Фрэнки Ньюмен и "кротовая нора". Главы из романа. Глава восьмая


                         Глава 8. Фрэнк Ньюмен в роли наживки

          Окно открыто, поэтому сегодня могу курить, сколько влезет. Что, кстати, и делаю. Оба Корнуолла морщатся, но ничего не говорят: ушли с головой в детали новой разработки. Стадлеры ведут себя по-разному: наш увивается возле Клары, параллельный не имеет возможности этого делать, хотя издали смотрит на неё с таким же восторгом: он печатает на компьютере под диктовку шефов. Конкуренцию бывшему Фостеру по части обольщения составляет Газончик – агент ФБК с «той» стороны Майкл Доннован (наша сторона Газончиками не представлена). Оба перед ней прямо-таки пританцовывают. Я бы давно унял их хореографические потуги, но вижу, что Кларе это нравится. Льстит ей, конечно, такое неприкрытое восхищение, и она даже немножко с ними кокетничает. Честно сказать, последнее мне неприятно, но я не собираюсь её упрекать ни сейчас, ни потом: что ни говори, период женской привлекательности гораздо короче мужского, и надо успеть получить свою долю обожания.
          Вчера и сегодня утром я долго размышлял над тем, что скажу Корнуоллу. Изложить всё по правде – значит, сознаться, что у меня есть «Создатель иллюзий», и я умею им пользоваться. А этого открывать ФБК я не намерен. Бесцеремонность и циничность спецслужб общеизвестна; они с лёгкостью открещиваются и даже избавляются от своих сотрудников при малейшем намёке на возможность огласки их действий, поэтому у нас с Кларой должен быть свой спасательный плот в случае такого поворота событий. В конце концов, я представил ему дело так, что якобы продавщица в магазине Крафта настойчиво навязывала мне какую-то вещь, которую, по её словам, ей велели мне передать, но я отбился от неё и ушёл. А теперь, мол, понимаю, что она приняла меня за того Фрэнка и наверняка, когда он потом появился в магазине, это ему рассказала. И тот, безусловно, сообразил, что человек, похожий на него – это его двойник из параллельного мира. Понял, конечно, что я могу проходить туннель, и стал выяснять, по своей ли я инициативе это делаю или кто-то меня направляет.
          То, что произошло дальше, напомнило мне один день в бытность моей службы в армии, когда была объявлена тревога по радиационной опасности: один умник заявился в часть с такими следами на одежде, что два счётчика Гейгера скончались от инфаркта уже на пятой секунде истерического визга. Где он эти следы подцепил и куда после этого исчез, навсегда осталось похороненным под грифом «Совершенно секретно». Тим Слейтон, который никогда не отличался большим умом, надумал порасспрашивать сержанта Бейли, в результате чего мы целый день могли любоваться, как он упражняется на плацу.
          Переполох в ФБК оказался, пожалуй, даже покруче той тревоги. Взять, хотя бы, срочное прибытие людей с «той» стороны. Всего, что закрутилось, мне, конечно, неизвестно, но и то, что известно, впечатляет: в настоящее время один из агентов Бюро, загримированный под меня, колесит по городу на моём ровере, а в окнах нашего офиса время от времени мелькает женский силуэт в Кларином халатике. Самих же нас доставили на конспиративную квартиру таким способом, который живо напомнил мне, как мы –опять же в армии – приводили в часть девчонок.
          Общая идея нового замысла меня не удивила, я и сам думал именно об этом. Как поведут себя преступники, если «выяснят», что я – их поля ягода? Конечно, будут стремиться войти со мной в контакт, чтобы объединить усилия. Поэтому два ФБК срочно сколачивают мне преступную группу, в которой я буду занимать должность мафиози весьма высокого ранга. Мне даже придадут часть настоящей сети, чтобы я в случае необходимости мог и действительно что-то проворачивать по обе стороны миров. Но, в основном, конечно, мои подчинённые – они же мои телохранители – спецагенты ФБК из числа тех, которые на любой шорох сначала стреляют, а уж потом выясняют, что это было.
