Васса «Железная», или висела плётка на гвозде


Кнут не Бог, а правду сыщет.
(Пословица)
Васса прошла от конторы до своего дома, по пути проверяя запертые изнутри двери промысловиков. Опять те же самые бездельники не вышли на работы. Дойдя до дома, Васса поднялась на крыльцо, прошла в сени. Что такое? Дверь заперта изнутри. Ведь она, когда уходила в контору, оставила дверь открытой, растормошив мужа. Тот, правда, выразил недовольство. Оно и понятно — пришёл с промысла поздно. Прошлой ночью снимали сети на Волге — улов был хороший. Пока сдавали рыбу, пока взвешивали, принимали, подписывали накладные — прошло полночи. Потом отметили, как полагается. Но это же не означает, что утром надо дрыхнуть, когда вся Слобода на ногах.
Говорят, немцы уже на подступах к Москве. Но наши войска отчаянно и героически сопротивляются. Стране нужны продукты, хлеб. Уборка в разгаре. А эти спать изволят. Практически с каждого слободского двора мобилизовали мужчин. Остались только дети, старики, да такие, как муж Вассы Петровны, — с бронью. И то только до окончания навигации на Волге.
Васса ещё раз подергала дверь, попинала ногами, обутыми в тяжёлые кирзовые сапоги. Муж не отзывался. Неужели так крепко спит?! Васса постояла в задумчивости несколько секунд, затем окинула взглядом сени, словно в поисках решения. Зацепила взглядом плётку, висящую на большом гвозде, ещё раз пнула сапогом в дверь и вышла во двор.
По левой стороне обошла дом, подхватив по пути старую табуретку, подошла к окну, чтобы заглянуть в комнату. Ее рост, хоть и немаленький, не позволял это сделать с земли, поэтому она встала на принесённый стул. Приставив к стеклу ладони лодочкой, прижалась к ним лицом и заглянула внутрь. «Лучше бы я этого не делала.» Такая мысль мелькнула тотчас в голове у Вассы. Ей хватило одного взгляда, чтобы понять происходившее внутри.
Тем же путём женщина вернулась в сени. Все это проделала молча, но чувствуя, как внутри у неё вскипают гнев, обида, досада и ярость одновременно. Сдёрнула с гвоздя плётку и пошла обратно к окну.
***
Плётка, которую держала в руках Васса, была вернее сказать нагайкой. Настоящей донской нагайкой. Дед Вассы был донским казаком. Свою нагайку покойный дед хранил как зеницу ока. Как невозможно представить человека без воздуха, так и казака — без нагайки. Очень любил ее и умело пользовался. Внушал внучке, что настоящий казак никогда не станет бить коня нагайкой. Это так, «мухобойка» — мух и слепней от лошадиного крупа отгонять.
Другое дело — в бою или для самозащиты. Учил внучку правильно держать нагайку. Как наносить удары, как обороняться. Со временем Васса научилась неплохо управляться дедовой нагайкой. И уже отличала удар «с отдачей» от удара «с оттягом», не путала «шлепок» и «щелчок». Дед не мог нарадоваться: есть кому передать казацкие знания и традиции. Сын-то пошёл по «партейной» линии, ему эти традиции не нужны, будь он неладен.
— Не напрягай плечо, — кричал дед тонко, но с задором. — Вперёд подавай. Охватывай концом. Вот так…
Они ставили во дворе чучело, набитое соломой и тренировались на нем.
— Охватил — заваливай! — учил дед. С довольным видом садился на большое полено, закуривал свой пахучий самосад, и хитро щурился через дым на внучку.
Особенно удавались у Вассы щелчки. От этого громкого звука нагайки пугались куры, деловито разыскивавшие среди камушков и травы только им понятные вещи; громко начинал лаять старый пёс, мирно дремавший рядом со своей конурой. Особенно возбуждался от щелчка крупный индюк. Его красно-синее ожерелье под горлом багровело; пальцевидный нарост, свисавший со лба, подтягивался; перья на хвосте распушивались; крылья расходились чуть в стороны, и не маленький по размеру индюк превращался в огромный шар из перьев. И… как закулдычет!
