Памятники киммерийского времени в лесостепном Подонье


В лесостепном Подонье в настоящее время достаточно четко очерчивается основной круг памятников позднейшего этапа эпохи бронзы, включая и памятники киммерийского типа. Эту группу составляют прежде всего погребения, а также материалы с некоторых поселений и случайные находки.
Погребений рассматриваемого круга нам известно десять. Два из них исследованы при раскопках курганов в могильнике Чурилово 1 в Эртильском районе Воронежской области в правобережье р. Хопра новостроечной экспедицией Воронежского университета под руководством Ю.П. Матвеева в 1984г.1 Первое из них — погребение 1 кургана 2— впущено в насыпь кургана эпохи бронзы на глубину 143 см от «О» точки. Костяк взрослого человека находился на левом боку, головой на запад (рис. 1, 1).

Рис. 1. Планы погребений киммерийского времени в лесостепном Подонье. 1 — могильник Чурилово 1, курган 2, погребение 1; 2 — могильник Чурилово 1, курган 4, погребение 2; 3 — Подклетненский могильник, курган 18, погребение 2; 4 — Старотойденская курганная группа, курган 3, погребение 6; 5 — грунтовое погребение 2 на пос. Чижовское 4
За теменной частью головы стоял горшковидный сосуд с раздутыми боками, высоким раструбовидным горлом и маленьким дном (рис. 2. 1).

Рис. 2. Находки из погребений и с поселений киммерийского времени. 1 — могильник Чурилово 1, курган 2, погребение 1; 2, 7 — могильник Чурилово 1, курган 4, погребение 2; 3—4 — «Частые курганы», курган 21, погребение 1; 5 — Левашовка, курган 1, погребение 4; 6 — Под- клетненский могильник, курган 18, погребение 2; 8 — Шиловское поселение; 9 — грунтовое погребение 2 на поселении Чижовское 4
Черно-серая поверхность сосуда подлощена. По плечикам он орнаментирован горизонтальным рядом циркульных вдавлений, ниже которого идет линия нанесенных мелкозубчатым чеканом заштрихованных треугольников. У вершин треугольников и в местах соединения оснований также сделаны циркульные вдавления.
Другое погребение этого времени встречено в кургане 4 (погребение 2). Оно впущено по центру в насыпь кургана и разрушило полностью основное абашевское погребение. Костяк находился почти на уровне материка, контуры могильной ямы не фиксировались. Умерший положен на левый бок с сильным разворотом на живот (рис. 1, 2). Головой он ориентирован на запад. Левая рука слабо согнута в локте, правая отсутствует. Ноги, судя по всему, вытянуты. Умершего сопровождали части неорнаментированного горшковидного сосуда с раздутыми боками (рис. 2, 2) и бронзовый однолезвийный нож с горбатой спинкой (рис. 2, 7).
Еще одно погребение этого круга было открыто в 1976г. при исследовании экспедицией Воронежского университета под руководством А.Д. Пряхина кургана 18 Подклетненского могильника в междуречье рек Воронежа и Дона (погребение 2) 2. Оно впущено по центру насыпи и врезалось в могильную яму погребения 1, культурная принадлежность которого не установлена. Связываемая с погребением 2 могильная яма имеет трапециевидную форму, ее размеры 2,0—2,4 м X 0,97— 1,25 м, глубина от поверхности кургана, откуда фиксировалось и ее заполнение, 1,8 м (рис. 1, 3). Яма ориентирована по линии север — юг с незначительным отклонением к западу. В северной части могильной ямы находились фрагменты черепа, а рядом с ним — богато орнаментированный сосуд в форме кубка (рис. 2, 6). За исключением шейки сосуд покрыт геометрическим резным зональным орнаментом, образующим треугольники, зигзаг и шахматные композиции. Вся поверхность кубка залощена. Дно слегка вогнуто внутрь.
