Сон второй


Это был второй сон, который мне захотелось описать. Он приснился мне примерно в то же время, что и предыдущий, и также был сон – мечта.

Многие сны, запомнившиеся мне, имели чёткую привязку ко времени. Я помню много сновидений, в которых я видел себя во время Великой отечественной войны. В них я выходил из окружения, был в партизанах, участвовал в боевых операциях. Некоторые сны были чётко привязаны или к детским годам, или к текущему моменту жизни.

В других снах такой привязки ко времени не было, они были без исторического контекста. События в них были абстрагированы от времени происходящего, они не нуждались во временной привязке и были ценны сами по себе.

Сон, который я хотел описать сейчас, мне затруднительно отнести к какому - либо из этих видов. С одной стороны, - обычаи явно из старины. С другой стороны, - а были где - нибудь и когда - нибудь такие обычаи? Судите сами.

В этом сне я был молодым человеком лет 25-ти. Место действия мне на поминает больше всего казацкую станицу дореволюционных лет. Это сравнение может лучше другого осветить исторический фон происходящих событий. Я вернулся в родительский дом после нескольких лет службы в армии и был в том возрасте, когда пора было заводить семью.

Но в этом сне передо мной не стояла задача поиска невесты. Оказывается, найти невесту мне должны были родители. Лица родителей в этом сне мне не запомнились, но свою задачу они выполнили.

После возвращения домой я отдыхал, помогал по хозяйству, занимался какими - то делами. Но чем я точно не занимался, так это высматриванием среди девушек подходящей себе пары. Это может показаться очень странным, но у меня не было такой потребности. Я не ощущал никакого беспокойства по этому поводу. Наверное, потому, что я знал, - невесту мне уже подыскали родители. А засматриваться на других девушек при уже имеющейся невесте, было как – то неудобно, пусть я даже её и не знал. Я и по обычаю не мог противиться родительской воле, да и был совершенно спокоен за их выбор. Родители гораздо опытнее меня, знают всех подходящих кандидаток и их родителей. Да и мне они желают только счастья в семейной жизни. Я даже не пытался гадать, кого мои родители выбрали мне в невесты.

Поиск родителями невесты сыну - это был первый обычай в той местности и в то время, где происходили события из моего сна. Второй обычай состоял в том, что они уведомляли меня о дате свадьбы, договорившись предварительно с родителями невесты и организовав совместно это мероприятие. Никаких помолвок, обручений, сватаний местными обычаями предусмотрено не было.

И вот где – то через месяц после моего возвращения родители и решили меня женить. А чего тянуть с нужным и хорошим делом? Невесту нашли, она была присмотрена, может, ещё с малых лет. А я за этот месяц должен был и отдохнуть после службы, и к свадьбе подготовиться, да и чтоб на барышень не было особо времени заглядываться.

Первые два обычая, вряд ли, покажутся чем – то из ряда вон выходящими. Раньше так и жили, и это не казалось никому странным и противоестественным. Но вот следующий обычай для современного цивилизованного общества может показаться совсем необычным, и даже шокирующим. Он состоял в том, что жених и невеста не знали до свадьбы, какой выбор за них сделали их родители. Обычай этот заходил ещё дальше. Лицо невесты жених мог увидеть только после свадьбы, когда они останутся одни. Всё это время лицо невесты должно быть скрыто за плотной фатой, не позволяющей рассмотреть даже её шею. Может быть, таким способом берегли невесту от завистливых глаз, ведь раньше людей с сильной энергетикой было больше, чем сейчас. Может, историкам известно о подобных обычаях у каких – либо народов, но сейчас это может показаться просто диким.

В этом сне мне не были показаны подробности всей свадебной церемонии. И можно только предполагать о том, как происходила первая встреча молодых. Должно быть, нас венчали в церкви, а потом была шумная свадьба с многочисленными гостями, плясками и подарками.

