Фрэнки Ньюмен и "кротовая нора". Главы из романа. Глава десятая


                                          Глава 10. Генри Стадлер недолго торжествует

          В комнате конспиративной квартиры шесть человек, но тишина стоит буквально мёртвая, и нарушает её только стук моих пальцев по клавиатуре компьютера: я печатаю подробный отчёт о своей вчерашней встрече во время приёма в мэрии. Все настроены мрачновато и даже подавленно, только Стадлер (наш) весьма возбуждён и постоянно дёргается. Предвкушает, какой нагоняй я сейчас получу от Корнуолла.
          Действительно, едва я заканчиваю печатать и сохраняю файл в указанную директорию, тот шумно вздыхает и садится напротив меня.
                    - Что это за фокусы, Фрэнк? – строго спрашивает он. – Почему вы, никого не предупредив, действуете вразрез с планом операции? Кто вам это позволил? Вы представляете, сколько людей в ней задействовано? Знаете, на каком уровне мы за неё отчитываемся? И вот вы по собственной прихоти одним махом ставите всё под удар! Вам известно, что такое исполнительская дисциплина?
                    - Уолтер, - говорю я и лезу в карман за сигаретами; он морщится, но кивком приказывает Стадлеру принести пепельницу. – Я и точно со вчерашнего дня у вас на жаловании, но – заметьте! – в штат вашей службы не вхожу и сотрудником вашим не являюсь. Так что слово «дисциплина» - не для меня. Да, я дал согласие сотрудничать с вами, и делаю это. Теперь давайте разберёмся, что же я такого натворил. Вся операция была разработана для того, чтобы состоялся мой контакт с пара-Фрэнком. Так это я и сделал! Всё, что по нашему замыслу он должен был обо мне «узнать», ему к тому моменту было представлено. Единственное изменение – на контакт пошёл не он, а я. Когда прочитаете отчёт, увидите, что вёл я себя логично и естественно. Уолтер, вы разве своим сотрудникам никогда не разрешаете действовать по ситуации? Ну, когда им на месте лучше видно, что в плане нужно что-то менять и делать это срочно?
          Как я и ожидал, не выдерживает Стадлер. Ему очень не нравится, что я держусь уверенно и не собираюсь перед ними заискивать.
                    - Это относится к опытным, знающим и специально подготовленным агентам, а не к дилетантам, как вы, Ньюмен!
          Вероятно, он рассчитывал, что вся их свора сейчас на меня набросится. Но получается по-другому. Во-первых, «те» Корнуолл, Стадлер и Доннован не собираются вмешиваться, ибо это дело «нашей» стороны, во-вторых, и его собственный шеф настроен по отношению ко мне гораздо более миролюбиво. Наверное, потому, что у нас с ним не было столкновения из-за Клары.
                    - Подождите, Генри! - раздражённо отмахивается он и некоторое время серьёзно и внимательно смотрит на меня. – Хорошо, Фрэнк, я прочитаю ваш отчёт и очень хочу надеяться, что всё действительно так, как вы говорите. Но на будущее у меня к вам убедительная просьба: если снова решите «действовать по ситуации», обязательно перед этим поставьте в известность нас.
                    - Договорились, - киваю я. – Так и сделаю… если решу, что это необходимо.
          Последняя фраза ему, конечно, не нравится, но он оставляет её без комментариев.
          Я встаю и прощаюсь с ребятами «оттуда»: Фрэнк отбыл на свою сторону сразу после встречи со мной, значит, и им здесь делать больше нечего. Корнуолл и Стадлер весьма индифферентны, а Доннован заговорщицки мне подмигивает и показывает глазами на нашего Стадлера: дескать, понимаю, с чего он на тебя бесится! И я не выдерживаю.
                    - Слушай, а чего это у тебя такая странная причёска? Я сначала думал, у вас это крик моды, но когда в ваш Рочестер попал, ни у кого такого не видел.
          Он проводит рукой по своему «газончику» и смеётся.
                    - Пришлось сделать специально для тебя. И наряд тоже. Ну, чтобы тебе проще было меня запомнить и узнать. Мы ведь не могли исключать, что ты в нашем деле вообще полный профан! Сам посуди: за всё время, что у тебя детективное агентство, ты ничем, кроме как слежкой за неверными супругами, не занимаешься. Ни одного серьёзного дела!
          Интересно, думаю, а что, если бы и в самом деле было так? Ну, не разгромил бы я фирму двух «Д»? Ох, боюсь, ребята, что Джейсон всех бы вас к рукам прибрал… Но об этом известно только Кларе. Есть ещё, правда, где-то Доусон, но это не опасно. Без Джейсона он – ничто.
                    - Вы можете ехать домой, Фрэнк, - говорит наш Корнуолл. – И готовьтесь к заброске в пара-Рочестер. Мы с вами свяжемся.
