Страж судьбы.


Часть первaя. Холодный ожог. Где-то на краю Вселенной. - Решайся скорее! Ещё немного - и он очнется. - Я не пойду против Главного, Второй! Неужели ты не понимаешь? Разрушится всё, во что мы верим. - Верим? Третий, оглянись вокруг. В каком мире мы находимся? Хаос! Да и не ты ли постоянно критиковал его? "Всё зашло в тупик. Эксперименты проваливаются один за другим. Мы больше ничего не контролируем" - это твои собственные слова. А теперь нам выпал шанс, который выпадает раз в миллиард лет. Мы можем всё построить заново, по-своему. Смотри! Он уже шевельнулся. Если он очнётся - всё пропало. От тебя требуется только одно - удались сейчас. Я всё сделаю сам. Ты даже не будешь моим соучастником. Только не мешай мне. Третий молча стоял и смотрел на распростёртое на каменном полу огромной пещеры тело. Одежда свисала с него кровавыми клочьями, кое-где обнажая истерзанную плоть. Нравы на этой планете были жестокими, впрочем, как и на любой другой обитаемой планете Вселенной. В этом Второй был прав - система далека от совершенства. Многое можно было бы устроить иначе. Но хватит ли у них двоих умения и сил начать всё с нуля? Имеют ли они на это право?.. Но соблазн велик! Перестать быть всего лишь орудием в чужих руках. Действовать только по своему усмотрению и убеждению. Идти своим путём... Он неоднократно всё это высказывал Главному, но тот только загадочно улыбался и отвечал: "Не нужно искать своих путей, Третий. Достаточно просто верить в наше дело". Наше... В том то и суть, что Третий уже давно не ощущал это дело своим. Но в вопросах стратегии Главный был непреклонен. А теперь действительно появился шанс. Да, соблазн был велик. Второй ещё что-то говорил, но Третий не слушал его. Он подошёл к лежащему навзничь телу и стал его разглядывать. Всё-таки здешние обитатели имели довольно странную внешность: очень короткие и толстые ноги, приземистое туловище, от которого отходили в разные стороны четыре непропорционально длинные и тонкие ручки; и на этом туловище покоилась непомерно большая приплюснутая с макушки голова с большим количеством маленьких глаз. Этакий уродец. Было непонятно, почему Главный выбрал для трансформации именно этот тип разумных существ. Третий нагнулся, протянул руку, и его ладонь почти полностью накрыла лежащего. Он был очень холодным, почти ледяным, но, тем не менее, явственно ощущалось биение обоих сердец. Третий медленно выпрямился и посмотрел на Второго. Их взгляды скрестились. - Так ты хочешь власти, Второй? Думаешь, что сможешь всё исправить? - спросил он резко. - Да, я уверен в этом. - Второй гордо вскинул голову. - Хорошо, я помогу тебе, но только не так, как ты это себе представил. - Что ты хочешь сказать? - с удивлением, смешанным со страхом спросил Второй. Со стороны тела послышался слабый стон. Третий стоял между лежащим и Вторым, расправив плечи и слегка разведя в стороны руки. Было ясно, что к телу он никого не подпустит. - Ты сам это выбрал, Второй. Прощай. Третий обернулся к Главному. Тот уже сидел, опершись на три руки, четвёртой протирая многочисленные глаза. Наконец он взглянул на Третьего, и в ту же секунду раздался вопль отчаяния Второго. И эхо этого крика ещё долго блуждало по пещерам этой холодной каменной планеты. Миллиард лет спустя. Земля. - Папа, папа, смотри, кого я поймал! - Это, сынок, лягушонок. - А он кусается? - Нет, но лучше его отпустить. Он, может быть, потерялся и ищет маму. - Ну, тогда давай отнесём его маме. - Нет, малыш, у него есть своя мама. А нашу мы сейчас с тобой догоним, а то она уже, наверноe, все грибы в этом лесу собрала. Давай ручку. Малыш осторожно положил лягушонка на траву, протянул руку отцу, и они направились по тропинке вслед увлёкшейся сбором грибов матери. Звон будильника прервал сон. Назаров открыл глаза и долго лежал в темноте, прислушиваясь. Но и в этот раз он не услышал ничего, кроме тиканья часов и звука уезжающего лифта. Безумная надежда, посещающая его каждое утро, что он услышит голоса жены и сына, вновь не оправдалась. Да и каким образом, если он сам их похоронил полгода назад. Умом он понимал это. Умом... Против воли нахлынули страшные воспоминания. Первый по-настоящему весенний апрельский день. Их автомобиль подъезжает к банку. Проблема с парковкой. Но вот находится место. Назаров снимает ремень безопасности. - Дорогая, я ненадолго. - Хорошо, милый. - Папа, можно я посижу за рулём? - Можно, только слушайся маму. Он заходит в банк по каким-то пустяковым делам. Как вдруг слышатся выстрелы, визг тормозов, снова выстрелы. Выхватив пистолет, он выбегает на улицу. Метрах в двадцати стоит джип, и четверо огромных, одетых в чёрные костюмы боевиков, в упор расстреливают припаркованный у казино "Мерседес". Внезапно один из боевиков разворачивает ствол в его сторону. Реакция Назарова срабатывает автоматически. Он падает на асфальт, спрятавшись за кузов стоящего тут же рядом "жигулёнка". Длинная очередь в его сторону, свист пуль, удары в борт автомобиля. Через секунду звук отъезжающего джипа. Назаров успевает заметить только отсутствие номера, как джип заворачивает за угол. Он бежит к стоящей довольно далеко своей машине. И тут... Шок! Ужас! В лобовом стекле два пулевых отверстия. Назаров рвёт ручку двери. Внутри два мёртвых тела. Ноги его подкашиваются. Издав протяжный стон, он падает на маленькое тельце сына, надеясь найти в нём хотя бы крупицу жизни, затем, не выпуская его, свободной рукой ощупывает шею жены в поисках пульса. Бесполезно... Ранения смертельны. И он, следователь прокуратуры, знает это лучше, чем кто-либо. Трансформация прошла успешно и довольно быстро. Недаром сфера Третьего несколько дней парила над этой планетой, собирая данные, подсматривая телепередачи, чтобы как можно точнее информировать своего обитателя о внешнем облике и стереотипах общения и поведения местных жителей. Но, несмотря на то, что внешне аборигены мало чем отличались от него, Третьему понадобилась бездна энергии, чтобы произвести трансформацию. Он ещё долго лежал на земле, прислушиваясь к своему новому телу, затем встал, несколько раз потянулся, разминая мышцы, подобрал два лежащих рядом предмета и двинулся по направлению к городу. Его сфера ещё немного повисела над поляной, а затем бесшумно взмыла ввысь и исчезла из вида. По прибытии на работу Назаров был тут же вызван к начальнику. Шеф разговаривал по телефону, но, заметив Ивана, прервал разговор и с минуту рассматривал его, как будто видя впервые. Наконец он произнес: - Назаров! Бросай все свои дела и передавай их напарнику. С этого момента ты поступаешь в распоряжение человека, который сейчас ждёт тебя в твоём кабинете. Требуется срочно разыскать одного беглеца. Доложить мне по выполнении. Вопросы? Назаров недоуменно пожал плечами. Все это показалось ему довольно странным. Он никогда еще не получал задание таким образом: без предварительной документации, без списка привлеченных сотрудников, без финансовой разнарядки. Видя это недоумение, шеф смягчился и счел нужным добавить: - Прости, но дело конфиденциальное. Оно может повлиять на расклад сил там. - Он многозначительно поднял вверх указательный палец. - Да кто же он, этот беглец?.. Свидетель? - слегка раздражённо спросил Иван. Шеф хотел было что-то сказать, но промолчал. Видно было, что он в затруднении. - Тебе всё объяснит человек в твоем кабинете. Всё. Назаров открыл дверь своего кабинета и увидел сидящего в стороне от стола мужчину, который при его появлении сразу встал. Роста он был среднего, полноватый, на вид лет сорока - сорока пяти. Самая обычная внешность. Человек неловко переступил с ноги на ногу и представился: - Михаил. Назаров прошёл на своё место за столом и сел, указав гостю на стул. - Присаживайтесь, Михаил. Меня зовут Иван. Давайте сразу к делу. Итак, кого мы ищем? Посетитель нагнулся, достал из-под стола небольшую, похожую на дамскую, сумку и стал в ней что-то выискивать. Назаров невольно напрягся, хотя и понимал, что его наверняка досмотрели при входе. Наконец гость достал сильно помятую фотографию и протянул её Ивану. - Вот этот человек неделю назад сбежал из сумасшедшего дома. - Почему же вы обратились к нам только сейчас? - спросил Назаров, разглядывая фото. На нём был изображён обычной внешности мужчина лет шестидесяти. Вот только одежда у него была странная. Хотя... сумасшедший - что возьмёшь? - Дело в том, - медленно начал Михаил, - что наши пациенты очень часто убегают, но они либо сами возвращаются, либо нам звонят случайные прохожие, и мы водворяем их на место своими силами. Но здесь случай особый... Он замолчал. По всему было видно, что врать он не умел. Иван разглядывал фото со всех сторон, ожидая продолжения. Видя, что оного не последует, Назаров произнёс: - Для начала мне нужно посетить ваше заведение и поговорить с персоналом. - Нет. Это крайне нежелательно. Назаров удивлённо уставился на Михаила. Тот замялся: - Дело в том, что появление незнакомого человека, да ещё задающего вопросы, крайне негативно скажется на отношениях в коллективе, на равновесии. Надо же учесть нашу специфику. - Михаил просительно взглянул на Ивана. - Я очень прошу вас воздержаться от визитов в клинику. - Хорошо. Давайте я вызову всех сюда. - Это также нежелательно по тем же причинам, - виновато произнёс Михаил. Назаров откинулся на спинку стула. Этот тип начал ему нравиться. Немногие должностные лица вели себя так в кабинете следователя прокуратуры. - Ну, хорошо... Хотя хорошего мало. Что же вы мне можете представить кроме этой фотографии? Имя? Особые приметы? Может он хромой... Михаил