Всё о том же



А, может быть, на самом деле, у нас всё прекрасно? И жизнь наша, во всех своих проявлениях – это наша данность, наше безызменное естество? Зачем изображать из себя вечно недовольного «Рыцаря Печального Образа»? Может быть мы все счастливы, но только не догадываемся об этом?
Берите себе в пример представителей социального дна. На дне очень даже неплохо! Абсолютная свобода и сплошной монплезир; с утречка откушал разнообразных, ароматных яств из мусорного контейнера, играючи насобирал всяких железок, получил за них двадцать рублей, приобрёл в фармацее пару изящных флакончиков боярышника – и ты счастлив на весь оставшийся день!
Не утруждайтесь философиями, просто измените своё сознание и будьте довольны.
Только, где-то, глубоко внутри, неуютно ворочается подсознание. Выходит, не всё ему, а значит мне, нравится.
Например, мне не нравится, когда мама рожает меня в переполненном людьми, и заражённом стафилококком роддоме; переполненном потому, что «отцы» города не видят смысла в постройке новых роддомов. Им важнее потратить миллионы на празднование Дня Города, Нового Года и отдых себя на Мальдивах.
Мне не нравится, когда замученная и грубая акушерка делает меня инвалидом, вытаскивая за голову вакуумным насосом, или выдавливая полотенцами. Я не виноват в том, что она одна на всё отделение, и у неё маленькая зарплата, или она просто не на своём месте в жизни. А акушерка не виновата в том, что главврач набрал себе в клинику десятки «мёртвых душ», и с честным лицом кладёт все их зарплаты себе в карман. А он считает себя не виноватым, потому что так делают все. Никто ни в чём не виноват, но, почему-то, здоровых младенцев сейчас, уже, практически не рождается. Мы медленно, но верно, становимся нацией инвалидов. А генетический фактор здесь, так же как и человеческий – наша «заслуга», и не нужно говорить, что это от нас не зависит.
Мне жалко себя, когда родители от меня отказываются от того, что я – калека.
Мне жалко своих родителей, если они от меня не отказываются; ведь, им теперь придётся поставить крест на своём здоровье и, вообще, на своей жизни (всё это они отдадут мне).
Мне очень больно, когда соседка по коммунальной квартире «нечаянно» прижигает мне лицо горячим утюгом, только потому, что я ползаю с машинкой в общем коридоре, и мешаю ей ходить. Наша семья не виновата в том, что нам досталась та комната, на которую претендовала соседка. А соседка не виновата в том, что они впятером живут в десятиметровой комнате, и жить не на что, и муж – горький пьяница. И городские правительства считают себя не виноватыми в том, что им выгодно застраивать города шикарными торговыми и бизнес-центрами, и не выгодно строить дешёвые жилые дома для расселения «коммуналок». Никто не виноват в том, что по всей стране приняты, так называемые, «откаты».
Я не могу принять такое положение вещей, когда многие миллионы трудящихся граждан нуждаются во всём, и страдают от того, что им просто негде жить, а несколько тысяч паразитирующих элементов «жируют», и страдают от того, что у них просто кончились желания.
Я не хочу, отправившись учиться в школу, стать подопытным «кроликом» для обкатки новых, многочисленных, с шизофреническим уклоном учебных программ. Я не виноват в том, что умные тёти и дяди-«сухомлинские» заботятся, на самом деле, только о своём тщеславии и материальной выгоде, но, ни в коем случае не о моём образовании. И мои учители не виноваты в том, что учат меня как попало; их труд по достоинству не оплачивается, их профессия не уважаема.
И самые высокие чиновники из министерства образования, считают себя не виноватыми в том, что развалена вся образовательная система: « - Не говорите, что мы занимаем чужое место в этой жизни, нас сюда назначили. А взяточничество – это очень древняя русская забава, и не нам её отменять».
Мне – подростку, не нравится, когда меня, со всех экранов и страниц, атакует своими ценностями всякое «гомо» и «лесби». Наверное, оно искренне не понимает, что, на самом деле, очень виновато. Извалявшись в грязи в своих прошлых жизнях, оно потеряло ориентир относительно данной ему изначально половой принадлежности, а сейчас ещё пытается растлевать другие души.
На улицах – наркотики, насилие, блуд и пьянство. Порок агрессивен и лицемерен, а добродетель затоптана. У меня очень мало шансов не быть обольщённым ЗЛОМ.
Меня не устраивает то, что моя служба в армии больше похожа на отбывание срока на «зоне».
