Тантра и Край


Тантра и Край
(В 2018 году “Тантра и Край” попало в число лауреатов конкурсного отбора в юбилейный альманах на русском и итальянском языках «…Che la dimanda onesta si de′ seguir con l′opera tacendo» («...когда желанье справедливо, То надо молча следовать ему...», «Божественная комедия», “La Divina Commedia”) имени Данте Алигьери . В связи с 710-летним юбилеем создания памятника итальянского Возрождения — «Божественной комедии», Fondazione per lo sviluppo delle arti «Oro Firenze» (Фонд развития искусств «Золотая Флоренция») с итальянской стороны и Фонд развития литературы им. М. Горького, Международная гильдия писателей русского зарубежья и Союз независимых авторов и издателей с российской стороны, учредили Фестиваль итальянской литературы на родине Алигьери — во Флоренции, который состоялся в апреле 2018 года. Презентация сборника состоялась в Москве, в ТД «Молодая гвардия».
Переводить тексты сборника на язык Данте согласился признанный специалист по русскому языку, профессор Universita di Bologna (Болонский университет) Риккардо Фиоре. “Тантра и Край” отдельно представили на фестивале во Флоренции, уделив ему внимание на форуме.Произведение участвовало также на Book Expo America-2018 (среди 15 писателей от Союза независимых авторов и издателей ) и 3-м Всероссийском книжном питчинге (среди 24-х участников питчинга, чьи работы были представлены издательским домам и редколлегиям).
Обстоятельства, долг, необходимость следовать своему пути не позволяют любящим сердцам быть вместе…Но люди не тело и не ум, а безграничные духовные сущности. И путь друг к другу находят, развиваясь, превозмогая стереотипы и условности плотного материального мира, выворачивая себя наизнанку, повышая осознанность, встречаясь в ином измерении, в медитации, в пустоте, в измерении высшей любви и мудрости через практику осознанного секса и любви, или Тантры…
Когда, подобно Данте в Божественной Комедии, разлученные влюбленные, пройдя круги ада тоски и достигая психических пределов (край…), вступают в иные измерения сознания, утончая восприятия, тренируя свое духовное зрение, испытывая на практике измененные состояния сознания, когда становишься все меньше обусловленной частицей, и все больше неограниченной ничем волной кванта света… и любовь становится просветлением, а они друг для друга – дверями в высшие пространства постижения божественных истин …
Отзывы:
Юрий Циммерман (критик эротической прозы):

«И вновь слияние виртуала с реальностью. Но на сей раз в глубинном эзотерическом смысле, в полном соответствии с учением Тантры. Мощный подтекст, чувственность зашкаливает…Рассказывать об ЭТОМ бессмысленно, можно только вчитываться и сопереживать, поднимая змею Кундалини ввысь по всем семи чакрам»

Нателла Сперанская (философ, основатель и куратор культурно-просветительского проекта JanusAcademy):

«Спасибо, Алия! Вы чрезвычайно тонко чувствуете поэтический ритм. Я прочитала Вашу тантрическую прозу и осталась в полном восторге! Вы воплощаете собой какое-то вселенское таинство, о котором осмеливаетесь говорить столь откровенно и обезоруживающе, что это вызывает искренне восхищение»
Галарина,писательница (Галина В.Андреева): “В последнее время что-то происходит, иные миры проникают в наш, реальность мерцает, странные встречи, странные сны.... Сейчас сорокалетний период перехода,начавшийся в 2012 году, переход в иной знак Зодиака. Произошло первое вознесение - атом водорода стал легче на 4 процента, полегчала вся материя.... Мы получаем новый опыт.”
Редколлегия подготовки к 3-му Всероссийскому книжному питчингу:
“Книга по сути описывает первую ступень алхимического процесса саморазвития Великое Делание (нигредо-переход в альбедо), который парадоксально есть Неделание Тантры и Адвайты… Две разные мистические традиции по сути есть описание единого процесса подъема таинственной Кундалини…
Это повествование – как пение дуэтом, где партнеры поначалу изучают друг друга, чтобы затем слиться в единый голос.
Это повествование – как философское учение применимое на практике, и заставляющее людей перерождаться и становиться ближе к пониманию смысла жизни.
Читатель прочтет эту книгу от начала до конца не отрываясь, затем – перечитает еще много раз, чтобы каждый раз открывать для себя новые мысли, впечатления и тайны – о самом простом и вечном чувстве.
О Любви.”)

ТАНТРА и Край
Посвящается светлой любви художника, мистика Юрия Николаевича Рериха и композитора Марсель Марциарли
Разлука для любви – что ветер для огня:
слабую она гасит,
а большую-раздувает
(Роже де Бюсси-Рабютен)

Она вышла на улицу и увидев ночное небо, вспомнила, как очень давно, не находя в близких понимания, вышла и увидела понимание в ночном небе со звёздами, величественное и холодное, никакое. Она просто осязала прочитанные слова, что пришла в этот мир одна и уйдёт одна... Таким небо и запомнилось. Сочувственным и никаким...
Сегодня небо было таким же. Оно загнало Ее в угол отчаяния. Что- то не так. Все отлично, но она рассыпана... Потом, почувствовав тёплую еле- еле слышимую волну парализующей тишины, которая обступала Ее, целовала в уста, стекала теплом шелка сверху над лбом, накрывала собой, как прозрачным пологом и отделяла от теней, превращаясь в Него, бесформенного, неуловимо проникающего и поднимающего Ее в небо, растворяющего Ее в нем... Холодное небо согревало ее Его дыханием. Холодное небо ответило теплом.

Начало. (вотсап диалоги)
- Прости меня. Я играюсь. Да. Но временами я осознаю мой эгоизм. И тогда понимаю, что кто- то чувствует глубже и тоньше. И я меньше всего хочу сделать некомфортно. Если есть правила какого- либо ещё порядка, напиши. Если я мешаю, останови. Если я неадекватна- поправь. Я знаю, что временами ты удаляешься в себя. Предупреди.
- Есть только два варианта жизни: война и игра
- Значит, все можно в рамках дозволенного...
- Все
- Мне хорошо с тобой, где бы ни был
- Главное- с собой
- С собой там, где есть ты

- Чем больше молчишь, тем больше слышу и вижу. Я вижу узоры. Я вижу цветы.Ты несёшь в себе такое Нечто. Я заворожена.
- Я сейчас просто зеркало
- Сегодня ночью ты расстелил гигантский ковёр как трап из моего окна. И звал. А ещё нарисовал вокруг меня рамку из васильковых веночков. Люблю тебя!
- (Смайлик с сердечком...)
- Солнце. Душа моя. Это так у меня. Онемение, опьянение. Но сердцебиение. И будто луч или дуновение касаются губ, лба, неба. Это ни с чем не спутать. Это значит, ты платонически думаешь обо мне. А бывает неожиданно тока разрядки в ... даже спазмы. Значит, не платонически...Я хочу, чтоб ты ещё раз сказал " Тантра" в своих объятьях... Я чувствую тебя. До слез. Будь счастлив.

- Я думаю о сексе постоянно. Это деградация? Или это твои мысли?
- Это радация. От слова радар. Пока радар работает, есть радация.
- Так ты минимум трижды в сутки воображаешь? Или как ты Это там называешь. Я чувствую
- Бывало по - всякому. И больше
- Давай одновременно вообразим. Договоримся. Напиши ночью. Я хочу быть с тобой

-Привет!
-Салют!
- Видела твою мордочку, пока марафет наводила...Ты прямо дышишь, как вепрь. И думаешь, что в моей голове глупости.
- Пришли себя
- Ты поверишь, у меня все колотит. Самообладание исчезло
- ?
- Хочу тебя. Даже не могу ничего прислать
- Переключайся
- Пыталась. А ты сам меня сбиваешь
- Ничего, пришли, ты сможешь. Типа - это я как ничего
- Я отдышусь, подожди... Хочу понять, Как ты Это делаешь..
(Фото)
- Больше, чем ничего
- Но у меня сердце колотит. И токи идут насквозь. И пальцы немеют. Твой образ оказывается вдруг рядом и испускает ... тёплый душ я это называю... Шёпот такой. Я покажу на тебе. При встрече. Ты весь дышишь, как первородное Существо. Как Зверь. Ты меня не соблазняешь, а совращаешь. Я глупею... и оживаю до пузырей
- Не то и не другое... Я тебя обращаю
- Во что?
- В пустоту
- В пустоте твоей бываю. Там вообще глюки. Сплошное вожделение квантовое
- Чем меньше, тем больше. Про вожделение
- Каждый флюид скачет. Мне нравятся узоры твоей пустоты. Калейдоскоп.
- Чем сильнее ты натягиваешь пустоту, тем больше форма, которая может быть вожделением
- Мне нравится твоё настроение. Нравится оглушающая тишина твоя. Нравится, как ты останавливаешь мое время. Как парализуешь меня..
- Ещё просто фото...
- (Фото)
- Замечательно выразительно
- Твой взгляд скользит, это как касания
- Вид сверху не менее впечатляет вида снизу
- А когда мысли скользят и это как касания. Но иначе. Я различаю уже эти ощущения. Знай, что когда ты мысленно в более явном контакте со мной, то я чувствую однозначно и сокрушительно
- Пока. Ушёл.

- Свободен?
- Да
- В душе была
- Я тоже
- Когда?
- Недавно
- И я... Я о тебе думала
- Как о воде?
- Нет. Я хотела тебя...
- Красивая...
- Давай сейчас сделаем .... одновременно... минут 5...
-.....
- Я хочу с тобой кончить сейчас... да?
- Лучше не спешить. Ты очень красивая. Тантра это долго...
- У тебя такая воля...
-....
- Мне было... хорошо
- Да, все хорошо
- Чудесно
- Чудесных снов?
- Я не скоро...Ты идёшь спать?
- Нет, лежу на кровати, общаюсь
- С кем?
- С тобой
- Я вчера видела такие красивые фракталы в твоей пустоте
- Да
- И ещё мы рассыпались. А потом опять воссоединились. В форму. Как я хочу тебе рассказать лично... или помолчать вместе
- Конечно
- Ты же не просто лежал только что недавно... Меня реально …любил …и останавливался... и я чувствовала энергию
- Реально
- И в это пространство наше я с некоторых пор легко вхожу к тебе.. У меня такие толчки были... Даже ноги поднялись...И останавливался. Я даже хотела попросить перерыв...
- Перерывы - часть тантры
-Да. И я слышала тебя. И есть уровни. Я бы сказала - уровни разуплотнения эфира. Эфир. Эфир- тело. Потом поле. Потом тоньше и больше. И дальше.. Мысль или космос...
- Пришли фото
- Раньше просто мерцало. А недавно вижу движутся цветастые фракталы. И я тебя весь день чувствую... Ты поле... Фото? Какое?
- Чтобы мерцать, первая чакра должна быть закрыта в обычное время. Поэтому просил - не подстригай.. Да, просто тебя фото.
- Ты мой повелитель. Когда неуравновешенна - ты меня укрощаешь. Я млею. И становлюсь сама милашка. А так всем достаётся. Ладно, отдыхай... В следующий раз давай в душ одновременно.
- Давай
- Пока. Не могу поверить в реальность такого славного Существа...
- Спокойной ночи
- Пока! Часть ночи мы вместе всегда... Я пьяна... Тобой. Пока, мое дыхание...

Ее некоторые письма ему
27.02
Видение сегодня.
Он пришел за ней, как приходил обычно. Взял на руки и понес. Но не на свою кровать в другом городе, а на палубу большого лайнера. Вот они все ближе и ближе к борту. Корабль качается. Еще его шаги усиливают головокружение. Но что это – ее приподняли над перилами и…бросили в океан…Почемууу? - все, что она помнит, уходя на дно. В темноте ее подхватили руки и подняли на поверхность. Его руки. Он бросился за ней в воду. Зачем?? Она пришла в себя…
-Почему?
-Чтобы ты испытала, наконец, самый страшный ужас свой. Ты же боишься утонуть?
- А ты не боялся того, что я думала о тебе в мой последний момент?
- Но это был не последний момент. Ты только думала, что он последний…
- Чего ты хотел?
- Чтобы ты перестала бояться. И чтобы обновилась. И чтобы забыла все, что было до…Оно мешает.
Я изменился. Я не тот, прежний.
- А чего ты хочешь, спасая меня?
- Того же. Секса, скорее, близости
- Что ты испытываешь при этом?
- Торжество
- Как победитель?
-Нет, торжество того, что сняты все покровы.
- То есть при этом ты беззащитен?
- Нет, я не беззащитен, я оголенный провод. Под напряжением. Под большим.