отрицательно качал головой. - Родственники, друзья (бывшие). - Всё тот же отрицательный жест. - Привязанности, увлечения?.. При последнем слове Михаил вскинул голову. - Да! Конечно! Он обожает играть. Да-да. В карты, домино, лото, рулетку - во всё, где правит случай. Через полчаса Назаров и Михаил вышли из прокуратуры и отправились на поиски. Назаров решил начать с казино. Затея представлялась ему безнадёжной. В городе несколько сотен больших и малых игральных залов. Чтобы обойти их все, понадобится уйма времени. И нет гарантии, что с ними вообще захотят разговаривать. Поэтому Назаров решил не показывать удостоверение без особой нужды. После гибели жены и сына он растерял всю свою агентуру. Более того! Его почти выгнали с работы. Ведь два месяца кряду он пил, что называется по-черному. Казалось, жизнь потеряла всякий смысл. Но... Поразительное лекарство - время. Лечит практически все душевные раны... Так вот... Только благодаря шефу, его заступничеству, ему удалось восстановиться на работе. Назаров знал, как непросто было шефу этого добиться, поэтому решил вылезти из кожи вон, но найти этого бедолагу. За день они обошли около двух десятков игральных залов, представляясь работниками психлечебницы, но результат был нулевой. Они расстались вечером, договорившись встретиться утром в прокуратуре. Назаров приехал домой и, выключив свет, не раздеваясь, прилёг на диван. Наверное, он задремал. Ему снилось, что кто-то его душит. Иван проснулся. Какое-то тревожное чувство овладело им. Казалось, что в комнате есть кто-то чужой. Несколько секунд он лежал неподвижно, старательно прислушиваясь. И тут он обнаружил, что лежащий до этого на спинке дивана плед случайно обвернулся вокруг шеи. Он попытался избавиться от петли, но это ему не удалось. Тут уж Назаров проснулся окончательно. Он двумя руками ухватился за край пледа и рванул, одновременно пытаясь встать с дивана. И тут же плед, как удав, с огромной силой обхватил его не только за шею, но и за ноги, и за всё тело. Это было дико! Это было ужасно! Назаров со сдавленным рыком боролся за свою жизнь с... смешно сказать... со своим старым пледом. Наконец немного изветшавшая ткань поддалась и лопнула во всю длину. Это было спасение. Назаров вскочил с дивана, схватил с кресла кобуру с пистолетом и включил свет... Ничего... Ничего необычного. Знакомая обстановка: шкаф, полки с книгами, телевизор, кресло и диван с разорванным и мирно лежащим на полу пледом. Что это было? Сон?.. Нет, он не спал. Всё тело ноет, дышать до сих пор трудно, шея болит. Тогда помешательство? День, проведённый в поисках психа, даёт о себе знать? Внезапно Иваном овладела слабость, которой он давно не испытывал. Захотелось, как в детстве, прибежать к маме и, уткнувшись лицом в её живот, ощутить себя защищённым от всех напастей. И именно в эту секунду он ощутил сильные удары. Били книги. Они, словно живые, соскакивали с полок и летели в его сторону. Защищаться было нечем. Назаров только прикрыл кобурой голову и выпрыгнул в коридор, захлопнув за собой дверь, в которую тотчас же посыпались многочисленные удары. Дверь дрожала. И не только она. Та, что вела в кухню, также испытывала на себе удары изнутри. Билась посуда. Грохот стоял неимоверный. Назаров подумал, что на кухне, прямо на мойке, стоит комплект из двенадцати ножей, и если эта дверь поддастся... Бежать! Бежать отсюда, пока жив! Он схватил ботинки, куртку под мышку и, как был - в носках, бросился к входной двери. И тут в неё забарабанили. Назаров застыл, как вкопанный. - Эй, Назаров! Вы что там, с ума поcходили? - Иван узнал голос соседа. "Тогда уж мы оба", - облегчённо подумал он, выбегая из квартиры и захлопывая за собой дверь. В квартире сразу всё стихло. Не обращая внимания на ругань, Иван оделся и обулся и, выбежав на улицу, сел в свой автомобиль. Шины взвизгнули, и Назаров, на ходу вытирая слёзы, трясущимися руками направил машину прочь от этого ужасного места. Минут через десять он, уже почти спокойный, стал обдумывать своё положение. Ехать ему было в общем-то некуда. Разве что к другу-однокашнику Юрке, живущему сейчас на даче недалеко от города. Во всяком случае, в прокуратуре он в таком виде не появится. Он взглянул на себя в зеркало заднего вида. Нет, не появится... Юрка... Назаров невольно заулыбался. Большой, огромный друг Юрка. Они подружились ещё в первом классе и с тех пор не расставались. Прошли годы, они учились, женились, но продолжали регулярно встречаться и чаще всего как раз на даче. По роду своей деятельности им пришлось побывать во многих серьёзных и не очень переделках, и каждый раз Назаров чувствовал себя намного увереннее, когда рядом был друг Юрка. И вообще... Не был бы Юрка тогда, полгода назад рядом, может, и его сейчас уже не было бы... Автомобиль резво мчался по ночному шоссе, жадно пожирая километр за километром. Юрка уже конечно же спал. Мухтар радостно бросился к Ивану, виляя толстым, как полено, хвостом. Назаров потрепал собаку по лоснящемуся в свете фонаря загривку. Выпрямившись, он с удовольствием сделал глубокий вздох. Осенний воздух был чист и свеж. Ветер весело шумел в кронах деревьев, едва различимых на фоне тёмного неба. Несколько первых капель упали на лицо, и это было очень приятно. Назаров стоял перед домом и наслаждался ароматами осенней ночи. Дождь усилился. Иван открыл дверь веранды и зашел внутрь. Запахло свежими вениками и ещё чем-то, чего не могло разобрать обоняние сугубо городского жителя. Он подошёл к запертой двери в комнату и постучал. Внутри заворочались. Протестующе заскрипел диван, словно это его поднимали на ноги. - Юрка, открывай, старый чёрт! - Ванька! Какими судьбами? Дверь распахнулась, и на пороге возникла обтянутая в старый, потёртый спортивный костюм могучая фигура хозяина дачи. - Вот так сюрприз! Заходи-заходи. Э! Да ты промок весь. Ничего, сейчас мы тебе чайку горячего, водочки. Юрка загремел на кухне какой-то утварью, звякнуло стекло, послышалось бульканье. При этом он ещё что-то без умолку тараторил. Назаров снял куртку, скинул на пол ненужную здесь кобуру, стянул ботинки и с улыбкой наблюдал, как Юрка хлопочет, доставая какие-то тарелочки, коробочки, баночки, чашечки и прочие предметы нехитрой сервировки. На фоне всего этого недавние события стали казаться Ивану абсолютно нереальными. А может, всё это ему действительно приснилось? Вскоре всё было готово. В чашках дымился крепкий чай, в блюдцах развалилась, свесив "ноги", ветчина, красная рыба, разная там зелень. Масляно блестели свежезамаринованные грибочки. В сторонке расположилась литровая банка какого-то умопомрачительного варенья, накрытая вместо крышки плотной бумагой и перевязанная бечёвкой. Влажно сверкали мокрыми боками недавно сорванные из теплицы огурцы. И посреди всего этого великолепия был водружён запотевший графин. Юрка деловито налил по рюмке и торжественно произнёс: "За встречу!" Чокнулись, выпили. Выпитая натощак водка тут же теплом разлилась по всем внутренностям. Повторили. Иван рассказал о последних событиях, умолчав о происшедшем в квартире. Правда, он уже и сам сомневался, было ли это на самом деле. Юрка слушал внимательно, не забывая доливать в рюмки. Когда Иван закончил, Юрка, рассматривая фотографию психа, сказал: - Слушай, Ванька, позавчера я беседовал с одним моим знакомым. Так вот, он - крупье. И он рассказал мне, что был свидетелем небывалого везения. Один, как он выразился, странный старик более десяти раз подряд сорвал банк в рулетку. Так, может, это и есть тот человек, которого вы ищете? - А где этот крупье сейчас? - Насколько я понял, он был вынужден уйти из того казино и перейти в другое. Куда я не знаю, но зато я знаю, где он работал раньше. Там мы и познакомились. Иван вспомнил, что до недавнего времени Юрка частенько захаживал в игральные залы. Это была его страсть, и из-за этого он развёлся с женой. Во всяком случае, он сам так говорил. В конце концов, у лучшего судмедэксперта города могли быть свои маленькие слабости. - Утром мы поедем туда втроём, - сказал Юрка, наливая по очередной рюмке. - А то вам двоим опять ничего не скажут. Они ещё немного посидели, а потом дремота и лёгкий хмель заставили обоих разлечься по диванам. На следующее утро, прихватив с собой ожидающего перед дверьми прокуратуры Михаила, друзья поехали в названное Юрием казино. По пути Михаил и Юрка познакомились, и Юрий тут же засыпал Михаила специфическими вопросами по проблемам психиатрии. Ведя машину, Назаров слушал их в пол-уха. Вскоре они подъехали к казино. Войдя внутрь, Юрий что-то шепнул на ухо швейцару. Тот кивнул и ушёл вглубь полутёмного зала. Народу в этот час было немного. В основном все сидели у автоматов. Через пару минут к ним подошёл один из работников казино. Он поздоровался за руку с Юрием и недоверчиво взглянул на Ивана с Михаилом. - Это со мной, - сказал Юрий. Работник кивнул. Юрий спросил о новом месте работы своего знакомого. - Он просил никому не говорить об этом. Правда, если вы его настолько хорошо знаете, да ещё сосед по даче... Работник назвал адрес. Юрий спросил: - А что Макса заставило уйти отсюда? - Понимаете, с неделю назад один посетитель выиграл очень крупную сумму в рулетку. Двенадцать раз подряд угадать число! Это невероятно! Их заподозрили в сговоре. И ещё все думают, что Макс помог ему уйти от нашей "крыши". А потом эта перестрелка... В общем, он уволился. А теперь извините - мне надо работать. Приехав в указанное казино, друзья сразу нашли Макса. Тот, скучая, стоял за рулеточным столом. Увидев Юрия, он приветливо помахал ему рукой. - Будешь