          Клара, разумеется, вначале и слышать не хотела о моём новом статусе, но Корнуоллы её убедили, что преступники в любом случае выйдут со мной на связь, и уж лучше мне быть под прикрытием ФБК, нежели решать проблемы самому. Её горячее за меня заступничество сбило Стадлера и Доннована с эмоционального настроя на танцы и разговорный жанр, и продолжили они потом уже без прежнего энтузиазма да и то недолго: их шефы, наконец-то, прикрикнули на них и велели заняться делом. В настоящий момент все они разрабатывают сценарий моего поведения на ближайшие сутки, а брошенная ухажёрами Клара подходит ко мне и смотрит фото моих бандитиков, чем занимаюсь и я, пытаясь при этом запомнить их имена и наспех разработанные легенды.
                    - Ужас! – качает она головой. – И эти люди теперь будут бывать у нас в доме? Фрэнк, может, нам вывезти всё ценное на мою квартиру?
                    - Меня бы это расстроило, - заявляю ей. – Единственная настоящая ценность – это ты, и мне бы не хотелось жить с тобой порознь. Ну, а насчёт этих симпатяг – не забывай, что они наши телохранители.
                    - Ну да! – насмешливо говорит она. – Я вот что подумала: деньги у нас теперь есть, так не нанять ли ещё и других телохранителей, чтобы за этими присматривали?
                    - Вы напрасно беспокоитесь, миссис Ньюмен! Этих людей отбирал лично я… - начинает было наш Стадлер, но тут же увядает от резкого замечания Корнуолла: «Не отвлекайтесь, Генри»!
                    - Вот видишь? – успокаиваю я Клару. – Человек, который так перед тобой приплясывал, не стал бы подсовывать кого попало!
          От стола доносится смешок Корнуоллов, а Стадлер делает вид, что ничего не слышал. Клара садится ко мне на колени и обнимает за шею.
                    - Ты ревновал! – с улыбкой говорит она и, увидев мой утвердительный кивок, целует меня в губы, не смущаясь присутствием посторонних.
          Я мысленно усмехаюсь, представив, какое негодование испытывают сейчас оба танцора, что тут же и подтверждается.
                    - Эй, голубки! – сердито ворчит Доннован. – Дома наворкуетесь! Ньюмен, не забывайте, что вы теперь на работе!
                    - Он прав, - вздыхаю я и ссаживаю Клару с колен, - поскучай немного, мне всё это запомнить надо.
          Где-то через полчаса сценарий готов, я подсаживаюсь за общий стол, и мне детально разъясняют, что я сегодня буду делать.
                    - Они следят за вами уже второй день, Фрэнк, - говорит Корнуолл. – Поэтому сегодня вам нужно обязательно изобразить свою деятельность в той сфере, которая их интересует.
                    - Вы выяснили, кто это?
                    - Ещё вчера. Поэтому ваше сообщение о том, что произошло в магазине, только дополнило картину. Они выясняли, - он кивает на Корнуолла № 2.
                    - Их двое, - говорит тот, - один с нашей стороны - это, естественно, Фрэнк Ньюмен, - второй ваш. Мы сейчас устанавливаем, чем занимается его двойник у нас. Оба сейчас здесь и следуют неотступно за вашей машиной.
                    - Вот это-то нас и беспокоит, - снова вмешивается Корнуолл number one. – Агент загримирован наспех, поэтому нельзя, чтобы они увидели его вблизи. Из-за этого он просто колесит по городу и не вылезает из машины. Такое поведение может показаться им подозрительным. Нужно срочно заменять его на оригинал. Фрэнк, у вас не больше пяти минут, чтобы внимательно проработать сценарий.
          Я киваю и погружаюсь в чтение. Всё-таки молодцы они, видно, что профессионалы. Для первого раза ничего серьёзного мне не запланировали, очевидно, чтобы я мог войти в непривычную для меня роль постепенно. Вся нагрузка ляжет на их агентов, которые будут мне подыгрывать. Ещё раз бегло просматриваю и прячу листки в карман.
                    - Всё понятно, - заявляю я. – Где будем меняться?
                    - В том же отделе универмага на Мэйн-стрит. Агент подрулит к стоянке и зайдёт внутрь. А выйдете и сядете в машину уже вы. Дальше – по плану.