Мне лишь запомнилось, что мы с невестой чинно сидели во главе стола, выслушивали наставления родителей, пожелания гостей. Кругом бурлило веселье, празднично наряженный народ плясал вовсю, играла гармонь, с разных сторон стола сыпались частушки и прибаутки. И чувствовалось, что собравшиеся от всей души рады этому событию и желают нам только счастья в нашей семейной жизни.

До сих пор события в этом сне мне давались как – то отрывисто и расплывчато, без подробностей, как бы фоном. Зато заключительный акт, последовавший после, был представлен ясно, ярко, произвёл массу чувств и эмоций и хорошо запомнился.

На своей свадьбе мы были похожи на почётных гостей. Но я не помню, чтобы мы с невестой пили и ели за столом. Пить нам на свадьбе было совсем нельзя, а есть, как – то было некогда и неудобно. А невесте ещё мешала её фата, жениху же из солидарности есть было как - то не совсем удобно.

По регламенту застолье для молодых заканчивалось гораздо раньше, чем для всех остальных. Нас проводили в заранее приготовленную комнату, может, в этом доме, а, может, в каком – то другом. Я помню низкую толстую дверь этой комнаты, засов на ней и сразу вдруг наступившую за порогом тишину. После шумного веселья эта полная тишина явилась контрастом, который символизировал свершившийся для нас переход к новому статусу и новой жизни.

Небольшая комната была освещена свечами, стоящими в подсвечниках на столе и возле широкой нарядно украшенной кровати. На столе красовались фрукты, разложенные в красивые деревянные миски, хлеб с солью, которыми нас, наверное, встречали после венчания. Рядом стояли кувшины с безалкогольными напитками, типа клюквенного морса и медового кваса, тарелки с пряниками, пирогами и сладостями. Накрытый таким образом стол выполнял двойную функцию. С одной стороны он давал нам возможность отведать свадебные угощения и отметить свершившееся очень важное событие в нашей жизни. Другая немаловажная роль этого накрытого стола заключалась в том, что он являлся символом будущего богатства нашей семьи. Вот такими были декорации последнего акта этого незабываемого спектакля во сне.

Перешагнув высокий и широкий порог комнаты и закрыв за собой дверь, мы прошли к самому освещённому месту возле стола. Я был переполнен радостью, небольшая утомлённость не мешала мне чувствовать себя бодрым и счастливым. Сейчас мне предстояло увидеть свою новоиспечённую жену, а сказать точнее, - судьбу. Умом я до сих пор не понимаю, почему в те минуты перед знакомством с моей второй половиной я не испытывал абсолютно никакого волнения. Я был переполнен радостью, передо мной сейчас должен был раскрыться несказанно чудесный цветок, который мне подарит счастье на всю жизнь. У меня тогда внутри были именно такие убеждения.

Мы остановились у стола, повернулись лицом друг к другу, и я бережно взял теперь уже свою жену за руки чуть выше локотков. Наступил самый волнующий момент свадебной церемонии. Жениться втёмную, не зная невесты, и увидеть её первый раз после венчания и свадьбы, - это круто. Слабонервных, видно, в наших краях не женили. Волнения у невесты я не чувствовал никакого. Ей, конечно, было несколько проще, чем мне, так как она могла увидеть мельком из – под фаты и моё лицо, и меня всего. Она могла волноваться только по поводу того, что может мне не понравиться, после того, как я её увижу.

Я подозреваю, что такие случаи могли быть в нашем селении. Но супруги всё равно жили вместе, может, не так счастливо, как бы им хотелось, но разводов после венчания тогда не было. Как говорили в те времена, стерпится - слюбится.

- Ну, что, будем знакомиться? - спросил я, весь в предвкушении.

- Да, будем.

Наверное, её «да» я должен был слышать раньше. Может, когда приезжал за невестой или во время венчания. Но сейчас её «да», произнесённое с радостью и так уверенно, произвело на меня впечатление. Голос был молодой, звонкий, с приятным тембром.