играть один? Или все втроём? - Нет, Макс. У нас к тебе дело. Вот этот человек, - Юрий указал на Михаила, - ищет своего пациента - того везунчика, про которого ты мне рассказывал. - Пациента? - удивленно переспросил Макс. - Да, из психлечебницы. - Тогда это многое объясняет, - задумчиво произнёс Макс. - Что объясняет? - не понял Юрий. - Я расскажу всё по порядку. Присаживайтесь. Все расселись за столом. - Этот человек выиграл около миллиона. Ты, Юрий, знаешь правила на моей бывшей работе - всё наличными. Я выдаю ему выигрыш и, как полагается, провожаю к выходу, а сам думаю: "Жаль тебя, мужик. Через пять минут у тебя всё равно всё отберут наши "ребята". Хорошо, если жив останешься". Значит, идём мы к выходу, как вдруг он протягивает мне сумки с деньгами и просит передать их в какой-нибудь детский дом. Я отказываюсь. А он говорит: "Я бы сам это сделал, но мне всё равно не дадут". С этим было трудно спорить. И потом знаете... Его глаза... Я никогда ранее не видел такого взгляда. Я взял у него сумки. И спросил: "А почему вы думаете, что я это сделаю?" Он улыбнулся и сказал: "Не нужно думать, достаточно просто верить". И посмотрел на меня своим странным взглядом. Назаров заметил, что при последних словах крупье Михаил вздрогнул. - И я понял, что всё равно сделаю так, как он просил. Я не мог допустить, чтобы его схватили бандиты, поэтому вывел его через заднюю дверь, поймал такси, сунул водителю сотню и сказал, чтобы он отвёз старика, куда тот скажет. Назаров вынул фотографию. - Это он? - Да, это он. Назаров спросил: - А что было потом? Я слышал, что была какая-то перестрелка. - Наши "ребята" вернулись с пустыми руками. Боссу это очень не понравилось. Босс орал, что они либо "лоханулись", либо присвоили деньги себе, и что сейчас сюда едет сам "князь", и будет "разбор". Те кричали, что им плевать на "князя" и что разобраться нужно со мной. - Макс умолк, задумавшись. - "Князь". Я, кажется, слышал эту кличку, - сказал Юрий. - Про него никто толком ничего не знает. Говорят, что он ведёт здесь какие-то дела, но что это за дела - неизвестно. Действует он только через своих людей. Его почти никто не видел, а те, кто видел, жили потом недолго. О нём рассказывают небылицы. Говорят, он никогда не спит; что он разъезжает по городу в черном лимузине, и что этот лимузин и есть его постоянная резиденция. И самое главное: говорят, его нельзя убить. Друзья недоверчиво переглянулись. - Зря сомневаетесь, - заметил Макс. - Как раз в последнее я поверил бы скорее всего. - Ну вот. Пока шла вся эта ругань между боссом и "крышей", приехали люди "князя"... Представьте себе, до этого перед вами были петушиные бои, и тут на арену выходят четыре льва или тигра. Огромные, черные, в больших темных очках - они зашли в зал, где сразу же стало тихо и как будто даже темнее. Тут один из этих придурков со словами: "А это ещё что за козлы", подходит к одному из "чёрных" и бьёт его кулаком в лицо. Всё произошло молниеносно. Придурок только что замахивался, и в следующий момент он уже валяется на полу с оторванной кистью и стонет от боли. И тут начинается стрельба. Вы не поверите, но я сам видел, как пули отскакивали от них, словно мячики. Через полминуты всё было кончено. А эти четверо, немного постояв, молча повернулись, спрятали пушки и вышли. Босс, весь белый, так и остался стоять на месте, а я пошёл писать заявление. Наступило молчание. Наконец Юрий задумчиво произнёс: - Да, серьёзное дело... И тут в зал ворвался весь взмокший швейцар. - Макс, сматывайся! Там за тобой какие-то бандиты пришли. Макс с растерянным выражением на лице медленно встал. Назаров, не долго думая, вскочил и, схватив его за плечо, сильно тряхнул. - Очнись! Здесь есть второй выход? Макс кивнул. Со стороны главного входа послышался многоэтажный мат, глухие удары, звон бьющегося стекла. - Уходим! Быстро! Юрка, Михаил... Макс! Веди нас. Все четверо побежали к чёрному входу. Через пять минут они уже мчались прочь из города. - Хвоста вроде бы нет, - деловито сообщил глядевший в заднее окно Юрка. - Всё напрасно, - сказал сидящий рядом с Назаровым Макс. - Они меня всё равно достанут. А из-за меня теперь и вы у них на мушке. - Не дрейфь, прорвёмся. - Юрий потрепал Макса по плечу. Но похоже, что его оптимизм никто не разделял. Назаров сосредоточенно вёл машину. Михаил задумчиво смотрел в окно, прижимая к себе свою "дамскую" сумку. Макс сидел, закрыв лицо руками. Через минуту он опустил руки и сказал: - И всё же я ни о чём не жалею. За последние десять лет я видел вокруг себя, в основном, одних сволочей и подонков. А после встречи с ним я снова поверил в людей и в себя. Теперь и умереть не страшно. Наступила пауза. Был слышен только лёгкий шум мотора. - Да кто он такой, в конце-то концов! - прокричал Юрка. - Михаил, признайся, ведь ты рассказал нам не всё. Да и какой ты, к чёрту, психиатр?! Михаил открыл было рот, чтобы ответить, как вдруг по окнам застучали пули и послышался треск автоматов. - Ложись! - крикнул Юрий. - Ванька, жми на полную! Нас засекли. Назаров до предела надавил на педаль газа. Машина прыгнула вперёд. Вдребезги разлетелось правое боковое стекло. Голова Макса безвольно поникла на плечо Ивана. - Юрка, глянь, что с Максом. Юрий, опасливо озираясь, ощупал голову и шею Макса. - Чёрт! Убит. Прямо в голову. Бедняга... Миша, да не высовывайся ты за зря! Иван, за нами два "мерса". Не отстают. Это Назаров и сам видел. "Безнадёга, - подумал он. - Если догонят и столкнут в кювет... Один ПМ с двумя обоймами против "калашей" и "узи"... Безнадёга." - Михаил, Юрка, слушайте... Через пару километров будет просёлочная. На повороте я приторможу. Прыгайте одновременно в разные стороны. - Шиш тебе! - Юрка показал Ивану кукиш. - А ты, Миша, действительно выпрыгивай. - Нет. Всё это из-за меня и поэтому... - Поздно, мужики. - Назаров стал притормаживать. - Впереди у нас гости. И действительно - впереди, в двухстах метрах, дорогу перекрыли два "джипа". Иван остановился метрах в двадцати от ближайшего, и почти сразу же сзади завизжали тормоза. Было видно, как из "мерсов" выскочили семеро бандитов. И тут двери джипов открылись, и из них неторопливо вылезли пятеро. Да. Макс-покойник не преувеличивал. Выглядели эти боевики на самом деле устрашающе. Каждый из них был ростом под два метра - здоровенные, в чёрных костюмах и черных очках. Они медленно, словно нехотя, продефилировали мимо изумлённых друзей и остановились напротив бандитов. А Назаров думал о своём. Смутные догадки превратились в уверенность - любой из этих громил мог быть убийцей его семьи. Он почувствовал, как тёмная ярость овладевает им. Он стал торопливо отстёгивать ремень безопасности. - Ты куда, Иван? Стой! - крикнул Юрка. Но Назаров уже открыл дверь и вышел из машины. И стал свидетелем следующей сцены. Бандиты что-то крикнули громилам, но те не отвечали. Они, словно роботы, стояли и чего-то ждали. Тут передний бандит, очевидно главарь, поднял свой калашников и выпустил в голову ближайшего громилы длинную очередь. Иван не поверил своим глазам. Пули не причинили боевику никакого вреда. Громила неожиданно вскинул руку и схватил стрелявшего за горло. Остальные бандиты, разинув рты, могли только наблюдать, как поднятое над землёй тело пару раз дёрнулось, послышался негромкий хруст, и их главарь со сломанной шеей мешком рухнул на асфальт. Обгоняя друг друга, горе-преследователи бросились по машинам. Взвизгнули шины, "мерсы" развернулись и укатили восвояси. - Сбежали, словно нашкодившие пацаны, - сказал тоже вышедший из машины Юрий. - Даже не знаю, радоваться нам или огорчаться. Назаров взглянул на него, потом на Михаила. Тот сидел, с задумчивым видом сжимая в руке какой-то продолговатый предмет. Открытая сумка лежала рядом. Назарова отвлёк гудок автомобиля. Друзья обернулись и увидели, что со стороны "джипов" медленно подъехал длинный чёрный лимузин. Дверь открылась, и из лимузина вышел высокий, одетый в светлый костюм мужчина. На вид ему было лет тридцать пять - сорок. Он широко, приветливо улыбнулся и звонким голосом произнёс: - Добрый день, господа. Позвольте представиться. Владимир. - Он картинно поклонился. - Некоторые называют меня "князь". Его лицо так и лучилось дружелюбием. Назаров подумал, что такая физиономия могла бы принадлежать школьному учителю или детскому врачу, но она никак не подходила этому, по слухам, отъявленному мафиози. Впрочем, по роду своей службы он повидал много разных типов, и далеко не всегда внешность соответствовала сущности человека. - Итак, господа, не утруждайте себя представлениями. Я знаю всё, что мне нужно о каждом из вас... - Нет, не о каждом! Все, даже боевики повернулись в сторону кричавшего. Михаил неторопливо вылезал с заднего сидения. Назаров отметил про себя, что сумка у него уже закрыта. Затем он взглянул на "князя" и поразился произошедшей в нём перемене. Куда делся детский врач? Перед ним стоял озлобленный, затравленный зверь. Его любезная улыбка превратилась в оскал, губы дрожали, глаза округлились, лицо побелело. Наконец он хрипло проговорил: - Третий?! - Здравствуй, Второй. Или ты предпочитаешь: "князь"? Тот, кого назвали "Вторым", на минуту закрыл глаза, потом открыл их и, как будто убедившись, что всё происходит не во сне, глухо произнёс: - Я бы предпочёл не видеть тебя ещё миллиард лет. - Ванька, - прошептал Юрий. - Что всё это значит? Кто эти двое? Назаров только пожал плечами. Владимир, уже овладевший собой, сделал приглашающий жест: - Прошу вас ко мне в гости, - сказал он и первый залез в лимузин. За ним последовал Михаил. Друзья