02.03
Когда она уединилась и размышляла о своей жизни, как всегда, неожиданно начались спазмы ее промежности, а потом и всей матки, сильнее, сильнее… Это раньше случалось в основном ночью. Но сегодня днем и вне всякой видимой связи. Тело изогнулось, дернулось многократно и она увидела над собой его… Он ей что-то говорил. Но расслышать не удавалось. Ей показалось, что - …Любимая
В дверь позвонили. Образ рассеялся. Какая досада. Что же Он говорил…
Позже она ляжет на ковер на полу сделать разминку. Произошедшее ранее… начало повторяться без какого-либо ее механического или даже психического вмешательства… Оргазм был спонтанный, неожиданный, не сопровождаемый никакими обычными фантазиями. И когда она уже думала, что это так непристойно, физически просто ОЩУТИМЫЙ он прижал ее тело к полу, придавил и она услышала –
- ВСЕ, достаточно, успокойся…
- Что ты говорил мне? Любимая?
- Люби Майа… Люби иллюзию…
- А что вернее?
-Я нуждаюсь в тебе
- Кто мы?
- Мы свитки. И каждый прописан в свитке другого…
- Свитки все время хотят сжаться, когда их разжимаешь, чтобы прочесть…
- Да
Она испытывала состояние, которое назвали бы напряжением в силу длительного эротического возбуждения, не находящего адекватного выхода… Советуют в таких случаях переключиться… Да, занятость очень помогает… Да и подвижность. Сегодня она делала впервые планку на локтях и кончиках пальцев ног. И уже на второй минуте поняла, что сдается. Попробовала подумать о Нем и попросить у него помощи… Почувствовала легкость, забылась даже. Шла уже третья минута, она стала отрывисто дышать, но держалась… Он держал ее в ее мыслях. И… Три минуты двадцать пять секунд! Она рухнула на себя саму в изнеможении... А ведь йогой такого рода не занималась. Упражнение впервые в жизни... А в Сети к тому же пишут, что есть такие Иные старатели, которым удается по три минуты… Ей удалось еще больше. ИНАЯ…
Это вертелось в ее голове, пока она пыталась отвлечься в постели от напряжения. О напряжении… Оно было уже сродни тискам, схватившим ее соски и клитор, иголкам, колющим кончики пальцев рук и ног… Ощущения совсем не в сласть.. Скопилось электростатическое напряжение, которое она не могла излить мастурбацией. Она не хотела. Все как-то изменилось. Не так все просто стало. Теперь для разрядки ей нужен его энергетический приход, явление его к ней, его Реальное тончайшее проникновение без ее механического участия.
Он пришел в мерцающих искорках сизости. Она видела себя такой же серебристо-сизой. Но голова его была в ослепительном молочно-солнечном тоне. Как будто он шел по плечам в воде, а голова оставалась в воздухе ясной погоды. Но это была не вода. А она как будто сидела и ждала его под водой на дне. Но это была не вода.
Он погрузился с головой в сизость и их тела начали привычно-магнетически сближаться, вот-вот, флюиды сольются, направленные токи закружатся и будут спазмы облегчения и потом цветастые небылицы…
Но она собрала свою волю и сказала, что хочет вынырнуть туда, где ослепительное сияние.. Он подал ей руку. Они шли вместе над Не-водой, держась за руки. Вот где ты бываешь, Мое Сиятельство …В Сиянии! Через неколько метров его голова вдруг исчезла… Она продолжала чувствовать его присутствие, пытаясь привыкнуть к такой …оптике…Но вот он сам весь испарился…И был всюду, в ветре, в пространстве, в горизонте и совсем рядом… Взор ее обратился вверх. Он был и далеко вне, до черноты космоса…
03.03
Слова растворяются, как сон… Писать не получается. Наверное, тому, что хочется передать словами, в этом мире холодно. Оно съеживается, ускользает…
Когда она уединялась, приходил он в пространство ее тайны. И тогда разрозненные картины ее жизни, забытые, иной раз совсем ранние, даже с момента ее появления на свет, соединялись в единую картину, как лепестки лотоса, лотос расцветал и совершал свои круги вслед за Солнцем.. Как же ей надо ему обо всем этом рассказать…. Как же ей надо его увидеть. Бог позволит еще раз воспламенить этот негаснущий огонь. А ей еще раз понежить дорогой сосуд, вмещающий эту магическую силу.
Чем больше близкие проявляли к ней понимание и внимание, нежности, тем острее ей не хватало его. Ночью, оставляя плотную часть себя, она сбегала в …иную комнату, комнату на другом конце страны. Иногда Он приходил за ней сам и на руках уносил к себе. Или она сама нарушала его уединение, проскальзывая к кровати. Шла на цыпочках по ковру мимо тумбочки и не забыв выглянуть в ночное окно, где внизу прятались мерцающие силуэты детской площадки. Как и в обычной жизни, она боялась оступиться, так как плохо видела в сумерках. Если он еще не спал, то ее глаза слепил свет… Бывало, она сразу переносилась к нему, зависая над ним, а потом садясь на него. Когда их губы сливались, кот в ее ногах вздрагивал и даже вчера подскочил… Просыпались ее домочадцы, которые как бы откуда-то спешно возвращались…
Бывало, он сам приходил в ее тишину и темноту. Или стоял на том конце вертящегося светового жгута-вихря-веретена… Или сразу его лицо оказывалось над ней, а потом она ощущала над собой и все остальное, а потом и в себе… Нестерпимое возбуждение и ошеломление материальностью невидимого и невероятного… А последние ночи он стал очень нежен. Возможно, где-то из глубин его сознания выскальзывали на видимую ее сердцем поверхность образы ее тела с фотографий или воспоминаний, или грез, его взгляд так осязаемо ласкал ее кожу, его губы были так откровенны в своей искренности, что опираясь подушечками пальцев о шелковистую легкость воздуха, она всплывала или возносилась, и льдинки таяли слезой…
Ее струны жаждали его смычка… Скрипка заиграет..

Этой ночью спазмы матки изогнули ее.. Он овладел ею. Это было ночью впервые. Такой силы. Три волны разрядки накрыли ее, как пружинку сжали и растянули…Она вспомнила, что однажды, общаясь с ним в чате, испытывала подобное, когда не только шейка, но и вся матка непроизвольно стали сокращаться… Это было так неожиданно. Тогда она точно знала, что он один и скорее они ведут дистанционный любовный контакт. Схожесть ощущений с тем опытом, усиленная многократно, подтвердила ее догадки, что они общаются, как мужчина и женщина, и это интимная дальность или дистанционная близость называется.. называется, да, это то, что он ей уже говорил и чему учил в реальном любовном соитии, это Тантра! Она вспоминала тот урок, все ощущения и узнавала их, узнавала его каждой клеточкой, каждым флюидом …

Было иначе. Она стояла на его привычном месте. Это был утес, только теперь скорее это был небоскреб Нью-Йорка, самый высокий. Сизый туман. ОН на самом краю.
«Ну, почему ты всегда на самом краю…» - вопрошала она..
Смотрела вниз она без страха и мгновенно оказывалась внизу среди людей. «Как же я люблю людей !! – выдыхала она и взмывала к нему.
-А ты любишь меня?
- Я тебя боготворю
-Но помнишь, я подарила тебе картину, где были написаны слова Николая Рериха – «Нет любви выше любви?»
- Я здесь. Ты там. Любовь там.
Она спустилась к себе, к ним. И оказалась у себя дома. На полке стояли духи или безделушка с красной надписью CRY..
«Край, - крутилось в ее не только шаловливой, но и просвещенной головке - Это же крик, плач….!
Любовь внутри этого круга, любовь это крик, это плач, он вне…Он не на краю, он у края….

13.04
Сначала она днями его нигде не видела, не слышала, он растворился. И ей было больно. Потом ей начало казаться, что это был лишь сон. Сон, который она раньше не умела встряхнуть с себя, выветрить, забыть. В самом деле, как можно любить то, что грезишь…Что мимолетно…И, будто проснувшись, с удивлением не находя ничего такого в себе, что связывает с ним, она успокаивается…
Она лежит в безвременьи, в расслабленности. Опять начинает потягивать соски, сжимать матку насквозь, разряды током, сильнее, сильнее, она даже кричит, сжимая ноги…Вспыхнуло его лицо над ее лицом, глаза его светло-медовые втягивают ее душу… Вот они вместе парят… Вихрь через все чакры разметал их и опять сливает, разводит и сливает…Он целует ее в губы и дыхание их соединяется и выталкивает их в что-то цитринового оттенка, а там они уже не занимаются любовью. Они там то идут, взявшись за руки, он скорее тянет ее за собой, или парят, или она сидит у него на спине. Часто они сидят в позе лотоса напротив друг друга, бывает, сидят близко, переплетая ноги и смотря в глаза. Вот уже пару дней как она слышит его речь, слышит слова. Она задает вопросы, он отвечает… (Речь его стала слышима после того, как в ночь полнолуния привиделся Нисаргадатта (уже не в первый раз) и сказал, что она может найти путь к нему и этот путь в ее сердце, и она даже начнет слышать его…)
После такой встречи она вскакивает и сама не своя бежит к зеркалу, чтобы поймать свой взгляд… Глаза ее сверкают, переливаются, она прекрасна как никогда… Может ли такое счастье быть просто от самопроизвольного ее собственного видения или ОН все же БЫЛ?
В течение дня потом она кротка, гармонична, ее посещают озарения и идет музыка… Просто льются песни…
Она стала замечать, что встречи непроявленные он с каждым разом удлиняет. И непрекращающиеся самопроизвольные многократные оргазмы видимы ею, проносятся по меридианам их световых тел, образуя потоки мерцающих фонтанов, раскрывающиеся лепестки цветов чакр, немыслимые узоры потоков…
Это Он делает осознанно или нет? Это он уже с кем-то практиковал?- в мыслях ее пронеслась ревность...
А если Он сейчас в уединении представляет себе это, или вызывает у себя, не будучи уверенным, что она не просто воображаемый им образ… Так вот она очень хочет заявить ему, что это происходит с ними на самом деле и она все- все чувствует…
С недавних пор, в надежде, что она увидит его еще раз, она начала практиковать “накачивание” своих интимных мышц… Ее шаловливая мечта – сделать ему массаж такой вот…, то есть сделать все самой…
Последующие четыре дня были иными. Затмение. И осмысление. Она погрузилась в чтение книг. У нее есть план по их прочтению. Но книги ускользают. Или они тают для нее или она для них… И еще эти великие книги все же топили ее… Только стихи древние и новые, чужие, давали воздух. И музыка. Ее и не ее музыка. И отклики. К ее берегу прибилось несколько душ из сети. Они попеременно просят ее совета. Готова ли она нести такую ответственность…
Было много событий, много тепла от ближних. Только она выбирала, где быть - в центре или на периферии восприятия…
22.04
Он показал ей серебристую пустоту при очередном сеансе дистанционного контакта. В пустоте они сидели напротив друг друга цитриново- золотистые.
- Смотри,- произнес он - что бы ни происходило в твоем внешнем мире, учись пребывать здесь, не выходи за пределы.
- Милый, открой мне свое сердце. Мое сердце открыто для тебя.
И тут она видит, как лотосы их сердечных чакр раскрываются, цветки поворачиваются друг к другу и соединяются, образуя тоннель.
- Учитель мой, это наша с тобой частота. Наш мост. Он касается только нас с тобой. Ничто не должно волновать его. Это только наши с тобой отношения. Наша частота. Наш тоннель реальности.
Он помолчал и ответил:
- Тогда раскрой свое сердце не только мне, но и всему миру. Оно у тебя еще закрыто. Сострадай. Исцеляй. Расслабляй. Радуй. Всех кто рядом и кто далеко. Но не выходи за пределы нашей пустоты….
Впоследствии она с легкостью это практиковала. Безмятежность и собранность одновременно. Искренность и бдительность. Никаких искажений. Так чисто и светло. Тонко и легко.
В результате она записала музыку на рояле, во время которой вспоминала многих из жизни близких и дальних и желала всем счастья. Музыка менялась в зависимости от внутренней музыки людей или обстоятельств или обстановки, которую она вспоминала… Она назвала это Молитва от 2204. Еще одну птицу она выпустит на свободу. Эта птица, эти звуки будет оберегом для тех, кому она это посвятила..
Потом она зайдет к сестре и произнесет следующую тираду:
- Знаешь, есть понятие в квантовой психологии. Человек от крайней точки маятника к другой проскакивает, претерпевая разные состояния сознания, периодически то отдаляясь , то приближаясь к себе истинному. К высшему Я. В момент поворота назад из крайней точки человек вообще на мгновенье исчезает из проявленного мира, проваливаясь в пустоту. Поэтому не делай обо мне скоропалительных выводов. В каждый момент времени я это уже не я.
Она гордо ушла, а потом, а потом набралась смелости, выдохнула и спешно вернулась:
-Я не это хотела сказать… Я хотела сказать, что меня периодически заносит, в большей степени, чем кого-либо. Я сейчас над этим работаю. Чтобы ни происходил, чтобы я не сказала, знай…
Она поцеловала ее, набралась смелости и произнесла последние несколько слов:
-Знай, я всегда люблю тебя.

17.05.
После обеда она прилегла. Он, ее Инкуб, как она любя его обзывала, не заставил себя ждать, просто погасив все образы в ее сознании, как свет в комнате. Их тантра была страстной. Со стороны наверное она выглядела как танцовщица, исполняющая партию цветка в объятиях невидимого ветра. После усиливающихся и восходящих спазмов и его явственных всасывающих поцелуев нахлынули толчки непрерывные, сильные, реальные. И разливающийся оргазм вытолкнул их переплетенные фантомы вверх потоком света в золотисто-перламутровое бесконечное пространство. Там они растворились, были крутящимися точками, фотонами, от которых в два конца шли цвета ртути тонюсенькие вихри-веретена до бесконечности… Они были всем сразу и как бы и не было их… Вот ты где бываешь… Родной…
Позже сидя за компьютером, она, как всегда увидев его на другом конце светового тоннеля, удаляющегося через стену, почувствовала обычные (!) некоторые тантрические конвульсии, а после коротких волн взаимообмена энергий произошел спонтанный выход их в золотистую пустоту. Взявшись за руки, они ушли вдаль… Такое видение впервые посетило ее в полном присутствии сознания, за столом. Что это? Расширенное сознание стало спонтанно сопровождать ее уже при будничных делах? Время медитации расширяется за пределы специально отведенного ею отрезка времени и места?
В ванной она увидела его за спиной внутренним зрением. И вдруг наступила знакомая тишина и дуновения на лице. Время остановилось. В руках застыли маникюрные ножнички, она просто не могла ничего делать, паралич… Всмотрелась в себя в зеркале. Зрачки ее расширились. Прищурились глаза. Поволока… Лицо искривилось от ритмичных самопроизвольных подергиваний в шейке… Тантра? Губы на лице сначала мило надулись, потом улыбка расползлась и глаза вспыхнули светом, она мгновенно похорошела, брови раскинулись, плечи расправились, соблазнительная настолько, что могла бы соблазнить саму себя… И как будто внутри нее взошли бутонами лилии, раскрылись и раскинули лепестки через груди и лицо…
Тут неожиданно для себя она вспомнила, как по скайпу каталась на полу голая, а он смотрел. Как он мечтал увидеть, как она готовится ко сну. Как удивилась, когда они обменивались поцелуями на расстоянии, наблюдая, как он с закрытыми глазами наслаждался, как будто она действительно рядом с ним. И от экрана планшета на нее шло нежное излучение потока волшебного блаженства. Только сейчас приходит понимание, насколько он чувственен и проницателен, насколько светел и прекрасен, насколько глубок.. И как она несовершенна. И как долго ей еще оттачивать восприятие и настраивать себя на тонкое и высокое.. Любить его это невиданный постоянный труд над собой…
Поздним вечером, она прилегла. Закрыв глаза, она живо оказалась у него в комнате. Хотя сердце немного поныло. Видимо, энергии понадобилось на этот раз для ментального перемещения больше обычного…И сделала то, что не удалось в последние две встречи. Что хотела, но забывала, а потом жалела… Она поцеловала его руки, кончики всех пальцев… После каждого поцелуя чувствовала как слеза ускользает в горло, а из сердца теплой волной идет облегчение и через ее увлажнившиеся и переливающиеся глаза передается ему. А он, о чудо, дарит ей живого олененка, символ справедливой и верной дружбы и расположения
Иные видения этого магического 22-го лунного дня убывающей Луны она не помнит. Их было так много… И шли они параллельно обычным обязанностям, разговорам, передвижениям, прослушиванию и сочинению музыки, работе над сложным иностранным текстом, расчетам, визитам….

