каким образом повлияла сила моей последней мысли на произошедшее далее; но, вряд ли кто - то из числа наблюдающих так же сильно желал им спасения, как я.

                А события развивались почти также быстро, как появлялись мои мысли. Молодая богиня в голубых джинсах и сером свитере, неимоверно красивая в своём порыве, уже догнала скалолаза, остановившегося на относительно пологом уступе. Она подобралась к нему сбоку, примостившись рядом, держась правой рукой за камни, а левой взяла его руку. Она ему что – то говорила, а он смотрел на неё сияющими от счастья глазами, он не слышал слов, обращённых к нему, а только молча кивал ей в ответ.

               Читатель, сможешь ли ты хоть немного окунуться в чувства человека, на которого вдруг упало такое счастье: неожиданное появление, казалось бы, навсегда потерянного любимого человека?

               Всё это время небо было каким - то пасмурным и холодным. Но в этот момент откуда – то вырвалось солнце, такое яркое, тёплое, - появившееся чтобы осветить на крутом склоне какого – то непонятного странного холма в неизвестном маленьком городке двух горячо любящих друг друга людей, ставших похожих сейчас на богов. Со склона как – то вдруг незаметно исчезла покрывавшая его изморозь, бело – серый его цвет превратился за эти секунды в ярко – зелёный. Это, радуясь солнышку, появилась молодая трава. Это было поистине чудесное превращение, которое сотворила любовь этих богов.

               Она ему всё ещё что – то говорила, а он перевернулся на спину, нежно притянул её к себе, бережно обняв. Руки их перестали держаться за склон, и они медленно начали скользить по земле и траве вниз. Он держал её на себе, спускаясь вниз по склону, и глядел теми же счастливыми глазами на ту единственную в его жизни, ставшую с этой минуты навсегда только его.

               Наверное, за этим мифическим событием наблюдали изо всех окон этого большого и необычного общежития, так как отовсюду раздались радостные аплодисменты, продолжавшиеся и после появления занавеса, извещавшего об окончании первого акта этого необыкновенного сновидения.

                                                                                     Действие второе

                Второй, заключительный акт моего сна начинается в той же комнате, у того же окна, где я сижу и завтракаю. Из соседней смежной комнаты бойкая тётя, похоже, комендант этого общежития, выселяет какого - то жильца, сообщая ему, что будет жить в ней сама, а в соседней комнате, где сейчас сижу я, будет жить молодые герои первого акта. Я удивился тому, что молодых комендантша поселяет в проходной комнате, а сама заселяет отдельную. Почему - то у меня сейчас не возникла мысль, которая должна была непременно появиться: А где же буду жить я, если в моей комнате поселят молодых?

                Поднявшись с кровати, я оказался рядом с окном, и мой мимолётный взгляд полностью переключился на происходящее за ним. Я почему – то не удивился тому, что декорации первого акта были уже убраны, и на месте того странного холма разместился парк с высокими красивыми деревьями. Там шумно галдела толпа ребятни, отъезжающей, по всей видимости, куда – то на отдых. На аллее стояли несколько автобусов, ждущих, когда все отъезжающие загрузятся.

                Но тут совершенно неожиданно, по крайней мере, для меня, к автобусу подошла пара наших молодых героев первого акта. Правда, сейчас их лица нельзя было назвать счастливыми и радостными. Они уезжали. Их отъезд был быстрым и неожиданным. Моя лучшая подруга, по – другому я не могу её назвать, несмотря ни на какие жизненные повороты, плакала. Плакала, по – видимому долго, спутник утешал её, как только мог.

                Отчего она так плачет? Ответ у меня в голове возник одновременно с вопросом. Иногда так бывает не только во сне.

                Этим быстрым отъездом заканчивался данный этап её жизни, заканчивался как – то не так, как хотелось бы. А новый этап начался так быстро и неожиданно, и нет, почему – то, возможности всё мне объяснить, попросить прощения, проститься.

                Они медленно поднялись в автобус, двинулись в проход и сели во втором ряду к окошку. А меня мгновенно привела в движение мысль о том, что я обязательно должен сыграть в их жизни последнюю свою роль, так как отчётливо понял, что больше я их, вряд ли, когда увижу.

                Не успев оставить одноразовую тарелку, с рыбой в руке я бросился вниз. На бегу подумал, что надо бы положить рыбу в тарелку и оставить её кошкам, которых увидел возле угла соседнего дома; но мои ноги несли меня к автобусу, который уже заполнился детворой и был готов к отъезду. В таком смешном виде, – с пластиковой тарелкой в левой руке и небольшой рыбёшкой в правой, - я подошёл вплотную к их окошку и последний раз стал всматриваться в лицо самого близкого мне человека. Они меня не видели: он утешал её, а она по – прежнему плакала, пытаясь вытереть слёзы со щёк, но они предательски катились и катились по ним.