переглянулись и тоже сели в машину. Боевики остались на дороге. Внутри было довольно просторно и светло. "Князь", севший спиной к перегородке, отделяющей место водителя, раздал всем бокалы и налил вина. "За знакомство" - так он выразился. Все выпили. Михаил долго рассматривал пустой бокал, а затем произнёс: - Владимир, значит... Ты всегда умел выбирать себе имена. Именно поэтому у тебя их так много. Новая планета - новое имя. - Заметь, Третий, в этот раз я здесь не по своей воле. - А это как посмотреть... Ты мог оставаться дома, если бы не устроил тогда мятеж. Владимир расхохотался. - Послушай себя, брат! Мятеж... Разве возможен мятеж там, где царит так называемая "полная свобода воли". Ты ведь тогда такой же мятежник как и я. Только осуществляем мы его по-разному. Вы сами сослали меня сюда, - его голос сорвался на крик, - и теперь это моя планета. Моя! Спокойным уже голосом спросил: - А что ты здесь делаешь? - Назовём это небольшой инспекцией. Возникла необходимость проверить, как у тебя получается наводить порядок в этом мире. Владимир скорчил презрительную мину. - Да что вы там все понимаете?! Сидите себе наверху и раз в тысячу лет спускаетесь ставить мне палки в колёса. А я здесь всё время в этом дерьме ковыряюсь. С места, знаешь ли, гораздо виднее. Да только благодаря мне эти аборигены, - Владимир указал на Ивана с Юрием, - до сих пор не ухлопали друг друга, как это случалось на тысяче других планет. Где-то я лекарь, где-то хирург, а кое-где и "санитар леса". - "Санитар леса"... - Да. Конечно, ошибки неизбежны. Вон их сколько Главный в своё время наделал. Но его инспектировать некому. Ему всё позволено. - Старая песня, братец. - Между прочим, ты её пел не реже меня. - Оставим софистику для более подходящего случая. А что, эти мордовороты снаружи - тоже "ошибка"? Владимир посмотрел в затемнённые окна. Боевики расположились по сторонам лимузина. Видимо, начавшийся дождь их совсем не беспокоил. - Это, Третий, вынужденная мера. Благодаря им мне удалось избежать многих человеческих жертв. Правда, в этой стране люди какие-то чокнутые. Страха почти не знают, а начальства боятся больше смерти, - Владимир поморщился. - Психи! Если бы ты знал, брат, как здесь трудно работать. На западе и востоке всё было ясно и логично. Там - деньги и власть, там - религия и стадное чувство. А тут ... Всё смешалось. Синтез западной и восточной культуры произвёл на свет какого-то недоразвитого урода. Выкидыш!.. Стадо баранов, алчущих власти. И при этом каждый готов в любой момент предать, причем делает это зачастую абсолютно бескорыстно. Сумасшедший дом, а не общество! Законы никто не соблюдает! Совсем недавно умыкнули из казино миллион монет, а эти дебилы, - Владимир ткнул большим пальцем себе за спину, - не смогли найти воров. Правда, одного вот всё-таки настигли, да и того, кретины, пришлёпнули. А из-за этого миллиона могла начаться целая мафиозная война! Пришлось мне вмешаться. Лёгкий укол здесь, надрез там - и конфликт стал локальным. А локальный конфликт гораздо легче погасить. Пошлю завтра своих ребят в "центральный", и пусть вырежут там всех, как раковую опухоль. Вот это работа! А, Третий?.. Михаил помолчал, глядя Владимиру прямо в глаза, а потом, вздохнув, произнёс: - Слишком мы с тобой, Второй, стали разными. Боюсь, нам больше не понять друг друга. Он повернулся к притихшим друзьям: - Пойдём отсюда. Они вылезли из лимузина на свежий воздух и пошли прочь. Владимир глядел им вслед, потом подался вперёд и, взявшись за ручку открытой двери, зло произнёс: - Думаешь, я не понял тогда... Ты специально отослал меня подальше. Как же! Третий! А я - Второй! Ты просто завидовал мне. Ты хотел сам стать Вторым. Ну и оставайся им! Ты всегда будешь на второстепенных ролях. И передай туда, - он показал на небо, - это там я был "Второй", а здесь я был, есть и всегда буду "Первый". Михаил остановился, обернулся и сказал: - Но ты никогда не станешь для них "Главным". - Посмотрим! - выкрикнул Владимир и захлопнул дверь. Лимузин тронулся и, быстро набирая скорость, направился в сторону города. Следом за ним уехали и два "джипа" с громилами. На мокрой дороге остались только трое друзей и их покорёженный автомобиль. Тела Макса и главаря бандитов исчезли. Всеобщее молчание нарушил Юрий: - Мужики, вы как хотите, а я хочу жрать. От всех этих передряг у меня разыгрался волчий аппетит. Предлагаю: поехали все ко мне, благо дача отсюда не далеко. Выпьем, поедим и обмозгуем, что дальше делать. Назаров взглянул на Михаила, смотревшего вслед уехавшим. Тот повернулся к ним и сказал: - Поехали. Предвижу от вас много вопросов. Заранее прошу прощения, если не смогу ответить на все. Назаров спросил: - Вы скажите сразу только одно: кто вы такие? - Как вы уже, наверное, догадались, мы с "князем"... не с этой планеты. - А эти громилы? - спросил Юрка. - А они вообще неживые. - Роботы. Я так и подумал. - Нет, они не роботы, они... - Всё-всё! Хватит разговоров. Я тоже уже хочу есть. Юрка, садись. Михаил, вы тоже... Поговорим дома. Вот что после сытного ужина рассказал Михаил. Неделю назад у них произошло ЧП - исчез Главный. Он и раньше отлучался по своим делам, но в этот раз он впервые за много лет не ответил на его, Михаила, телепатический запрос. Все бросились на поиски, и вскоре его летательный аппарат был обнаружен над этой планетой. Всё стало ясно. Главный опять вышел на "прогулку". "Это его хобби, - пояснил Михаил. - Высаживается на какой-нибудь планете в шкуре аборигена и шляется по ней, пока все наверху с ума не сойдут от беспокойства." Дело в том, что Главный нарочно забывает, кто он такой. Зачем? Этого никто не знает. Известно только, что он вспоминает, кто он есть на самом деле, только в случае, если увидит кого-либо из "своих". Так было несколько раз. И один раз " Второй" решил этим воспользоваться. Он давно носился с идеей действовать самостоятельно, а для этого ему нужно было нейтрализовать Главного. Как? Навсегда оставить его в теле аборигена и никого из "своих" не подпускать. Один раз это ему почти удалось, но Михаил помешал. За это Второй был сослан сюда много, очень много лет назад. Они уже приканчивали третий графин. Михаил говорил заплетающимся языком и с тоской поглядывал на мягкий диван. На нём сидел Юрка и сыпал вопрос за вопросом, постоянно подливая в рюмки. Назаров хмуро слушал, сидя у окна, подперев щёку рукой. Рука у него то и дело соскальзывала со щеки, но он упрямо возвращал её назад. "И теперь, - продолжал Михаил, - если Владимир первым найдёт Главного, то беды не миновать." Вообще-то, Михаил не должен был здесь появляться. Ему здесь не место - в этом Владимир прав. Это не его забота - вмешиваться в дела Главного. Но он не может просто сидеть и ждать сложа руки. А в том, что Владимир тоже ищет Главного, он уверен теперь на все сто процентов. И его главная забота теперь - опередить "князя". Михаил говорил всё бессвязнее, пока наконец не заснул, сидя на стуле. Друзья, пошатываясь и спотыкаясь на каждом шагу, перетащили его на диван. Юрка, сделав рукой неопределённый жест, удалился за стенку, и через минуту оттуда послышался могучий храп. Иван снова сел к столу. На глаза ему попалась "дамская" сумка. Он покосился на Михаила. Тот спал, чему-то улыбаясь во сне, и лицо его казалось совсем детским. Назаров взял сумку, поставил себе на колени, а потом медленно потянул за молнию. В сумке лежали всего два чёрных, довольно тяжёлых предмета. Один был похож на фонарь с длинной круглой ручкой, второй был кинжалом в толстом кожаном чехле. Строго говоря, этот материал не был кожей, но другого названия Назаров подобрать не мог. Он взялся за весьма удобную чёрную рукоятку и вытащил кинжал из ножен. В слабом свете одинокой лампочки блеснуло прозрачное, как стекло, лезвие. Назаров коснулся двумя пальцами лезвия и невольно вскрикнул от боли: лезвие было нестерпимо, обжигающе холодным! Назаров моментально протрезвел. Он осторожно засунул кинжал обратно в чехол и с опаской взялся за "фонарь". На том же месте, что и у обычного фонаря, он обнаружил кнопку. Он направил его на стену и нажал на кнопку. Вместо света из линзы выдвинулась чёрная тень. Куда бы он ни направлял "фонарь", везде свет пропадал и наступала тьма. Она распространялась широким лучом, подобно лучу света, только наоборот: пожирала свет. Назаров выключил "фонарь" и осторожно положил оба предмета обратно, после чего застегнул сумку. Сон сморил его, и он заснул, сидя на стуле, прислонив голову к оконной раме. Долго в такой позе спать невозможно. Назаров проснулся через пару часов. Знакомое тревожное чувство овладело им. Он взглянул в окно. Светало. Михаил спал. Юрка храпел за стенкой. Иван встал, вышел из дома и, закрыв за собой калитку, направился к близлежащему холму. Было ещё не очень светло, поэтому неудивительно, что Иван не заметил стоящий неподалёку чёрный лимузин. Взобравшись на холм, Назаров сел на траву, обхватил руками согнутые в коленях ноги и стал смотреть на восток, ожидая, когда появится солнце. Тут чьи-то тонкие холодные пальцы легли ему на веки. В голове Ивана как будто взорвалась бомба. Ведь так любила делать его... - Доброе утро, милый. - Т-ты?! - Да конечно, глупый. Кто же ещё? Назаров сжал жену в объятиях. - Ты! Да, это ты! Где же ты была всё это время? Я сейчас с ума сойду, если уже не сошёл. Если это сон, то я не хочу просыпаться. А где малыш? - Oн слегка отодвинулся от жены и, не выпуская её из рук, стал с нежностью рассматривать родное лицо. - Да где-то здесь бегает. Наверное, охотится за кузнечиками. - Папка! Я ящерку