Сон первый


Когда пару лет назад мне приснился первый яркий запоминающийся сон, у меня не возникло желание его записать. Я его просто не мог не запомнить. Потом, через некоторое время я увидел второе хорошо запомнившееся сновидение. Оба они по классификации известной американской исследовательницы снов Сильвии Браун относились к снам – желаниям, снам – мечтам. В этих снах исполняются наши самые заветные мечты. Поэтому мы их хорошо помним, ведь в них мы были так счастливы. После второго такого сна мне и захотелось описать их так, как я их запомнил.

В первом сне я был участником зимней корпоративной Спартакиады, где в соревнованиях по настольному теннису стал серебряным призёром. Надо заметить, что это было со мной и в настоящей жизни. Во сне мы соревновались в солидном спорткомплексе, рядом с которым располагались столовая и гостиница. В самом начале этого сновидения я и появляюсь в вестибюле гостиницы со спортивной сумкой на плече.

В этом сне я был гораздо моложе и несколько выше ростом, чем в жизни. В свои двадцать пять лет я был свободен, вполне привлекателен, доволен жизнью, а в данный момент ещё и в хорошем настроении, несмотря на небольшую усталость. Закрыв за собой входную дверь, я направился к стойке дежурного администратора за ключом от своего номера. И в это время из двери, ведущей в коридор с номерами, вышла невысокая, ладно скроенная девушка. Она уверенной походкой направилась к двери в другом конце вестибюля, которая вела в другое крыло гостиницы. Не привлечь моего внимания она в любом случае не смогла бы.

Меня нельзя было назвать легко падким на женщин. Я искал для себя ту единственную, мне предназначенную свыше, поэтому я обращал внимание на встречающихся на моём жизненном пути девушек именно с этой позиции. Какой конкретно она должна быть, я не представлял. Я не подгонял свою мечту под придуманный идеал с определённым ростом, весом, цветом волос и глаз. Мой поиск нельзя было назвать активным, но диапазон его был широк. В первую очередь в девушках я оценивал душевные качества: скромность, порядочность, надёжность и, если не большой ум, то женскую житейскую мудрость.

В этой представительнице прекрасной половины человечества я почему – то сразу отметил и внешнюю неброскую привлекательность, и уверенность в себе, и скромность вместе с какой – то надёжностью и основательностью. Одета она была в спортивный костюм неброских цветов, явно была участницей соревнований, как и почти все в этой гостинице. Но раньше я её нигде не видел, она точно выступала не в моём виде.

Впечатление, произведённое ею на меня, можно сразу было оценить как очень положительным. В моей голове тут же появилась мысль: « А может, это моя судьба сейчас так вдруг предстала передо мной, и так быстро от меня удаляется? А вдруг я её больше никогда не встречу и буду долго вспоминать и жалеть о том, что не сумел сейчас выяснить, она это или нет? » Броситься догонять её я не мог, меня сразу же задержала бы дежурная для разбирательства - кто я и откуда. Да и бросаться сразу навязчиво знакомиться с впервые увиденной девушкой было для меня как – то совсем неудобно.

Так, не отрывая взгляда от неожиданно появившейся и так быстро удаляющейся незнакомки, я машинально сделал несколько шагов к стойке администратора. Мысли в голове моей кружили, как пчёлы во время роения, но решения о том, что же сейчас срочно надо сделать, не было. Мне почему – то вспомнилась старуха с разбитым корытом. В тот момент я, наверное, был чем – то на неё похож .

Здесь и начинается то неожиданное, чудесное, божественное; то, что позволяет реализовываться на Земле тем планам, которые были приняты на небесах. В этот момент прозвучал голос свыше. Он проявился голосом дежурной администраторши, крупной тётеньки в возрасте, чувствовавшей себя здесь полновластной хозяйкой. Её вопрос, заданный сильным уверенным голосом, относился к нам обоим:

- Молодые люди, из вас есть кто из N?

В конце вопроса прозвучало название одного из филиалов нашего объединения. Я был из другого филиала, а вот девушка неожиданно для меня оказалась как раз из того самого.

- Я из N.

Она изменила направление своего движения, и мы почти одновременно подошли к стойке администратора. Мы оказались совсем рядом, и я с великой радостью мог рассмотреть её вблизи. Результатом этого осмотра в течение буквально двух – трёх секунд был возникший в душе восторг. Это был восторг души, моя душа восхищалась душой, заключённой в теле этой незнакомки.