19.05.
Он был с ней почти всю ночь… Дарил белые и розовые розы в грезах. Показывал свой мир. Они любили друг друга…
Ей даже в сон вошел. Во сне в ложе Театра они были страстны настолько, что смятые ее телом розы исцарапали ее и все стало очевидно… Но она, к счастью, проснулась..
Днем тантра была в любой момент. Она уже не говорила, когда была занята делами – “Любимый, не сейчас…” Ничто ей не мешало… И время этого и учащалось и продлевалось…
20.05.
Во сне дарит кружку с аистами, рекой, солнцем. Тарелку с оранжевой ромашкой. Она прочитает в Сети, что это желание обладания и общения. Видит его рядом практически весь день. И не отличает почти плотный план от тонкого. Он хозяин ее тонкого тела, ее души. Она вспоминает, как не так давно с трудом, с огромными психическими затратами пробиралась к нему и видела мерцающий, не ясный его облик. А теперь все так ясно и ничего не болит, ни голова, ни сердце у нее… Навыки. И погружаться в транс не нужно. Хотя временами днем она чувствует, что измененное состояние сознания углубляется, что-то сомнамбулическое, концентрация в себя, отрешенность.. Тогда он явно рядом, они даже танцуют или … и его голос слышен, диалоги…

23.05
Страх появился беспричинный в одну минуту, панический. И тут как будто он встал перед ней и сказал – Успокойся. И она почувствовала покой.
Позже вечером у компьютера был дискомфорт короткий. Не было желание ничего делать. И она увидела опять его на другом конце тоннеля. Она мысленно обратилась к нему за помощью. Почувствовала улыбку на своем лице. И прилив сил… И вот она уже занята новыми делами…
Сегодня днем она ушла в свою собственную пустоту. Нет страхов, нет мыслей, нет образов. Только ее собственное пространство позолоты. Бесконечности. Самодостаточность. Совсем неплохо быть одной. Как в юности.
Но ее одиночество нарушил спазм в промежности… ОН…И волной удовольствия он ворвался в ее пустоту. Они в пустоте смешались и превратились в шар с видимыми границами. И внутри шара она разглядывала три маленьких шара на одной оси другого оттенка. И потом поняла, что это были области их нижних чакр, сердец и губ.. Она видела только геометрию энергий. Тантра давала начальный толчок, импульс, старт ввысь.
В Тантре ей нравился момент, когда можно было пристально смотреть в его глаза. В реальной жизни, при физическом контакте это не удавалось. Он закрывал глаза. Это было ее мечтой. И в общении на тонком плане это сбывалось. Глаза его никогда не закрывались.
Ночью накануне очень поздно, уже после того, как состоялся их обычный сексуальный обмен энергиями, она приготавливалась смотреть “фильм” - в красочных рамках разворачивались фракталы… Как мультфильмы. Это область его высшего я, его духа. В последний раз они были больше индиго- синие, в прямоугольниках. Фейерверки никакие не сравнятся. Там скорость была переменная до немыслимой.
Он утратил свою зону полного одиночества. Она вторгалась туда, конечно, при его согласии, инициативу в тонких мирах проявлял он, это он заглушал все ее грезы и мыслеформы и вторгался, совершал свою тантрическую магию и потом звал в пустоту…

25. 05.
Нисаргадатта Махарадж в видении показал ей два слоя. Появление его участилось и уже становилось ожидаемым, особенно в полнолуние и позже.
- Так вы сохранили себя как личность?
- Пойдем, отвечу
И он провел ее сквозь оптическую границу дальше. Просто свет. Они растеклись.
- Чувствуешь ли ты себя кем-то?
- Нет, конкретно нет
- При желании можешь вернуться и реконструировать себя вновь, если желание сохранится. В тонком плане это возможно без проблем, но будет скучно, статично, там только ты. Иссякнут воспоминания и что?
- А каждый уходит в свое такое пространство сначала, после как…умрет
- Да
- И может встретиться за условной границей с другими?
- Ты хочешь спросить только о Нем. Отвечу, вы независимы. Но вы Двойная звезда. У вас будет одно пространство.
-А…
- Пока это все.
Они не говорили на языке как таковом, это был обмен мыслеобразами, телепатия…

30.05.
Сначала Он вызвал у нее спонтанный оргазм на расстоянии. И со словами – Расслабилась? А теперь пойдем, пройдемся, - увлек ее в иносферу бытия и там они сначала шли, потом потеряв человеческие формы, болтушками вертелись в воздухе как рой пчел. Это были их сгустки энергий.
-Выравнивайся – прошептал Он.
И она вздохнула с большим облегчением.
Потом она вновь увидела его и себя в образе гуманоидных сущностей темного цвета будто из хитина на корабле, который всегда стоит где-то недалеко в космосе. Это видение посетило ее уже наверное раз в четвертый.
Предыдущий рассказ Нисаргадатты в ее памяти теперь дополнился деталями. Получается, до того, как вознестись звездами или световыми симметричными сгустками и быть надолго в зоне доступа и взаимодействия друг друга как двойная звезда, они вернутся из земной экспедиции в неземное привычное им воплощение. А каково их предназначение дальше, узнают только, как воссоединятся на корабле по окончании их полуавтономного друг от друга пребывания в людских телах и людских судьбах.
Она сказала Ему –
Мы с тобой обросли здесь биографиями, семьями, проблемами и прочим багажом. Ты пришел поднять меня на такой уровень, чтобы верховные Учителя могли пробиться ко мне, чтобы я смогла слышать их, сначала научившись слышать тебя (О встрече с Блаватской и о том, что она сказала, она уж и не помнит, писала ли ему…). Но ОНИ просят передать тебе, чтобы ты не боялся уходить, когда придет время, и помнил о необходимости вернуться на корабль по истечении миссии.. Может быть я уже там буду…Никто не знает.
28.06
По его зову она легла. И незамедлительно почувствовала уже не просто серию участившихся спазмов, а что-то больше похожее на стрельбу как из ствола пулемета, рикошет, настолько частые, почти непрерывные и мощные сокращения.
Она осознала свое эфирное синевато-голубое мерцающее серебристое тело и его. И могла даже видеть себя в тонком и плотном плане со стороны, с позиции его взгляда на нее, видеть его мысли…, как бы изнутри него. Ее взгляд скакал между их телами. Она попеременно была то собой, то им. Путь к единому… Стирались границы разделенности восприятий двух сущностей… Сознания временно смешивались и сливались…
Он пригласил ее войти внутрь его зависшего над ней тонкого тела. Его фантом оказался дверью в никуда. Страх. “Не бойся”… Внутри его пустоты было как в открытом космосе. Она доверилась ему. И почувствовала себя и его ничем. Но это было единое, новое НИЧТО. В этом ничто и нигде они были вместе. Вместе никем….
Давление на переносицу (уже третью ночь) было одновременным с спазмами во второй чакре, давление в горле. И тут она опять увидела кристалл в его лбу. Ей казалось, что он как бы своим алмазом что-то обрабатывает в ее голове и вокруг нее… Раскрывает 6-ю чакру? И вновь вместо потоков сладострастных энергий она стала видеть поле беснующихся фракталов, что-то из области холода, пустоты, информации…Иное измерение?
03.07
Хотела все прекратить.. Раз нет нормальной коммуникации. Увидела Николая Рериха и Блаватскую (при попытке покинуть его появляются Высшие учителя, первый и второй раз –Нисаргадатта, а последние два- Рерих и Блаватская)
- Не покидай его. Вы монада. Он сосуд для высшего сознания. Он любит тебя. Ничего не надо добиваться, творец спускается через него к воспринимающему. Рост твоего самосознания ценен, не практические результаты в миру. Общайся с ним. Он молчит, но молчит по существу… Он такой.
Потом он показал ей Солярис - космический букет, марево бездны, туман, собственно Пустоту, фракталы невообразимого разнообразия цветности, форм, направлений и способов движений и взаимодействий. Они облака. Он говорил о любви божественной, абсолютной, сверх человеческого бытия.
“Прости меня, возлюбленный. Ничего мы не должны ни друг другу, ни кому-либо. Ты учишь меня радости”.
12.07
Последнее время давление в переносице (а не только узнаваемая тишина, внутреннее замедление времени, дуновение на лице, теле…, особая улыбка) возвещает ей о том, что Он вспоминает ее. Но это уже не тот в основе сексуальный интерес, а это сканирование мозга или более высоких ее структур... Она вспомнила, как зимой почувствовала тепло в своем сердце, а потом и сердечные связи с ним и боли, и картинки в его и своем сердце. К весне отношения вышли на уровень пятой чакры, когда ее увлекал его голос - камертон для нее, и, наконец, участившиеся видения кристалла в его лбу от синего граненого (кажется, удлиненный восьмигранник с остро верхушечными торцами) между глаз, до золотистой светящейся капсулы, круглой как пуля, где-то ближе к центру его головы… Отношения, видимо, переходят на новую стадию (6 чакра?). Не понятно только – прощупывает ее или балансировку производит, обмен мыслеформами и гармонизацию понятийного аппарата?
Пока она размышляла над этим, то второй раз за три дня увидела опять их инопланетный облик на станции в космосе. И приглядевшись, осознала, что туловище и хитиновые конечности у них совсем незначительные, а вот головы… И стоя за пультом, ее Капитан корабля повернул голову к ее голове (головы удлиненные и продолговатые по горизонтали, как шапочки у грибов) и она почувствовала что головы соединяются типа стыковки и представляют собой огромные микросхемы… такие органические, не твердокристаллические, более мягкие, но именно в головах была сконцентрирована вся чувственная сфера, мироощущение и сама жизнь. Несоизмеримо с человеческой головой. Она смогла сравнить свои ощущения в этом теле и человеческом. В последнем телесное мироощущение было сопоставимо с рассудочным и даже превалировало… Ощущение связи с живой, плотной средой материи. А тут, в космосе были удовольствия ментальные больше, виртуальные, более тонкие, иные, более эвристические и феноменальные, более яркие и изменчивые… Недавно они стали общаться на станции на ином, не человеческом, но давно уже понятном ей языке …
- Ты сказал мне, что ты это я…
- Да. Не разделяй. Мы едины все. Мы поле
- Вижу далеко скопление галактик. Слышу слова -Альфа –Центавра… А когда мы с тобой домой вернемся, туда……
- Подожди еще
У нее была догадка, что не двойная они звезда будут (были?), а состыкованные корабли… Может быть, услышала это название из-за наличия его в фантастике.. Но видела ж так реально в далекой дали… И дружественные ли он и она к землянам? Но мысли сдуло…
После видения ей стало до слез жалко себя, она как это бывало, захотела к нему, отчаянно…
Но он, оказавшись призрачным великодушно рядом с ней или изнутри нее напомнил ей о своих, вернее Адвайты, заповедях… Что она не тело и не ум, что надо не иметь желаний, не поддаваться чувствам и что все иллюзия, не поддаваться инерции и страсти и проанализировать, какая субличность сейчас ведет себя, как потерявшаяся маленькая девочка… Она пришла в себя…
17.07
После спазмов в промежности почувствовала одновременное давление в переносице, увидела его глаза. И он приближал голову к ее голове. Случилось что-то вроде выше описанного инопланетного опыта по «стыковке» голов – органических микросхем, только это было их человечье обличье.
Раньше он к голове не допускал… А теперь сам открылся. При сомкнутых лбах она не почувствовала каких-либо естественных границ голов, а увидела радужные картины мыслеформ, а потом и их полное отсутствие при наличии чего-то непередаваемого словами, присутствующего всюду и внемлющего…
Ее привлекал в мужчинах ум и загадочные искры духа в глазах, но вот чтобы это было видом влечения и тем более близости, более утонченной и захватывающе-приятной, интригующей, чем любой половой контакт…
18.07
Утром рано ее пробудили очень сильные непрерывные, неистовые фрикции… Реальные. ( накануне ночью было по - нескольку умеренных с перерывами, похоже на то, как Он реально ей показывал, чередуя по возрастающей стадии пикового возбуждения и расслабления, называя это тантра… И он еще сопровождал относительно деликатный процесс где-то на четвертом или пятом более сильном всплеске словом – Глубже ). Она поняла, что Он бывает страстным в астрале, эфире или как это все назвать…. А бывает через несколько минут другим, близость больше душевная, вовлекающая центры в груди и в голове… Тогда он подолгу смотрит в ее глаза, даже нежно держа ее голову на своих больших руках, дышит теплом ближе и ближе, наконец, лицо его исчезает, она видит темную бездну на месте лица и мерцание в пустых глазницах и это ее не пугает… Содыхание превращается в нечто иное, скорее это уже не дыхание, а вибрации внедрения откуда-то сверху в их слитые тонкие тела единого потока Праны (их раздельные потоки Праны, похоже, тоже слились). Тогда ни он, ни она не дышат легкими, или дыхание становится каким-то ниточным, а организм поддерживается исключительно за счет энергетических потоков чистой Праны, этой колеблющейся волны, входящей прибоем с темени…Будто они стоят под душем. Предшествует этому серия глубоких поцелуев в уста…