поймал! - Сынок! - Папка-а! Назаров увидел, что сын вприпрыжку бежит к нему по мокрой траве. Он выпустил улыбающуюся жену и раскинул в стороны руки, приготовившись обнять маленькое тельце. И тут... Все исчезли. Только что к нему с радостным смехом бежал малыш, как вдруг стало пусто. И оборвался смех. Назаров оглянулся - жены не было тоже. На её месте стоял Владимир. Иван посмотрел в его глаза и почувствовал ту же слабость, как тогда в квартире. Ноги его подкосились. Он упал на землю и громко, навзрыд заплакал. Взошло солнце. - Я понимаю тебя, Иван Назаров, - через несколько минут сказал Владимир. - Потерять одновременно жену и сына - это тяжело. Назаров сел. Владимир опустился с ним рядом. - Я уже говорил, что совершал ошибки. Одна из них - смерть твоей жены и сына. И только я могу эту ошибку исправить. Назаров круглыми глазами уставился на Владимира. - Ты уже убедился, что я кое-что могу. Но только, сам понимаешь, даром в этой жизни ничего не даётся. - Что я должен сделать? - прохрипел Назаров. - Я меняю жизнь твоей семьи на жизнь Михаила. - Назаров затаил дыхание. - Двое против одного, согласись, что обмен абсолютно неравноценен. Кто он тебе? Он даже не землянин. Какое тебе дело до этого небожителя и до его целей? Ну, найдёт он Главного, и улетят они к себе на небеса. А что останется тебе? Иван застывшим взглядом смотрел перед собой. - Вот и подумай. Хотя, чего тут думать, не знаю. Иван очнулся. - А какие у меня гарантии? Владимир усмехнулся. - Гарантий не требуется. Достаточно просто верить. Ты что же думаешь?.. Да ведь я давно знаю местонахождение Главного. Да-да. Он здесь, в городе, в одном из подвалов мафии. Эти недоноски хотят выпытать у него секрет беспроигрышной игры в рулетку. Кретины! Нужно действовать быстрее. Я боюсь опоздать. Если они запытают его до смерти - всё пропало. - Ходят слухи, что вы бессмертны. Так как же я убью Михаила? - Мы бессмертны в своих настоящих оболочках, а в ваших телах все смертны. - А твои чёрные боевики? - Они мертвы уже очень давно. И вообще они не отсюда. - Так почему же ты не прикажешь им? - Да не могу я сделать это! - Владимир досадливо поморщился. - Ты не поймёшь. У нас есть свои законы, своя этика... физика, если хочешь. Я могу разрушить тело, но сущность уничтожить не так просто. Для этого нужна посторонняя воля. Твоя, например. И... нужно ещё кое-что... Холодное лезвие. Иван вскинул голову. Владимир внимательно посмотрел на него. - Ты уже держал его в руках, так? Ожоги на твоих пальцах весьма характерны. Так вот. Только этим клинком можно окончательно уничтожить любую сущность. Живую или неживую, земную или внеземную. - Владимир оскалился в злобной усмешке. - Михаил приготовил его для меня, а погибнет от него сам. Как там у вас говориться... Взявший меч, от меча и погибнет. Остальные меня не волнуют. Они не станут вмешиваться. Безынициативные чистоплюи! Моральные импотенты! Без воли хозяина ни шагу... Ну да мы отвлеклись. Отправляйтесь днём в "центральный". Там в обмен на информацию о налёте моих ребят главарь местной мафиозной группировки отдаст тебе Главного. Когда вы зайдёте в подвал вместе с Михаилом, я дам тебе сигнал действовать. И уж тогда не медли. Ты должен будешь всадить ему лезвие в шею как можно глубже. И помни! Жизнь твоей семьи в твоих руках. По рукам? Он встал и протянул Ивану раскрытую ладонь. Назаров, глядя на неё, спросил: - Это правда, что вы братья? - Правда-правда. Ну так по рукам? Назаров медленно поднял показавшуюся ему раз в десять потяжелевшую руку и вложил её в протянутую ладонь. - Ну вот и отлично. Не забудь про холодное лезвие. Оно должно быть у тебя до того, как вы спуститесь в подвал. На этом всё. Он выпустил руку Ивана и она безвольно упала на траву. Назаров наблюдал, как Владимир спускается с холма, и к нему с двух сторон присоединяются чёрные боевики. И вот уже образовался клин из двенадцати чёрных фигур с одной светлой во главе, но почему-то именно она казалась Ивану темнее всех остальных. Всё шло, как и задумывалось. "Авторитет" изрядно потерял в своём "весе", когда услышал, что к нему в гости едут люди "князя". Похоже, что от страха он готов был рассказать всё, что угодно, вот только дар речи утратил. Назаров положил перед ним фото и сказал одно слово: "Адрес!" Тот, заикаясь, назвал адрес. Через полчаса все трое подъехали к заброшенному, предназначенному под снос зданию. У единственного подъезда стояли четверо бандитов, очевидно сторожа. Они с брезгливым интересом наблюдали за подходившими к ним друзьями. Иван раскрыл удостоверение. - Следователь Назаров. Мы пришли за человеком, который находится в подвале. Ближайший бандит рыгнул и смачно харкнул в раскрытую книжку, за что сразу же получил резкий апперкот Назарова. Остальные трое бросились на них. Завязалась потасовка. Через пару минут всё было кончено. Все четверо в живописных позах валялись перед входом в здание. Михаил вытирал платком разбитую бровь. Юрий уселся на ступеньку и, запрокинув голову, прикладывал к переносице плоский камень, стараясь унять кровотечение. Назаров, нахмурившись, очищал удостоверение. - Да, доложу я вам, - сказал Юрий, ощупывая нос, - старый я стал для таких упражнений. А ты, Миша - молоток. Для инопланетянина ты хорошо боксируешь. Михаил невесело улыбнулся. Юрий выбросил окровавленный камень, кряхтя поднялся и открыл дверь. Справа лестница вела наверх, слева вниз - в подвал. Оттуда ощутимо тянуло сыростью. - Я думаю, если бы там были ещё бандиты, то они бы уже давно выбежали на звуки драки. Так что там безопасно. Идите за стариком. А этих отдыхающих нужно связать покрепче. Вон один уже зашевелился. Юрий пошёл к машине за верёвкой, а хмурый Назаров с Михаилом стали спускаться вниз. Вдруг Михаил остановился. - Слишком всё просто, - сказал он озабоченно. - Я знаю Второго, он так запросто не отступит. Иван, возьмите вот это, - он протянул Назарову свою сумку. Тот попятился. - Там есть кинжал и поляризатор. Кинжал этот способен убить чёрных дьяволов, а поляризатор направляйте им в лица - это их ослепит. Я чувствую - они где-то рядом. Сумка повисла в воздухе. Михаил повернулся к Назарову: - Простите, Иван. Я не должен был просить вас об этом, но сам я убивать просто не могу. Назаров машинально взял сумку. Они продолжили спуск. Лестница кончилась, и они очутились в коридоре, в конце которого виднелась приоткрытая дверь. Назаров, как во сне, на негнущихся ногах прошёл вслед за Михаилом, а тот поспешно закрыл за ним дверь на ржавый засов. Они очутились в довольно большом помещении с колоннами. Свет еле-еле проникал сюда сквозь маленькие, с грязными стёклами, расположенные у самого потолка окна. Под ногами хлюпало. Пахло плесенью и затхлостью. Глаза их постепенно привыкали к полутьме. И тут они оба увидели его. Главный лежал на полу в другом конце зала, и на его теле не было ни одного живого места. Было непонятно, где кончается одежда и начинается разорванная кожа. Ступни ног были размозжены, скорее всего, молотком. Большего в полутьме нельзя было разобрать, но и этого было достаточно, чтобы понять - этого человека подвергли мучительным пыткам. Воскликнув: "Отец!", Михаил зарыдал, сорвал с себя плащ и бросился к лежащему. И тут Назаров услышал у себя в голове голос Владимира: "Действуй". Машинально он расстегнул сумку, достал клинок и вытащил его из ножен. "Один короткий удар и твоя жена и сын будут живы и невредимы. Ну! Не медли". Назаров, сжав в руке кинжал, смотрел, как Михаил с причитаниями пеленает в плащ истерзанное тело. Шея его была полностью открыта - ярко-белая, даже в этом скудном освещении. Всего один удар. Один! И он снова сможет обнять и расцеловать жену и сына. Иван взялся свободной рукой за лезвие. Х о л о д н ы й о ж о г! "Нет! Только не так! Как угодно, но только не таким способом. Да, он никто мне. Он - нелюдь. Он только гость в этом теле. Но, чёрт побери! Ведь этот холодный клинок убивает Душу!" - Нет! - крикнул Назаров во весь голос. - За что мне это?! И почти сразу послышался слабый голос старика: - Сынок! И в ту же секунду раздался громогласный рёв. Так реветь могло только животное. - Убейте их всех. Всех! - проревел едва узнаваемый голос. Раздался оглушительный грохот. Это ломали дверь. Назаров схватил "фонарь". Через секунду дверь поддалась, и в подвал ринулись чёрные дьяволы. Затрещали автоматы. Иван, спрятавшись за колонной, увидел, как Михаил накрыл собой тело старика. "Чёрные" стреляли наугад, но по меньшей мере три очереди пересекли его спину. Назаров выставил перед собой включенный "фонарь" и подбежал к ближайшему из "чёрных". Холодное лезвие неожиданно легко вошло в тело громилы. За первым последовал второй, затем третий, четвёртый... Но Назаров не вёл счёт. В голове его крутилась только одна мысль: "Короткий удар в шею, как можно глубже". Последние двое "чёрных", бросив пустые автоматы, пытались ретироваться, но Иван настиг их у самой двери и всадил клинок в затылок одному, затем второму. Потом он упал на пол и, тяжело дыша, лежал несколько минут. Сердце его готово было выпрыгнуть из груди, всё тело дрожало, казалось, что голова вот-вот разорвётся. Вдруг послышался заботливый голос: - Молодой человек, встаньте, а то простудитесь. Назаров поднялся и изумлённо уставился на старика. Он выглядел так, будто бы и не лежал только что весь израненный на грязном и мокром полу. Отутюженные брюки, белая рубашка, галстук, пиджак - всё как у обычных людей. А взгляд у него был такой добрый и открытый, что у Назарова сразу прошла дрожь, и голова перестала раскалываться. Иван взглянул вглубь зала. Повсюду