Все люди, хотят того или не хотят, верят в это или не верят, постоянно излучают в окружающее их пространство энергию своей души и тела; кто – положительную, кто - не очень, в зависимости от состояния, настроения и ещё большого количества факторов. При встрече мы волей – неволей воспринимаем энергию находящегося рядом с нами человека. Иногда она сильно отталкивает нас от него, иногда наоборот - притягивает.

Какой энергией я облучил стоящую рядом со мной девушку, вы можете предположить. Она не стала делать вида, что рядом никого нет, прямо и открыто посмотрела на меня. Такую естественность встречаешь не так уж и часто. Мне показалось, что результатами осмотра она осталась удовлетворена. По её глазам я понял, что она не замужем и выходить ей пока не за кого. Поэтому сильно противиться нашему знакомству она не будет. Но с моей стороны это надо сделать естественно и ненавязчиво.

Дальше события приняли несколько театральный характер. Не будем забывать, что описываемые события происходят во сне. А там, как в хорошей театральной постановке, есть свои условности, свои средства передачи информации, чувств.

Обращаясь к моей соседке, администраторша выдала буквально следующее:

- Ваши лыжники не явились почему – то на награждение, вот заберите ваш приз, а то он у меня уже третий час под ногами мешается.

Она прошла в дверь своей комнаты и стала вытаскивать оттуда на плече длинный и довольно тяжёлый рулон, очень похожий на приличных размеров свёрнутый ковёр.

- Вот забирайте ваше одеяло. Сами выиграли его, а мне таскать приходится.

Я удивлённо смотрел на администраторшу, потом перевёл взгляд на свою соседку. Та растерянно стояла, не зная, что же ей делать с таким призом.

- Ну, забирайте, чего стоите?

Девушка в полной растерянности подошла к тётеньке, схватилась за это ни то одеяло, ни то ковёр, и я понял, что мне срочно надо ей помогать, не то это изделие её сейчас придавит. Я уже собрался сделать первый шаг на помощь, как, словно из рупора, прозвучал голос администраторши, обращённый ко мне:

- Ну, ты чего стоишь? Не видишь, ей тяжело одной?

Последние слова имели ведь и другой смысл, более общий. Может быть, моё высшее Я в тот момент и поняло этот второй смысл сказанных слов, но я его понял гораздо позже. А тогда мне надо было срочно помогать этой увиденной мною всего лишь полминуты назад девушке, которая за это время стала для меня такой близкой и притягательной. В тот момент я почувствовал жгучую потребность помогать ей не только сейчас, но и всю жизнь.

Я правой рукой взвалил на плечо это довольно увесистое и габаритное одеяло, в левой руке у меня была моя спортивная сумка приличных размеров. Моя спутница сзади меня поддерживала другой конец этого чудо – одеяла. Администраторша даже открыла нам дверь в коридор, довольная тем, что избавилась, наконец-то, от него; а может быть, и тем, что открыла нам двоим дверь в наше светлое будущее. Такой же светлой была и улыбка на её лице на протяжении всего времени, пока она нас провожала. Она даже не выяснила, живу я здесь или нет. Я повернул в указанную сторону большого просторного коридора, и так в одной упряжке мы пошли по нему до номера, в котором проживала эта чудная милая девушка.

Удивительную символичность последних событий я понял позже, когда вспоминал и описывал увиденное. От слов тётеньки – администраторши о том, чтобы я помог девушке, которой тяжело одной, до нашего с ней шествия по широкому светлому коридору в одной связке с этим чудо – одеялом. А ведь это одеяло символизирует теплоту: теплоту человеческих чувств, теплоту домашнего очага. Да и эта тётенька с твёрдым характером и волей - это тоже ведь символ. Символ Высших сил, проявившихся в нужное время в нужном месте для того, чтобы соединить вместе две человеческие души для реализации намеченного ими ранее плана земной жизни.

Номер моей спутницы был почти в самом конце коридора. Я прошёл на полтора метра дальше двери номера, чтобы дать возможность хозяйке открыть замок, не опуская край одеяла на пол. Потом она первой на правах хозяйки вошла с ношей в номер, и мне пришлось пропятиться задним ходом следом за ней. Она, поняв, что поставила меня в не совсем удобное положение, помогла мне сгрузить ношу на стоящую рядом у стены полутораместную аккуратно застеленную кушетку. При разгрузке я поставил сумку у двери и теперь стоял посредине номера, глядя на самую привлекательную девушку в мире, стоящую возле меня и не знающую, что же со мной сейчас делать.