          Дома совершенно неожиданно для меня происходит серьёзный разговор с Кларой. Я, конечно, ещё утром во всех деталях рассказал ей о встрече со своим двойником.
                    - Фрэнк, - говорит она. – Ты уверен, что тебе следует продолжать играть свою роль? Что не надо отказываться от задания ФБК? По-моему, очень некрасиво получается: вы с ним и одинаковых девочек любили, и даже стих один и тот же написали, а ты ведь, по сути дела, собираешься его предать! Будешь разыгрывать из себя мафиози, он на это клюнет, и его схватят, когда выяснятся все его связи!
          Но ей меня не сбить.
                    - Совершенно уверен, - твёрдо говорю я. – Ты ведь видела «Создателя иллюзий». А представляешь, сколько всего такого может существовать? Я уверен, есть и далеко не безобидные вещи. Что, если среди них и какой-нибудь дезинтегратор или что-то вроде этого? Одно дело, когда такие вещи под контролем государства… Нет, я, конечно, не настолько наивен, чтобы полагать что в нашем правительстве собрались ангелы с крылышками. Но они, по крайней мере, серьёзно и последовательно проводят международную политику, они в этих вопросах каждый день; отношения между государствами складываются десятилетиями и веками, значит, они меньше всего настроены на то, чтобы в один момент перейти на какую-то их новую стадию и разрушить всё, что до этого создавалось, значит, будут действовать взвешенно и трезво. Чего нельзя гарантировать, если какое-то мощное оружие окажется в руках небольшой группы людей, никак с государством не связанных и потому никакой ответственности не испытывающих. Страшное дело может получиться. В мировом масштабе. Вот и считаю, что это – просто моя обязанность.
          Видно, что это её убеждает. Она садится мне на колени, кладёт руки на плечи и внимательно заглядывает в моё лицо.
                    - Что ты хочешь во мне увидеть? – спрашиваю я, улыбаясь, как подозреваю, довольно глупо.
                    - Ищу знак того, что ты – Избран, - заявляет она. – Бедный Фрэнк! Другие частные детективы пропавших родственников разыскивают, наследников… А ты вынужден мировые проблемы решать! Уже второй раз всего-то за два месяца!
                    - Потерпи немного, - обещаю я. – С этим разберусь и тогда займусь наследниками. Представляешь, как здорово! Езди себе, людей расспрашивай, документы изучай… И никаких тебе параллельных миров и виртуальностей. Правда, - лукаво продолжаю я, - на приёмы в мэрию нас тогда уже приглашать не будут…
          Она подскакивает.
                    - Ты привёз? - и тормошит меня. – Ну, Фрэ-э-нк, говори же, где?
                    - В коридоре на столике.
                    - Ты – невозможный! Почему сразу не сказал?
          Она выбегает в коридор и тут же заходит обратно, держа в руках «Дэйли Рочестер». Я уже видел: на первой странице две фотографии. На одной, естественно, баскетболисты с мэром, на второй – Клара в окружении мужчин. Меня рядом нет.
                    - Ужасно! – говорит она. – Меня нужно фотографировать немножко сбоку. С правого. Почему он сделал так?
          Не думаю, что существует на свете женщина, которая на своё фото отреагировала бы иначе. Мне, по крайней мере, таких встречать не доводилось. Но, может, они просто кокетничают, хотят, чтобы мы тут же бросились горячо убеждать, как здорово они получились? Решаю, что, скорее, второе, и минут через десять моего восхищённого монолога Клара неохотно соглашается, что, пожалуй, и действительно не всё так трагично, как ей вначале показалось.
          За обедом решаем, что до вечера отдохнём, а потом пойдём в небольшой наш театрик на «Трамвай «Желание». Это предложила Клара. Я её понимаю: не терпится увидеть, будут ли её узнавать после того, как «Дэйли» поместила фотографию. Мне поручено заказать ложу, и я направляюсь к телефону, но он звонит сам, и все наши планы рушатся.
                    - Фрэнк, - слышу я голос Корнуолла, - я внимательно изучил ваш отчёт и согласен, что вы действовали разумно и правильно. Ваш ход помог нам сэкономить время. Вот только насчёт своего скорого приезда вы ему сказали зря. Теперь они наверняка будут караулить где-то поблизости, чтобы проследить, как и с кем вы прибудете. Нужно их опередить, поэтому я принял решение отправить вас сегодня же вечером. Миссис Ньюмен, естественно, с вами. Готовьтесь, за вами заедут около семи. С той стороной уже всё согласовано.
          Я кладу трубку и развожу руками. Клара всё понимает. Она расстроена, и через секунду я понимаю, почему.