19.07
Ночью был микс всего. Он улыбался, улыбался… И смотрел в глаза нежно-нежно. И целовал всюду, целовал.. И говорил – моя родная, любимая, девочка моя, голубка, дай поцелую пальчики, что это пишут, моя выдумщица… И она услышала музыку. Виолончель, скрипки… Утром сильнейшие серии всплесков…Частые подергивания, усиливающиеся, как схватки при родах… Даже с болью некоторой…Тянет и живот аж до пупка. Она и вскрикивает, согнувшись на боку. Эта страсть ошеломляет. Разряды тока. Как он достиг такой техники тантры?.....Или же еще ее сверхчувствительность играет роль… Интересно, если еще вдруг он не бодрствует при этом.
Днем иногда она сама становилась “суккубом”. Приходила к нему. Садилась на него. Сидя, они смотрели в глаза…Была кульминация и... утонченно, остро…
В эфире он такой открытый стал…, чувственный, доверчивый, сентиментальный и нежный. Ласковый. Будто потерял свой неизменный контроль и осторожность.. Или это она изменила свое восприятие…Внешне суровый, сдержанный, скрытный, по существу, это он показывает ей, как быть истинно милосердной и эмоциональной, любящей… Парадокс.
«Родной, не скрывай, выпусти.. Я не приручусь, не впаду в зависимость, я адекватна…»
23.07
Попросила Его не стесняться. И последовала такая серия толчков, что Ее подбрасывало на кровати как полтергейст…Ее ноги самопроизвольно поднялись, вытянулись, ее развернуло в кровати поперек, потом ноги согнулись в коленках. Ею обладали со страстью… Потом перерыв, в который она то и дело опять чувствовала под головой его ласковые большие ладони, он, близко поднеся свое лицо, смотрел Ей в глаза нежно- нежно. Глаза его были темные-темные, бездонные, временами лицо превращалось в бездну…
И после перерыва Он начинал нежные колыхания, поверхностные, осторожные. И целовал в губы. Целовал так глубоко и проникновенно, что это было откровенным признанием в любви, а не собственно вожделением..
Потом снова серия сильнейших спазматических движений, ее трясло и бросало…Даже больно было…
И временами она видела картинки его сознания. На бирюзовом фоне бесконечное множество мандал мельтишили и крутились, и у нее не хватало зоны внимания и рассудка это не только осознать, но и зафиксировать хоть как-нибудь. Да он сумасшедший гений! – мелькнул защитный возглас. Опять сильнейшее почитание и преклонение проявилось у нее поверх почти материнской нежности к нему… Точно, он не человек…инопланетянин, как собирательное выражение для нее для обозначения чего-то немыслимо неисчерпаемого и потустороннего
…Как же Он живет ЗДЕСЬ…, Пробужденный…! ОН не вмещается в узкое горлышко нашего Мира. Многомерный.
Она гладила его волосы, реально осязала его кожу и даже ласкала языком потаенные закутки его тела, при этом желая попасть в затаенные уголки его Сознания и Сверхсознания, любя это все невысказанное и невыразимое невысказанно и невыразимо…
То он влетал в замок на белоснежном коне во главе войска иного времени, то за руку пешком приглашал ее прогуляться где-то в цитриновой дали иного мира…
Он появлялся ночью не единожды. И по-разному. С разной степенью ясности человеческих и нечеловеческих очертаний, наличия или отсутствия телесности, иногда она чувствовала, что теряет сознание, иногда – рассудок… Она испытывала блаженство, не прикасаясь к себе.. Это его руки, пальцы, губы она чувствовала… Вот-вот удалившись, растворившись, нигде не обнаруживая себя, вдруг, он снова возвращался…
В определенный момент она среди криков и стонов своих начала слышать, что говорит на ином наречии, том самом, на котором говорила с ним в своих видениях на околоземной станции.. Где-то в трансе она смогла поставить на запись диктофон…Диктофон мешал их соитию и она его отключила, после этого Он стал еще явственнее и раскованнее с ней.
Он пробудил ее в полшестого утра. Потом пришел и позже… И опять было смешение всех возможных способов их коммуникаций.. Явно плотских, потом очень тонких, потом просто сознание, потом бесконечность того, что не выразить и в обратном, и в случайном порядке…
Горячее дыхание Его вулкана извергало лаву и пламя… Лава. Лава. Лава. Love. Love. Love.
2707
Показал картины Франсиско Гойя. “Люблю тебя. Пойдем погуляем” - перенес в сферу с синими звездами – “Это ты и моя любовь”.
3107
Увидела свои потаенные части прозрачными, какой-то натянутой мембраной, медузой… Ее пронзает “любимец”, потом кротко “целуется” с шейкой… Она видит разряды токов, их ясное сияние в зелено-синих фосфорических тонах, расходящиеся вверх по его органу от ее стебля кольца, сжимающие его и колющие ее стенки… Напряжение и импульсивность тока ровно такая, что боль обоим кажется удовольствием… Спазмы походили на иллюминацию дискотеки и ощущения убыстрялись и углублялись, до известных пулеметных очередей…
Вдруг она увидела, что их совместное поле Меркаба, которое она однажды настраивала (и беспокоить его долго не решалась), ожило само. И как дирижер это поле сонастроило сразу все чакрамы. Они стали единым полем, с единым вдохом и выдохом, с единым взглядом, с единым стоном и криком, с единым взрывом единого одномоментного наслаждения…Это уже космический летательный аппарат, это больше человеческого бытия… Это из предыдущих цивилизаций… Люди когда-то так и покинули Землю во время Хаоса…
Она знала, что эта манипуляция чревата техническими последствиями. Возможны аварии…Чуть позже столкнулся большой выставочный автобус прямо у ее дома на внешней стороне. А потом позвонила мама, что у тети только что отказали тормоза и только чудом… (дальше она не слушала, а думала, как коррекцию делать…как… Это поле Меркаба, как ящик Пандорры в неумелых руках неофита…)
0308
Она спросила его, любит ли он ее… Он ответил - Эго..Эго…Эго…
Почему от Него столько грусти…Эго Ее кричит от угрозы, как перед выкидышем эмбрион…
Она чувствовала такую безысходность, что понимала, что без Него нет смысла… Нет желания жить. Даже ради родных. И ее взору представились самоубийцы…Она их понимала… Самые сильные из них стали писателями. Или самые циничные выжили…
Когда чувства топят собой, надо чтобы кто-то обнял, держал.. Эта волна схлынет… Если обнять некому, то сжимаешься в позу эмбриона…, засовываешь себя в уголок своей внутренней пещеры и просто ждешь, когда внутренний ураган утихнет.
На рассвете был сон.
Секс под картинами на «глазах» у Николая Рериха. Вошли в картину, потом поднялись в горы и вошли в огонь-лотос в факеле. Там контакт их был тантрическим, они просто находились рядом друг с другом. И разлился острый оргазм в темп пульсаций лотоса.
Кто ты? – спросил Он
Звезда… - ответила Она и опять задумалась, отвечает эго или же нечто иное… И усмехнулась, в очередной раз поняв, как истинные категории подменяются в уплотненной материальной Земле.
А чувствовала Она себя и Его уже даже не светом, не лучами, а именно звездами.
Перед глазами пронеслась и картина Рериха с олененком. Это разбудило воспоминание о предыдущем видении об олененке, когда ОН подарил ей его. В течении дня трижды минимум почувствовала, что контакт инициирует именно ОН…
На следующий день после сна у картин Рериха мысль возникла – «Осознания нет». И тут она увидела ось, а все события, эмоции шли как внешние круги. А ось неподвижна. Она есть космос. Холодный? Может и теплый, может любовь… Но неизменна. Проходит от момента рождения явно. До рождения – не разглядеть…Она ощущала себя так, оказывается, с раннего детства, в любом возрасте и обстоятельствах… Нашла пустоту? Видимо, Вот, что Он ощущает... И она стала независима на время и от своего тела, и от Него… Нашла момент этой жизни, где Его еще не было. Это точка отсчета. Опоры.
Его мысли о ней, как всегда, настигли Ее неожиданно и зримо, были приятны. Но не достигали обнаруженного (вновь, спустя годы) внутреннего Ее осознанного пространства… Рафинированность…Индифферентность…
Сначала Ее реакцией было отторжение мыслей о нем. Потом – а почему бы и не пустить их…Приятно ж. Она уже могла отделять , осознавать.
05.08
Внутреннее пространство не ушло. А стало яснее. И понимание, что фактически с детства оно было. Просто потом оказалось в забвении. И вот теперь, благодаря Его достаточной доли безжалостности (к себе и к другим) в рамках понимаемой Им целесообразности, Она возвращается к казалось бы утраченному сокровищу. Состояние пока еще оглушающее. И его можно описать так – «Меня не принимает ни один из близких берегов. Ни одна гавань. Некуда пристать и бросить якорь. Остается быть во внутреннем океане и уповать на продолжительный штиль… Штиль внутренней любви и милости»
А по телеку в этот момент мультфильм гласит – «Смиритесь.. У вас нет выхода. У вас закончился запас друзей»…
28.08
В 4-15 утра ее пробудили его невидимые поцелуи и объятья. Иной раз «Инкуб» засыпал только к четырем… Но вот, чтобы просыпался… Редко. Может, это его сон.
Почти весь день потом она пребывала в ощущении, что находится одновременно в двух потоках времени, в настоящем, реальном, обыденном и ином. Сомнамбулическом, реальность которого подтверждали номера машин, они магически повторялись в строгой последовательности во всех поворотах, дворах, куда ни бросишь случайный взгляд, совпадения повторений числовых кодов уже не говорили ей, что она сошла с ума, или над ней провидение издевается, или это наваждение. Это было нормальным. Уже привычным. Непривычно было невиданная протяженность во времени этого состояния. Почти целый день. Она подумала, что следующий этап, это стать призраком, которого уже не воспринимают плотные люди. И еще она подумала, что любовь, страсть, фанатизм любого рода, это не болезненное состояние, а пребывание в другом измерении.. Просто пока это научное открытие не сделано и не подтверждено.
Ей показалось, что Он страдает сегодня. Может, от ее откровенности? Еще что Он как Сирена для ее духа, манящая, уводящая в никуда… Или это она для него? Но как это согласуется с его улыбками, которые она физически ощущает, потому как утопает в них? А еще с недавних пор при их контактах, так назовем обмен энергиями, образами, она начинает много смеяться.
На днях он показал ей часовой механизм, она ломала голову, какое колесико нажать, чтобы все шестеренки пришли в движение, так и не решила… Голова с тех пор глухо побаливает. Ощущение любопытства и безысходности напополам с ее надеждой на традиционное для ее мозга озарение…
В одном она безусловно и несомненно уверена – он живет в невиданном по глубине и динамике мире, настолько далеком от человеческого, что уже и не человек… Он пробуждает в ее подсознании то, что она забыла, облекает в реальные формы то, что неуловимо и не имеет права на существование с общепринятой точки зрения, он показывает ей, что все, подлежащее забвению – правда. Он есть все, о чем она не говорит, все, о чем не принято говорить, о чем и не расскажешь, даже если захочешь. Это можно сравнить только с метафорой – обращаешься к Богу, а он возьми и ответил…
31.08
Уже два дня как чувствует боль в сердце перед его появлением, хлопки, потом там тепло, выдох облегчения и эйфория, улыбка. Давление в переносице теперь происходит одномоментно и гармонично с вибрациями в промежности. Она видит трубку, от нижнего центра до переносицы, где трубка чуть отклоняется вперед. Кончики всех пальцев покалывают.
“Родная, – теперь говорит его проекция ясно и многократно - Люблю тебя. Но пиши не так часто”
Позже она услышала вообще странное: ” Я бы предпочел, чтобы ты покинула меня… Ничего нового…” Как? Как она покинет? Он сам приходит…Он молчит. Не отвечает на ее сообщения почти. Но он приходит…Ее письма это живая реакция на его вдохновляющие визиты…Хорошо, стиснув зубы и руки она будет меньше писать…Все-таки, он несет в себе так много Сатурна… Он как ворон. Благородный и отстраненный. И не прощает ошибок. Ни другим. Ни себе. А она бежит впереди паровоза.
«Не спеши. Тантра это долго… Я глубоко в тебе» - стало пророчеством. Он добивается своего. Ей приходится много думать. Так много, что изменения ее сознания необратимы. Но так он становится ближе. В духе.
1310
В глубине их есть струны, которые доступны только им двоим друг для друга. Сегодня она проснулась в 3 - 39 утра (ночи?). Не от его рассказов, а от потоков его энергий, которые проходили сквозь неё снизу до верха, отражаясь вспышками в сетчатках Ее закрытых глаз, цветастыми пламенами в мозгу и вокруг неё. Она трепетала в ритм этих пламен. Это продолжалось до 4ч 12 мин, потому как потом она просто расплавилась и отупев, попросила его пощадить Ее и оставить, что он и сделал..Как всегда где- то жила мысль- он спит или бодрствует в это тончайшее время?
Он пришёл после шести утра, был неистово энергичен по сравнению с легкостью и фантастичностью ночи. Временами она видела его глаза, как будто он вглядывался в Ее лицо на фото... Взгляд его был очень пронзителен и даже колюч... он не был нежен в этот раз. Но разделённое на двоих безумство как всегда, было непохожим на что- то уже происходившее. Она помнит и моменты полной тишины. И как он топил Ее в своей улыбке. Он приходит как неотвратимое (она пыталась сопротивляться как-то, но безуспешно) нежнейшее торнадо, проникающее так глубоко, как недоступно никакому простому сексу или исповеди... эта воронка, лаская все ее " точки сборки", втягивает Ее в иное, она помнит как пальцы Ее беспорядочно сжимаются в Ее очередных агониях, а в ушах его слова и стоны, которые никто не должен слышать..
14.10
Он сегодня целовал, но так безостановочно, что она почти начала задыхаться, и так и умильно, что это было похоже на мягкие большие губы некоего лосёнка или верблюжонка...
Изредка у неё болят ноги, такая разлитая боль, не дающая уснуть, это бывает осенью с детства. Причину не нашли, говорят, аллергия. Коты очень помогают. Кот где- то ленился, не приходил. Тогда она мысленно обратилась к нему...Услышала отчетливо- Ножки? И... он обнял их, и боль будто вода (скорее горячая лава) просачивалась в трещинки - канальных сосудов - вен.. Боль из разлитой стала сначала острыми разрезами внутри, как железные черви проползают в плоти, потом точечными уколами, потом исчезла. И последнее, что она помнила, засыпая, это его одетый силуэт на фоне золотистого заката. Тепло его высокого тела, которое то ли приходит, то ли вообще не уходит... Она опять видела его настроение. Такое осеннее.
19.10
Она прилегла после обеда. В ушах и голове покачивало, видимо, она еще не совсем поправилась. Появляющееся ниоткуда и нарастающее давление в области третьего глаза стало привычным. Но она решила перенести свой фокус внимания с нижних чакр (которые начали оживляться Его присутствием) на эту. И не в глаза ему смотреть, а в место усиливающегося при его приближении давления между ее глаз и бровей. Уже не понятно было, в свою часть или в его она смотрит. И неожиданно его облик стал инопланетным. Черный. Они соединились передними сторонами нечеловеческих, удлиненных вперед лиц. Где-то промелькнули образы из индуистских писаний и из храмовых фресок о сказочных существах с человеческими телами, но слоновьими головами…
Он что-то давал ей держать в обе руки, как будто вертел какой-то палкой за оба конца перед ней и заставлял ее взять этот неорганический предмет в руки. Оказалось, это штурвал. И они стоят теперь вместе у космического монитора их орбитальной станции.
- Держи, штурвал, держи, это не игра, мы в открытом космосе
- Как …
- Милая, я не шучу… Посмотри на экран, это настоящие метеориты. Уклоняйся. Ну, почему ты мало играла в компьютерные игры, живее! Да просыпайся же!!!!!
- Это все не мираж?
- Просыпайся! Это реальность. Наша с тобой реальность. Она реальнее той, что для тебя привычна.
- Той?
- На Земле.
-Куда мы летим?
- В Европу
-В ту самую, которую критикуем?
- Нет. Мы летим в иную. На планету Европу.
- А откуда?
- Венец Ариадны (Северная Корона, Сердце Зальцбурга). Мы типа выходим из лабиринта. Путешествуем, как аргонавты.
- А ты мне вроде бы другие координаты говорил…
- Они меняются. Заданий много.
И тут метеоритный поток иссяк. Он расслабился.
-Милый, я в один момент подумала, ты меня обматеришь…
Улыбнулся.
- Может, и так. Это даже не шоссе… И тут мгновенья решают.
- А почему нет защитного поля?
- Это не экономично. Лучше в пилотном режиме. Конечно, пользуясь и камерами слежения..
- Давно летим?
- Давно
- А пока летим в режиме автопилота, что делаем?
- Мы живет на Земле в это время.
Вернее, мы уходим туда спать.
-Спать? А просыпаемся здесь?
- Да, но не ведомо, последняя ли это стадия пробуждения…
- Матрешка снов?
- Ты начитанная, моя девочка, хорошо оперируешь метафорами
Посмотри в монитор вниз.
И она увидела внизу пузырь. Внутри него была Земля и даже как на карте Гугл придвигались даже крыши и асфальт и были видны люди… У края пузыря она увидела себя и машины с номерами, которые всегда появляются в строгой последовательности и именно тогда, когда творятся мистические совпадения, когда она чувствует его реальное присутствие, когда творятся волшебные мгновения, моменты транса…
- Это портал рядом, если ты к краю подходишь. Это ты близка к пробуждению, значит…Это граница сущего.
- Значит, то, что за границей сущего, такое значительное и структуированное?
- Многомерное. Пленка за пленкой… Пузырь за пузырем…Идем спать дальше?
- Мы с тобой сумасшедшие одним сумасшествием?
- Да, в одной волне. В одной палате. В одной звездной системе. В одной экспедиции. На одном задании. Но мы настолько разные. Что в принципе быть рядом не можем без натяжения ПВК. Иначе стихии возмущаются…Мы в одном экипаже время от времени. Кто решает и зачем – не сейчас. Я сам не помню. Да и ты часто сама мне напоминаешь многое. Мы уплотненные биокомпьютеры.
- Мы искусственный интеллект?
- Мы беспричинный разум
- Почему беспричинный?
- Потому что не найти причину, не найти начало, не найти конца.
- А искусственный причинный?
- Идем спать.
-А мы вместе там спим…
- Да. Не сразу. Не всегда
- А ты спи там голый…
- Хулиганка моя.