Больше всего нравился Вассе этот смешной клёкот индюка. И она носилась по двору за индюком, при этом птица возвращала свой обычный вид, догоняла — раздавался щелчок донской нагайки, клёкот, и все повторялось заново…
Донские нагайки, в отличие от кубанских или уральских, не мастерятся в виде цельного хлыста. Нагайка состоит из двух отдельных частей — рукояти и, собственно, плети, которые крепятся друг к другу колечками из металла. Такой способ присоединения существенно расширяет возможности нагайки и позволяет наносить ею более мощные удары. Для удобства ношения или крепления плётки к перевязи, к оголовку крепится большая петля — темляк. На тонком конце плети крепится округлый кусок кожи — шлепок, предназначенный для смягчения удара. Иногда шлепок изготавливается в виде кожаного мешочка. В этом случае туда можно вкладывать металлический утяжелитель. Тогда уже это будет настоящая боевая нагайка.
— Ну, будя! — не выдерживал дед. — Хватит дразнить бедную птицу. Делом лучше займись!
— Так, я и занимаюсь делом, дед! — смеялась Васса. — Тренирую удар с щелчком.
— Баловство это, а не удар! А ну становись к чучелу! Покажи удар с оттягом справа и слева.
— Ну, де-еед, — протянула Васса. — Может не будем на чучеле?! Опять изрежу с оттягом-то. Мамка ругаться будет. Говорит: «Всю одёжу старую извели на своё чучело».
— Васса! Не нервировай меня! Давай учись. Меня не будет — кто тебя научит? А на чучело мы мешок наденем. Сделаем дырки для головы и рук, и наденем. Покажи удары — порадуй деда. Сто справа, сто слева. Да, чередуй: справа-слева, два раза справа, один — слева, два раза слева, один — справа. Справа-слева. Дай щелчок — напужай противника. Справа-слева…
Давно уже нет деда, мамка тоже оставила этот бренный мир. Отец с первых дней на фронте — полковой комиссар.
***
Замуж вышла Васса перед самой войной. Сергей работал в рыбной артели. Видный, высокий, чернобровый… Васса прибегала на берег, когда артельщики возвращались с уловом. Она любила смотреть, как люди работают: такие сильные, красивые, веселые. С легкостью таскают тяжёлые ящики с рыбой. При этом везде раздаются шутки-прибаутки. Словно не тяжёлый труд выполняют, а в игру какую играют.
Особенно ей нравился Сергей — бригадир артельщиков. От него исходили мужественность, основательность и задор. К нему необъяснимо тянуло молодую девушку. Видимо, и он замечал черноволосую девчонку, которая каждый раз, при возвращении бригады с Волги ожидала на берегу, сидя на перевёрнутой лодке. От такого внимания он крякал, крутил свой чёрный ус и весело подмигивал Вассе. Девушка краснела, но не убегала.
— Ты, Васса, совсем из ума выжила?! — предупреждали подруги. — Ты на кого глаз положила? Это же Сергей — первый бабник в артели. У него таких, как ты, в каждой деревне по нескольку… Как говорится, поматросит и бросит.
— Да что вы, девчонки?! — отнекивалась Васса. — Я просто… Нравится смотреть, как артельщики работают.
— Знаем мы, кто на кого смотрит! Смотри, Васса, нахлебаешься с ним…
В первый раз поцеловались с Сергеем через месяц — Васса была строга с ним. Близко даже не подпускала. Сергей не то что поцеловать — обнять не мог. Только лишь во время танцев мог касаться до девичьего стана. Сергею, привыкшему к постоянному вниманию со стороны женской половины, было досадно от того, что Васса не подпускает к себе близко. Но он терпел, старался угождать упрямой девчонке — уж больно хороша. Он даже поспорил с ребятами из своей бригады, что красавица-девушка непременно будет его трофеем. Но время шло, а «воз и ныне там». Артельщики стали даже подтрунивать над ним.
— Не бывать тому, что Васса будет твоей, Сергей! Плакали твои денежки.
Сергей злился, но виду не подавал:
— Ещё не вечер, мужики…
— Осталась неделя до отведённого срока.
— Да, знаю я!
Серёжа ужом вертелся перед Вассой, но та была неприступна. Согласилась поцеловаться только тогда, когда Сергей применил последний довод — обещал жениться. Сергей полагая, что дело решённое, в следующую встречу перешёл к более решительным действиям, но тут же получил коленом между ног.
— Ещё раз подобное допустишь, не приду больше на свидание! — сказала Васса и, круто развернувшись на каблуках, побежала к дому.
«Ну что за девка?! Что она кочевряжится? Вижу ведь, что нравлюсь ей», — думал Сергей ей вслед, морщась от боли.

Сергей проиграл спор. Через год он женился на Вассе. А ещё через два месяца началась война.
