СТРАННЫЕ ВСЁ-ТАКИ МЫ СУЩЕСТВА! Глава из романа-притчи "Страна Чудесных Дураков"


СТРАННЫЕ ВСЁ-ТАКИ МЫ СУЩЕСТВА!  Глава из романа-притчи "Страна Чудесных Дураков"
СТРАННЫЕ ВСЁ-ТАКИ МЫ СУЩЕСТВА!

Выйдя в коридор, Ваньваныч с Ольванной едва не попадали, споткнувшись о грузовичок, управляемый дистанционно, и который делал крутой разворот как раз возле двери спаленки. Ольванна вместе с дверью улетела обратно в спаленку, и то, что она держалась за дверную ручку, спасло её от падения. А Ваньваныч успел каким-то образом вовремя заметить грузовичок, перемахнуть через него, но по инерции улетел в другую комнату, в детскую.

Выглянули в коридор, каждый из комнаты, в которую улетел, как спортсменки синхронного плавания – синхронно. Грузовичка уже не было, а на его месте волчками крутились Бобка с Петькой. У них под ногами путалась Мурка, и, тщетно пытаясь увернуться от их энергичных телодвижений, ловко передвигалась на задних лапках. Грузовичок тоже двигался, но уже в другом конце коридора.
Ваньваныч хотел было обойти зверьков, и вдруг замер. Дело в том, что ни в руках Человечка, ни в руках Ромы пульта для управления грузовичком он не увидел. Тем не менее, он двигался, и двигался не абы как! То продвигался вперёд, то пятился назад, то делал круги, а вот сейчас аккуратно объехал тапочки Ольвик. Ни Рома, ни Человечек появления Ольванны с Ваньванычем не заметили. Оба были увлечены тем, что по очереди при помощи кисти руки, которая служила им дистанционным пультом, управляли грузовичком!
Ваньваныч посмотрел на свою руку и попробовал ею остановить машинку, но у него ничего не получилось. Он пощёлкал пальцами. Никакого толку. Хлопнул в ладоши и, ура, грузовичок замер! Вот только сейчас Человечек с Ромой обнаружили, что количество, то ли зрителей, то ли участников невероятного заезда, значительно возросло.
-Фантастика… - прошептал Ваньваныч.

На цыпочках к Ваньванычу сзади подошла Ольванна. Она поднырнула под рукой мужа, сделала пару кошачьих шажочков вперёд и осторожно махнула рукой в сторону грузовичка. Тот не шелохнулся. Она дунула, и… грузовичок сначала резко дёрнулся, а потом внезапно рванул вперёд! И если бы Человечек вовремя его не остановил, наверняка врезался бы в Мурку, которая оказалась не вовремя и не в том месте! А поэтому со страху, словно кузнечик, сиганула так, что в два прыжка оказалась на подоконнике кухонного окна.
Ваньваныч прислонился к стенке и прошептал:
-Сынок! Ты гений….

Ольванна поманила грузовичок пальчиком, и он чуточку сдал назад.
-Ванечка…. Ты что? Папино устройство используешь? –шёпотом спросила Ольванна.
-Нет, Оленька. Наш сын, кажется, на моём устройстве крест поставил. И вот теперь даже не знаю, то ли радоваться, то ли плакать? – с дрожью в голосе произнёс Ваньваныч.
-Зачем плакать, папочка? – воскликнул малыш, - Ты же сам говорил, что жалеешь о том, что ты и люди слишком долго придумывали это простое устройство! Так зачем же долго ждать, когда придумается так, чтобы и без него всё двигалось?
Ваньваныч посмотрел на свои руки, повертел растопыренными пальцами, и растерянно спросил:
-Ну и как, сынок, ты представляешь себе дальнейшее развитие событий? Мы теперь что? Словно дирижёры, будем постоянно руками махать, в ладоши хлопать, пальцами щёлкать, а на телевизоры, как в тарелку с горячей лапшой, дуть?
-Зачем руками махать? – рассмеялся Человечек, - Как пожелаем, так и будет.