лежали трупы боевиков. Тела Михаила не было. - Я вам очень благодарен за помощь, молодой человек. Простите, что доставил вам столько хлопот. И тут из-за ближайшей колонны вышел Владимир. - Главный! - позвал он. Старик и бровью не повёл. - Отец, посмотри на меня. Старик, не оборачиваясь, сделал рукой отстраняющий жест. - Ну ладно! Мы ещё встретимся с тобой, Иван Назаров. Сказав это, "князь" выбежал из зала. Были слышны его торопливые удаляющиеся шаги. Вдруг стены задрожали, посыпалась штукатурка, пол заходил ходуном. Здание рушилось. Назаров тревожно оглянулся. - Бегите, бегите, молодой человек, и обо мне не беспокойтесь. Со мной теперь всё будет хорошо. - Вы уверены? - спросил Назаров. Старик улыбнулся, затем сказал: - Не нужно быть уверенным, достаточно просто верить. Назаров кивнул и заспешил к выходу. Он отбежал всего несколько метров, как дом рухнул, погребя под собой всех - и живых, и мёртвых. А навстречу ему, щурясь от пыли, уже бежал Юрка. - Ванька! Жив, чёрт! Они обнялись. - А я уж было думал, что тебя завалило. Ты что тут наделал? Они пошли к машине. - Слушай, пока я грузил последнего бандита, ко мне подбежал какой-то мальчишка и дал вот этот конверт. Я его вскрыл, а там вот эта записка. Ни черта не понимаю. Назаров взял сложенный вдвое лист и, развернув, прочёл вслух: - Достаточно просто верить, - пора действовать. - Ну, и что это, Ванька, значит? Ну что ты улыбаешься? Говори, морда! - Это значит!.. - Назаров схватил Юрку за толстые щёки и радостно воскликнул: - Это значит, что он жив! Михаил жив! Понял, ты? Поехали, кутнём по такому случаю! Уже сидя в машине, Назаров начал озираться. - Ты чего потерял? - спросил Юрка. - А где эти?.. Бандюги. - В багажнике. - Что?! Все четверо?! - Ну, да... Иван несколько секунд изумлённо смотрел на Юрку, а потом громко расхохотался. Глядя на него, Юрка тоже загоготал. Так они, хохоча, и поехали. А над развалинами ещё долго не оседала чёрная пыль. Часть втoрaя. Оcколоксудьбы. Миллиард лет тому назад. Земля. - Выносите его. Сказав это, Третий посторонился. Четверо одетых в серые балахоны великана вынесли по пандусу из недр космического корабля скованное по рукам и ногам тело Второго. - Положите его на землю и убирайтесь! - раздраженно приказал Третий. "Серые" беспрекословно выполнили приказ. Их корабль почти бесшумно взмыл ввысь и исчез из вида. "Что это со мной? Нервы что ли шалят?" - подумал Третий. Он подошёл к неподвижному телу и прикоснулся к оковам - те раскрылись с тихим металлическим лязгом. Второй сел, потирая запястья, потом встал и затравленно огляделся вокруг. Они стояли на берегу моря. Волны с тихим шелестом накатывали на прибрежный песок, оставляя на нём неровную полоску серо-белой пены. Метрах в десяти от воды вздымались ввысь безжизненные чёрные скалы. Второй оглядывался, содрогаясь. Впрочем, было довольно холодно. Третий, поёжившись, молча развернулся и направился к висевшей неподалёку от них сфере. - Третий, - позвал Второй. Его голос было трудно узнать - столько в нём было отчаяния. - Третий, обернись... Третий остановился и, не оборачиваясь, спросил: - Чего тебе? - Третий, - срывающимся голосом сказал Второй, - не оставляй меня здесь, брат. Третий почувствовал, как кровь приливает к голове. Всё также, не оборачиваясь, он произнёс: - Ты сам сделал свой выбор, Второй. Кроме того, по твоей вине погиб один из нас. Это справедливая кара для тебя. Прощай. - Подожди, брат! Третий услышал приближающиеся шаги. Он резко крикнул: - Не подходи ко мне! - Хорошо-хорошо... Одна просьба: пришли ко мне мой народ. Без меня они все обречены. Главный уничтожит их - опять... Прошу тебя! Третий хотел было обернуться, но передумал. " Чего я боюсь?" - промелькнула мимолётная мысль. Уже у самого входа в сферу он сказал: - Мы посмотрим, что можно сделать... через миллиард-другой лет. Он вошёл в сферу и, уже лёжа внутри, услышал приглушённый вопль: - Будьте вы прокляты! Будьте вы все прокляты! И только когда поверхность земли стала стремительно удаляться, он взглянул вниз и увидел издали маленькую, стоящую на коленях с воздетыми вверх руками фигуру брата. *** Миллиард лет спустя. Холод. Михаил очнулся и обнаружил, что лежит ничком на полу. Первые несколько секунд он никак не мог понять, где находится. Постепенно память начала возвращаться. Всего несколько мгновений назад он чувствовал пронзительные удары в спину, потом пол качнулся и больно ударил его по голове. Его убили. Убили в теле землянина. Но вместо того, чтобы очутиться в тёплом и светлом лоне своей сферы, он сейчас лежал на полу в пустом полутёмном кабинете. В кабинете? Михаил с трудом приподнял голову. Так и есть - это кабинет Назарова. Уличные фонари давали возможность рассмотреть знакомые стены и мебель. Михаил не без труда встал на ноги и, отодвинув от стола стул, плюхнулся на него, тяжело дыша. Постепенно сердцебиение пришло в норму. Через несколько минут он, уже полностью оправившись, встал со стула и, пройдя к двери, включил свет. За столом Назарова сидел Главный. Михаил не смог удержаться от нервного возгласа. Главный улыбнулся и тихим голосом произнёс: - Спокойно, Третий. Я ненадолго. Нет времени. Спрашивай. Михаилу потребовалось ещё несколько секунд, чтобы окончательно прийти в себя. - Главный! Почему я всё ещё здесь? Я сделал, как ты велел. Нашёл Ивана Назарова и передал ему холодное лезвие. Почему я не дома, отец?! - Ти-ше... - прошептал Главный, прикладывая палец к губам. Где-то в глубине здания послышался хлопок двери. Главный посидел несколько секунд молча, настороженно прислушиваясь, а потом вполголоса произнёс: - "Серые" сейчас уже высаживаются из своих кораблей. Через пару часов они войдут в главные города планеты. Нужно подготовиться к уничтожению этой расы. Второй попытается помешать им. Не дай ему сделать это. - Но, Главный... Отец! Может, ты объяснишь мне?.. - слова Михаила повисли в воздухе. Главный встал с места и внимательно посмотрел на Михаила. - Объяснений не требуется, Третий. Достаточно просто верить. В дверь кабинета кто-то тихонько постучал. - Пора, - произнёс приглушённый голос. Главный прошёл к двери и, взявшись за ручку, бросил через плечо: - Дождись Назарова. Он мне ещё нужен. Не сказав больше ни слова, он вышел из кабинета. Михаил ещё долго глядел на закрытую дверь, потом, смахнув рукой слёзы, подошёл к окну и стал смотреть на просыпающийся, может быть в последний раз, город. *** Где-то в другой Вселенной. - Быстрее! Ещё немного и Вселенная сколлапсирует! - Но мы ещё не готовы... - Некогда рассуждать! Либо сейчас, либо никогда! - Но Kокон ещё не готов. Не все параметры отрегулированы. Просчитаны не все варианты. Кроме того... - Да оглянись же ты вокруг!!! Скорее! Все в Kокон! - Всем не успеть! - Всё! Времени - ноль. Сворачивай пространство! СЕЙЧАС ЖЕ!!! .................................................................................................... - Где мы? - Всё ещё в Kоконе. - Что произошло? - Возникла новая Bселенная, но... Проклятье! - Что?! - В этой Bселенной открыты только три пространственных измерения! Остальные остались замкнуты. Мы не были к этому готовы. Мы не можем выйти в реальность этого мира. - Это немыслимо! Что же нам делать? - Остаётся только ждать возникновения новой Bселенной. - Но на это уйдёт сотни триллионов лет! Нам понадобится пища. Много пищи! - Но как мы сможем получить её из этой первобытной Bселенной? - Придётся рискнуть. Потратим часть нашей энергии. Создадим пищевые рецепторы. - Нам понадобится очень много рецепторов. Нам не хватит энергии. - Для этого создадим главный рецептор и запрограммируем его на формирование второстепенных. - Так... Главный рецептор будет создавать вспомогательные рецепторы в соответствии с местными условиями. - Верно! Это сэкономит нам энергию. - Итак, приступим к созданию главного рецептора. Главный рецептор... Может, назовём его как-то иначе? - Назовём его просто: Главный. *** Миллиарды лет спустя. Четверо стояли на краю высокого утёса. Перед ними, у его подножия, распростёрся истерзанный пожарами полуразрушенный город. Выживших было немного. - Эй, Третий! - раздался энергичный голос. - Выкинь ты уже эту рухлядь. Который раз ты берёшь с собой этот первобытный... Как там его?.. - Гранатомёт, Второй, гранатомёт. Сколько раз повторять? Второй расхохотался: - Конечно, каждый сходит с ума по-своему, но... Скажи ему ты, Первый, что этот его... раритетомёт опасен для него самого. Мне он не верит. Сказав это, Второй уселся на выступ скалы, достал из кармана каменный брусок и, подобрав лежащий рядом двуручный меч, принялся любовно его затачивать. Он плавно, почти не касаясь, проводил точилом по лезвию, щурясь одним глазом, смотрел вдоль края, даже подул зачем-то на остриё. Было видно, что процесс доставляет ему большое удовольствие. Первый, закончив собирать своё оружие, покосился на стоящего на краю утёса и смотрящего в бинокль Главного и, улыбнувшись братьям, сказал: - Третий, Второй прав. Помнишь, как миров десять назад твой гранатомёт взорвался у тебя в руках? - Ладно-ладно... - Третий поднял свободную руку. - Обещаю, что после этого раза сменю оружие. Но... кто бы говорил. Второй, вспомни! Ты ведь тоже свою булавку таскаешь уже уйму времени, хотя однажды оттяпал-таки ceбe полступни. Второй поднял вверх палец. - Во-первых, на этой планете меня называют Вершителем. - Третий скорчил презрительную гримасу. - Во-вторых, то была другая ситуация. И, в конце концов, регенерация ноги - это одно, а провал всей операции из-за твоей любви к взрывам - совсем другое. Третий хотел было что-то