                Так я стоял несколько долгих, как вечность, секунд и смотрел на неё через автобусное окошко, как смотрят по телевизору фильм с любимым героем, не отрываясь, не моргая и боясь, что этот фильм вот – вот закончится. А за чисто вымытым стеклом этого маленького автобуса, похожего на ракету, готовую к старту в неизвестное будущее, плакала прекрасная раненная душа, живущая на Земле в теле этой молоденькой симпатичной девочки, повзрослевшей в одночасье. Моей единственной подруги, ведь в моей жизни никогда не было других женщин; моего самого дорогого чело-века, которого со мной рядом больше никогда не будет.

                 Сейчас этот автобус тронется, они уедут, и в моей жизни закончится отдельный её отрезок, может, самый счастливый и радостный. Но ни одной капли жалости к себе у меня на душе не было, я отчётливо понимал: всё, что происходит сейчас, - правильно. Любящие друг друга люди должны быть вместе и обязательно счастливы. Далеко не всегда взаимная любовь гарантирует любящим счастье. Но моей единственной подруге любовь непременно должна принести огромное счастье на всю жизнь. Я этого очень хочу, и так обязательно должно быть.

                 Но вот открытая до этого момента дверь со стуком захлопнулась. Я приблизился вплотную к окошку и потихоньку постучал в стекло рыбёшкой, которую по – прежнему держал в правой руке. И за те мгновения, когда они поворачивались в мою сторону, я сделал всё, что мог, чтобы запечатлеть на своём лице самое нежное, самое доброе и радостное выражение, на которое когда - либо был способен. Моё неожиданное появление здесь, да ещё в таком виде, не могло не вызвать на их лицах удивления. Из её красивых и таких близких сейчас глаз опять брызнули уже почти прекратившие литься слёзы.

                 А я стоял и вовсю улыбался, стараясь передать ей всё рвущееся из моей души: не надо плакать, всё правильно и всё будет хорошо; всё будет прекрасно, потому что любовь должна жить, приносить радость и счастье как любящим, так и всем, кто с ними рядом; я тоже радуюсь вашей любви и желаю вам быть самыми счастливыми на планете.

                Они, решившие вместе шагнуть в светлое будущее и в то же время страдающие, молча смотрели на меня, остающегося в одиночестве, но несмотря ни на что, радостно улыбающегося и искренне желающего им счастья. Похоже, всё, что я излучал им через стекло окна, как – то подействовало на них. На её лице пробился слабый лучик радости, и продолжавшие катиться по щекам слёзы были уже наполнены этой светлой радостью. Эти мгновения мы, улыбаясь, молча разговаривали глазами. Улыбка всё больше пробивалась на её заплаканном лице, и мне показалось, что прозрачные кристально чистые капли на её щеках были уже слезами счастья. Счастья от того, что все вопросы неожиданно так быстро и счастливо разрешились, и жить дальше можно будет без тяжёлого груза на душе.

                 Эти несколько секунд, вместившие в себя столько переживаний, заканчивались. Водитель автобуса, всё это время неизвестно кого ждавший ( может, именно меня ), по невидимому сигналу высшего небесного режиссёра включил первую скорость, на которой через мгновение эти два любящих друг друга существа отправятся в непременно светлое счастливое будущее. Я в этом был полностью уверен.

                 Последними словами этой необычной пьесы в моём сне были мои слова, которые никто не услышал в шуме мотора. Никто, кроме меня. Я прошептал их сердцем, а мои губы повторили их по слогам, чтобы их поняли те, кому они были адресованы, и с кем я сейчас расстаюсь навсегда:

                                                           РЕ – БЯ - ТА,   БУДЬ – ТЕ    СЧА - СТЛИ – ВЫ !!!

                 Автобус не мог тронуться, пока я им всё ни сказал, пока я ни сделал то, что я должен был сделать. С той же тарелкой и той же рыбой в руках, с самым чудаковатым видом я стоял посредине прекрасной и вмиг опустевшей аллеи, радостный и счастливый от сознания выполненного долга, и смотрел вслед уходящему автобусу, уносящему этих ангелов в обличии людей в их ангельскую счастливую жизнь. А меня не покидала уверенность, что именно так и должно было всё произойти, и ни тени грусти или печали не было у меня в душе, только радость.

                                                                                                Эпилог.

                 Здесь этот удивительный спектакль в моём сне закончился, занавес опустился, и я проснулся, переполненный самыми светлыми чувствами. Я прожил свою роль в этом спектакле, и как артист на сцене получает букет красивых цветов, так и я получил не менее прекрасный букет радостных душевных переживаний.

                 Конечно, потом заснуть я больше не смог, мысли, чувства, эмоции долго будоражили меня. Я вспомнил утверждение автора одной давно прочитанной книги о том, что в определённые моменты жизни мы подвергаемся своего рода испытаниям для определения уровня развития нашей души. Часто они проходят на астральном плане, где астральное тело человека действует самостоятельно, когда тот спит.

                 И если этот сон был для меня таким испытанием, то мне кажется, что его я успешно выдержал.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Любовь, прощание, печаль,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 23.02.2020 в 22:16
© Copyright: Сергей Петрович Мор
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1