                    - А…
                    - Миссис Ньюмен сейчас тоже подпишет договор, и мы доставим её на вашу квартиру. Самым нормальным образом. Слежка пойдёт за вами, поэтому помех никаких не будет.
                    - Да, не беспокойтесь за супругу, мистер Ньюмен! – оживляется Стадлер. – У меня вполне приличная машина…
          Корнуолл бросает на него быстрый взгляд.
                    - Генри, это сделаю я, - говорит он. – Поторопитесь, Фрэнк!
          Молодец Корнуолл, думаю я, спускаясь по лестнице и садясь в уже знакомый мне «форд» с тем же самым сопровождающим: решил сделать так, чтобы я во время выполнения задания не отвлекался на неприятные мысли. Однако, этот Стадлер! Пожалуй, надо выбрать время и сказать ему пару слов наедине. Убеждён, что и Кларе его назойливость неприятна. Одно дело пококетничать немножко с посторонними мужчинами в присутствии мужа - просто для того, чтобы не забыть, как это делается – и совсем другое… Ладно, не будем об этом, уже подъехали.
          В складском помещении отдела сувениров меня уже ожидает человек, которого издали действительно можно принять за меня. Надо же, ещё один двойник! Если они и дальше будут размножаться такими темпами, боюсь, моя жена в нас запутается. Человек молча отдаёт мне мою же шляпу и выходит во двор, а я открываю дверь и оказываюсь уже непосредственно в самом отделе.      Опять немного покупателей и та же продавщица.
                    - Уже всё оформили? – приветливо улыбается она мне. – Не забудьте вашу покупку!
          И протягивает мне что-то, упакованное самым тщательным образом. Я нерешительно лезу в карман за деньгами, но она глазами показывает мне, что ничего не нужно. Понятно, за счёт Бюро Контроля, точнее, за счёт налогоплательщиков, то есть, в конечном итоге, за мой же собственный. В самом деле, должны же те, кто за мной следит, увидеть какое-то оправдание тому, что я заходил в универмаг.
          Из универмага выхожу походкой человека, который и знать не знает, что кто-то уже второй день пытается постигнуть суть его бытия. Осторожно (вдруг там что-то стеклянное?) кладу подарок федералов на пассажирское сидение, завожу ровер и отправляюсь в летнее кафе на Грин-роуд. Летнее выбрано для того, чтобы партнёру Фрэнка (сам он, конечно, останется в машине) было легче подслушать, о чём пойдёт разговор у меня с моими сообщниками. В зеркале заднего вида без труда различаю жёлтый БМВ и качаю головой. Почему они выбрали для слежки такую приметную машину? Скорее всего, потому, что кроме неё у них здесь ничего нет.
          Паркуюсь я не спеша, чтобы не заставлять Фрэнка суетиться, и, выйдя из ровера, с той же целью сначала закуриваю. Моя банда уже сидит за столиком. Клара права: без тренировки смотреть на такие лица сможет только бывший солдат химических войск, которому и через десять лет после окончания службы каждую ночь противогаз снится. Хорошо, что я предварительно ознакомился с их фотографиями, это помогает мне преодолеть естественное желание вскочить обратно в ровер и дать дёру, и я почти без содрогания подхожу к столу. Они при моём появлении почтительно вскакивают, я киваю им, сажусь и рукой показываю: тоже можете. Отпиваю пиво из приготовленного для меня бокала, курю и через пару минут краем глаза замечаю, что за соседний столик кто-то усаживается. Наверняка это тот, кто и нужен. Ну, всё, можно начинать.
                    - Келли, если я ещё раз узнаю, что ты пристаёшь к девицам из транспортного агентства, которые оформляют нам груз, не пожалею времени и лично набью морду, - зловеще говорю я и сам не верю, что осмелился сказать это такому громиле.
                    - Не узнаете, шеф, - с ухмылкой обещает Келли, и вся компания разражается довольным гоготом.
          Это была самая длинная моя реплика, дальше гораздо проще.
                    - Ладно, к делу, - нахмуриваюсь я. – давай ты, Сандерс.