В это время из ванной комнаты вышел Иван. Одет он был уже в свою футболку, джинсы, но то и другое почему-то подозрительно потемнело. Иван поколотил себя в грудь и весело спросил:
-Ну и как я вам? Даже не видно, что моя одежда уже не частично, а вся мокрая! Зато теперь достаточно небольшой вечерней прогулки, и всё будет не только стиранным, но и сухим.
В это время к нему подъехал грузовичок, развернулся и выгрузил из кузова на его стопу несколько цветных кубиков с буквами алфавита на гранях, которые, скатившись на пол, образовали надпись "Ваня".
-О, как! С доставкой на ногу, да ещё с автографом! – И, внимательно окинув взглядом присутствующих, добавил. – Так…. Дистанционное управление намерением? Здорово! Теперь понятно, дружок, почему твой папа до сих пор выглядит так, будто валерьянки перепил. Хотя, абсолютно не знаю, как может выглядеть тот, кто сверх меры наглотается валерьянки, но, почему-то кажется, что именно так и выглядит.

Воцарилась какая-то невероятная тишина. Но, посторонний звук всё же был. Шипение. Иван повернул голову в сторону кухни, усмехнулся, и, показав большим пальцем туда же, спросил:
-А это чудо Лохнесское, как понял, и есть ваша замечательная Мурка? Ишь, как распушилась!
Поглазеть на Лохнесское чудо никто не пожелал. Все, словно загипнотизированные, смотрели на грузовичок. Даже Бобка с Петькой, сидели, не шелохнувшись, и, не моргая, глазели на железного монстра. У обоих странно светились глаза, но в свечении их глаз никакой мистики не было. Просто у грузовичка были включены фары, и они отражались в глазах пудельков.
Иван сделал вид, что привязал к грузовичку верёвочку, потянул её за воображаемый конец и тот поехал, будто его и впрямь тащили на верёвке. Потом, передав конец воображаемой верёвочки Человечку, задал вопрос:
-Ванечка! А ты не знаешь, почему у Мурки шерсть стоит дыбом, а сама она до сих пор шипит?
-Испугалась. – Человечек, оставив в покое грузовичок, заглянул в кухню.
-Чего испугалась?
-Грузовичка.
-Грузовичка говоришь? – Иван заглянул в глаза Человечку, - А мне кажется, что она не только грузовичка испугалась, но и каким-то образом сообразила, что в первую очередь нужно опасаться людей, которые при помощи намерения решили дистанционно всевозможной техникой и разными приборами управлять. Ведь если бы не ты, твоя мама по неопытности машинкой протаранила бы Мурку. Для моей огромной стопы – это не опасность, а вот для хрупкой кошки удар грузовичка был бы вполне ощутимым. Что ты на это скажешь?
-Скажу, что всем нужно учиться управлять…
-Грузовичками? – нервно рассмеялся Ваньваныч.
Человечек посмотрел на папу, потом на маму и тихо сказал:
-Зачем же грузовичками? Мыслями, чувствами.