                    - Ну вот, - упавшим голосом говорит она, - в театр так и не сходили…
                    - Сходим там, - утешаю я. – Там ведь точно такой же.
                    - Да-а, - обиженно тянет Клара, - там я на балу не была, и фотографии моей в их газете не было… И вообще нам там не разрешат куда-то ходить, мы же вроде как законспирированы будем.
                    - Обещаю: когда вернёмся, в первый вечер поведу тебя в театр!
                    - Ну, это когда ещё будет…
          И тут мне в голову приходит замечательная мысль.
                    - Представляешь, - говорю, - какой после нашего отъезда переполох здесь начнётся? Где та красавица, которая очаровала на балу всех мужчин? Куда так загадочно исчезла? Наверняка с ней связана какая-то тайна! И все будут гадать, что это значит… И вот, когда станет совершенно ясно, что никогда им больше тебя не увидеть, внезапно появляешься ты! Со мной, естественно. И все опять в панике: неужели снова мелькнёшь яркой звёздочкой и исчезнешь? Или всё-таки осчастливишь этот город тем, что останешься здесь навсегда?
                    - Фрэнк Ньюмен, ты такой хитрец! Тебе ничего не стоит вскружить голову женщине, наплести ей всяких небылиц! Не-е-т, ты просто опасный тип! Я когда-нибудь поплачусь за то, что так легко тебе верю!
          Без пяти минут семь за нами заезжает… мой же ровер с молчуном Стоуном за рулём. Понимаю, что иначе и быть не могло: возможно, на той стороне меня уже поджидают друзья Фрэнки, поэтому моё появление на своей машине с водителем, которого я представил как телохранителя, выглядит очень естественно. В ровере нас с Кларой ждёт неприятный сюрприз в виде Стадлера, одетого, правда, примерно так, как на приеме в мэрии был одет Сандерс. Ведёт себя сюрприз с нами очень сдержанно и сухо, но всё же в его голосе прорываются злорадные нотки, когда он через открытое окно сообщает, что отправляется в пара-Рочестер вместе с нами. Мало того, именно он будет осуществлять связь между мною и нашим миром. Глупость со стороны Корнуолла, и, хотя Клара считает проницательность моей слабой стороной, даже мне очевидно, что от такого сотрудничества будет много неприятностей. Мне, в первую очередь.
          Стычка между нами не заставляет долго себя ждать.
                    - Садитесь вперёд, Ньюмен, - нетерпеливо говорит Стадлер. – Ваше место рядом с водителем.
          В глазах у Клары мелькают чёртики, и я поражаюсь: как же хорошо она меня чувствует и понимает! А ведь мы знакомы всего два месяца. И тем не менее, она уже прекрасно изучила мой характер и не сомневается, что сейчас что-то начнётся.
          И я оправдываю её ожидания.
                    - Вы ведь якобы мой телохранитель, Стадлер? А если за нами сейчас следят преступники? Им может показаться странным, что телохранитель указывает боссу, где ему сидеть и даже не соизволил выйти из машины, чтобы открыть перед ним дверцу. Дорогая, - поворачиваюсь к Кларе, - как ты думаешь, может, пока ещё не поздно, сказать Корнуоллу, чтобы заменил одного из участников операции ввиду его явной неподготовленности и даже некомпетентности?
          Из машины доносится злобное шипение и неясное бормотание, открывается противоположная дверца. Стадлер довольно-таки быстрым шагом переходит на нашу сторону и распахивает перед нами дверцу.
                    - Прекрасно, прекрасно, - поощряю я его, - вот ведь: можете, когда захотите! Только добавьте угодливости в движениях и улыбочку, улыбочку держите! И тогда я обязательно похвалю вас в отчёте Корнуоллу.
          Клара садится в машину, а Стадлер дёргается за ней.
          Я дружески похлопываю его плечу.
                    - А вот забываться не надо. Пропустите меня, закройте за мной дверцу и садитесь вперёд.
          И он понимает, что вариантов у него нет.
          В машине Клара сжимает мою руку, я смотрю на неё и вижу, что она с трудом сдерживается, чтобы не расхохотаться. Чёртики в её глазах уморительно прыгают и выражают мне полное одобрение.
          На седьмой миле нас уже ждут: издалека я вижу знакомый мне обшарпанный «Форд», на котором меня возили на первую встречу с Корнуоллом. Заметив нашу машину, «Форд» трогается с места и сворачивает к туннелю, мы следуем за ним. Ещё один сюрприз для меня: оказывается, к скале можно проехать другой дорогой, вполне приемлемой и не такой разбитой. Вот почему я в тот раз не видел никаких других следов колёс, кроме своих! Правда, обнаружить эту дорогу, если не знаешь о её существовании, достаточно сложно: съезд с трассы замаскирован густой травой, которую, по-видимому, по мере необходимости восстанавливают.