Работами Битюгского отряда Воронежской лесостепной скифской экспедиции под руководством Б.Г. Тихонова в 1967г. проводились исследования Старотойденской курганной группы. В кургане 3, давшем захоронения абашевской и срубной культурно-исторических общностей, встречено и впускное погребение 6.3. Оно было впущено по центру в насыпь кургана на глубину 0,8 м. Костяк ребенка лежал на правом боку, в сла- боскорченном положении, головой на запад (рис. 1, 4). Перед лицом стоял горшковидный сосуд с раструбовидным горлом. Автор раскопок отнес это погребение, вслед за К.Ф. Смирновым4, к переходному времени от эпохи бронзы к раннему железному веку.
Погребение рассматриваемого времени было открыто в могильнике «Частые курганы» (курган 21, погребение 1), исследованном Воронежской лесостепной экспедицией под руководством П.Д. Либерова5. Погребение было впускным. Могильная яма размером 2,0 м X 0,6 м и глубиной в материке 0,6 м ориентирована по линии северо-восток — юго-запад. Умерший находился в вытянутом положении, на спине, с руками вдоль туловища, головой на юго-запад. За головой стояли два сосуда: большой, узкогорлый с выпуклыми боками и красной поверхностью (рис. 2, 4) и маленький, баночный с прямыми стенками (рис. 2, 3). Оба сосуда не орнаментированы.
К числу рассматриваемых памятников следует отнести — и погребение 4 кургана 1 у с. Левашовки, исследованного в 1964г. Воронежской лесостепной скифской экспедицией под руководством П.Д. Либерова6. Захоронение совершено между двумя более ранними курганами срубной культуры. Досыпка перекрыла две более ранние насыпи. Таким образом, погребение 4 оказалось под центром общей насыпи. Могильная яма трапециевидной формы размером 2,6 мХ2,1 м, ориентирована по линии север — юг. Заполнение ямы сильно прокалено. В середине ямы находилось нетронутое пятно чернозема прямоугольной формы размером 1,25 мХ1,0 м. В южной части этой площадки находился частично сохранившийся, лежавший на левом боку головой на северо-запад костяк умершего. Кости подверглись сильному обжигу. Рядом с умершим находился вытянутый горшковидный сосуд с узким горлом и маленьким дном (рис. 2, 5).
Липецкой археологической экспедицией под руководством С. Н. Замятнина в 1929г. был раскопан курган 2 у с. Засосенка, содержавший единственное погребение. Умерший находился в вытянутом положении на спине. Сверху могильная яма перекрыта деревянным накатом, а на дне фиксировалась известняковая подстилка. Умершего сопровождали два сосуда: один из них горшковидной формы стройных пропорций, с раздутыми боками и высоким раструбовидным горлом, красного цвета. Поверхность его украшена ногтевыми и точечными вдавлениями. Два фрагмента принадлежат другому толстостенному сосуду коричневого цвета. В погребении находились также: кусок красной краски, кусок кремня и обломок медного шила. В могилу были помещены и остатки заупокойной тризны — кости лошади, коровы и овцы. А.Ф. Шоков отнес это погребение к началу I тысячелетия до н.э., но признал его раннескифским7.
В ходе работ Хоперского отряда Воронежской лесостепной экспедиции под руководством В.И. Гуляева в 1969г. у станицы Букановской в кургане 1 было исследовано впускное погребение 28. Умерший был положен вытянуто, головой на юго-запад. Рядом с погребенным находился неорнаментированный горшковидный сосуд вытянутых пропорций, с выпуклым туловом и высоким, почти раструбовидным горлом. Внешняя поверхность его залощена.
В 1960г. во время раскопок курганов у с. Мастюгино лесостепной скифской экспедицией под руководством П.Д. Либерова был исследован курган 42/25 9. Основные погребения кургана — абашевские. Впускное погребение 1 находилось на глубине 0,5 м под центром насыпи. Костяк лежал под деревянным перекрытием вытянуто, на спине с наклоном на левый бок, головой на запад. Правая рука положена на таз, левая — вытянута. Ноги слабо согнуты в коленях, ступни повернуты влево Инвентарь отсутстововал.