-А почему без света? – воскликнула Вика, выйдя из гостиной.
Вот только теперь до всех дошло, что в коридоре уже совсем темно. Тем не менее, до вопроса Виктории этого факта почему-то никто не замечал.
-У вас что? Внеочередное совещание? – спросила Марина, выглядывая из-за плеча Вики. – А я-то всё думала, откуда это странное «бу-бу-бу, бу-бу-бу» раздаётся? Ну и какие глобальные проблемы решаете на этот раз?
Ваньваныч прокашлялся, окинул всех печальным взглядом и, улыбнувшись, проговорил:
-Да вот… задумались, кому в прихожке проще свет включить? Мне? Или Ванечке?
-Какой странный вопрос! – со смехом воскликнула Марина. – Ну, конечно же, вам, дорогой Ваньваныч! Выключатель, в данный момент правильнее сказать, включатель, рядом с вами, а Человечку ещё подойти нужно, умудриться до него допрыгнуть.
-Да-да, с такими убедительными доводами я согласен, сейчас попробую. - Просипел Ваньваныч, и посмотрел на переключатель так, будто ему предстояло нажать кнопку ядерного реактора.
Наступила гробовая тишина. Теперь уже даже Мурка не шипела.
Вика с Мариной переглянулись, не понимая, что происходит.
А Ваньваныч, сунув демонстративно руки в карманы брюк, впился взглядом в белый квадратик переключателя. Его лицо видно было плохо, но то, что в какой-то миг он плотно зажмурил глаза, а потом резко их открыл, Марина с Викой всё же разглядели. Обе невольно хрюкнули в кулачки. От этого «хрюка» Ваньваныч вздрогнул, моргнул, и свет зажёгся сам по себе.
-Ой! – воскликнул Ваньваныч.
-Ничё себе! – откликнулась Вика, и тут же, за невольно вылетевшее из неё "ничё", пошлёпала себя по губам.
В это время лампочка, освещавшая коридор, почему-то засветилась ослепительно ярким светом, потом быстро помутнела и, издав странный звук, погасла. Прихожка погрузилась в полную темноту, в которой раздался возглас Ольванны:
-Любимый! Кажется, ты явно переборщил с подачей энергии на этот источник света.

Иван открыл дверь в ванную комнату, где свет был, и в прихожке стало светло. А Ваньваныч, нашарил рукой на верхней полке гардероба ещё одну лампочку, выкрутил ту, которая перегорела, вкрутил новую и, она засветилась ровным, нормальным светом. Все посмотрели на переключатель. Он находился в положении «выкл»!
-О, как! – воскликнула Маринка и добавила, - Фантастика!
-А если его, того, снова включить? – осторожно спросила Ольванна.
Человечек хихикнул. А Бобка с Петькой тихо тявкнули. Но не в знак одобрения, а потому что по времени им надлежало идти на «горшок».
Ваньваныч робко протянул руку и щёлкнул белой клавишей. Ничего не произошло. Он пощёлкал ею несколько раз. Но, лампа никак не реагировала, продолжая светиться.
Ольванна звонко рассмеялась и проговорила:
-Ваня! Теперь ты будешь отвечать за включение и выключение лампочек! Будешь их вкручивать и выкручивать. Ведь без табуретки, кроме вас с Иваном, до них никто так просто не дотянется. Но так как Иван завтра нас покинет, этой процедурой придётся заняться тебе!
-Оленька! Вместо того, чтобы публично издеваться над любимым супругом, лучше попробуй её выключить. А что? Давай-давай! Поморгай глазками! – почему-то фальцетом предложил Ваньваныч.
Ольванна моргать глазками не стала. Она скосила их на переносице, и лампа погасла!

-А, ну-ка, Вань, клацни ещё раз! – деловито обратилась Ольванна к Ваньванычу. Он клацнул, переводя кнопку в положение «вкл», и лампа засветилась. – Та-а-ак. Кажется, работает и работает в обоих режимах. Надо же, как здорово! Теперь можно будет включать свет в коридоре и в туалете прямо из комнат. И не нужно будет ночью по темному коридору к туалету или к кухне, словно ночным грабителям, на цыпочках да на ощупь пробираться. А, вернувшись, уже прямо из койки везде свет выключить. Класс!
Пудельки тявкнули громче. Им вся эта фантастика была до лампочки, и поэтому оба настойчиво намекали на то, что они здесь, и они ждут, когда хоть кто-нибудь вспомнит о том, что их туалет всё же не в конце коридора, а в конце двора!
-Так.… Ну, что же?! Чудеса чудесами, а дела делами! – воскликнул Иван. – Давайте сделаем так. Вика, Роман! Вы идите выгуливать этих лохматых, а заодно и друг с дружкой попрощаетесь. Только не слишком долго. Всё-таки до окончательного совершеннолетия пока ещё оба не доросли. Договорились? А мы с Ваньванычем пойдем, прогуляемся, мои одежды посушим, заодно и мозгами пошуршим, чтобы понять, как в свете расширившихся возможностей дальше жить. Ну, а вы, Маринка, Оленька и Ванечка, займитесь чем-нибудь по своему усмотрению.