Я был где – то на пол-головы выше моей теперь уже жены, и поэтому, по – прежнему поддерживая её под локти, присел на широкий деревянный табурет, стоящий у стола. Не для того, чтобы не упасть при первом впечатлении после поднятия фаты, а чтобы снизу лучше разглядеть лицо моей суженой. Она уверенным движением подняла, уже порядком надоевшую ей фату, и я увидел то, что так долго стремился увидеть - лицо моей судьбы.

Красавицы бывают разными. Одних в народе принято называть писаными. Это те, которые похожи на красавиц, изображённых художниками на картинах. С правильными чертами лица и формами тела, и без малейших изъянов. А бывают другие красавицы, поражающие своей естественностью и внутренней красотой, которую можно назвать красотой души.

Лицо моей судьбы я помню до сих пор. Полукруглый овал подбородка, розовый ободок губ, правильной формы нос и глаза… Эти глаза смотрели на меня с такой любовью, что я не мог от них оторваться. Я ловил каждый квант, излучаемой ими любви. Я весь наполнился ею и почти не ощущал своего тела. До этого момента моя душа жила в ожидании любви. Почему – то у неё была уверенность в том, что она обязательно будет. И вот этот момент настал. Я осознал предназначение свыше именно мне этой молоденькой, ещё вчера девчонки, а сегодня уже замужней молодицы, стоящей сейчас предо мной.

После обряда поднятия фаты она сняла весь головной убор невесты, оставшись, как говорили раньше, простоволосой. Тёмно – каштановые волосы были свободно заправлены назад и собраны лентой немного ниже плеч. Мне нравились такого вида причёски, в них проявлялась какая – то мягкость характера, женственность, обходительность её хозяйки.

Я с радостной улыбкой на лице немного снизу вверх смотрел и откровенно любовался ею. Она освободилась от моих рук, чтобы положить свой головной убор куда – то рядом, а потом подошла ко мне и протянула свои ладони к моим рукам. Я почувствовал их теплоту, мягкость, нежность. Эти ладони любящей и любимой девушки не могли не вызвать у меня эйфории, сжимая их в своих ладонях, я просто упивался счастьем.

- Ну, как, я подхожу Вам? – Голос её был для меня песней, которую я никогда не слышал, но всегда хотел услышать.

- Не Вам, а тебе, - поправил я её. Она ещё больше улыбнулась, а я, не отрывая взгляда от её глаз, молча отвечая на её вопрос, закивал головой. Здесь она просто рассмеялась от формы моего ответа, удовлетворившись и его содержанием. Потом она так естественно и по – хозяйски, без какой – либо тени распутства, присущего девицам лёгкого поведения, присела мне на колени, правой рукой обняв меня за шею. Левой рукой я бережно и нежно придерживал своё только что обретённое счастье за талию, а правой рукой ощущал теплоту её левой ладони.

Через свадебное платье я улавливал энергию юного девичьего тела. Его линии я не мог почувствовать, но исходящая от неё энергия выражала гармонию как телесную, так и душевную. Я сразу проникся к ней таким доверием, какое я испытывал только к родителям. В эти мгновения я понял, что передо мной самый родной мне человек, которому я полностью могу довериться во всём; который меня ни в чём не подведёт, ради которого я сделаю всё, что в моих силах.

- Господи, - обратился я, молча к творцу, - спасибо тебе за этот поистине божественный подарок, за эти минуты неимоверного счастья. Оставь, пожалуйста, их со мной на всю жизнь.

- А я тебя знаю. - Моя радость прервала моё общение со Всевышним.

- Помню с тех пор, когда ещё маленькой была, а потом ты в отпуск приезжал два года назад на неделю.

- Слушай, ты всё обо мне знаешь?

- Ну, не всё. Знаю, где служил, как.

- И откуда же?

- Когда ты в отпуск приезжал, твой отец к нам приходил. Они с моим отцом разговаривали, а мне слышно было.

- Ты могла бы в армии быть разведчиком.