Кроме подкурганных захоронений к этому же времени, на наш взгляд, может быть отнесено и грунтовое погребение 2 на поселении Чижовское 4, раскопанном экспедицией Воронежского университета под руководством А.Д. Пряхина 10. Захоронение совершено на глубине 1,45 м от современной поверхности. Покойник положен на спину, с разворотом на правый бок, головой на север. Череп лежал на правой стороне (рис. 1, 5). Левая нога вытянута, правая слегка согнута. Правая рука вытянута вдоль туловища, левая положена на таз с правой стороны. На левую ногу умершего был одет бронзовый браслет.
Вопрос о культурной принадлежности этих погребений должен решаться в плане сопоставления их с древностями киммерийского круга степного и лесостепного Причерноморья. На это указывает инвентарь погребений, прежде всего — керамический комплекс, представленный рядом характерных для киммерийской посуды форм: сосудами вертикальных пропорций с выпуклыми боками и высоким горлом, кубком. Среди киммерийской посуды находит себе аналогии и орнаментация керамической серии из рассмотренных погребений: геометризм узоров, зональность, отдельные элементы орнамента — часто заштрихованные треугольники, квадраты, ромбовидные фигуры, горизонтальные заштрихованные пояса, круглые циркульные вдавления. Близка и техника выполнения орнамента. То же самое можно сказать и относительно обработки поверхности сосудов лощением.
Несколько особняком от этой группы керамики стоят два сосуда из могильников «Частые курганы» и у Старой Томды, которые имеют выраженные срубные традиции: сама их форма, приземистость, толстостенность, обработка поверхности расчесами (рис. 2, 3). Причем такого рода сосуд из «Частых курганов» встречен в комплексе с сосудом первой группы.
Возможно, отмеченный факт связан с тем, что киммерийцы в процессе своего распространения в лесостепное Подопье вступали в контакт с какими-то группами позднесрубного населения.
Среди другого инвентаря из погребений территории лесостепного Подонья также характерным именно для киммерийских древностей является и бронзовый нож с горбатой спинкой (рис. 2, 7). Аналогичные ножи известны из киммерийских погребений в степной части Северного Причерноморья (гробница 5 кургана Высокая могила; погребение 1 кургана 7 у г. Днепрорудного; впускное захоронение в кургане у Камышевахи и др.) 11. Известны подобные находки и в степных районах Нижнего Поволжья (погребение 17 кургана 1 у пос. Мариновки Волгоградской области) 12.
Обычным для киммерийцев является и сам способ совершения захоронений в погребениях лесостепного Подонья: вытянуто или очень слабо-скорченно, с преимущественной западной ориентировкой, с отклонениями к северу или югу.
Отдельно следует остановиться на оценке грунтового погребения на территории поселения Чижовское 4. В пользу киммерийской его принадлежности говорит характерная поза погребенного, прежде всего положение правой руки и ног. Та же поза умерших зафиксирована в киммерийских погребениях у х. Верхнеподпольный 13, у с. Мариновки 14 и ряде других. Небезынтересно и то, что обнаруженный в погребении браслет относится к группе Лб 15. Металл этой группы преимущественно был распространен на левобережье Украины. Завадово-Лобойковский очаг, в котором изготавливались изделия из металла этой группы, перестал функционировать с появлением раннескифской культуры 16. Отсюда браслет, как, впрочем, и погребение в целом укладываются в рамки киммерийского времени.
Принципиально важной является попытка выделения бытовых памятников, связанных с этими погребениями. Материалы данного круга присутствуют на двух поселениях — Шиловском и Чижовском 4. На Шиловском поселении такого рода керамика ранее рассматривалась нами вместе с позднесрубной 17. Сейчас же, после выделения на данной территории погребений киммерийского времени, представляется возможным вычленить ее в отдельный комплекс (рис. 3).