возразить, но тут Главный опустил бинокль и, повернувшись к братьям, едва слышно произнёс: - Пора, сыновья. - А ну! Кто прикончит больше?! - весело крикнул Второй и, взмахнув мечом, с оглушительным воплем спрыгнул с утёса. За ним, в точности повторив его клич, последовал Третий. Первый не без труда поднял свой лучемёт и собрался было тоже спрыгнуть вниз, но бросив взгляд на отца, поразился произошедшей в нём перемене. Главный стоял понурив голову и со слезами смотрел, как внизу двое братьев с улюлюканьем уничтожают немногочисленных выживших. Те пытались прятаться, но, в конце концов, каждого настигал либо взрыв гранаты, либо разящий меч Второго. Первый бросил на землю оружие, подошёл к Главному и, стараясь поймать его взгляд, спросил: - Отец, что с тобой? Главный вытер глаза и взглянул на Первого. Некоторое время они смотрели друг на друга, пока Первый ни обнял Главного за плечи. - Отец, всё хорошо. Мы все вместе, и это самое важное на свете. Ведь так? Главный издал звук, словно пытаясь подавить готовые вырваться рыдания. - Конечно, Первый, конечно... - проговорил он дрожащим голосом. - Вы со мной, и это главное. - Он отстранился от сына и влажными глазами взглянул вниз. - Иди туда, сынок, присмотри за братьями. - А ты? - спросил Первый. Не ответив, Главный полез в карман, достал оттуда продолговатый чёрный предмет и, словно взвешивая, подбросил его на руке. При этом он настороженно прислушивался. Первый вдруг почувствовал внутри себя странное ощущение. Сердце неприятно закололо. - Зашевелились, - непонятно кому сказал смотрящий куда-то за горизонт Главный. - Заволновались. Полвселенной до вас, а вы уже заёрзали. Голос его усиливался и грубел. Первому стало страшно. Он знал, что такое гнев отца. Этот гнев был способен разрушать планеты, звёзды и целые галактики. Это только по своей прихоти он позволил им, своим сыновьям, добить выживших после удара метеорита жителей этой обречённой планеты. Первый знал, что при желании Главный может одним ленивым движением пальца разрушить всё вокруг. Главный неподвижно стоял на краю утёса и смотрел вдаль. Наконец он повернулся, и Первый поразился, увидев его глаза. Они пылали такой ненавистью и злобой, что он невольно сделал несколько шагов назад. - Убейте их всех! - оглушительно взревел Главный. - Всех! Не желая более провоцировать гнев отца, бросив последний недоверчивый взгляд на чёрный предмет в его руках, Первый подобрал лучемёт и последовал за братьями. Второй и Третий быстро продвигались по улицам города, убивая каждого встречного, не щадя никого. За очередным поворотом на площади их встретила вооружённая группа аборигенов. Братья решили разделиться. Третий остался на месте, отстреливаясь, а Второй побежал в обход. К тому моменту, когда у Третьего осталась только одна граната, подоспел Первый. И первым же лучом он разрезал пополам двоих прятавшихся за колоннами стрелков. Увидев это, остальные бросились бежать и наткнулись на напавшего с тыла Второго. На то, чтобы уложить их всех ему потребовалось меньше минуты. Ловким взмахом меча он искусно снёс голову последнему аборигену. Хлынувшая фонтаном кровь забрызгала ему всё лицо. Находясь всё ещё в возбуждении, Второй громко расхохотался. Подоспевшие Первый с Третьим помогли брату добить ещё живых, после чего они все втроём не торопясь пошли обратно к утёсу, громко обсуждая недавнее сражение, то и дело хохоча и перебивая друг друга. А Главный всё также стоял на краю. Он смотрел на эту развесёлую троицу и в его голове начал зарождаться план. Даже не план, а тень плана, так как явно планировать ЭТО он себе позволить не мог. *** Он очнулся. Впрочем, то состояние, в котором он сейчас находился, нельзя было назвать пробуждением. Он не понимал кто он и где он. Он не помнил ни своего имени, ни своего прошлого. Сознанию не за что было зацепиться, чтобы ощутить себя полноправным членом этой реальности. Может минута, а может быть миллион лет ему понадобилось, чтобы начать что-либо чувствовать. В голове появилась первая мысль: я существую. Дальше пошло легче. Такие понятия как вкус, обоняние, осязание, слух, зрение стали обретать смысл. Ещё через неопределённый промежуток времени он осознал, что у него есть тело, руки, ноги. Пришло знание о возможности дышать, двигаться. С огромным трудом он приподнялся и сел. По коже побежали мурашки, голова слегка закружилась. Довольно долго он изучал своё тело, после чего встал и огляделся. В нескольких шагах от себя он увидел неподвижно висящий над гладким каменным полом, светящийся мягким белым светом огромный шар. И этот шар, этот пол и бесконечная тьма вокруг - это было всё, из чего состоял этот мир. Он неуверенно подошёл к шару, чувствуя по отношению к нему необъяснимое доверие и симпатию. Вновь закружилась голова, и на минуту ему почудилось, что он падает в какой-то глубокий чёрный колодец. Где-то в отдалении он вдруг услышал какие-то непонятные резкие звуки. Вскоре странные ощущения прекратились. Он протянул вверх руку и коснулся гладкой на вид поверхности шара. В этот же самый миг на него, как из прорвавшейся плотины, хлынул огромный поток всеобъемлющей информации, в котором ежеминутно мощным рефреном звучало: " Энергия...Нужна энергия..." Вскоре он уже точно знал, что ему нужно делать. Усилием мысли он начал создавать звёздные системы, туманности, квазары, пульсары, чёрные дыры - словно клеем прикрепляя их к реальности константами и физическими законами, создавая таким образом условия для возникновения самой ценной энергии во Вселенной - энергии живого разума. И разум возник. Сразу на нескольких планетах в миллионах световых лет друг от друга стали зарождаться и расти цивилизации. Энергия разумного индивидуума - его стремление, страсти, вера, боль, отчаяние, скорбь, страх - вот то, что требовалось породившим его творцам, заключённым в Коконе невозможной в этой Вселенной реальности. Чем выше был общий уровень интеллекта какого-либо общества, тем ценнее и обильней был его энергетический потенциал. Создатели питались, перемещаясь в своём Коконе во Вселенной. И аппетит их возрастал. И он кормил их. Насылая на обитаемые планеты различные катастрофы, сталкивая их жителей в жесточайших войнах, он добивался максимального выхода чистой энергии. Но вскоре и этого оказалось мало. Тогда по образу своему и подобию он создал себе помощника, затем ещё одного, и ещё - всего троих. Он стал называть их своими сыновьями, и впервые за миллиарды лет у него появились собеседники. Пусть они не ведали ничего о его целях, но зато были готовы ревностно исполнять его волю. И он стал посылать их уничтожать цивилизации, которых к тому времени во Вселенной было уже несколько сотен тысяч. И сыновья отлично справлялись. Чистая энергия текла рекой. Создатели были довольны, а он был счастлив. А потом робко, на цыпочках, подкралось сомнение. Началось это после того, как сначала первый сын, потом второй и третий начали спрашивать его о причинах столь яростного и неуёмного уничтожения. " Достаточно просто верить", как заклинание повторял он им, и эти слова первое время действовали безотказно. Но зерно сомнения дало свои всходы. Вскоре и он стал задумываться. И как только крамольная мысль залетала в его голову, так сразу же он начинал ощущать тревогу обитателей Кокона. Это было только небольшое волнение, подобное лёгкому бризу, но оно могло превратиться в яростную бурю. Он стал гнать от себя это мысли, но они упрямо возвращались обратно. И с каждым возвращением увеличивалось волнение создателей. В конце концов это свело его с ума. Он стал мысленно раздваиваться. Одна его половина продолжала свято выполнять возложенную на него миссию, вторая начала бунтовать. Чтобы забыться, он стал специально отключать свою память и спускаться на обречённые планеты в телах их аборигенов. Иногда он проживал целые жизни в обличии какого-нибудь воина или ремесленника, до тех пор, пока насильственная смерть, либо визит одного из сыновей не отпускали его. Порой он просто гулял по особенно полюбившимся мирам, трансформировав предварительно свою внешность. И в таких прогулках он переставал сражаться сам с собой, а просто радовался жизни, всецело предаваясь различным страстям и позабыв про свою возможность играть судьбами людей. Но однажды некая чаша, видимо, переполнилась, и его второе я вырвалось наружу. Какое-то время он не помнил, что делал последние несколько часов. Он вдруг очнулся возле Кокона с дикой головной болью. Кокон пульсировал, а на его гладкой поверхности зияла небольшая рваная рана. Каким-то образом ему удалось вырвать из его не принадлежащей этой Вселенной оболочки маленький кусок. И этот кусок, точнее осколок, лежал теперь рядом с ним. Был он прозрачный и гладкий, как стекло, и обжигающе холодный. Головная боль постепенно утихла, но не совсем. И он понял, что до конца она не пройдёт уже никогда. Будучи созданием Кокона и причинив ему вред, он тем самым навредил самому себе. И эта боль стала ещё одной причиной для его ухода на прогулки в обличии простых смертных. А холодное лезвие он снабдил рукоятью и чехлом, дабы не обжигаться, отдал его Первому и приказал обеспечить его постоянную охрану, в том числе и от него самого, чем поверг своего старшего сына в паническое замешательство. Также он повелел Первому вместе с братьями встать на страже Кокона, так как Кокон стал теперь уязвим. С развитием Вселенной, возникающие в ней цивилизации становились всё более и более совершенными, достигали высокоинтеллектуального уровня всё за более и более короткие сроки. И это было опасно. Похоже на то, что