          Когда подъезжаем к туннелю, я поворачиваюсь к Кларе и начинаю болтать с ней обо всякой ерунде, чтобы отвлечь её от будущих неприятных ощущений, связанных с прохождением «кротовой норы», но меня обрывает Стадлер.
                    - Простите, мистер Ньюмен, - сухо говорит он, - но ваши разговоры могут помешать водителю сконцентрироваться, а задача у него нелёгкая.
          Беспрекословно подчиняюсь, потому что он, конечно же, на сей раз прав. Поэтому просто обнимаю Клару за плечи и прижимаю к себе.
          Впрочем, если она и напугана, то внешне этого не заметно. А я почти наслаждаюсь тем, что не я сейчас водитель и поэтому не надо, лихорадочно вцепившись в руль, пытаться удержать машину на прямой. Хотя, будь я сейчас на месте Стоуна, мне было бы гораздо проще, чем в тот раз: «Форд», идущий впереди, действует успокаивающе.
          Всё проходит штатно. Но я, конечно же, ощущаю, как напряжена Клара. Временами она непроизвольно дёргается и каждый раз смотрит на меня со смущённой улыбкой. Я подбадриваю её своим взглядом.
                    - Надо же! – произносит она, когда мы выезжаем из туннеля и перед нами предстаёт тот же луг и Южное шоссе. - Всё, как у нас! Представляю, как ты был ошарашен, когда оказался здесь один и впервые!
                   - Не то слово, - усмехаюсь я. – По-моему, это называется дежавю.
          Южное шоссе пустынно, но когда мы выбираемся на него и едем к городу, Стоун вдруг что-то коротко говорит Стадлеру, и тот смотрит в зеркало заднего вида. Я понимаю, в чём дело, оборачиваюсь назад и вижу, что за нами следует… мой ровер! Странное это ощущение, будто ты раздвоился: знаешь, что сидишь в своём ровере, и одновременно видишь сзади такой же до мельчайших деталей!
          Я догадываюсь, кто в нём, и это очень плохо. А вдруг пара-Фрэнки решит догнать нас и прямо сейчас начать разговор? Не готов я к этому, потому что не знаю ещё, кто я здесь по легенде ФБК.
          Стоун тоже это понимает: боковым зрением вижу, что он собирается увеличить скорость.
                    - Отставить, Стоун! – выкрикиваю я.
          Он, хоть и не без колебаний, подчиняется, и тогда я уже спокойно поясняю:
                    - Если он увидит, что я пытаюсь от него уйти, это может вызвать подозрения. Если всё же решит нас догнать, будем действовать по ситуации. Стадлер, свяжитесь с «Фордом» и скажите Келли и компании: если нас догонят, пусть мгновенно подскакивают – якобы, охрана моя всполошилась. В такой толпе проще будет объяснить, что мол, все разговоры потом.
          Стадлер даже не дёргается за мобильником.
                    - Келли – профессионал, - отзывается он. – Он это сделает и без наших указаний.
          И я понимаю, что это так.
          Но наши волнения оказываются напрасны. Ровер и не собирается нас догонять, а держит ту же скорость. Словно говорит: просто посмотрю, куда ты сейчас поедешь – и всё.
          Мне и самому это интересно. Рочестер – наш – я знаю хорошо, а этот – точная копия. Куда же и вместо кого пристроит меня их ФБК?
          Результат оказывается таков, что мы с Кларой ошеломлённо смотрим друг на друга и покачиваем головами: это дом Гибсона, в котором нам пришлось пережить немало приключений во время первого моего дела! На полном серьёзе думаю, что надо будет обязательно спуститься в подвал и проверить, нет ли там каких-либо следов виртуализатора. А я уже думал, что этот дом навсегда ушёл из моей жизни.
          Но уже то хорошо, что его расположение нам с Кларой прекрасно знакомо.
          Об этом я говорю Стадлеру и поясняю, что не надо нас сопровождать. Он сухо подаёт мне ключи, следом протягивает флэшку.
                    - Здесь ваша легенда и остальное, что вам необходимо знать. В том числе, телефоны, по которым вы можете связаться со мной и Келли. Будьте готовы, мы заедем за вами завтра в десять.
          Стоун вносит в дом наши вещи, и они со Стадлером уезжают, а мы с Кларой входим в дом. Безошибочно угадываю, которая из комнат приготовлена для нас.
                    - Ну, и с чего мы начнём жизнь в параллельном мире? – спрашивает Клара, оглядывая комнату.
                    - А у тебя есть какие-то другие предложения, кроме моего?
                    - Нет, - улыбается она и обнимает меня.

К первой главе



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 50
Опубликовано: 06.02.2020 в 23:56
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1