К тому времени Васса, как секретарь комсомольской организации, включилась в трудовые будни артели. В колхозах не хватала людей — все мужчины ушли на фронт. Ей часто поручали организовать трудовые десанты из числа артельщиков, пока их не мобилизовали на фронт. Но молодую девушку не особо жаловали, ссылаясь на то, что у них своя работа, свой план надо выполнять.
Только благодаря мужу ей удавалось организовывать людей. Бригадира артельщики уважали. А к этой девчонке относились с презрением, если не сказать со злостью, несмотря на то, что она жена бригадира. Оно и понятно: приходишь с Волги уставший, поздно ночью, не успеешь глаз сомкнуть — эта пигалица эта тут как тут. Мол, сети снимать только вечером пойдёте — надо на колхозном току помочь. Вот вместо того, чтобы отдохнуть по-человечески, по хозяйству дела сделать, приходится ехать с этой комсомолкой.
***
Васса встала снова на табуретку, открыла окно — оно не было закрыто на щеколду — скинула сапоги и забралась в комнату. На кровати, нагло ухмыляясь в усы, сидел полуодетый муж, а за его спиной, прикрывая груди сорочкой, пряталась Валентина. Валентина не далее как неделю назад, получила похоронку на мужа. Не успела вдовьи слёзы утереть, гляди-ка ты, уже в чужую постель прыгнула.
— Ты что так рано пришла? — спросил Сергей развязно. Он также нагло продолжал смотреть на Вассу. Мол, что ты мне можешь сделать…
Васса ничего не ответила. Лишь коротко взмахнула дедовой нагайкой и, на лице Сергея, по диагонали, ото лба — через наглые чёрные усы — к подбородку, проступил кровавый рубец. Сергей вскрикнул, откинул назад голову и, ударившись затылком в глаз Валентины, завалился на кровать. Валентина схватившись за лицо. упала на него. Второй удар нагайки пришёлся на её округлые плечи и спину. К стону мужчины присоединился вой женщины.
— Вон! — крикнула Васса. — Вон из моего дома!
Валентина, не переставая выть от боли и стыда, вскочила с кровати, схватив свою одежду, выбежала во двор. Васса проводила взглядом её дебелое тело с кровавым подтёком на спине и повернула голову в сторону Сергея.
— Тебя это тоже касается, — тихо сказала она ледяным тоном. — Вон из моего дома! Собери свои вещи и больше не показывайся мне на глаза.
Сергей молча лежал на кровати, держась руками за лицо. Васса хотела ещё что-то добавить, но раздумала. Повернулась к окну и вышла тем же путём, что зашла — к своим сапогам, ожидающим ее на табуретке.

Сергей ушёл на фронт добровольцем. Всеми правдами-неправдами добился снятия брони и через три дня его бригада уже работала без него. Больше он не появился в здешних краях — то ли погиб в боях, то ли пропал без вести, то ли просто не захотел возвращаться.
Кстати, когда Сергей ушёл на фронт, лихие артельщики решили проучить и отомстить за своего бригадира. То ли по собственной инициативе, то ли Сергей их надоумил перед отъездом — осталось тайной. Подстерегли как-то вечером у лодочной станции. Трое их было. Давно зарились на эту красавицу.
— Ну, здравствуй, красавица! — сказал один из них. — Что ж ты одна ходишь по вечерам. Теперь тебя некому защищать. Мужа выгнала, да на фронт отправила…
— А нешто мы не защитники?! — воскликнул глумливо второй. — Давай, проводим тебя до дому?
— За одно и заночуем, — хохотнул третий. — Примешь нас, Васса?
Они пружинящими походками приближались к Вассе. И пришлось им испытать на своих шкурах, что такое донская боевая нагайка.
После случая с Сергеем то ли по наитию, то ли по другому промыслу, Васса вложила в шлепок нагайки свинцовую пластину. И вот — пригодилась. Она не дала им подойти близко. Три удара с оттягом, справа-слева-справа — как учил дед — и на земле валяются три извивающихся тела. После этого происшествия, к Вассе приклеили прозвище «Железная». Возможно, по аналогии с героиней пьесы Горького «Васса Железнова». Как бы там ни было, артельщики при виде её переходили на другую сторону улицы.
А Васса… Васса Петровна всю жизнь проработала председателем колхоза. Никогда не расставалась со своей нагайкой. Как настоящий казак, носила за голенищем сапога. Ох, и доставалось иной раз, некоторым от этой нагайки. Только держись! Но это уже другая история.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: любовь, предательство, искренность, рассказ,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 22.01.2020 в 11:44
© Copyright: Рамзан Саматов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1