Ты тоже умрёшь, Коко, или Три дня Кондора


Ты тоже умрёшь, Коко, или Три дня Кондора
 

1
Примар Екатериновки Ефим Строготяну дал себе клятву: поймать на месте преступления Ирину Булэцел, танцующую. По вечерам, когда все полагали, что он чем-нибудь занят, он нарочно выходил потихоньку в сад, обходил огороды и забивался в коноплю, откуда издали видна была площадка, на которой происходили танцы. Он сторожил бедную Ирину, как охотник птичку, с наслаждением представляя себе, какой трезвон задаст он в случае успеха всему дому.

2
- Что ж вы ничего не скажете нам? – спросил один из ткачей – Лёня Лунгу.
- О, это премило! – ответила министр Елена Буюкли, глядя сквозь очки. – Какой узор, какие краски! Да, да, я доложу королеве, что мне чрезвычайно понравилась ваша работа!

- Ну, как вам нравится? – спросили Наташу Цабур обманщики (королева велела Наташе тоже поглядеть на шитьё своего нового платья), показывая ткань и восхваляя узоры, которых и в помине не было.
«Я не глупа, - думала Наташа. – Значит, я не на своём месте? Вот тебе раз! Однако нельзя и виду подавать!»
И она стала расхваливать ткань, которой не видела, восхищаясь красивым рисунком и сочетанием красок.
- Премило, прем (Прем Чопра – выдающийся индийский киноактёр, исполнявший роли злодеев. Род. 23 сентября 1935 года. «Бобби», «Мститель») премило! – доложила она королеве.
Скоро весь город заговорил о восхитительной ткани. Дураков – много.

- Да, да! – говорили придворные, хотя они ничего не видели – но ведь и видеть-то было нечего.
- А теперь, ваше королевское величество, соблаговолите раздеться и стать вот тут, перед большим зеркалом! – сказали королеве ткачи – обманщики – Лёня Лунгу и Владимир Чебану. – Мы оденем вас!
Королева разделась догола. О! Это была или Света Чембер, или Кристина Лунгу, или Лера Кобас, или Маша (Алексеевна) Чебану, или Маша Ангел, или Кристина Капрэ. Обманщики – ткачи принялись наряжать её: они делали вид, будто надевают на неё одну часть одежды за другой и наконец прикрепляют что-то на плечах и на талии, - это они надевали на неё королевскую мантию! А королева поворачивалась перед зеркалом во все стороны.
Люблю я бешеную младость,
И тесноту, и блеск, и радость,
И дам обдуманный наряд!
Люблю их ляжки! –
писал Александр Сергеевич в «Евгении Онегине».
Камергеры, которые должны были нести шлейф королевской мантии, сделали вид, будто приподняли что-то с пола, и пошли за королевой (Ох! Кристина! Света! или Маша!), вытягивая перед собой руки, - они не смели и виду подать, что ничего не видят.
И вот королева (Света! Или Лера!) шествовала по улицам под роскошным балдахином, а народ, толпившийся, чтобы на неё посмотреть, говорил:
- Ах, какое красивое это новое платье королевы! Как чудно сидит! Какая роскошная мантия!
- Да ведь королева-то голая! – закричал вдруг Михай Капрэ.
- Послушай-ка, что говорит невинный младенец! – сказал его отец – Владимир Жбанков, и все стали шёпотом передавать друг другу слова Михая.

комментарии:
на фото - Прем Чопра.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эротика
Ключевые слова: о смысле жизни, про предательство,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 33
Опубликовано: 18.01.2020 в 01:53
© Copyright: ди-джей Морган
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1