Абашевские щитковые (дисковидные) псалии со вставными шипами


Особо следует подчеркнуть важность выделения концентрирующегося на пространствах донской лесостепи пласта военно-аристократических захоронений доно-волжской абашевской культуры, которые прежде всего связываются с ее развитым и поздним этапами. Эти древности постепенно оказываются в центре рассмотрения пласта колесничных захоронений завершающего этапа средней— начала поздней бронзы степной и лесостепной зон Восточной Европы (т.2. с.108).
Оценке шитковых псалиев со вставными шипами с территории Восточной Европы посвящена и наша совместная с В.И. Бесединым статья, опубликованная в трудах Брненского университета. Сопоставление орнамента на псалиях, происходящих из комплексов доно-волжской абашевской, с микенской орнаментацией, позволило не только предполагать возможность самостоятельного появления такого рода орнаментации на абашевских памятниках, но и возможность того, что такого рода проявления возникают в Восточной Европе, возможно, раньше, чем в Микенах о чем уже раньше писали Н.Н. Чередниченко и В.В. Отрощенко. Учитывая же имеющиеся стратиграфические наблюдения по соотношению древностей среднедонской катакомбной, доно-волжской абашевской и донской лесостепной срубной культур комплексы с такого рода псалиями датировались XVII—XVI вв. до н.э. (т.1 с.229-230)
А.Д. Пряхин. Доно-донецкая лесостепь в эпоху бронзы. История изучения (В двух книгах: Воронеж, 2008. 257с. и 2010. 296с.)
https://vk.com/doc536686180_527711130
https://vk.com/doc536686180_527711761
Во второй четверти II тысячелетия до н.э. в Евразийской лесостепи и смежных районах степной зоны получают распространение колесницы (Генинг 1977; Чередниченко 1976; Рiggot 1983).
Прямых свидетельств их использования не так уж много. К ним в первую очередь на территории Центральной и Восточной Европы относятся изображения на глиняных сосудах. Назовем два из них. Один сосуд, найденный в могиле культуры Пилинь у с. Велики Рашковцы в Словакии, содержит схематичное изображение четырех запряженных двумя лошадьми колесниц с возничими (Vizdal 1972). Другой, более раннего времени, происходит из погребения срубной общности у с. Сухая Саратовка близ г. Саратова на Нижней Волге и содержит рисунок колесницы с запряженными животными (Галкин 1977, 189, рис. 1).
Остальные известные с рассматриваемой территории изображения колесниц крайне схематичны и немногочисленны.
Есть и находки глиняных моделей колес, связанных именно с колесничным транспортом. Имеются ввиду модели колес с прочерченными на них радиальными лучами, имитирующими спицы, достаточно широко распространенными в Дунайском регионе, где их повышенная концентрация отмечается, в частности, в материалах мадьяровской и ветержовской культур в Словакии и Моравии (Piggot 1983, 92-93). Такого рода модели известны и в Восточной Европе, например на Мосоловском поселении металлургов-литейщиков эпохи бронзы на р. Битют в Подонье (материалы не опубликованы; хранятся в археологическом музее Воронежского университета) и на других памятниках. Но, пожалуй, наибольшее значение приобретают свидетельства связанные с конской упражью. Прежде всего это псалии. Наиболее ранний пласт такого рода изделий представлен щитковыми (дисковидными) псалиями с шипами (Оансеа 1976; Кузьмина 1980; Пряхин-Матвеев 1988, 122 — 128). Они подразделяются на изделия, шипы на которых были вставные или монолитные.
В данной статье речь идет о находках псалиев со вставными шипами, происходящих с территории Восточной Европы (в статье не анализируются находки такого рода предметов с других территорий могильник Синташта в Зауралье, где также встречены псалии с монолитными шипами, псалии из Микен и Каковатоса с территории Греции и др.). Обращает внимание, что основная их часть встречена в районах распространения памятников абашевской культурно-исторической общности.