- Да, они специально так говорили, чтобы я слышала. Твой отец пришёл с бутылкой, они сели за стол выпить, а я в соседней комнате была, где почти всё слышно было. Мама на стол собрала и всё время рядом что – то делала.

- Ну, и о чём они говорили?

- Сперва поговорили о делах, о хозяйстве, посевной, сенокосе, видах на урожай. Потом мой отец спросил твоего о тебе. Твой рассказал о твоей службе, что командиры тобой довольны, отпустили тебя в отпуск на неделю. Потом твой отец спросил обо мне, как да что? Мои родители обо мне рассказали.

- И что же они рассказали о тебе? - с улыбкой подначил я её.

Она, поняв мою подначку, и желание узнать о ней из её же уст, с улыбкой посмотрела мне в глаза, и, отыгрываясь, произнесла нарочито серьёзно:

- Сказали, что красивая, неглупая, хозяйственная и что кому – то буду хорошей женой.

- А мой что сказал?

- Твой сказал, что у моих родителей через пару лет будет хорошая невеста.

- Ну, и чем разговор закончился?

- За столом на этом и закончился. А о чём они говорили, когда провожали твоего отца, я уже не слышала.

- А ты тогда догадалась, зачем мой отец к вам приходил?

Она опять перевела пристальный взгляд на меня, готовя ответ на очередную мою подначку.

- Вот только сейчас и догадалась!

Я держал её за руку, смотрел на неё во все глаза, в которых нельзя было не заметить переполнявшего меня счастья.

Я вспомнил то воскресенье. Отец пришёл тогда уже затемно, под хмельком, но очень довольный. Я помог ему лечь спать и понял, что повод выпить у него был весомый, отец без повода никогда не выпивал. Он и сам, глядя на меня с еле заметной таинственностью, как бы оправдывался, что у него сегодня было важное дело. И я понял, что он удовлетворён его результатами. Я немного удивился тогда, так как отпуск у меня заканчивался, и завтра утром я уезжал к месту службы. Мать собирала меня в дорогу, а отца весь вечер не было. Теперь я понял, какую важную для меня задачу он решал тем воскресным вечером.

- Ну, а я тебе подхожу? - спросил я, отвлекаясь от воспоминаний.

- Ты мне давно подходишь.

Её ответ меня, если не ошарашил, то точно удивил.

- Как давно?

- Ты мне понравился с десяти лет, когда я тебя первый раз увидела.

- Да? И где же ты меня увидела в первый раз?

- Ты тогда на речке с ребятами лошадей купал. А мы с девчонками гусей и уток пасли. Тогда ты мне и понравился больше всех.

В этот момент передо мной возникла, как на экране монитора, картинка, как будто кто – то её нашёл в моей памяти и услужливо представил моему вниманию.

На песчаном берегу небольшой реки мы - пятнадцатилетние пацаны купаем лошадей. Кругом шум, брызги, смех, ржание лошадей. Всё это было фоном картины, а на самой картине недалеко от нас небольшая группа девчонок 8 – 12 - ти лет. Они с хворостинками отгоняли гусей и уток, испугавшихся лошадей, и посматривали вольно или невольно в нашу сторону. Им было интересно наблюдать, кому за лошадьми, а кому и за мальчишками. Занимаясь делом, я как – то посмотрел в сторону этих девчонок. Их было человек 6 – 7, разного возраста и роста в простеньких летних платьицах.

Не могу сказать почему, но среди них в глаза мне бросилась одна, среднего роста, с короткими косичками и прутиком в руке. Я понимаю теперь, почему я выделил её тогда из всех девчонок. Она смотрела на меня, и во взгляде её чувствовалась какая – то глубина, внутреннее содержание, не пустота, а осмысленность и серьёзность не десятилетней девчонки.

И вот эта картина остановилась перед моими глазами, и та маленькая девчонка смотрела сейчас на меня своим серьёзным взглядом из прошлого. Да, это была наша первая встреча и начало нашей общей судьбы.

- Ну, и дела! - изумился я новым для себя открытиям.