Они оказались на Земле. И там она увидела (почувствовала) как он крутит рычаг, как будто воду из колодца набирает. Или шарманку играет. Или мясорубку большую. И увидела, что между двумя стальными будто валиками сейчас ее он будет утрамбовывать, делать плоской, делать фишкой, делать фотографией…
Но, как! Ее испугала не сама идея ее убить. А то, что это сделает ОН. И вспомнилось, как он однажды бросил ее за борт в шторм, а потом спасал. Чтобы научить ее быть у края. Быть у бездны. Быть у смерти.
И вспомнилось, как однажды она так горевала по нему, что тоже уже сама захотела к краю, но он сразу появился. Это было еще тогда, когда она не умела его чувствовать как следует. Когда она не была вне тела и вне ума.
- Глупенькая, это 3-d принтер…Это ты видишь мои тайные желания. Мое желания тебя телепортировать сюда во плоти… Все-таки, я человек. Я хочу во плоти иногда…
От него веяло таким теплом, бархатом, что ее недавняя паника показалась очень забавной.
Когда она пришла в себя, то в ушах были фразы их голосами на другом языке. Они говорили между собой, оказывается, на том, ином языке. Таком мелодичном. Она посылала ему записи ранее звучания языка.
20.10
Ты актуализировал итальянскую версию 4-й политической теории А.Дугина, а параллельно я задружилась с одним итальянским поэтом Carmelo Grassi. Причем, пишет он невероятно именно мне созвучное, пишет о процессе возврата любви (дугинская складка и Лента Мебиуса, одномоментно ожившая и у московского поэта Филимонова и у скульптора Нарынова , пишет о том, как мужчина даёт женщине Нечто, что больше чем Любовь, больше, чем жизнь, пишет даже стих всего из одного слова Zero (пустота).
Я люблю тебя. Потому что, живу полной жизнью под твоим влиянием. Есть псевдожизнь. У всех. Есть жизнь. У некоторых. Как бытие и сущее.
А знаешь простой способ тебя считать? Мне? Думаю о тебе и играю рояль. А музыка ж не моя. Она из тебя или из высших сфер. Она ВСЕ мне говорит
А ещё я практикую следующее. У меня есть моя пустота. Это одно и то же место. Там я одна. И ещё там бывает Далай Лама. Там холодно. И высоко. Он учит меня там левитации. И журит. За все. На его классных занятиях бываю. Надписи читаю. И видео смотрю с другими. Иногда. Так вот. Наступает момент. Когда ты меня оттуда забираешь. Со словами - Не отпущу.
21.10
Кажется после половины четвертого утра-ночи… Кажется…
Ее пробудили его черные (темно-серые) динамические фрактальные мандалы. Вращались в разные стороны под разным углом. Удаляясь и приближаясь. Бесконечное количество вариаций симметричных сложных объемных узоров. Вязь завораживала, цепляла, увлекала в свои бесконечные просторы, в рябую бездну. Восторг. Шок. Обескураживающая невиданная радость бытия. Как будто показывали самую последнюю тайну, суть гармонии и равновесия, основу всего.
Эти видения были одновременно с спазмами токов с нижних чакр вверх. Было многократное сказочное невероятное удовольствие величиной с небо, с небытие, на грани страха потерять рассудок..
Потом в сетчатках ее глаз стал проявляться ослепляющий своей белизной белый свет, вспышками… И наконец, она ясно увидела себя в другом городе в его кровати в его объятьях.. Таковы были игры взаимопроникновения их энергий в эту ночь.
Целый день она была глубоко тронута непостижимой красотой его духовного мира. Она испытала самую запредельную, самую интимную близость с ним – он пустил ее в свои самые глубинные дали… Какой он совершенный.
Она думала о нем, не замечая, что мысленно обращается к нему на Вы… Прозрение… Как же он великодушно сносит ее незрелые порывы, примитивный взгляд на него и их отношения…
Осмыслив часть произошедшего, она чувствовала себя как никогда обновленной, удовлетворенной до полного насыщения, граничащего с застоем…
Танцы узоров (кристаллов? полей? плазмы?) как будто из головы (из некоего экрана перед глазами) спустились в сердце и грели ее, нежили изнутри, мудрость превращалась в нежность, в радость, в мелодию, в тишину, в него, потом опять во все переменчивые состояния.
22.10
Опять она видела его инопланетным существом. Черная твердо хитиновая, блестящая голова, будто каска вместо черепа, с какими-то извилинами, неровностями рельефа поверхности, вытянутая вперед , можно сказать как противогаз или большое фото мухи или муравья… Тело тоже больше похоже на конструктор, темные, жилистые удлиненные конечности, широкая грудь, крупный. Странным образом тело будто бы и не чувствовалось, типа неких гирлянд на елке, этот каркас не вызывал никаких ни плотских, ни платонических чувств и влечений, был сугубо функционален и безыскусен, хотя гибок и совершенен. Все общение шло через их единообразные головы. Она понимала, что это ни кто иной, как ОН. И наконец, ее земные ранние догадки об его недюжинном интеллекте подтвердились особенностями пропорций визуального его ино-обличья. Общение было через их тесное соприкосновение головами, информополями, телепатическое. При соприкосновении исчезали все тайны. И если на Земле можно было лишь догадываться, что у кого в головах, а предметный окружающий мир заслонял собой все, даже самого человека от него же, то здесь все было ровно наоборот. Мир вне становился тенью, схемой, пятнами, а все пространства и даже природа и пределы мечтаний рождались внутри мозга, все события пребывали, видоизменялись там и соплеменники вхожи внутрь этого виртуального мира, как будто разделенный сон в головах становился проживаемой явью. Она гладила его внутренний мир, мир образов, восхищалась теми пространствами, которые он конструировал ментально и эмоционально и куда ее приглашал, как в реальный мир. Эмоции там были устойчивее и в основном гармоничны. Цвета приглушены, но палитра тонов богаче. Было еще что-то иное, грубо говоря, больше света, как в картинах импрессионистов…
-Ты смеялась над объектофилами?
- Да, как будто дети они… Не расстаются с игрушками. Помню в детстве с ума сходила, пьянела от запаха и холодной круглой гладкости пустых гильз… или щелканья малых облицовочных плиток и их расцветки… влюблена была, будто у них есть душа
- Сейчас что ты видишь?
- Ты ….ты стал …ты стал пером птицы?
- Что ты чувствуешь?
- Тебя
- А кто ты?
- Боже, и я…Перо, белое.. Я хочу тебя…
- Теперь?
- Ты орех…нет теперь ты арбуз…ооо ты камень…Боже, форма не имеет значение..
- Это поле. Поле энергий. Поле любви. Поле свободы…Разве ты думаешь о том, что это перо или орех?
- Нет… я чувствую - Форма значения не имеет. Взаимодействие-взаимопроникновение-любовь
- Зачем ты пришел?
-Жаждал любви. Большой.
-Нашел?
-Да
-А раньше находил?
-Не осознавал. Или принимал желаемое за действительное. Грезил.
-Любовь это такое сильное чувство, что…
-Что?
-Больно
-Так сильно, что больно…
24.10
В видении он протягивает ей букет голубых цветов. Тут она видит его вожделение.. Видит свои обнаженные фото его глазами… И ощущает невероятно реальное проникновение, электрическое, трепещущее, пронзительное, насквозь… Льдинки в ее сердце, образовавшиеся после известия о том, что их возможная встреча в реале маловероятна, начали подтаивать его страстью и начали истекать слезами… Льдинки принялись двигаться как пули и больно резать ее сердце…
- Уйди…Я тебе не верю…Манипулятор. Ты не сдерживаешь обещания. Ты так переменчив. Ты сбиваешь с толку. Твои притяну-оттолкну так беспощадны…
В тумане отчаяния она обратилась в свое заветное место на горе высоко, высоко:
- Как больно, больно! Помоги Далай-Лама это выдержать… Помоги, Тибет. Помоги, золотой Будда!
Тишина разродилась образом Николая Рериха:
- Я с тобой моя девочка, всегда с тобой..
Его неожиданный образ подсветил и фигуру Нисаргадатты Махараджа, лукаво смотрящего на нее…
Они напомнили ей - Не имей желаний… Безусловная любовь. Любовь без привязанностей.
Это потянуло за собой вспоминание ею его динамических мандальных фракталов, а от них синтезировалось в далекий и величественный черный куб, как Кааба. Все едино. Ускользающая любовь тоже никуда от нее не исчезает, не покидает ее, а является вечной частью ее же. Ее куба. И она преодолела ощущение утраты и безысходности от того, что вероятность увидеть его на плотном плане была под угрозой… Теперь, напротив, прошлое, места их свиданий, узоры их слов и танцы тел и энергий пульсировали своей актуальностью, наличностью, неувядаемостью, вечностью, вневременностью…
Облегчение выдохом… Обида растаяла… А его тонкое тело не преминуло воспользоваться моментом и овладеть ею. Как он был страстен…
25.10.
Мой дорогой, подумалось, что я еще не готова читать Черные тетради Хайдеггера…Насколько я поняла, они будут издаваться и издаваться. Поэтому в идеале, если ты мне дашь почитать первый том, когда осмыслишь его (как когда-то дал Борхеса), то было бы здорово. Я вожделею получать мудрость опосредованно, через призму тебя...Даже вибрации книги, твои вибрации на ней дадут мне ключи к пониманию и ее и тебя. Такая уж я. Ты мое увеличительное стекло, микроскоп, поводырь... Ты размыкаешь мою цикличность. Цикличность это стремление к застою, к стойлу, к зоне комфорта, это больше присуще человеку как животному. Размыкаешь, придаешь вектор, импульс, ускорение, ритм. Сначала твое облучение высветило мне мою тьму и позволило в этой подсветке ясно увидеть поэтическое, спустя годы ты пришел подсветить философское во мне, приблизить к высшему я моему меня иначе...Я никогда не переоценю эти твои молнии. Это трансцендентное. Это истинно человеческое.
Тантра показывает мне наглядно, чувствознанием, что я больше, чем тело.
А твои откровения (постигаемые мною интуитивно и в расширенном состоянии сознания) в пустоте предметно и беспредметно демонстрируют мне тезис, что я не ум, не то, что ограничивает, обуславливает, располагает во времени, из-за чего бытие ускользает...
31.10
В процессе контакта запомнились необычайные моменты, и не только приятные. Она видела электропровода оборванные. Все как будто разорвано, даже кружева воздуха разорваны. Это не та привычная пустота, в которой как невидимые бактерии в воде кишели флюиды и фракталы света. Она видела разорванные молекулярные структуры. Не было мыслей и чувств. Они будто скомканы, подожжены и выброшены, развеяны в пепел, повсюду пепел...токов никаких. Нет движения. И в этом гнетущем вакууме ее сердце будто бы работало на последнем иссякающем заряде. А дыхание замедлялось и кислород в теле как будто тоже заканчивался, не возобновляясь. Она понимала, что быть здесь может совсем недолго.
Он ей демонстрирует мертвую зону, зона конечна. Но ее беспросветность обманчиво казалась бесконечной и непреодолимой. Это был только фокус. Оптический. Вызывающий смертельную панику. Паника вызывала призраки разорванности...
Но он уже успел развить в ней бесстрашие. Нигилизм к страху. Она верит Ему абсолютно.
02.11
Они два пламени в общем плазматическом пламени. Сливаются с полем. Но сохраняют идентичность, осознание себя, перетекая друг в друга, ощущая мысли и чувства друг друга как собственные и расширяя свои границы внутри живого переменчивого алого поля необозримо. Оргазм становится уже неотличимым от реального. Очередь толчков ударяет ее тело о диван. Она подскакивает много раз и вскрикивает. Серия спазмов, лоно сжимается волнами в комок и разжимается.. Видит его не как свет, а как в кино, с фотографическим изображением лица. Трогает тонкую шелковистую как дуновение ткань его эфемерного тела. Порой кожа его уплотняется. Становится горячей. И она утопает в потоке иного времени, в трансе, в водопаде провала в пластичное как масло пространство. Если когда рождаешься, время сущности претворяется в пространство, то при умирании пространство возвращается во время.... Она умирала с ним снова и снова для невиданной огненной жизни. По мере окунания в поток сознания наслаждение росло, лишая памяти и возможности наблюдать со стороны.
Впервые волны разрядки по осям их тел виделись не цветовым хаотическим штормом, а строгими, гармоничными кружевами беснующихся симметричных многогранников, вертящихся и взаимопроникающих как в калейдоскопе. Они нанизаны на шампуры их осей вдоль позвоночных столбов и впервые между физическим удовольствием и ментально-зрительным, духовным видением исчезла грань, два качественно различимых ранее потока слились. То, что происходило в этом потоке, не описать. Только жар и пот и исчезновение координат являются памятными метками, позволяя памяти хоть немного вернуться туда...
Преодоление кармической обусловленности и пространство для меня и тебя текуче, это начало телепортаций...от более нежных к более серьезным...если мы будем продолжать. Есть внечеловеческий разум на границе миров. Ты вышел за границы. Поэтому тебе должны быть близки символы и метафоры. Мы так с тобой общаемся на этом общекосмическом языке в незримом мире. Кто-то общается на сверхчеловеческом языке Мнемозины, Пифии...и его считают сумасшедшим. Иогин не отрицает что он сумасшедший, когда его за него принимают -так говорит Кула Тантра.
Если ты не хочешь, чтобы я тебе писала, если ты ушел слишком далеко - скажи.
Ты приходил незримый. Но это относительно. Или я хорошо впитываюсь туда в иные полевые пространства, или ты способен переносить сюда часть своих тонких тел уже все более осязаемо. Я напишу. Но картинки как сны развеиваются...остается только впечатление от реальности присутствия.
Ты нуждаешься в нашем незримом контакте. Если уже нет - перестань приходить.
Я же понимаю практическую реализацию тезисов - мы не тело и не ум. Ты пускаешь меня в то, что за пределами. В то, что намного превосходит материальную иллюзию. В то, что кажется грезами, но является абсолютной и неискаженной сверхреальностью... Я люблю тебя.
Ты отказываешь мне в простом человеческом и даже дружеском общении. Что доступно другим. Но я понимаю. Что ты допустил меня в свои самые интимные места. В сознание. В запредельное. В свое одиночество. Я могу руководствоваться тем, что ты мне в контактах говоришь. Но порой сам человек не догадывается или не помнит, что у него в подсознании.
Я люблю тебя на самом деле.
04.11
Она помнит толчки. Серии. И сильные долинные оргазмы. Его лицо. Тело. Кожа. Волосы. Он в первую часть ночи брал ее страстно. Плотски. Она кричала. Изгибалась. Каталась по кровати. Ее тело трясло. Дыхание то прерывисто. То исчезало. Пропадала в пьянящий поток лунного света.
В три ночи проснулась. Во сне последний кадр - мужчина засовывает в свое сердце вторую капсулу с второй возлюбленной. И у него теперь в сердце две почти равнозначных капсулы. Это был не он. Это был символ, тема…
Она увидела его лицо ясно до бровей и ресниц. Волоски на теле. Он целовал ее в губы и ясно говорил - “Не покидай меня. Не уходи. Не оставляй. Не бросай. Не молчи. Не надо антрактов, любимая. Я нуждаюсь в тебе”.
Потом она ласкала его, начиная с мочек ушей и ресниц… И когда услышала его стон..., мощный оргазм скрутил ее и выбросил, разбросал. Ментальных видений, фракталов в эту ночь она не помнит. Это была больше человеческая ночь. Ночь прощания. Он брал ее то грубо. То нежно. То плотски. То сладостными потоками вибраций. Разрядки были разные по интенсивности. Но были многочасовые. Она пропадала. Теряла связь с реальностью и с собой. Упадала в дрему. Возвращалась. А он не уходил. Он был с ней у нее. Или она сидела на нем у него. Или они взмывали в невесомость нейтральной территории...
Только утром, когда он опять обладал ею живо, она увидела себя и его ненадолго в инооблике астронавтов на том корабле потустороннем и говорила с ним на том мегаязыке с придыханиями. Он был капитан. А она – целиком в его власти, солдатиком. И ей это нравилось. Лишало каких-либо сомнений и депрессий, апатий. Она была счастлива быть в спецкоманде на спецобъекте со спецпоручением...
Помнит она и моменты, когда их слившиеся тела зависали над той дорожкой у детсада, где ей в пять лет во сне привиделся Николай Рерих...
В полшестого утра еще была темень и серебристая дорожка вела к ослепительной близкой знакомой с детства Луне.
- Ведь я же не обижаюсь на Луну, или ветер, или небо, что они молчат. Но ведь они есть...и он есть. Надо научиться воспринимать его как просто - Он есть. И не ждать его появления в плотном теле. Ведь мы не тело и не ум. Он в запредельном. Он в настоящей вечной реальности...Мы всегда вместе. Он глубоко во мне...
Если она не пускала его образ и вибрации в себя – болело сердце. Если впускала - чувствовала расслабление. Воодушевление. И источала вокруг эманации любви. Эманации, от которых близкие люди вдруг расправляли свои плечи, облегченно вздыхали и улыбались.. А спящие – вздрагивали, начинали нежно и благостно постанывать, смеяться или пробуждались…
- Он истязание, искупление или величайшее блаженство и благословление? Смогу ли я забыть его? Он органическая часть меня. Как незримое. Как непроявленное. Абсолютное. Шива.
В памяти также момент из предыдущего контакта - пространство разбегается и смыкается в многогранных кружевах фракталов. Пластичных. Текучих. Живых. Симметричных. Бесконечно множащихся. Сливающихся. Удаляющихся и приближающихся в океане форм как в калейдоскопе. И она будто распадается. Плавится. Телепорт? Прохождение в врата еще не материализованных пространств? Пространств в ином течении времени…
06.11
Много ослепительного света. Тоннели связи между ними, двигающиеся тоннели были ослепительно освещены. Иллюминация мелькала пунктирами, разбегающимися, как будто симметричные фракталы теперь множились и их проекции выстраивались ожерельями из вращающихся симметричных живых многогранников. А еще было небо. Повсюду. Лилово-голубовато-зеленое как северное сияние. Как будто этой гармоничной цветовой симфонией он заманивал ее, чтобы она перестала обижаться на его молчание. Насколько уплотнялась завеса его непроницаемого молчания, настолько сильнее сверкала радужность и геометрическая динамика его пустоты, насколько непроявленным он становился в проявленном мире, таял, настолько уплотнялся и проявлялся в мире незримом.
Она отчетливо видела и чувствовала его. Слышала непостижимые для его явного демонстрируемого безразличия слова – “любимая, ты нужна мне”… И слезы стали душить ее. Слезы, это подтаявшие льдинки его пренебрежения ее чувствами в ее сердце, что как лезвия, резали ее сердце.
- Я не хочу тебя! – кричала она. И наступила полная тишина. Без вибраций. Без игры света. Он явно не пытался ослушаться…Она отводила от его глаз свой взгляд.
- Не хочу. Не хочу. Не хочу. Ты сказал, что читаешь ЧТ, а остальное за бортом. Так я в остальном? И меня за борт?
Потом забылась.
Увидела его теперь в инообличье. Черный. Большая голова. Он спросил-
-Где у тебя болит?
- Здесь - показала она на грудь
И он будто сжал в ее сердце что-то в виде удлиненного колючего ежа и даже вырезал…
И облегчающий выдох расслабил ее. И ощутила она давление в переносице и спазмы в промежности. Спазмы нарастали. Но она осталась отстраненной. Физическая сладость их эфирного соития ее не радовала. В течении дня его образ неотступно сопровождал ее, она чувствовала его присутствие, его постоянные думы о ней, о них.
То любила его, то ненавидела, мечась между уровнями своего сознания, от эго к высшему я… и назад, от боли и уязвленного женского самолюбия к вселенской высшей любви и назад.. Ее проводка искрилась, замыкая…
11.11
-Не покидай меня. Не молчи. Не отгораживайся. Не отчуждайся. Не отстраняйся.
- Ты же сам молчишь…
- Это мой стиль. Я так всегда себя вел…не скрывал. А ты мне писала…Напиши. И пойдем, покажу…
Она увидела мириады точек разноцветных до горизонтов. Потом точки слились в более крупные области по цветам …
- Заигрываешь со мной. Привлекаешь…
- Пойдем ко мне… Я скучаю, милая.. И вот еще… я прочел Черные Тетради