Центрально-европейским читателям известна опубликованная в начале 60-х гг. в Чехословакии статья известного советского археолога П. Н. Третьякова, в которой нашло отражение имевшееся в то время представление об этом уникальном явлении в эпохе бронзы Восточной Европы (Третьяков, 1961. Ныне же под абашевскими древностями подразумевается крупная культурно-историческая общность эпохи бронзы, локализующаяся преимущественно в лесостепной зоне доно-волго-уральского региона и включающая в себя три культуры: доно-волжскую абашевскую, средневолжскую абашевскую и уральскую абашевскую (Пряхин 1976; 1977; Пряхин-Халиков 1986). Причем, ключевые позиции в этой общности занимает доно-волжская абашевская культура, основной район распространения которой это лесостепное Подонье и смежные районы Поволжья, а хронологические рамки вторая четверть-середина II тысячелетия до н. э. Именно из комплексов этой культуры как правило происходят дисковидные псалии со вставными шипами (рис. 1).

Рис. 1. Карта распространения дисковидных псалиев со вставными шипами I находки псалиев или частей от них, II территория доно-волжской абашевской культуры, III территория средневолжской абашевской культуры, IV территория уральской абашевской культуры: 1 Красноселка, 2 Потапово, 3 Староюрьево, 4 Пичаево, 5 Власово, 6 Кондрашевка, 7 Богоявленка, 8 Кондрашкинский, 9 Синташта, 10 Микены, 11 Каковатос
Кратко охарактеризуем эти находки:
Красноселка (Куйбышевская область). Из разрушенного кургана происходит два обломка псалиев со вставными шипами (в публикации они ошибочно приведены как принадлежащие одному экземпляру: Моргунов-Порохова 1988, рис. 1). Оба они однотипны. Корпус псалиев скорее всего имел форму усеченного диска, к которому примыкала узкая планка. На корпусе располагалось большое центральное отверстие и, надо думать, три отверстия для крепления вставных шипов. На планке было несколько небольших отверстий (рис. 2:1). Оба псалия орнаментированы. По периметру внешней поверхности щитка гравировкой насечены соединяющиеся вершинами ромбы с точкой внутри. Под планкой ниже них нанесены соединяющиеся вершинами ромбы с точкой внутри. Под планкой ниже них нанесена двойная волнистая линия. Орнамент есть и вокруг центрального отверстия, где он образует лучеобразные выступы.
Потапово (Куйбышевская область). В могильнике найдены псалии как со вставными так и монолитными шипами. Псалии со вставными шипами конструктивно напоминают красноселские. Большая их часть орнаментирована (материалы не опубликованы; хранятся в кабинете археологии Куйбышевского педагогического института).
Староюрьево (Тамбовская область). Найдены два псалия, составлявших видимо пару (Пряхин 1972). Один сохранился полностью (рис. 2:2), другой частично. Сохранившийся целиком псалий имеет дисковидный щиток, к которому примыкает узкая планка. Кроме находившегося в центре щитка основного отверстая, в диске имеются и четыре отверстия для вставных шипов, обрамленные с внутренней стороны утолщениями-втулками. У края диска с боковой стороны утолщение с продольным отверстием. Небольшие круглые отверстия со следами сработанности есть и на планке.
Внешняя поверхность щитка псалия украшена орнаментом. По краям диск украшен двумя круговыми линиями, одна из которых резной зигзаг, а вторая линия врезных треугольников к вершинам которых примыкают точечные вдавления. Вокруг центрального отверстия гравировкой нанесены обрамленные точечными вдавлениями волнистые линии, образующие так называемый каплевидный рисунок. Врезными линиями, образующими кресты с точечными вдавлениями внутри, орнаментированы торцы шипов.
В орнаментации сохранившегося частично псалия есть некоторые отличия: вдавления по краю образуют равносторонние треугольники, отсутствует точечное обрамление прочерченной линии центральной композиции, внутри которой к тому же помещены небольшие круги с точками внутри.
Пичаево (Тамбовская область). Исследовано подкурганное захоронение, в котором вместе с другим инвентарем встречены и щитковые псалии, два из которых удовлетворительной сохранности (рис. 2:3-4; Моисеев 1990). Первый из них имеет корпус в виде усеченного диска, к которому примыкает узкая планка с небольшими отверстиями. На щитке располагалось центральное отверстие для удил и три других, в которых закреплены вставные шипы. В боковой плоскости щитка также имелось частично нарушенное продольное отверстие.