- Я тебя видела несколько раз до того, как ты ушёл на службу. А потом увидела тебя, когда ты в отпуск приходил, в форме, повзрослевший. Это было один раз, и ты меня тогда не мог видеть. С того дня я стала ждать твоего возвращения.

- И что, с парнями совсем не гуляла?

- Не гуляла. Они чувствовали, что я их отошью, и не подкатывали.

Я опять ей посмотрел в глаза, в моих - сияла улыбка, а её - были серьёзными и вызывающими полное доверие.

- Ну вот, дождалась, - я не спрашивал, а больше утверждал.

- Дождалась, как видишь. Когда месяц назад к нам опять пришёл твой отец, я поняла, что ты вернулся. Я полола картошку в огороде, а он долго разговаривал с моими родителями в доме. Я своим не сказала, что видела твоего родителя. А на следующий день за обедом отец налил по рюмке водки себе и маме и обратился ко мне:

- Дочь, мы с матерью тебя вырастили, ты уже взрослая, пора тебе замуж. Мы тебе нашли хорошего жениха, готовься, свадьба через месяц.

- А он мне понравится?

- Понравится. Нам понравился и тебе понравится.

- А если я ему не понравлюсь?

- А может ли такая красавица и умница, как ты, ему не понравиться?

Я с открытым ртом слушал её рассказ, убедившись в этом, она продолжала:

- Я промолчала о том, что догадалась, за кого они меня хотят отдать, а в душе обрадовалась тому, что родители, и твои и мои, угадали с выбором. Я была уверена, что тебе я не могу не понравиться. В тот же день я издали увидела тебя. Ты ещё больше повзрослел и ещё больше мне понравился. В тот момент я окончательно уверовала в то, что наш брак на небесах уже давно одобрен.

Она опять взглянула мне в глаза, как бы пытаясь убедиться в том, что я её внимательно слушаю и понимаю. Я же смотрел на неё во все глаза, как на невиданное доселе чудо, и никак не мог ею налюбоваться. В порыве нахлынувших чувств я наклонился к её ушку и с неимоверной теплотой, и в то же время торжественностью произнёс, можно сказать, присягу, как в армии:

- Я тебе обещаю, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы подходить тебе всю жизнь.

Это была моя клятва в любви и верности до гробовой доски этой чудесной девушке, которую я узнал только сегодня, но мне уже казалось, что я знал её всегда. Я с великой нежностью поцеловал её в щёчку рядом с ушком. Она опять глянула мне в глаза, как бы оценивая серьёзность произнесённого мной, потом прильнула головой к моей шее и прошептала твёрдо и уверенно:

- Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ !

Моя и так уже переполненная самыми неимоверными чувствами душа чуть не оставила меня. Но решив не покидать меня в такой момент жизни, она помогла мне бережно и нежно прижать к себе моего самого дорогого человека и прошептать ей в ответ:

- Я ТЕБЯ ТОЖЕ !

Был ли я когда – нибудь так счастлив, как тогда в том сне? Я сомневаюсь. И как описать обычными словами, хоть и на богатейшем русском языке, те чувства, которые я тогда испытывал?

Пусть это кому – то покажется смешным, но мы почти всю ночь просидели, обнявшись, рассказывая друг другу о себе. Мы ведь должны были познакомиться, поделиться своими взглядами на жизнь, убеждениями и мечтами, построить планы на будущее. Ведь с сегодняшнего дня мы стали единым целым, и впереди у нас была длинная счастливая жизнь, освещённая любовью.

На этом месте занавес закрыл сцену этого удивительного спектакля во сне со мной в главной роли. Как артисты за вечер проживают жизни своих героев на сцене, так и я сейчас прожил всего один день своей счастливейшей жизни.

К тому огромному ощущению неимоверного счастья после пробуждения чуть позже добавилась небольшая грустинка. Мне стало очень жаль, что этот сон … закончился.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 15.02.2020 в 20:51
© Copyright: Сергей Петрович Мор
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1