16.11
Сон такой- мы с тобой едем в ... троллейбусе в библиотеку. Ты в темно- зеленом свитере, я абсолютно голая...Ты большой и меня заслоняешь ото всех. Впрочем, на меня не обращают внимания. Что странно мне. По дороге мы договариваемся с тобой о частном свидании ночью в санатории, где я остановилась и где ты, по счастливой случайности, неподалёку и свободен в эти три дня...У библиотекаря ты берёшь том увесистый, но точно не Хайдеггер, скорее Гегель или Кант. И уходишь в зал, говоря, что там я тебя найду. Я позже иду в зал, он огромен, стеллажи огромны, это как в фэнтези внутри относительно малого помещения оказывается целый мир. Много столов, читателей, но тебя не вижу. Знаю, что увижу. С удивлением обнаруживаю, что одета в полотняное светлое платье с расшитым цветочным рисунком и балетками на ногах, размышляю о том, кто, когда меня одел...
С всемирным Днём философа хочу тебя поздравить.
P.s. Перед этим сном в пять утра меня разбудили поцелуи. Сначала это было золотисто- цитриновое северное сияние, но динамика не мазков, а вихря, веретена. Это возвещало о твоем приближении. Я узнаю твой дух среди множества. Радости тебе!
Вспомнила замечательный новый момент: я видела фонтаны наших энергий, а потом ты произнес – “А теперь соберемся”. И... все световые фонтаны начали скатываться в кокон серебристо-белый вокруг нас, а ты стал как реальный, из полупрозрачного и невесомого в горячего с настоящей пахнущей кожей, где я видела каждую пору и волосок...Еще были видения разноцветные. Но я уснула. Что-то красное и синее.
18.11
Ночью ты хорошенько вдолбил меня в кровать несколько раз, на что я подумала, что обьяснить мои резкие движняки смогу или судорогой или тем, что был сон, где я летела и упала...Сказала тебе - мол, ты что, я ж не одна...На что ты забрал меня к себе в комнату в квартире у тебя...Невероятно, что одна я ушла к тебе, а другая - осталась на месте и смотрела на себя ещё одну в твоих объятьях... Помню, что я воспротивилась, и ту меня, которая была против, как будто усыпили...
На рассвете ты целовался. Но как! Это была тема твоего " выступления". То язык засовывал мне в рот и высовывал ритмично, то губы мои облизывал, то змейками кончиками языков мы соприкасались, то поцелуи были твои частые- частые и порхали, то глубокие и с подсосами, ты будто из трубочки пил (свернул свой язык в трубочку, засунул мне в рот и всасывал воздух, захватывая мое дыхание)...
Один момент мне показалось, что я как муха обвязана какой-то пряжей - паутиной, я маленькая, уменьшенная, а ты поворачиваешь указательным пальцем сверху нить, на которой я висну. Меня это напрягло, какие- то доморощенные страхи про чёрную магию (типа ритуалы вуду) всплыли... и тут я разглядела, что на самом деле я под стеклом, а твои движения, это движения по клавишам, и ты всего- то смотришь мои фото...
Сон был потом. Я в Хитроу. Редактор гламурного журнала светской хроники, очень большеформатного. Показываю шикарной блондинке и её спутнику фото её в моем журнале. Хвастаюсь детищем моим. А до этого перед лондонской аристократией выступала я в составе мюзикла на сцене... Было все супер с оформлением и сопровождением, обнаружила что я в перламутровом платье, но всего то оно чуть ниже пупка. А дальше- ничего! Я без белья нижнего и никто не замечает! А паника у меня настоящая. Но я тоже делаю вид, что все путём.
Так вот, сижу я с журналом, рассказываю, а сама нервничаю.. через 15 минут у меня ... бракосочетание с ... тобой, а ты где? Поворачиваю голову - лётное поле. Самолёт, трап в метрах ста. Стоит английская королева, а ты её единственный помощник, провожаешь её, укладывая багаж и не думая даже торопить её или себя. В белой рубашке, тёмных идеально выглаженных брюках, сверкающих чистотой туфлях.. как я любовалась.., но понимала, что из- за твоих обязанностей срывается событие...
Горюю и вдруг вспоминаю, что у меня есть семья, что я вообще - то где-то в другом месте живу, вроде как просыпаюсь внутри сна..
А ещё помню картинку не из этого сна - ты стоял где- то в оживленном месте опять поодаль, в красном свитере, сосредоточенно глядя в телефон. Мельком заметил меня и к моему удивлению не пошёл даже ко мне, а побежал, что так контрастировало с ранее увиденным сном. Побежал и взял меня на руки.. Когда ты бежал, пришла мысль, что это душа твоя несётся ко мне. Ты так улыбался, мой милый. И показал мне два фото с радостью, мол, смотри, как было и как стало. На фото одном в сумерках стояла башня типа вавилонской, на другом - она же но с ярким солнцем. Если это отражает твоё солнечное состояние духа, то я счастлива!
Потом ты читал мне какую- то историческую монографию, я млела от смыслов, видела вязь древнего текста, и тут же все растворялось, я силилась вспомнить сказанное твоим голосом, написанное чернилами твоей рукой, но забывала тут же..
Что же ты так стремишься мне сказать, мой Человечище?
19.11
Я Ева. А ты мой Адам. С тобой вновь и вновь совершаю первородный грех...
Твоя проекция, душа, биополе, токи, или как там это назвать, любила меня до трех утра. Потом опять в пять. Потом опять после семи...и опять и опять...
Ты стал невообразимо нежен и техничен. Но и кровать временами так тряслась.... Помню твои ласки. Были даже языком и губами в ..моей ракушке... Ты макал себя в меня так сладко, так долго, что я хотела одного - Кричать, кричать! Потом просто ушла к тебе. Это какой-то фокус. Когда ты у меня, то приходится сдерживаться. А потом я просто ухожу к тебе... В голове пока не укладывается. Но скоро станет навыком. У меня был разный оргазм. Их не сравнить. В этот раз еще помню красивые твои рисунки фона с полевыми цветочками. Твои. Я не оговорилась. И ты пошлости говорил стихами... Обошлись кажется без философии. Явной. Пальцы твои чувствовала и там и там и там...
Когда я выдыхаюсь от блаженства, я просто глажу твои виски и щеки и вдыхаю. Люблю эти моменты. Над тобой тоже близко, совсем близко порхали мои бабочки… Ты стонал немного. Ты говорил - "Не покидай меня". Милый, never.
Абсолютно четко понимаю, что пишу о нижних психических центрах. Что это только нижние врата. Все таинство восхождения с тобой прохожу вверх уже больше года. Прочитала в древнем трактате, что Сушумна иначе называется Пустота. И она активируется однажды. Ты активировал во мне. А я партнер в твоем подъеме Кундалини.
20.11
Ее Герой такой... возвышенный, утончённый, романтичный...Она чувствовала его желание к вечеру и ранней ночью, а на рассвете они испили Любовь. Был момент, когда она сидела на нем, а он подставил под Ее стопы свои ладони, и тогда она реально вознеслась... а ещё был момент, когда они превратились в подобие эфирного киселя или воды, и пили друг друга буквально в виде вещества... пили до дна, это ясночувствование не описать.. говорят, такие метафоры олицетворяют общение в духе...В прошлый раз было что-то подобное, но тогда он уподобился космическому ... борщу... и она попробовала это...
Астральная проекция такая нежная стала... и болтливая, между прочим! Мой милый вымалчиватель, напомнил мне шутку Фрица Римана о человеке, считавшем, что у рая две двери, на одной из которых написано: " Вход в рай", на другой же - " Вход в зал заседаний по вопросу о рае", и безоговорочно выбравшем последнее. Я уже двери не перепутаю…
01.12
Сегодня видела, как ты из огромных кубов соли сваял лицо Афродиты на дне морском. Туда повалили туристы. Женщины достигают дна, носа, щёк, локонов, глазниц и это имеет волшебный эффект на их женское здоровье и красоту...
А ещё когда ты шёл ко мне по световому коридору (давно не идёшь, обычно сразу рядом оказываешься), то закрыл тоннель для меня за собой прозрачными кубами какого- то солнцепластика. В виде розы прозрачной. Я любовалась.
Потом ты сделал мне так хорошо, так ... , что я испытала волну блаженства из моего стебелька, захлестнувшего все лепестки всех моих лотосов...И увидела даже, как прозрачная специфически ароматная жидкость вылилась из меня на пол... Однозначно, я люблю целителя и художника. Ты художник, солнце мое! Скульптор.
Может быть, просто с ума схожу. Но я чувствую тебя, чувствую, чувствую... пальцы аж колют, душа плавится, в сетчатках глаз даже чувствую... и из Лика твоего идёт поток в мозг и в сердце мое. Чувствую обескураженность неподъемной для меня нагрузки... да, милый, мои пробки не выдерживают. Когда я читала, что тонкие энергии трудно выдерживать в простом теле, то теперь убеждаюсь.
А каково чувствовать тебя, когда идёшь по улице, каменея от стужи и вдруг вибрации через все, согревающие, и когда становится жарко и светло, то это уже не выдумки. И не выдумки, когда лихорадит от гриппа, а токи твои приносят волшебное явственное облегчение. Я люблю тебя. Как умею. Спасибо тебе. За уроки.
07.12
Чёрный платок взмахнул и накинул на тоннель. Ушёл. Мрак. Она стала задыхаться... Вернулся в муках. Видела его светящиеся контуры. Снял платок. Борется с собой. Не смог уйти. Не смог поставить главный блок.
Пришёл утром. Страстно обладал ею. В одно мгновенье они перенеслись в место Ее детского сна. И там они в ином пространстве в инообличье звездных гуманоидных странников ,кажется, впервые имели секс. Его длиннющий язык как у ящерицы лобзал Ее морду... и был похож на некое холодное пламя. Потом они соединились в двух местах. Внизу, в подобии промежности у неё была конусообразная воронка. У него тоже какое - то стыковочное приспособление. И где- то выше, в районе головы. Они были похожи на состыкованные вагоны... какой- то органический механизм. Но она видела, что они срослись в единый надежный блок. Почувствовала острый оргазм в нижнем стыке. Не такой, как на Земле. И подъем волны выше. И она слышала фразу - Мы одно целое.
08.12
- Вернись
- А я ушла?
- Ты холодна
Ей не хотелось улыбаться. Он брал ее неистово. Но это оставляло ее отстраненной. ОН ее вчера чуть не убил… Своим очередным блоком контакта в реале. А потом попыткой блока их энергетического моста.
И они переплелись, взлетели по сушумне волнами экстаза. И отдалились от своих тел. В большом пространстве далей она видела только их глаза и ощущала, что они держатся за руки. Остальное словно растворилось или ушло в дымку. И тут у нее начался хохот. Долгий. Радостный. И понимание, что те недавние интуитивные видения догонялок и хохота в их сердцах, были фрагментами этого. И тут ее потрясло понимание, что это и есть общение в духе, то, что возможно только после покидания физической формы тела (смерти физической). А он научил ее ощущать это до того, разбудив тантрой ее Кундалини…..
- Вот так и будет потом?
- Да
- И мы будем вместе?
Он улыбнулся.
09.12
-Если ты достиг Абсолюта, твоя Шахти поднялась и слилась с Шивой, то зачем я тебе?
И тут она прочитала в переводах санскритских ведических тантрических текстах, что есть момент в познании, когда другой объект кажется протяженным в пространстве. Но если войти в него, в изначальную точку Бинду, то уже будешь мыслить себя как этот объект. На этом основана во второй и четвертой чакре эмпатия ко всему. И она вспомнила, как часто ей казалось, что она смотрит из его тела на мир его глазами, что она внутри него... Тогда она вместо созерцания невидимой нити, тоннеля, соединяющего их, и его на том конце в другом городе, просто вошла в него, в точку и получила все ответы на свою дихотомию - двойственность рассудка, ограниченного ума, воспалённого эго. Ответ в виде просто умиротворенного и блаженного спокойствия при ликвидации различения. Ей стало хорошо, " Прости, родной". Она достала его фото и долго- долго всматривалась в его взгляд.
Ночью и особенно дважды утром их слияние уже было иным, более осознанным с Ее стороны. Их огонь совместно поднялся по их параллельным трубкам вверх, далее невероятная космичность, созерцание и ощущение подлинного слияния с мировыми энергиями, с космическим Шивой и Шахти... Ее аж выгнуло в дугу как никогда, голова уперлась в макушку. Ещё она помнит скрип кровати сильный и как Ее подбрасывало... Как и голова отрывалась очередями от подушки в неистовом задаваемом им темпе...
Она уже не удивлялась его магическим способностям, ведь он овладевает лотосом за лотосом своего тела и приближается к творцу...Его сознание развивается квантовыми скачками... Поэтому поведение его кажется неадекватным и непредсказуемым… в большей степени, чем у неё.
В любом случае, кроме огня его страсти, она ощущала тепло его безусловной любви, его осознанности... Это тепло магическим потоком погружало Ее в транс днём , заставая Ее врасплох за разными занятиями, замедляя и останавливая время. И эти моменты становились все чаще и длиннее... Он находился рядом. Совсем рядом...
Позже.
Опять он был очень темпераментен. И уже нормально, что ее трясет, кровать скрипит, и это не полтергейст (а может, он колдун, и это самое главное, что он скрывает? Конечно же нет, хотя, что в том такого, если он йог, если достиг уровней творца…) Но дело не в этом. А в том, что опять, они покинули свои физические тела и там, в радужных далях смеялись, смеялись, взмывая… А ее грудь сотрясало от хохота…
Она стала Пифия…Он сделал ее такой. Пробудил. И нуждается в ней такой. Для равновесия.
12.12
- Где бы ты ни был, приходи ко мне…
Она увидела его за его письменным столом. Обняла его. Потом стала медленно спускаться на свои колени…ОН удержал ее:
- Нет, нет, не так, не сразу
Но губы ее мысленно уже успели обхватить его …там… Поздно, вихрь вожделения и они на ее кровати. Но она почему-то растерялась…
- Милый, а если мы ничего не почувствуем… А если мы пресытились?
- Родная, ни теоретически, ни практически это не возможно…Хотя теоретически- возможно, но…не на Земле в силу ее магнитной полярности, двойственности и ущербности.
Очень интенсивным было их начало, вот-вот она быстротечно изойдет… Вдруг он остановился.
- Хочешь, сразу перенесемся туда, выше, без привычных змеиных танцев?- улыбнулся
- Давай - выдохнула она
И он отклонился от нее, присел, увлекая ее тело в вертикаль, посадил ее на себя. Она почувствовала парение в воздухе…Выше-выше…Страшновато.. Внизу уже бездна…И тут она увидела огромную тучу, которая…была в соитии с другой, все это превращалось в водоворот, в воронку грозную, в торнадо..
- Милый, а если это нас снесет?
- Кого нас? Ты себя сначала найди…
Боже мой…Она осознала, что это они и есть…
- Красотка, ты слишком наблюдательна. Войди же внутрь процесса… Смени ракурс. Это мы и есть… хочешь молний?
- Я хочу и обычную разрядку…Не только такую пафосную…Панорамную…Будто горизонт сношается…
И она ощутила снова себя в теле, расходящие токи в муладхаре от его движений…
- Но мне больно…
- Это напряжение сети большое. Снизить?
- Нет
Током стало бить и соски и пальцы рук и ног. И сетчатку. Даже легкие.. И странное ощущение, впервые – удовольствие в печени и селезенке… А если бы в кишках?...- она еще могла соображать и шутить.. А в этот момент небо, вернее, туманность туч, опьяняющая, стала спускаться вниз. Появились очертания их голов, скрывшиеся тем не менее за туманом, туман опускался на их туловища, ниже, ниже, по мере этого физическая чувствительность сменялась на полет, на бекрайнюю разлитость в электризованном предгрозовом пространстве..
- Ладно, молнии, я вижу, рано тебе еще..
И он посадил ее на …свои два пальца, а большим пальцем он проверял гладкость жемчужины ее раковины. Пальцы же углубились в недра ее затаенной пещеры…Это был уже надвигающийся оргазм, когда она вспомнила и про своего Зевса. Она прилегла вдоль его тела валетом, объяв горячими губами его трепещущий лингам… Потом выпустила. Его чувствительные «бусины» одновременно не вместились у нее.., и она всасывала по очереди, слыша его немой стон…Потом, уже изнемогая, она предложила ему достать до самого глубокого коралла ее горла. Он сделал это, а потом спустился и дальше недолгими скачками вырвал ее судорожный крик.
Пальцы его обоих ладоней соприкасались с ее пальцами, обжигая токами.
Волна утопила ее и она увидела немыслимое - он укрыл ее в себе, накрыл собой, запечатал в себе, «замуровал», фаршировал ею себя, сам став как теплый пласт воска, обернул собою ее, как одеялом, как полотенцем когда-то отец, вытаскивая ее из теплой ванны…
- Спрячься, девочка моя, ты же хочешь спрятаться, побудь здесь, в дупле.. Я тебя убаюкаю
Но, ты же не отец. И я как будто в утробе, как хорошо, спокойно, но ты же не мать?
- Нет, я глубже…Я ископаемее..древнее…первичнее…космичнее…я до всего, родная…Хочешь, я стану ульем? А ты роем пчел? Хочешь, я растением прорасту в тебе?
- Нет, я сейчас хочу, чтобы ты стал моим оргазмом. Не вызвал, а стал им.. , растворился по моим каналам, по нади, по иду и пингалу…
-Хорошо
И тут она почувствовала себя устьем реки, по ней бурным потоком неслась горная река. ОН стал рекой…
Она слышала, как он шептал ей сладости, как вымывал с ее дна все валуны, тину, глину, как поток светлел, пока не стал абсолютно прозрачным…
Разве можно еще о чем-либо мечтать?
Разве можно разорвать их невидимую нить?