-А ты не простудишься? – заботливо спросила Марина, - Наверняка на улице уже похолодало.
-Ну, что ты, Мариночка! Во-первых, после уникальных экспериментов с грузовичками да лампочками я настолько разгорячился, что теперь уже вряд ли быстро остыну. А, во-вторых, метеослужбы столицы целую неделю клятвенно заверяют, что первые, не только дни, но и ночи сентября, будут очень тёплыми.
Иван подмигнул Ваньванычу и они первыми отправились на вечернюю прогулку.
Вслед за ними квартиру покинули Вика с Ромой и Бобка с Петькой.
Человечек сделал вид, что отвязал от грузовичка верёвочку, пошептал ему что-то, словно на ушко, и тот самостоятельно покатился в детскую. Малыш важно, чеканя шаг, последовал за ним.
Когда в прихожке остались только Марина с Ольванной, Марина показала пальцем на распахнутую дверь ванной комнаты, загадочно улыбнулась и негромко, но по-хулигански, свистнула. Дверь с ускорением начала закрываться и в последний миг резко захлопнулась. Обе невольно ойкнули.
-Мда-а-аа… - Только и смогла выдавить из себя Ольванна.
-Вот и я о том же, - поддакнула Маринка.
Из кухни осторожно выглянула Мурка. Она вытянула шею, заглядывая в прихожку, и проверяя, нет ли поблизости железного монстра. Потом с опаской посмотрела на дверь ванной комнаты и, на всякий случай, шустро перебежала к дверям гостиной. Мало ли, что в этой квартире теперь может произойти? А вдруг распахнётся дверь из ванной? Главное, что дверь в гостиную не в сторону Мурки раскрывалась. Посидела, подумала и, приняв наконец-таки окончательное решение, юркнула в будку Бобки.

-Господи! Как же нам теперь жить-то дальше? – воскликнула Ольванна. – Ты представляешь, Маринка? Я нет. У меня сердце так растерялось, что теперь, бедное, даже не знает, как ему на все эти чудеса реагировать? А поэтому, то от радости из груди выпрыгнуть готово, то от страха во-о-от в такусенький комочек сжимается.
-Моё тоже в шоке! Только в отличие от твоего, оно уже и не прыгает, и не сжимается. Притихло и выжидает, когда, либо собственные мозги ему что-то пояснят, либо наши батюшка с Кулибиным. Вот сейчас погуляют, подумают, что-нибудь придумают, а потом возможно и нам какие-нибудь ценные указания дадут. А вот нам, Оля, чтобы окончательно ума не лишиться, желательно вообще о таких вещах пока не думать.
-Согласна с тобой, Маринка! Вот только думаю, получится ли?
-Попробуем! Ты давай, Ванечкой займись, а я пойду сумки паковать. Скарб хоть и невелик, но и он порядка требует.
Обе нарочито избегали говорить о разлуке. Ведь за эти дни успели так сдружиться, что теперь и расставаться не хотелось.