Щиток псалия и торцы шипов орнаментированы. По краю шитка нанесены две круговые линии, одна из которых образована резными соединяющимися вершинами ромбами, а вторая резным зигзагом. Под планкой вместо зигзага гравировкой нанесен узор в виде двухлопастных фигур. Аналогичный орнамент обрамляет и центральное отверстие. Торцы шипов также украшены врезными линиями, образующими крестовидные фигуры.
Второй псалий, хуже сохранившийся, конструктивно близок первому, но в отличие от него имел скорее всего четыре вставных шипа и лишен орнаментации. Четко прослеживаются следы его ремонта: лопнувший щиток скреплен бронзовой скрепкой.

Рис. 2. Дисковидные псалии со вставными шипами с территории Восточной Европы: 1 Красноселка; 2 Староюрьево, курган 2, погребение; 3,4 Пичаево, курган, погребение 1; 5 Кондрашевка, курган 1, погребение 5; 6 Богоявленка, курган, погребение 3; 7 Кондрашкинский курган, погребение 1.
Власово (Воронежская область). В одном из погребений кургана 16 вместе с другим инвентарем найден и вставной шип от щиткового псалия (Винников-Синюк 1990, 132-133, рис. 28). Кондрашевка (Воронежская область). В одном из погребений кургана 1 обнаружены два псалия, один из которых имел только вставные шипы (рис. 2:5), а на другом наряду со вставными был и один монолитный (Пряхин-Матвеев 1988, 125). Следов орнаментации на внешней поверхности не обнаружено. Причем трудно сказать, отсутствовала ли она вообще или была утрачена из-за плохой сохранности.
Богоявленка (Воронежская область). В погребении единственного раскопанного там кургана встречены один целый (рис. 2:6) и части от второго псалия со вставными шипами (Пряхин-Матвеев 1988, 125). Сохранившийся полностью псалий имеет прямоугольный щиток. В центре его большое, довольно сильно сработанное отверстие, а ближе к углам размещены четыре вставных шипа. Все отверстия с внутренней стороны окружены выпуклыми втулками. К щитку примыкает монолитная треугольная планка с шестью небольшими отверстиями. На боковой поверхности щитка есть выступ с продольным отверстием.
Внешняя и боковая поверхности псалия орнаментированы. Под планкой размещены в ряд завитки спирали, образующие так называемую “бегущую" спираль. Также украшены и торцы шипов. Боковые же грани орнаментированы врезным зигзагом. От другого, скорее всего деревянного псалия, сохранились костяная втулка для центрального отверстия и два шипа.
Кондрашкинский курган (Воронежская область). В погребении 1 этого кургана встречен фрагмент дисковидного псалия и вставной шип от него (рис. 2:7; Пряхин-Беседин-Левых-Матвеев 1989, 4-8). Псалий имел корпус в форме усеченного диска, к которому примыкала узкая планка. Основное, имевшее следы сработанности отверстие находилось в центре щитка. Еще два отверстия меньшего диаметра на сохранившейся части псалия предназначались для крепления шипов. У края щитка ближе к планке находилось дополнительное маленькое отверстие.
Псалий орнаментирован. Вдоль планки он украшен прорезным зигзагом, ниже которого нанесен каплевидный узор. Аналогичный узор есть и вокруг центрального отверстия. На торце шипа располагались завитки спирали, окружавшие находившуюся в центре окружность с шестью лучиками и точкой внутри.
Поскольку по набору инвентаря это одно из самых ярких и богатых захоронений эпохи средней бронзы в лесостепной полосе Восточной Европы, есть смысл привести комплекс найденных в захоронении предметов (рис. 3).

Рис. 3. Комплекс находок из погребения 1 Кондрашкинского кургана
Вместе с псалием в погребении были найдены бронзовый проушной топор, наконечник копья с кованой разомкнутой втулкой, нож, тесло, глиняный абашевский сосуд и бронзовые скрепки еще от одного деревянного сосуда, а также костяная пряжка и тлен от обложенного бронзовой пластинкой деревянного предмета сегментовидной формы (скорее всего жезла). Здесь же зафиксированы остатки лука и двадцать пять кремневых наконечников стрел. Речь в данном случае, надо думать, идет о захоронении имевшего высокий социальный статус воина-колесничего.