Дополнение. Не вошло в русско-итальянский Альманах

13.12
Утром он пришёл как ударная волна. Она не видела его человеческих очертаний, а это была стихия, силовое поле. Поле раздвинуло ей ноги, раздвинуло руки. И как будто стопы присоединили к конце палки. И разворачивали палку влево - вправо, влево- вправо, и силой сгибали Ее ноги в коленях. Сила таскала Ее по постели, она сжимала углы подушки, а Ее матка комками перетекала в спазмах, как будто внутри двигался младенец...То, что казалось тотальной сквозящей судорогой от ушей до кончиков пальцев ног оказалось долгой разрядкой, похожей на четвертование. Его нигде не было. Она даже подумала, что это не он...
Казалось, все происходило долго. Временами сердце, совершающее непрерывные двойные хлопки, хотело попросить отдых, но она даже не могла сделать ничего в противоток, это как пытаться осмотреться в шторм. Даже вдох и выдох были судорожными.
Помнит ощущения - холодно и фиолетово. Холод может обжигать... И вот, холод так нагрел Ее всю, до критической точки, что наконец, этот невероятный жар выступил отовсюду пОтом и она почувствовала тотальное облегчение... Облегчение спадало, как спадало наводнение, цунами...И на себе она увидела, наконец, его очертания.
Он сдвинул Ее ноги, нежно гладил вдоль боков, нежно целовал, периодически улыбался и смотрел в глаза... Он издевается? Что за контраст? И если до того бесновалась безликое молчание, силовая буря, то теперь она ясно слышала его слова, их диалоги.
- Сейчас у тебя будет ещё один новый опыт…
- Ты мне напоминаешь фильм с Лиамом Нисаном, где психотерапевт держит девушку в склепе и проводит опыты...
- Тебе будет хорошо
- Он тоже так говорил
- Ты будешь проживать другие жизни
- Он тоже не сразу Ее убил
- Я же ласков теперь.
- Он тоже был и ласков
- Ты же сама хочешь испытать силу?
- Да, я люблю риск, и люблю тебя провоцировать
Она не договорила, поняв, наконец, что стала торпедой... Новенькой, блестящей и слышала слова " холодный термоядерный синтез"
- Ты же не думаешь меня запустить?
- Думаю
Ускорение и страшный гул в голове...
- Но, нет, не хочу! А если?
Когда вокруг образовалась белая туманная пустота, а она увидела себя большим бобом, потом маковкой, потом микроточкой, то поняла, что взорвали Ее...
Был момент, когда в этом бесконечном новом пространстве опять его нигде не было. Паника. И тут она подумала, но ведь люди надеются на чудо. Верят в Бога, в Ангелов, которых нигде не видят. И я буду верить.
Тишина. И как будто за ней наблюдают. Она не помнит, а кто она, откуда, кого она ищет...
Помнит, что что- то должно когда- то измениться...Вроде как много воды утекает... Но нет ни закатов, ни восходов... в этой безбрежной стране.
- Эй?
Его оклик вывел Ее из вечной мерзлоты.
- Вернись
Точка начала приближаться к ней, попала между глаз и она проснулась.
- Я умирала?
- Так ведь не первый раз.
- Взорваться совсем не больно...
- Боль это жизнь
И он повернул Ее на бок. Плотно лёг рядом. Целовал Ее в затылок и шею сзади. Она думала о многом, даже уже перешла на бытовые свои проблемы, а он не уходил. Она забыла почти все, потому что Он не уходил. Она хотела спросить его, о том, что было вначале. О том, что Ее женская интуиция Ее не подвела, что он держит за броней воли такую силищу. И что она всегда искала что- то такое, нечеловеческое...Она хотела с ним поговорить. Давно, об опытах мастурбации, о внутренней выносливости, об испытанных невероятных, чудовищных оргазмах, о том, о чем она молчит и он молчит. Но у неё чутьё.

Вдруг она увидела женскую сущность рядом с ними. Сущность хихикала. Приговаривая-
- И чего эти два чудака в реале не трахаются?
Это их раздобрило и развеселило… Разве ж ей расскажешь. Разве ж самим себе расскажешь?
- Это наша совесть?
- Нет, это наша страсть говорит.
Она слышала в нем песню. Прислушивалась, пока не различила узнаваемое - “ Белые обои.
Чёрная посуда. Нас в хрущевке двое. Кто мы и откуда?” Потом она задумалась над словами другой песни: “Опрокину на спину печаль. Дам твоей любви урок...”
А он все не уходил. И скорее, это удивило Ее больше всего.