Мне не нравится то, что меня, сельского жителя, государство бросило на произвол судьбы. Мне ничего другого не остаётся, как пить, и плодить в нищете детей, изначально лишённых перспективы, выслушивая при этом обвинения в природном распутстве и ленности. А если я решу создать фермерское хозяйство, то многочисленные мытари «задушат» меня налогами и проверками, оптовики – закупочными ценами, а бандиты просто задушат.
Мне не нравится то, что цены на «жизнь» бурно развиваются каждый день, а моя зарплата заморожена ещё со времён ледникового периода, а мой директор пытается убедить меня в том, что пятнадцать тысяч – это о-очень большие деньги.
Я не хочу питаться ненатуральными и некачественными продуктами в лживой упаковке, и всю жизнь болеть из-за этого неизвестными болезнями.
И, как старика – пенсионера, меня возмущает, и решительно не устраивает моя социальная и материальная незащищённость.
Я вынужден растрачивать свою жизнь на войну с человечеством, потому что меня, в каждую секунду моей жизни обманывают, обворовывают, предают, убивают.
Слишком много «не хочу», «не люблю», «не нравится» и «не устраивает»? Это – не много, это – «капля в море».
Может ли быть по-другому? Может.
Не нужно думать, что эта задача невыполнима. Мы подросли, мы созрели для её решения. Никто извне не будет проводить сказочные и эффектные мероприятия по нашему волшебному спасению, с последующей грандиозной сортировкой на «хороших» и «плохих». Всё будет проходить буднично, почти незаметно. Это станет нашей работой. НАШЕЙ работой.

Просто, однажды, просто один человек, соберёт вокруг себя искренних, и неравнодушных к жизни друзей. И они просто решат, что не будут более терпеть происходящий хаос, и пора создать гармоничную жизненную среду, ну, хотя бы, в масштабе их маленького сообщества, ну, хотя бы, при помощи простых, известных всегда и всем, правил.
Они не будут, начитавшись Гегеля, Ницше или "святых Писаний", давить окружающих своим, «самым правильным» мнением, и строить их по социальному и умственному ранжиру, потому что это есть – высокомерие (а высокомерие не гуляет отдельно от гордыни и осуждения).
Они не будут втихаря пакостить ближнему, только потому, что он более одарён и успешен в жизни, ведь это – проявление зависти и духовной нечистоплотности.
Они научатся, без вреда для себя, гасить обиды, причинённые им по злобе и невежеству людьми извне, и, тем более, не станут никому мстить.
Они поймут, что внутри сообщества возможно вообще никогда не конфликтовать, и, более того, ругаться.
Внутри сообщества не нужен будет контроль над соблюдением моральных и этических норм, ведь в каждом из соучастников уже есть идеальный, неподкупный контролёр – совесть.
Они будут искренни, благодушны и открыты друг для друга. Быть открытым не страшно и не позорно, если ты чист. Открыт для людей – открыт для БОГА.
Их сознание постепенно, с божьей помощью, станет освобождаться от накопленной за всю нашу историю шелухи заблуждений, а духовному зрению перестанут мешать шоры религиозных догм.
Они научатся ВИДЕТЬ людей. И, уже при этих условиях, они научатся ВИДЕТЬ божий промысл в своей жизни.
Подобные сообщества будут разрастаться повсеместно. Народ исстрадался. Где, как не внутри такого сообщества искать духовной, моральной, а, возможно, и материальной поддержки? А где ещё искать свою недостающую половинку одинокому человеку?
А где, потом, рожать божьего ребёнка из божьей семьи, как не у своей акушерки от БОГА, в чистом роддоме, где главврач не вор, а божий человек.
И своих, подросших детей они будут водить в свои школы, к своим учителям – божьим людям. И министр образования у них будет свой. Да, министры тоже к ним придут.
К ним придут даже олигархи. Многие из них уже сейчас осознали, что свои непомерные накопления нужно срочно куда-то пристроить, а то боженька может больно осерчать (есть за что). Рассеивать деньги над городом из вертолёта – неудачная идея. Никакой реальной пользы от этого не будет, и боженька не засчитает это, как благое деяние. Общие деньги вернутся, и будут работать на всех.
Что будет дальше? Дальше уже не будет понятий «свой» и « не свой». Будет одно понятие – «БОЖИЙ».
Когда это произойдёт? Если я скажу, что в следующее воскресение, на утренней зорьке, то вы станете считать меня сумасшедшим утопистом. И правильно сделаете.
Только я этого не скажу.
На этот вопрос ответить можете лишь вы, сами.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 50
Опубликовано: 20.01.2020 в 21:26
© Copyright: Валерий Беркань
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1