А в это время, по относительно притихшему бульвару, шли два Ивана.
После долгого молчания, первым заговорил Иван:
-Ну что, тёзка, взгрустнул? Расстроился по поводу того, что твоё детище теперь вроде бы, как и не нужным оказалось?
-Если честно, даже не знаю, что по этому поводу сказать? Странное какое-то чувство. Будто какой-то тугоухий дилетант сидит во мне, и с упоением на струнах моей души бренчит. Всё так перепуталось, смешалось. И радость, и смятение, и восторг, и удивление, и негодование, и гордость за себя, за сына! Хотя,… собственно говоря, и гордится-то нечем. Ведь мы же ничего толком даже не делали, чтобы вот такими чудесными способностями овладеть! Человечек, похоже на то, уже родился с чудесным набором таких вот, необычных задатков и склонностей. Что же касается меня, то если бы ты да Человечек не показали, что вы, в отличие от нормальных людей, умеете, я бы и знать не знал, что такое вообще возможно! В то же время, во мне отсутствует всякое понимание того, как со всеми этими чудесами дальше жить?!
-Вот поэтому и перепуталось, Ваня, что на струнах твоей души кто-то другой, тугоухий с упоением бренчит. Но, ты кажется, забыл, что это скрипач должен настраивать расстроенную скрипку, а не наоборот, расстроенная скрипка расстраивать скрипача!

-Да-да, Иван, да, ты прав, – Ваньваныч глубоко вздохнул и продолжил. - Ну, хорошо. Объявляем миру, что теперь в жизни всё намного проще. Хлопнули в ладоши - поехали. Свистнули - включили. Но, можно и не хлопать, и не свистеть. Пожелали поехать - поехали, пожелали направо - поехали направо, сказали мысленно «тпр-р-ру» -остановились. Дальше-то что?!
Ведь от такого презента, то ли от меня лично, то ли от всех нас, то ли от самого Господа Бога, народ просто свихнётся! Начнёт хлопать, топать, свистеть, плеваться, в страстном порыве увеличить количество бабла в карманах и банках, как в стеклянных, так и в коммерческих! В машины свои сядет, и помчится, сломя голову, куда, не глядючи! Это когда Оля детской машинкой бедную кошку едва не переехала, похохотали, и ладно. А если, вдруг, какие-нибудь психи, сядут в свои крузеры, в электрички метро, в самолёты… и тоже рванут?! Даже представить страшно!
И мой сынок прав! Совершенно прав! Не грузовиками, а мыслями, чувствами своими управлять всем нам срочно учиться нужно! Да-да! Это мне уже понятно. Непонятно, как с сомнениями своими бороться?

– Потеребив в который раз свой хохолок, Ваньваныч, щёлкнул пальцами, - Кстати! А как насчёт того малолетнего шантажиста, который подталкивал тебя усомниться в том, что твой отец – родной отец? Удалось ему в тебе всё же зародить зерно сомнения? Ведь то, что твой отец его на месте преступления застукал, во лжи уличил и наказал – это одно. Однако так мог поступить и не родной отец. Как сам ты из всей этой истории выпутался?
-А мне и выпутываться не пришлось, – улыбнулся Иван. - Ведь именно тогда я понял, что бывают отцы, которые со своими родными сыновьями, как с пасынками обращаются, а бывает, что даже с чужими людьми отношения так выстраиваются, что роднее этих людей на всём белом свете не сыскать. Вот как только пришла мне в голову такая мысль, так мне уже всё равно было, что там какая-то экспертиза подтвердит или опровергнет. Свалился камень с души и всё, как и не было его там. А когда чуточку подрос, люди нас с отцом путать начали. Постоянно говорили, что я вылитый отец в его молодости. – Иван весело подмигнул Ваньванычу. -Так что постарайся, Ваня, зарубить себе на носу! Любое сомнение лишь подтверждает отсутствие знаний и глубинного понимания. А отсутствие того и другого, всё равно, что вместо фундамента из камня твёрдой породы под дом солому постелить. Либо от первых же дождей сгниёт, либо от солнышка жаркого засохнет и рассыплется. Но и от сомнения, конечно же, тоже определённая польза имеется. Оно сигналы человеку полезные подаёт и держит его в напряжении до той поры, пока тот не сообразит, каких именно знаний ему не хватает, и какой глубины.