14.12
У меня подобных трудных моментов немало. Я их тебе не даю читать. Особенно те, где проявляются эмоции, которых ты сторонишься, считая их переменчивыми и мешающими постижению истины. Но этот отрывок меня саму сегодня обескуражил…
- Хочу, чтобы ты испытала просто радость
Он любил ее как просто мужчина просто желанную женщину.
Она видела все поры и веснушки на его плече и вдыхала сладкий запах его кожи, ладони ее впитывали пот с его спины и бедер…
Беззаботный плен…
Как вдруг тело его почернело будто, а ласковые руки стали как когтями царапать ее тело… Она увидела себя привязанной к колесу, ее опускали в реку поворотом колеса, она захлебывалась водой, волосы застревали в спицах… Потом слепило солнце и опять мучительное погружение…
Этой экзекуцией руководил… ОН… Он как бы безучастно сосредоточенно присутствовал, но ее холмик Венеры, то и дело, всплывающий перед его взором из-под лохмотьев ее разорванной одежды смущал его…Он задерживал взгляд, боясь признаться самому себе, что наказывает ее вовсе не за ересь, не столько за ересь, сколько за то, что она не проявила к его признакам внимания должной учтивости… Это самовлюбленная девчонка посмела отвергнуть судью…
Она потеряла сознание.
Очнулась в его объятиях…
- Это был ты там!
- Я понял, почему ты боишься воды…
- Да. Гадалки говорили, что меня утопили или топили… И вода по-прежнему опасна мне…
Но, ты был инквизитор в прошлой жизни?
- Не знаю точно… Но уверен в том, что любой грех ждет своего искупления…Но я не монстр.
- Если я тебя там обидела, прости. Я на тебя не в обиде. Ты итак постоянно в каком-то самобичевании… Хватит уже. Ты самый лучший… Я сама нередко бывала жестокой, особенно в детстве и юности…
При воспоминании о детстве она увидела момент первого желания, повлекший за собой изучение собственного тела, потом первый оргазм и потребность в регулярном аутостимулировании и грезы, грезы… Первый опыт общения с юношей без проникновения…Она испугалась показывать Ему свои воспоминания и сжалась…
- Расслабься… Нет ничего постыдного. Это всего лишь тело. Ты сейчас со мной?
- …Да…Но
- Что, но?
- Но как это тебе объяснить…Тогда мне 12 лет…
- …
Он любил ее. Нежно. И она испытала острейшее удовольствие. Настоящее. Как первый раз в жизни…То, что ей так не хватало..
- Прости
- Многого мы вообще не помним…Зато ты очистилась еще немного.. Это путь к просветлению, моя девочка
24.12
Вспомнилось, как озарение, как просвет, как молния, как ускользнувший сон, как дежавю, что где-то между вожделением, похотью, страстью, или по оси внутри них, ты опять платонически вёл меня за руку, потом взвалил меня на свою спину. Не успела я подивиться, мол, и сама бы дошла, как спина твоя превратилась в какой- то качающийся гребень волны со световыми лопастями крыльев... Я же вцепилась бесформенным комочком... Дальше не помню... Помню что- то плазменное, огненное, холодный огонь... Ну, от чего же так! От чего проводка накаляется при желании вспомнить...И почему на мои странные потребности, которые лежали бы себе валунами на дне колодца души, утаиваемые от всех и от себя самой, на мои грёзы и догадки метеоритом свалился ты, делающий их немыслимой разной плотности реальностью, где чудо становится нормой...

25.12
Были разные уровни у нее. Обрывки лишь запомнила... Он прыгал как прозрачный мяч, больше себя самого в несколько раз...Она пыталась безуспешно его остановить, зафиксировать этот "волчок" светового эфира..
- Любимый, успокойся, все замечательно...
Но он не мог овладеть своим нарастающим ураганом. Зато она научилась у него владеть собой. Его магнитную бурю она утихомирила просто абсолютным своим присутствием, без каких-либо колебаний и паник…Это его нетерпение частично вызвано тем, как она догадывалась, что он понимал как далеко ушла его звезда, как велика бездна, отделяющая его от всех...Она же знала, что лекарство от бунтарства тут одно - безусловная любовь и нежность
И слышала откуда-то: “ НЕ ХУДожник, а прочитай за ширмой, за вуалью, за прорехой, с другой стороны...ДУХ”. Еще слышала: «Взаимное принятие как условие сотрудничества”. А еще: ”Кулатантра есть прямое знание”.
Был момент, когда ему было больно. От самого себя. Она его обнимала. Целовала. Вдыхала его электризованное естество и просто сжимала, показывая ему как ребенку, что он в безопасности, что она защитит его от необъятного расширения, выставит объятия как границы, пока он не осознает свой обновленный центр тяжести, а вернее, сгармонизируется в полной невесомости...
“Человеческая психика не сразу адаптируется к квантовым кризисным очистительным скачкам сознания” - говорил ей кто-то...
Еще она чувствовала, что он корит себя за что-то, создался блок в сердце его, отзывался льдинкой острой у нее...
- Милый, в моем алгоритме так написано мною же, что я не закрываюсь, как бы нb велико было непонимание из-за разности придаваемых словам значений. Ты перезагрузил меня.
Позже он любил ее так неистово, что будто выбивал из нее признания истины....
Ее тело резко меняло положение, ноги то с силой раздвигало, то ее складывали ...А фрикции были резкими и невероятными. Она в эпицентре его торнадо…
Потом он ей приснился. Такой радостный, умиротворенный, влюбленный, красивый. И она помнит свою по сути какую-то запальчивую юношескую тираду маме о нем; о том, что это ее настоящая любовь и она встретится с ним, не взирая...
Утром позже опять пришел. Спокойный. " В себе"
26.12
Как всегда за завесой удовольствия проскользнуло что-то, как тень, показалось....Нет, не показалось...было...было такое...голова как песок, а это как вода...утекает...еще еще еще...ну...да...просвет...золотистый туман...он идет в полный рост ...опять опять ее за руку...
Опять подхватывает и несет ее впереди себя... Непостижимо, чего он не дает ей идти самой.
И кто-то произносит им: “ Пракрити” ...Дальше она не помнит. Скорее, это и есть главное. ГЛАВНОЕ ей не по силам помнить.
27.12
Это одна из записей Ее во время контакта. Собственно, половина записи имеет смысл слушать. дальше вроде он делал паузу... но особое внимание она просит обратить где- то после 2м 10 сек. это Ее так он, невидимый, трясёт... Как он это делает?
Вообще- то, она сегодня окончательно поняла, как... Он сам в потоке, он сам тоже участвует и получает удовольствие, причём впервые она поняла это год назад, когда видела это его блаженное выражение лица в скайпе, когда так неожиданно из экрана пошли флюиды нежности, сладострастия, любви и осознания…Как будто не разделял их ни экран, ни расстояния...А она таяла свечой от его горячего излучения.
Сегодня она благодарна. Ей до сих пор светло. Хотя непостижимо.
28.12
И в момент, когда они достигли пика, когда она видела его нектар, то тут одновременно из его глаз вышли слезы.. они были темным ручейком, как будто роса по камню, что- то не на лице, а на Лике, что- то как прозрачный лёд в ночи, а под коростой- ещё не замёрзший ручей, что- то похожее... И как отблеск Луны в ночной воде из глазниц его источался глубинный свет, одновременно будто из бездны космоса...
Она языком и губами слизывала его слезы, пока Ее роза впитывала его сок...
И успокаивала его. Она стала Луной.
03.01
Сегодня был полноценный …коитус ( и он был с ней более двух часов утром...) Впрочем, не впервые, но все - таки он Ее уже многому научил, ко многому приучил и научил расслабляться и очень хорошо его чувствовать. Временами он как бы приподнимался над ней, как левитация, в воздухе между ними было сантиметров 30, и тогда это были ощущения на грани плотского и тонкого, как будто он был большим черпаком, который окунули в кадушку мёда и вытащили, а мёд стекает тончайшими струйками вниз...
Временами он нагревался, потом будто потел, и тогда шла прохлада от него на неё и извне, потом снова нагревался...
После (и во время) ощутимой Ее разрядки ( она с удовольствием, с блаженством слушала его стоны) , он долго смотрел ей в глаза, целовал и смотрел, и это закончилось синие- зелёными вспышками в глазах, улетом туда, в вспышки, и она услышала: “ Садхана”...
И это уже был духовный акт... Хотя, разве ж есть различия...
Помнит она и моменты, как перемещалась к нему, как домочадцы при этом вздрагивали и просыпались, будто хватились Ее... Помнит, как ласкала его, и как он живо откликался, и как ей от этого становилось ещё сладостнее...
13.01
Она попробовала представить, что ласкает его, как вдруг голова Ее стала поворачиваться непроизвольно из стороны в сторону, пошёл тёплый поток транса, будто бы пространство стало текучим, время замедлилось. Он молниеносно приблизился по живому жгуту - тоннелю... Осязалась настоящая кожа, пульсировали настоящие вены, слышалось настоящее дыхание и настоящие стоны… Губы его были влажны и мягки, все узнаваемо и пронзительно электризовано.. Сразу же пошёл ток между ними... Она пробовала, подобно ему, делать паузы между актами страсти и удивлялась, как в паузы возникало динамическое наслаждение и от паузы к паузе оно нарастало, не сразу разразившись пульсирующими спазмами непрерывной разрядки... , какой- то мягкой, мерцающей, проявляющейся и проявляющейся. Порой у неё уже не хватало сил, не хватало " проводки" выносить это постоянно повышающееся напряжение их электрической цепи...
Одно было ей понятно - достаточно силы воображения, только мысль способна возбуждать и радовать, не нужны более никакие действия. И удовольствие это иного порядка, нежели быстрая механическая разрядка, не опустошало, а бесконечно наполняло, повышая и энергетику и радость жизни и Ее понимание. Это было тотально, интегрально, потрясающе, исчерпывающе и неисчерпаемо одновременно...
Она понимала границы себя и ощущала, как они отодвигаются, как перемешиваются с его границами, как рождаются новые формы и новые смыслы, как это уходит в бесконечность и далее живет там своей жизнью...
Они как два художника, что смешали полотна, или даже делают мазки на одном полотне, как будто играют на рояле вдвоем, полотно многомерно, и Ее глаза превращаются в стрекозьи, чтобы все узреть, и Ее душа разносится на части, чтобы все объять, и части возвращаются, но не все..., поэтому это уже и не она, а может быть, и не он, а может быть, частички перепутались между ними...
Его глаза, два космических омута, как в тёплое полотенце после ванны и в перины принимали Ее...
15.01.
Она в тишине ощутила тепло, и потом привычное горячее дыхание на лицо, темя, и привычный как бы паралич конечностей, будто их закручивает с кончиков пальцев... и дыхания...Вспышки в сетчатке яркие, знакомые...
И тут увидела, как он опять складывает будто Ее тело в рулет, в валик... И слышит - сгущённое молоко... И хочет она сгущённого молока, очень хочет.
Ее в виде жгута он начал вращать в руках, только она попыталась возразить, как увидела и его в таком же виде рядом, они то были двумя валиками, роллами вращающимися, катками, то гребнями волн, то гусеницами перекатывались, то энерговолнами и завитушками, то патокой нанизывались на шомпола и из них потом кружилась сладкая вата ... Она забылась в ошеломлении и Ее мозг от этого стал беспомощным, как и воля...
Он приблизился вплотную, и она почувствовала, что он пригвоздил Ее тело к себе на уровне промежности, сердца и глаз. Как будто нанизал Ее, а по присутствию псевдоболи легчайшей - будто бы распял ее на ...себе. Странное ощущение плена, и как будто из неё что- то высасывают... Только она задалась вопросом - что это значит, как услышала его голос:
- Я не паук. Ты не муха. Я ровно столько тебе дам, сколько тебе нужно. А у тебя возьму, сколько нужно мне. Это магнетизм. Вечный. Мы всегда будем хотеть друг друга. Потому как располагаем тем, чего нет у другого... Между нами не будет пресно. Иной раз - чрезмерно...
- Это страсть называется?
- Сила обмена. Интенсивность. Не спеши.

Очередь энергичных фрикций. Паузы. И в паузе расползалась волна судороги нежнейшего шелковистого наслаждения...
- Что ты, милая, чувствуешь?
- Я таю. Все тает. Пространство течёт... Я воронка. Тону в самой себе. Но вроде бы и в тебе... Вроде бы мы оба тонем. И в паузы я слышу мои стоны и твои стоны...
- Во время толчков я ускоряю вращение чакр... Чакры вращаются вокруг центральной вертикальной оси. Но вдоль поперечной плоскости от центральной оси ( сушумна) идут как ленты множество вихрей в горизонталь, как лепестки у цветка. Они вращаются тоже. И когда наши такие лепестки - лопасти соединяются и образуют единство, ты чувствуешь таяние... А если два центральных вихря соединяются, то это сдвиг сознания, взрыв, иное измерение... От уровня соединения осевых вихрей и зависит, что ты видишь и осознаёшь... и вообще, сама возможность что- либо зафиксировать наблюдением...
Тут она почувствовала толчки ещё сильнее и потом опять в паузу пошло мощное наслаждение параллельно с осознанием.
Она помнит, как во время очередной очереди фрикций вскрикивала... Потом как Ее руки что- то хватали в воздухе... И в конце концов удовольствие и осознание стали единым...
Наслаждение от энергий перешло в блаженство от просто факта осознания. Потом она уже не помнит... Помнит сны, беседы, других людей и существ, невероятные и нелогичные диалоги с ним...
Когда она пришла в себя, то припомнила одно свидание с ним в квартире у реки... И как там она впервые ощутила эффект остановки времени с ним. Тогда она и впервые почувствовала, что есть что- то между ними не очевидное, но невероятное, магическое. Есть таинство, не дававшее ей покоя годами потом.
И его осязаемые фантомы, посещавшие Ее спальню годами, пока они не общались, не были воображением, были его осознанными или бессознательными вылазками (тренировками) ещё тонких его структур, что и мотивировало Ее утончать собственное восприятие...
16.01
С ума сойти, как часто и много я тебе пишу...
Хочешь, останови это…
Не борозди своим лемехом мою межу…
Не засевай мои поля…
Не буди мое воображение…
Не плени меня…
И не освобождай из моего собственного плена…
Все в твоих руках!
Или драматург нуждается в своей главной героине? И актрисе, играющей эту роль?..
17.01
" Я пишу, милый, пишу и приходится все вспоминать, все проживать, все переосмысливать... Иногда мне стыдно за мои слова... Прости меня. за некоторые. Понимаю тебя уже почти хорошо. Люблю тебя. Дорогой. Светлый. Мудрый. Сильный. Я все чувствую. Ты очень добр. И справедлив. Сегодня думала, застыну, минус 31... Но ты встал передо мной и стало жарко... Правда меня начало подкашивать от неги и транса... Как же я люблю это волшебство... если это общение " в духе", то двух это самый лучший секс и отношения вообще! "
18.01
Знаешь, о чем подумалось? Я не сильно задевала что-либо, принципы, достоинство, эго, чувства.. ну, что-то, когда писала тебе в течении года? Может быть, я тебя шокировала. ...
Если да, то прости меня. За несоблюдение субординации.
Я тебя очень уважаю. А не только обожаю.
19.01
Я уже не спрашиваю: “Что это было? Кто это был?”
И, кажется, пока исчерпаны слова написать: “Как это было...”
Ты рядом с утра и до сих пор..., мой милый...
Я хочу тоже сделать тебе хорошо.
Скажи, как...
20.01
Этот взгляд, гипнотический и томный, от которого теряются координаты и все плавится, этот взгляд только мне. Я знаю. На рассвете были такие интересные, одиночные всплески... И потом десять или дюжина подряд, и так по- особенному..., как будто осьминог прощупывает... Я заснула потом. Позже .... оооооооооо… Выворачивал.
Разбегаюсь и заскакиваю на моего великана!
22.01
Ей было сладко... В глазах вспышки цветастые и его объятья с приливами и отливами... ,и улыбка его.. ,и нежность . Хочется провести с ним больше времени. Пусть на расстоянии. Больше... даже на расстоянии она видит каждый его волосок... вдыхает его запах... он Ее ось. Опора. В этом мире. И в другом. Да, она бывает уязвима и слаба. Но он единственный человек, который это увидит...
Алия Айдаровна Егизбекова



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эзотерика
Ключевые слова: Тантрический секс как духовный опыт,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 21.01.2020 в 16:52
© Copyright: Алия Егизбекова
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1