Рис. 3. Керамика киммерийского времени с Шиловского поселения
В серии представлены близкие киммерийским формы крупных сосудов с сильно раздутым туловом и раструбовидным горлом, и небольшие кубки. Большая часть этих сосудов имеет подлощенную или тщательно заглаженную поверхность. Близость киммерийской посуде наблюдается и в орнаментации шиловской керамики: присутствует зональность и такие характерные элементы украшения, как заштрихованные пояса, циркульные вдавления, заштрихованные треугольники. Показательны и композиции орнамента: сочетание поясов и треугольников, наличие вдавлений в вершинах треугольников, сочетание горизонтальных линий и ломаных поясов и др., что вообще также характерно для сосудов, происходящих из киммерийских захоронений.
В то же время полного тождества с погребальной керамикой нет.
С рассмотренным керамическим комплексом Шиловского поселения связывается и плоский костяной псалий (см. рис. 2, 8). По своему характеру и перформации отверстий изделие может быть отнесено к V типу костяных псалиев (по классификации К.Ф. Смирнова) 18. Ближайшая аналогия ему находится в Кобанском могильнике 19. Такого рода псалии появляются на позднейшем этапе бронзового века (белозерская ступень) и существуют в раннем периоде киммерийских древностей (черногоровская ступень). Датируются они IX—VIII вв. до н.э.
Малочисленность керамических серий с Шиловского, как, впрочем, и с Чижовского поселений при большой вскрытой площади на этих памятниках (Шиловское — менее 40 сосудов с 4584 кв. м, Чижовское 4 — менее 20 сосудов с 988 кв. м) объясняется подвижным характером хозяйства киммерийского населения. Поселки этого населения, судя по всему, носили кратковременный характер.
К кругу киммерийских древностей в лесостепном Подонье относится и случайная находка обнаруженных в довоенное время у слободы Ездоцкой Коротоякского района Воронежской области бронзовых удил с двукольчатыми концами, которые имели дополнительные звенья для повода. Ко времени появления на территории лесостепного Подонья киммерийцев относится и случайно найденный вблизи Воронежа топор кобанского типа.
Изложенный материал позволяет поставить вопрос о хронологии рассмотренных памятников. Они не одновременны. Часть из них, судя по наличию ножа с горбатой спинкой и костяного псалия с одноплановыми отверстиями, относится к раннему этапу киммерийских древностей (черногоровская ступень, по А.И. Тереножкину). Вместе с тем в погребальном обряде этой группы захоронений фиксируется процесс смешения черногоровских (скорченное положение на боку) и более поздних, новочеркасских, черт (западная ориентировка). Наблюдается и сочетание новочеркасского погребального обряда (вытянутость и западная ориентировка) с вещами чёрногоровского времени (нож с горбатой спинкой). Отметим и отсутствие для территории лесостепного Подонья характерной для начала черногоровской ступени восточной ориентировки умерших. Исходя из сказанного можно предположить, что появление киммерийцев в лесостепном Подонье следует относить к середине или даже к концу черногоровской ступени, т.е. — к рубежу IX и VIII вв. — VIII в. до н.э.
Находка же на территории лесостепного Подонья бронзовых удил, существовавших уже полностью в новочеркасское время, свидетельствует о продолжавшемся проникновении киммерийцев на эту территорию и в последующее время.
Таким образом, лесостепное Подонье на финальном этапе бронзового века, т.е. в переходный период от эпохи бронзы к раннему железному веку, становится ареной проникновения сюда степного кочевнического населения — киммерийцев. Киммерийцы, а также отдельные еще оставшиеся здесь группы населения срубной культурно-исторической общности и имевшиеся в это время здесь племена бондарихинской культуры определили историю этого региона в начале I тысячелетия до н.э.
Ю.Г. Екимов. Памятники киммерийского времени в лесостепном Подонье. - Археологические памятники эпохи бронзы восточноевропейской лесостепи. Воронеж, 1986. с.124-133. см. 22 ссылки
https://vk.com/doc399489626_535542717



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 08.02.2020 в 04:20
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1