Оба Ивана замолчали, но пауза длилась недолго, потому что Ваньванычу пока никак не удавалось в их диалоге поставить точку. А поэтому он снова заговорил:
-Но, с другой стороны. Разве на протяжении тысячелетий не призывают нас самые разные мудрецы к тому, чтобы мы научились в себе сомнения отметать, а веру укреплять? И что?! Верующих – полчища! Тьма! И кто во что горазд! Кто, как Оля говорит, ноги вокруг ушей морским узлом вяжет, кто волчком кружится, кто о бетонный пол головой бьётся, кто... О, Господи! Да чего только не увидишь под нашим небушком, голубым да звёздным!
-Ты хочешь сказать, что у того, кому удаётся ноги вокруг ушей морским узлом завязать, вера крепче? - Иван заглянул Ваньванычу в глаза.
-Нет, конечно же, - буркнул Ваньваныч, - Как были завистливыми, кровожадными да алчными, тварями дрожащими, хоть за копейку, хоть за миллиард, такими и остались! Прогресс? Ещё и какой! И копейку в миллиард превращать научились, и миллиард в копейку! Да-да! Запросто! А вот того, что нам все эти копейки и миллиарды даром не нужны, по сей день так и не поняли! Представляешь? За тысячелетия не поняли! Вот как с этим-то недоразумением быть?!

Или взять, к примеру, Ванечку нашего! Да, повезло! Повезло нам с Оленькой! Ангелочек во плоти у нас родился! А дальше что?! Ведь стоит ему только порог детсада или школы переступить, что с ним будет?! Ведь способности его, рано или поздно, проявятся! По любому проявятся! В то же время… . Вот зачем ему со своими уникальными способностями, со всеми за компанию, как тому Сизифу, камень на гору тащить, когда тот и без его усилий может там, на горе оказаться?! Он что? Полный идиот?! Нет, конечно. А поэтому однажды, вольно или невольно, он поступит, как лучше и как правильно, а не, как "надо" и как все – в поту и в пене! Ну и что? Дальше что? А дальше сам понимаешь, что будет. И хоть твой наглядный пример с кочергой вполне убедителен, всё равно сомневаюсь, что отношения Человечка с нормальными людьми, наверное, в кавычках нормальными, окажутся безоблачными и безопасными. Вот что меня сейчас больше всего волнует, а не установка моя волшебная, которая, как выяснилось, не такой уж и волшебной оказалась!

В это время Иван сорвался с места и побежал! Куда побежал, зачем, Ваньваныч не понял, но побежал вслед за Иваном. Тем более, что догнать Ивана ему особого труда не представляло. Он с детства считался хорошим спринтером. А когда догнал и поравнялся со своим новым другом, не сбавляя скорости, прокричал:
-Эй, тёзка! Слышь?! Ты куда это рванул, как ошпаренный?
Иван, не сбавляя скорости, прокричал в ответ:
-Как куда?! Вперёд! В ускоренном режиме народ спасать! Обучать людей своими намерениями и чувствами управлять! А пока до народа не добежали, костюмчик просушу! Бег на таких скоростях, да ещё в безветренную погоду, самое то! Результат будет ещё круче, чем в центрифуге стиральной машины!
-Тьфу ты, Господи! – в сердцах произнёс Ваньваныч и остановился.
Иван, не меняя скорости, резко изменил курс и начал бегать вокруг Ваньваныча.
-Ты что плюёшься?
-Да не на тебя я! На себя плююсь, - махнул рукой Ваньваныч.
-Ну, ты даёшь! На себя плевать, всё равно, что себя в затылок целовать! Не пробовал? Попробуй! ...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: СТРАНА, ЧУДЕСНЫЕ, ДУРАКИ, ЧЕЛОВЕЧЕК,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 36
Опубликовано: 07.02.2020 в 14:26







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1