Я помнил, что она куда – то шла перед встречей со мной, и усиленно думал о том, удобно ли будет мне её задерживать.

- А за что такие призы дают? - нашёлся я, разрядив тем самым возникшую некоторую неловкость ситуации, а заодно и ловко скрыв своё волнение. Я неуловимо почувствовал, что в сложившемся положении дальнейшими событиями управлять должен именно я, от меня сейчас зависит продолжение нашего неожиданного знакомства.

- За третье место в лыжной эстафете, - голос её был вполне обычным, но для меня в этот момент он показался таким приятным, что я просто таял от переполняющего меня счастья. Мне сейчас очень захотелось посмотреть на выражение своего лица со стороны.

- Судя по сегодняшнему морозу, оно вашей команде больше пригодилось бы во время эстафеты, - это был не столько вопрос, сколько констатация очевидного факта. С утра сегодня был приличный мороз.

- Да, оно бы нам здорово помогло. А то мы сегодня просто насквозь промёрзли, дожидаясь своих этапов. Я и сейчас до конца не отогрелась.

Вот почему она была одета в помещении в тёплую олимпийку и куртку.

- Вы знаете, а меня зовут Х, - я назвал своё имя.

- А меня - Y. - Она назвала своё, и я был от него почему – то в полном восторге. Оно ей очень подходило, было таким же, как и она, мягким, спокойным и тёплым. Само имя во сне не прозвучало, а теплота от него осталась до сих пор.

- Честно говоря, у меня никогда не было такого приятного знакомства с девушкой.

- А их много было?

- Я об этом как – то не задумывался. Думаю, что немного, но главное, что состоялось это.

- Это тоже честно?

- Я, вообще - то, не вру; а такой девушке, да ещё при первом знакомстве врать …, я на такое не способен.

Она молча смотрела на меня, пытаясь или рассмотреть во мне что – то или оценить мою искренность.

- Y, - её имя в моём исполнении прозвучало как песня, - Вы до этого куда – то шли, а это срочно?

Она продолжала молча смотреть на меня, и я не стал ждать от неё ответа.

- Если это не срочно, то я могу предложить отметить получение этого приза бутылочкой шампанского, если Вы не против.

Её глаза говорили о том, что она уже поняла чистоту моих намерений и степень её доверия ко мне была уже значительной.

- Ну, если у Вас есть шампанское, то я найду к нему шоколадку, - согласилась она и предложила мне снять верхнюю одежду. Сняв куртку и шапочку, я достал из сумки бутылку шампанского. Как она там оказалась, я не помню, - может, я её специально взял для именно такой счастливой встречи. Эту встречу я долго ждал и сейчас понял, что наконец – то её дождался.

Потом мы долго сидели за небольшим гостиничным столиком, пили шампанское при свете Луны и небольшого настенного светильника. Всё это время я любовался ею. В ней была какая – то удивительная естественность, гармония во всём: ни высокая и ни маленькая, ни худая и ни полная, в эмоциях и мыслях чувствовалась золотая середина, даже цвет волос был где – то посредине между тёмным и светлым.

Подробности нашего разговора, конечно же, не остались в памяти, но друг о друге мы узнали многое. Я рассказывал о личном турнире теннисистов, который я, можно сказать, выиграл, проиграв в финале тренеру детской спортшколы, профессионалу, бывшему на голову выше всех, и непонятно, зачем, принявшему участие в турнире любителей. Она рассказала о своих соревнованиях, о том, где живёт и кем работает. Рассказала она и о причине, по которой их команда не получила приз. В тот день у одного члена их команды родился сын, и они почти всей командой остались в городе отмечать это событие. А награждение происходило уже в конце дня. Как оказалось, этот молодой папа был бывшим мужем старшей сестры моей новой знакомой. Поэтому участвовать в этом мероприятии ей было не совсем удобно, как и на награждении одной вместо всей команды.