Все перечисленные находки псалиев принадлежат достаточно крупным изделиям, которые как правило по размерам превосходят псалий с монолитными шипами.
Создается впечатление, что большинство из них являлось своего рода парадными экземплярами. Их изготовление требовало высокого мастерства и больших затрат времени, что обусловило неоднократно зафиксированное стремление продлить их жизнь, включая и возможность замены шипов в случае поломки или стирания.
На псалиях в центре щитка имеется одно большое отверстие для пропуска мягких удил, что отличает рассматриваемые экземпляры от находок из Греции (Каковатос и др.), где таких отверстий два (Оancea 1976, 64-65).
Характерной чертой псалиев со вставными шипами является наличие примыкающей к щитку планки с расположенными в ряд несколькими малыми отверстиями, предназначавшимися для крепления наносного ремня.
Весьма своеобразен способ крепления наносного ремня. Для этой цели служило продольное отверстие в боковой плоскости щитка, имеющееся по крайней мере на трех из описанных псалиев и отсутствующее на других типах дисковидных шипастых псалиев с территории Европы. В ряде случаев нашечный ремень имел иной способ крепления, для чего предназначалось небольшое, расположенное у края щитка, поперечное отверстие (Кондрашкинский и др.). Но такой способ крепления более характерен для псалиев с монолитными шипами.
По форме псалии со вставными шипами делятся на две группы. Одну группу образуют изделия имеющие три шипа и усеченно-дисковидный щиток (см. рис. 2:1, 3, 5, 7). Другую группу составляют четырех-шипные псалии, щиток которых обычно имел форму полного диска (рис. 2:2, 4, 6).
Что же касается способов крепления шипов в щитке на псалиях, происходящих из комплексов доно-волжской абашевской культуры, то они весьма разнообразны. Но все они имели целью не допустить выпадания шипов, что достигалось путем нарезки на вставлявшихся в щиток штифтах различного рода уступов и желобков.
Яркой особенностью рассматриваемых псалиев является наличие на внешней, а иногда и на боковой поверхности щитка резного орнамента. Примечательно, что на других типах происходящих с территории Восточной Европы дисковидных шипастых псалиев орнаментация отсутствует. В украшении почти всех изделий присутствует зигзаг. Нередко он обрамлен равносторонними или удлиненными треугольниками как бы образующими бахрому. Достаточно распространен каплевидный узор, отмечена и его вариация в виде раздвоенных лопастей, напоминающая меандр (Пичаево). Зафиксирована и так называемая бегущая" спираль, а также волнообразный узор и соединяющиеся вершинами ромбы.
Наличие у рассмотренных псалиев целого ряда общих признаков, отличающих их к тому же от других типов, позволяет в принципе поставить вопрос об особенностях различных типов псалиев применительно к крупным культурно-историческим образованиям эпохи бронзы. Так, совершенно не случайно, что все приведенные находки происходят из комплексов доно-волжской абашевской культуры.
Особо следует сказать о хронологии дисковидных псалиев со вставными шипами. Начнем с того, что эти изделия не могут быть признаны более поздними по сравнению с дисковидными псалиями с монолитными шипами, в том числе и с их наиболее простой формой (Кузьмина 1980, 13-15). Этому противоречит тот факт, что в ряде случаев вставные и монолитные шипы есть на одном и том же изделии (Кондрашевка и др.), а в других в одном и том же захоронении одновременно находились псалии и с монолитными и со вставными шипами. Не случайно и то, что из погребений, в которых есть щитковые дисковидные псалии только с монолитными или только со вставными шипами, довольно часто происходят однотипные вещи. Все сказанное позволяет говорить, что обе категории изделий в значительной степени синхронны.
Для определения абсолютной даты этих изделий важнейшее значение имеет их сопоставление с псалиями из IV шахтовой гробницы в Микенах. При этом надо иметь в виду, что до настоящего времени остается дискуссионным вопрос о хронологическом приоритете микенских или же восточноевропейских находок (Лесков 1964). Конечно же при его решении следует учитывать то обстоятельство, что колесницы, а тем самым и псалии, как часть конской упряжи, вряд ли могли появиться в гористой Греции, не имевшей к тому же развитых традиций коневодства, раньше чем в степных и лесостепных пространствах Евразии.