          И они по очереди начинают отчитываться в делах, о которых не имеют ни малейшего представления по той простой причине, что ничего подобного не было. Слушаю я внимательно, и это не столько игра на зрителя, сколько проверка, достаточно ли убедителен весь этот пустой трёп. Вроде бы получается неплохо. Мы ведь с этим слухачом сейчас в одинаковой роли: и он, и я впервые слышим некую информацию, значит, и реакция на неё у нас должна быть одинаковая. Тот, кого по легенде зовут Сандерсом, заглядывая в листок, рассказывает, сколько товара удалось перебросить через туннель и уверенно сыплет названиями: Имитатор, Печь, Горелка, Аккумулятор, Восстановитель – и прочими в том же духе. Я вспоминаю «Создателя иллюзий» и догадываюсь, что это – усечённые названия каких-то реальных приборов, а называет их Сандерс так для того, чтобы у слухача сложилось мнение, что это вещи настолько нам известные, что приводить полные названия ни к чему. По-моему, здесь всё логично.
После Сандерса я киваю Ховарду, и тот с места в карьер начинает жаловаться, что у «форда» неудобный руль, и ему тяжело держать машину в туннеле. Я обещаю дать ему что-нибудь из «GMC», и тут вмешивается Келли.
                    - Шеф, - говорит он и откровенно смотрит на соседний столик, - по-моему, вон тот парень нас подслушивает!
          Это всё по плану Корнуоллов. К этому моменту у меня и моих бандитов заканчиваются заготовленные тексты, и нам необходимо избавиться от аудитории нашего «Театра одного зрителя».
                    - Ну, так разберись с ним, - вяло произношу я, - твоя очередь ещё нескоро.
          Этого хватает, чтобы парня ветром сдуло со стула и вынесло в дверной проём, в котором, на его счастье, конструкцией кафе двери не предусмотрены. Не настолько, однако, быстро, чтобы он не смог услышать ещё одну запланированную для него фразу Ховарда: «Шеф, вот вы сегодня будете на вечернем приёме в мэрии…».
          Теперь можно расслабиться, не лицемерить и познакомиться по-настоящему: ведь с этими людьми мне работать и дальше. Я хочу спросить, как, по их мнению, всё прошло, но меня опережает Келли.
                    - Отлично, мистер Ньюмен! – говорит он, и я с изумлением вижу на его лице по-человечески добрую улыбку, совсем не похожую на ту похабную ухмылочку. – Когда вы пообещали насчёт морды, я и в самом деле испугался: «А ведь такой и вправду набьёт»!
          Трое других весело хохочут. Мы пьём пиво и обговариваем завтрашние действия. Меня необычайно радует, что они – нормальные ребята, и похоже, что я им тоже понравился.
          Через полчаса расходимся. Теперь я свободен до вечера. Фраза про приём в мэрии – чистая правда. Так уж совпало, что сегодня там чествуют нашу баскетбольную команду, занявшую второе место в зоне, и ФБК воспользовалось этим, чтобы намекнуть соглядатаям на мои связи с администрацией города: дескать, и там у меня всё схвачено. Мы идём туда с Кларой, и это первый наш с ней выход на столь высоком уровне.
          Когда я приезжаю домой, она уже там.
                    - Как всё прошло? – интересуется она. – Хотя я уже рада тому, что ты побывал в такой компании и вернулся цел и невредим!
                    - Клара, в моей банде очень приличные люди, - обижаюсь я. – Сама потом убедишься. А прошло всё хорошо.
          Тут я вспоминаю про подарок, и возвращаюсь за ним в ровер. Затем хвастаюсь Кларе, что получил его от ФБК совершенно бесплатно.
                    - В этом отделе есть очень красивые сувениры, - говорю ей, - и, кстати сказать, недешёвые!
          Разворачиваю свёрток и застываю в оцепенении, а Клара просто заходится от смеха: в нём пустая пивная бутылка и старые домашние тапочки. Видимо, ФБК решило, что раз я не буду разворачивать это на глазах у Фрэнка и его сообщника, то и нечего на меня зря расходовать деньги налогоплательщиков! Те же мои, кстати.

Читать дальше

К первой главе



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 22.01.2020 в 15:28
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1