Сколько прошло времени, мы не знали, - часы нам тогда были совершенно ни к чему. Но решив погулять на свежем воздухе, мы обнаружили, что входные двери были закрытыми, и открыть их в такой поздний час было некому. Администраторши нигде не было видно, искать её в это время было совсем неудобно. Но мы всё же выбрались наружу, благодаря одному секрету, который я знал по моим прошлым приездам сюда. В гостиничном холле в полуметре от пола были установлены пластиковые окна, с открываемыми рамами. Это обстоятельство мы и использовали. В куртке моей спутницы оказалась короткая верёвочка для связывания лыж. Завязав её за ручку рамы, мы выбрались из гостиницы через окно и с помощью верёвки плотно прикрыли незапертое окно снаружи. Верёвка не бросалась в глаза, и в ночном свете очень трудно было догадаться, что окно было не заперто.

А на улице была прекрасная погода. К вечеру немного потеплело, лёгкий мороз только освежал дыхание, а с неба падал необыкновенной красоты снег. Снежинки были крупными, падали медленно, кружась на лёгком ветру в чудесном танце и сверкая всеми своими кристалликами в свете фонарей. Деревья уже нарядились в праздничный новогодний убор, блистая осевшими на ветвях снежинками. И во всём чувствовалось приближение Нового года, а с ним и новой счастливой страницы в нашей жизни. Наверное, не страницы, а целой повести или романа о большой и светлой любви.

Сколько времени мы гуляли, тоже неизвестно. Мы не бегали, не прыгали, не кричали от переполнявших нас чувств, но в той сдержанности и неспешности чувствовалась необыкновенная радость, счастье от того, что мы, наконец, нашли друг друга.

Была уже глубокая ночь, когда мы нагулявшись и нарадовавшись чудесам природы, возвратились обратно к гостинице. Отряхнув друг друга от снега, мы осторожно открыли окно и без малейшего шума забрались внутрь. В полной тишине, сняв с ручки окна верёвку и плотно закрыв его, мы добрались до номера. У нас и в мыслях не было, что нас могли задержать за незаконное проникновение в гостиницу. Вряд ли кто – то смог бы осудить за это влюблённых.

Из следующих событий в моей памяти отпечатались только две картинки. На первой внезапно упавшее на меня сегодня счастье, самую малость замёрзшее сидит с ногами на кушетке, укутавшись в призовое одеяло. Я же сидел на стуле у кушетки, согревая её руки теплотой своих, не отрывая глаз от неё, переполненный через край необыкновенной радостью.

На второй картине мы лежали одетыми под этим большим одеялом, взявшись за руки, и смотрели не друг на друга, и не в потолок, а вперёд, в наше светлое будущее, в котором мы всегда будем также вместе, как и сейчас.

Это была последняя картинка из моего сна, такого радостного и переполненного счастьем. Но последнее, что я из него помню, так это то, что я уже построил планы на ближайшее будущее. Точнее, эти планы построили мы. События эти происходили буквально за три дня до Нового года. У меня был отпуск почти до конца января. С этого дня мы решили больше не разлучаться, если уж так чудесно встретились. Я жил один, снимал квартиру, и меня никто и ничто, кроме работы, не удерживало в моём городе. Она жила отдельно от родителей, в своей маленькой квартирке в небольшом городке. Нами было решено ехать сегодня утром к ней, где вдвоём встретить Новый год, новую жизнь, познакомиться с её родителями, упав им совершенно внезапно на голову. Я был уверен, что в их глазах, может, не сразу, но обязательно появится искренняя радость за свою дочь, вернувшуюся с соревнований совсем неожиданно с избранником, довольную и счастливую.

Я также был уверен, что до конца своего отпуска я сумею договориться о переводе из своего в её филиал. И будем мы долгие годы неразлучно и счастливо жить вместе на радость наших родителей, будущих детей и всех окружающих нас людей.

После пробуждения я ощутил в себе столько радости и вдохновения, что они оставались во мне в течение нескольких дней. Мне очень захотелось, чтобы те, кто никогда не испытывал таких чувств, узнали бы о них; а лучше, если бы они почувствовали хоть маленькую частичку тех светлых переживаний. Ну, а те, кто испытывал в жизни похожие радостные минуты, пусть ненадолго вспомнят их, пусть их сердца опять наполнятся безграничной радостью и счастьем. Искренне надеюсь на это.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 14.02.2020 в 21:58
© Copyright: Сергей Петрович Мор
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1