В этой связи безусловный интерес представляет проблема так называемых микенских влияний в орнаментах эпохи бронзы Восточной Европы. В последнее время все чаще высказывается точка зрения, что такие проявления возникают в Восточной Европе едва ли не раньше, чем в Микенах (Чередниченко 1977; Отрощенко 1986). Но пока лишь в самом общем виде ставился вопрос о том, насколько правомерно вообще сопоставлять орнаментацию восточноевропейских находок с микенской. Не претендуя на решение проблемы в целом, мы сопоставили лишь орнаментацию восточноевропейских псалиев и костяных изделий, связанных с конской упражью и средствами управления лошадью, происходящих из комплексов доно-волжской абашевской культуры и в значительной степени наследующей ей срубной культурно-исторической общности с орнаментальными мотивами на псалиях из IV шахтовой гробницы Микен, как впрочем и с распространенными в микенский период орнаментами в целом (рис. 4).

Рис. 4. Орнаментальные мотивы восточноевропейских псалиев и костяных изделий связанных с конской упряжью и средствами управления лошадью и их параллели в Греции микенского периода.
Доно-волжская абашевская культура: 1 Богоявленка, курган, погребение 3; 2 Кондрашкинский курган, погребение 1; 3 Староюрьево, курган 2, погребение; 4 Шиловское поселение; 5 Пичаево, курган, погребение 1; 6 Радченское, курган 1, погребение 1;7 Иловатка, курган 3, погребение 2; 8 Красноселка; 9 Усатово, курган 5, погребение 8.
Срубно-абашевские и срубные памятники: 10 Комарово, курган 5; 11 Кашпирское, курган 1, погребение 1; 12 Новопзвловка, курган 5 погребение 1; 13 Пасеково, курган 5, погребение 9; 14 Ильичевское поселение; 15 Юбилейное, курган 1, погребение 11; 16 поселение Усово Озеро.
Культура Монтеору: 17 поселение Сарату-Монтеору; 18 поселение Ульмени; 19 поселение Кырломанешты.
Микенские параллели восточноевропейских орнаментов: 20 совпадающие с восточно-европейскими орнаментальные мотивы Греции микенского периода; 21 орнаменты псалиев из IV шахтовой гробницы Микен.
Обнаруживается, что при всем многообразии микенских орнаментов лишь единичные в какой-то степени совпадают с восточноевропейскими. Причем почти все они отличаются простотой или широким хронологическим и территориальным распространением. Тем самым, вполне возможно их самостоятельное возникновение на разных территориях. Как собственно микенское проявление можно было бы рассматривать орнамент в виде “бегущей" спирали. Но этот мотив был известен еще раньше на Древнем Востоке.
Другие же элементы орнамента (зигзаг, бахрома, каплевидный узор и т.д.) характерны именно для населения абашевской общности, а их фактическое развитие фиксируется в абашевско-срубных древностях. То есть весьма самобытна и сама традиция украшения псалиев со вставными шипами. Сказанное не позволяет считать их производными от микенских и дает основание рассматривать время микенских находок как terminus ante quem для восточноевропейских псалиев не только с монолитными, но и со вставными шипами. Но на каком-то отрезке бытования они могут быть и синхронны. Немаловажно и то, что пласт захоронений содержащих дисковидные псалии со вставными шипами, исходя из имеющихся стратиграфических наблюдений, по соотношению комплексов средне-донской катакомбной, доно-волжской абашевской и донской лесостепной срубной культур и выявленных тенденций их развития занимает достаточно узкий отрезок времени. Изложенное выше позволяет датировать его примерно в рамках XVII-XVI вв. до н. э.
А.Д. Пряхин, В.И. Беседин. Щитковые (дисковидные) псалии со вставными шипами с территории Восточной Европы...Вrnо, 1992 с.51-60
https://vk.com/doc399489626_534512588
http://docplayer.ru/28987347-Shchitkovye-dmskovidnye-psalii-so-vstavnymi-shipami-s-territorii-vostochnoy-evropy.html



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 30.01.2020 в 11:03
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1