Бытовуха.


Бытовуха.
         Сальников Сергей Сергеевич

Бытовуха

(Адаптированный отрывок из повести «В крутом бейдевинде»)

«Говорят, что квартирный вопрос испортил москвичей. Очень может быть, но примерно эта тема убила во мне подводника» - Степаныч разлил остатки коньяка, мы выпили, закусили, помолчали каждый о своём. Он царственным движением протянул руку через всю кухню, открыл холодильник, извлёк второй бутылёк.
«Повторим?» - не дожидаясь ответа, мастерски удалил пробку из горлышка пятизвёздочного армянского чуда и лихо наполнил в советские коньячные рюмки. Повторили.
«Так что ты там говорил про квартирный вопрос на подлодке?»
Стёпа долго смотрел на меня
«Напомни тему…» - после длительной паузы медленно произнёс он.
Теперь пауза повисла с моей стороны: «Ну... ну.. Булгаков...»
Глаза Петровича округлились: «Булгаков? Я говорил про него?»
Я потёр лоб: «Вспомнил! Ты из-за бытовухи подводником не стал!»
«Ну, Серый, ты точно голова! Всё помнишь! Какого чёрта ты не президент?»
«Сам не понимаю…. Давай, рассказывай про подводника!»
«Так вот, на четвёртом курсе нас отправили военную специальность осваивать. Да-с. На практике. Бригада лодок наша в ремонте пирсы обтирала, только одна на ходу была. Из всего курса трое идиотов на неё попали, а один из этих трёх – я» - Стёпа налил по следующей, чокнулись. Лимончик и шашлычок закончились. Он извлёк из холодильника соленую кильку. Вообще я брезгую, есть рыбу с кишками. Ну, разве только шпроты…
«А другой закусь есть?»
Петрович внимательно посмотрел на меня: «Теперь понятно, Серёга, почему ты не стал президентом – брезглив сильно. А с такой заковыркой во власть не ходят. У меня ещё грибочки есть сухой засолки. Пойдёт?»
Я кивнул, а он, молча, достал и водрузил на стол литровую банку с груздями и продолжил: «Так вот, зима, мороз двадцать, вода и та с минусом, лодке в обед сто лет, стратеги военные на ней станцию радиолокационного надзора установили, аппаратурой весь четвёртый отсек забит и, по этой причине, одну группу аккумуляторов оттуда выкинули. Холодрыга внутри – не приведи господь. Сам понимаешь, что организм в холод почему-то из себя воду давит, а на этой субмарине ни один гальюн не работал. Вернее, подводные туалеты не функционировали. Был один действующий. Но он в ходовой рубке, между лёгким и прочным корпусом и, по понятной причине для нас с тобой, в подводном положении туда не попадёшь. Субмарина эта далеко от берега не отрывалась, ну, до Находки и назад. Это как автономка. А так всё в заливе Петра Великого или рядом вертелась. Ныряла не часто и не глубоко. Иногда, правда, решались до ста двадцати метров водички над собой оставлять. Да и, то только потому, что в авось сильно верили. Но у военных по любому самому пустячному поводу – боевая тревога. Проход узкости, подход к берегу, позиционное положение, расхождение и т.п., а раз боевая тревога, то выход наверх, в ходовую рубку, где рядышком гальюн, закрыт. Суровая действительность боевой службы. И эти сраные тревоги могли тянуться часов по шесть…. В отсеке дубарь, видно, как пар изо рта идет. А у меня испарина на лбу от терпежа несусветного. Хоть узлом завязывай. Благо нас ни к какому делу не пристроили, туристами катались, лежи на промасленном матраце в полном боевом снаряжении и спи. Оно легче, чем двигаться, а всё одно природа своего требует и часа через четыре уже небо в овчинку».
Петрович встал и нырну в туалет, потом в ванну – руки помыть. Налил опять: «Вот видишь, какой кайф дома! Захотел – до унитаза рукой дотянешься! А там…»
Лицо Стёпы стало хмурым и по скулам пробежали желваки: «Короче всё! Не мог я больше терпеть! Решил, что трибунал мне не грозит. Проскользнул в центральный пост и пополз наверх. А сверху мне на голову кто-то сапогом наступил, давит: «Быстро вниз!»
Сам командир – лось двухметровый в кожу с мехом с головы до пят упакованный. Вахту отец-командир несёт, а заветный гальюн в задней нише мостик, у него за спиной. Я, ты знаешь, не курю, но тут решил на жалость давить – мол, курить хочу, мочи нет.
Капитан сплюнул: «Давай, студент! Только быстро!» Бинокль к глазам и супостата высматривает. Господи! Такого счастья в жизни не знал! «Покурил», портки застегнул и радостный да весёлый вжик по вертикальному трапу вниз, в центральный. Тут «срочник» один мнётся: «Чо, можно наверх?»
«А то!» - говорю.
Он шнуром по трапу до воздуха свежего морозного подался, но через секунду уже назад приземлился с рожей ещё более кислой: «Ну, чего ты….говорил можно…. Эх….»
Нет, хорошее дело образование, учиться надо, без этого иногда и в отхожее место не попадёшь. А вот с тех пор, как разговор про лодку заходит, у меня мочевой пузырь с катушек летит!»
Петрович подскочил и опять шмыгнул в туалет………

Опубл. Журнал «Завалинка» 2011 г
Тир. 42500 зкз.

Сайта Сергея Сальникова : http://sss1949.wixsite.com/salnikov

Адреса бумажных книг Сергея Сальникова:

«Янтарный ад» Канада, ISBN978-1-304-70229-6 http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/amber-hell/paperback/product-21345055.html#expand_text

«Кровь на волне», Канада,ISBN 978-1-304-12647-4
http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/krov-na-volne/paperback/product-21064560.html?pp
«Преисподняя для Бисмарка», Канада http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/preispodnyaya-dlya-bismarka/paperback/product-22976000.html
«Моряк в селе», Канада: http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/moryak-v-sele/paperback/product-24394375.html
Моя работа в "Литературной Газете" : https://lgz.ru/article/N6-7-6311---2011-02-16-/Kogda-prava-pr%D0%B5v%D1%8Bsh%D0%B5-vs%D0%B5go15360/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Ключевые слова: Сергей Сальников, Янтарный ад,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 136
Опубликовано: 14.02.2020 в 14:26
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1