сама Вселенная начала борьбу с паразитирующей нa ней реальностью. Кокону требовалась защита в лице его сыновей - Cтражей Кокона... Стражей cудьбы. *** - Первый, берегись! - прокричал Владимир. Очередной взрыв отбросил Первого на несколько десятков метров от края скважины. Владимир, очнувшись от лёгкой контузии, увидел, как к отверстию в земле бегут сразу несколько чёрных боевиков. И возглавлял этот отряд ни кто иной, как Мститель. Они не виделись очень давно, но всё же Второй сразу узнал его. Нельзя было допустить их к скважине. Не обращая внимания на град пуль, Владимир бросился в их сторону, вовсю орудуя на ходу кулаками. Но десятки вновь набежавших чёрных дьяволов хотя и не могли остановить его, но, тем не менее, сильно замедляли продвижение. Владимир увидел, как с другой стороны с таким же трудом, сметая на ходу всех, бежит Третий. Вот он уже достиг передового отряда. Как котят он разбросал всех в стороны. Ещё мгновение и он схватит Мстителя... Но нет! У самого края Мститель успел на долю секунды обернуться, на его губах промелькнула победная улыбка, и он исчез, спрыгнув вниз. Взревев от досады и злобы, Михаил последовал за ним. Подбежав наконец к краю, Владимир немного замешкался, не зная, что предпринять. Он взглянул в яму и не увидел почти ничего: беспроглядная тьма с крохотным огоньком в конце. - Второй! - крикнул Первый. Владимир посмотрел в его сторону. Первый стоял метрах в тридцати от него, указывая рукой в направлении леса. В разгорающемся свете зловещего светила Второй увидел приближающуюся массу чёрных боевиков. - Второй! Прыгай за третьим! Помоги Назарову. Я останусь здесь и закрою портал. Ты должен остановить этого фанатика. Вновь начался обстрел. Не медля более, Владимир ступил через край. И уже в полёте у него маленькой искоркой промелькнула мысль: " Кого он назвал фанатиком?" Назаров очнулся и обнаружил, что лежит на холодном бетонном полу в освещённом одиноким, забранным стальной решёткой фонарём коридоре. Он вспомнил свой недавний сон, и ему стало нехорошо. Закружилась голова, к горлу подкатил ком. Назаров понял, что каким-то образом он побывал в шкуре Главного. Ощущение было не из приятных. Превозмогая головокружение, он встал и осмотрелся. Он сразу же узнал это место - подвал прокуратуры. Вот эта обитая железом дверь с полустёршейся надписью "Не входить" ведёт в оружейную комнату, а за той должна быть лестница наверх. Назаров подошёл и хотел было взяться за ручку, но вдруг услышал, как с другой стороны по ступенькам кто-то спускается. Он нащупал за пазухой рукоять холодного лезвия. Дверь с ржавым скрипом отворилась, и на пороге появился Макс. - Назаров! - сходу начал он. - Я вас давно жду. Пойдёмте наверх. Время не терпит. Он круто развернулся и зашагал вверх по лестнице. - Макс, подожди! - крикнул Назаров. Макс приостановился, обернувшись. Было видно, что ему не терпится скорее продолжить путь. - Макс, объясни. Я ничего не понимаю. Как я здесь очутился? Сначала стрельба, падение, потом какой-то сон дурацкий. Теперь опять ты...Ты живой или нет? Макс на секунду поднял глаза к потолку, затем медленно, тоном лектора произнёс: - Нет, Иван, нет. Я уже говорил. А находимся мы с вами сейчас в непосредственной близости от Кокона. Здесь обычнaя реальность произвольно меняет свою структуру. Всё зависит от наблюдателя. В данном случае от вас. Поэтому, прошу вас, не делайте резких движений и ни в коем случае не бегите, а то попадёте неизвестно куда. Но и стоять на месте у нас нет времени. Вы не забыли о метеорите? Ещё несколько часов - и Земле конец. Сказав это, Макс раздражённо повернулся и продолжил путь. Назаров нехотя поплёлся за ним. - Скажи хоть, куда мы сейчас идём? - спросил он. - Вы хотели узнать, почему погибли ваши жена и сын, - не останавливаясь и не оборачиваясь, сказал Макс. - Сейчас узнаете. Иван, вмиг облившись потом, на секунду остановился, глядя в спину впереди идущего, затем, взяв себя в руки, продолжил путь. Через минуту они уже шли по главному коридору, который был абсолютно пуст. - Где все? - спросил Иван. - Сейчас ночь, - ответил Макс. - В конторе почти никого нет. Он шёл вперёд уверенно, как будто в точности знал маршрут. У кабинета шефа они остановились. - Только, Назаров, - сказал Макс, взявшись за ручку двери, - давайте с вами договоримся. Никаких вопросов и никаких резких движений, что бы вы ни увидели. Повторяю: это небезопасно. Не моя идея показать вам это. - Макс вздохнул. - Откровенно говоря, лично мне это всё уже вот где...- Он провёл себе по горлу ребром ладони. - Чья же это идея? - спросил Назаров, глядя ему в глаза. Макс отвёл взгляд и нетерпеливо хмыкнул. - Сами всё скоро узнаете. Всё, идёмте. Он открыл дверь, и они вошли в пустой кабинет. Макс прошёл к окну, уселся на стул, вытянул ноги, сложил руки на груди и закрыл глаза. Ощущая из-за всего происходящего лёгкое раздражение, Назаров закрыл дверь и тоже уселся рядом с ним. Осмотрелся. Что-то было не так. Кабинет был не совсем таким же, как всегда. Цепкий глаз следователя стал выхватывать незнакомые детали: другие шторы, оттенок окрашенных стен, другой цветок в углу и ещё кое-какие мелочи. Назаров хотел уже обратиться к дремавшему Максу с вопросом, как вдруг дверь распахнулась, и на пороге появился хозяин кабинета. Он стремительно вошёл, на ходу скинул плащ, бросил его на спинку одного из стульев, прошёл к столу, сел за него, не обращая при этом никакого внимания на непрошенных гостей. Иван круглыми глазами уставился на вошедшего. Он был готов увидеть здесь кого угодно, но только не этого человека. Да, черты лица слегка изменились, виски побелели, да и вся голова подёрнулась сединой, но, тем не менее, в этом мужчине он сразу узнал себя. Вошедший некоторое время сидел неподвижно, уставившись в одну точку. Затем он выдвинул ящик стола, посмотрел туда отсутствующим взглядом, после чего снова задумался, при этом взгляд его устремился прямо на Назарова. Тот от неловкости даже поёрзал на стуле. И поневоле смотря в лицо хозяину кабинета, Иван увидел в его глазах такую всеобъемлющую тоску, что ему стало не по себе. И этот взгляд, отражая мысли человека, постепенно стал твердеть, а через минуту сделался совсем жёстким, если не сказать жестоким. Человек, или Назаров-2, щёлкнул тумблером на пульте и резко произнёс: - Приведите его. После чего встал и, заложив руки за спину, подошёл к незашторенному окну. Назаров, не вытерпев, толкнул локтем Макса и шёпотом спросил: - Эй! Проснись. Что мы здесь делаем, в конце концов? Кто этот человек? Он что, нас не видит? Макс мельком взглянул на стоящего у окна мужчину, который всё также не обращал на них никакого внимания, и, устало зевнув, во весь голос произнёс: - Это кабинет вашего шефа, как вы уже, видимо, догадались. Только прошло одиннадцать лет, и шеф теперь вы. И вы должны понять, что всё, происходящее здесь - альтернативная реальность - реальность вашего несбывшегося будущего. Будущего, от которого вас специально уберегли. - Уберегли? - непонимающе повторил Назаров, косясь на смотрящего в окно постаревшего себя. - Скоро, уже совсем скоро вы всё узнаете, - сказал Макс и вновь погрузился в полудрёму. Тут дверь распахнулась, и в кабинет вошли двое оперативников, ведя под руки еле державшегося на ногах юношу лет семнадцати. Они усадили его напротив стола и вопросительно уставились на всё также стоящего у окна шефа. - Вы свободны, - не оборачиваясь, сказал он. Оперативники молча удалились. Назаров принялся изучать гостя, весь облик которого выдавал наркомана с большим стажем. Он сидел посреди кабинета, запрокинув назад голову и приоткрыв рот, и медленно раскачивался из стороны в сторону. Назаров-шеф повернулся, подошёл к сидящему и несколько раз ударил его ладонью по лицу. Наркоман замычал. Шеф отвесил ему ещё пару пощёчин. - Ну-у, не надо, пап, - протянул наркоман. "Папа? - ошарашено подумал Иван. - Так это мой сын?" Он даже привстал со стула. Потом взглянул на Макса. Тот изучающе смотрел на него полуоткрытыми глазами. Шеф, тем временем, прошёл к своему столу и сел за него. C минуту он молча рассматривал приходящего в себя сына, после чего произнёс: - Зачем ты сделал это? - Ну, пап, я уже говорил, - снова замычал сидящий. - Я не хотел... просто мне было нужно... Ты же понимаешь - не понимаешь... Доза стоит штуку. Мне было надо... а она не хотела. Я просил, просил... А потом я сказал - не сказал... И снова не хотела дать денег. А доза стоит штуку. Мне было надо... Наркоман продолжал вещать в том же духе. Шеф сидел за столом, опустив голову, и Назаров не видел его лица. Но тут он выпрямился, и Иван вновь увидел его недавний жестокий взгляд. - Заткнись! - резко бросил шеф. Наркоман умолкнул. - Ты, ублюдок, из-за дозы, из-за какой-то грёбаной дозы сегодня утром убил свою мать. Мать! А ведь она так любила тебя. - Его голос стал приобретать истерические нотки. - Да если бы я знал, что это когда-нибудь произойдёт, я бы пристрелил тебя ещё в детстве. На несколько секунд повисла звенящая пауза, во время которой Иван, стараясь унять внутреннюю дрожь, медленно осознавал услышанное. И тут раздался смех. Смеялся наркоман. Подняв руку, он указывал пальцем на отца и с идиотским лицом противно хихикал. Шеф, вмиг побагровевший, рванул ящик стола. В его руке показался пистолет. Ударом грома раздался выстрел. Наркоман продолжал хихикать. Промах. Иван с надсадным криком "Нет!" бросился к столу. - Стой, Иван, пропадёшь! - воскликнул вскочивший Макс. Назаров-шеф выстрелил ещё раз. Вытянув вперёд руку, Иван прыгнул через стол. Вдруг свет померк. Через мгновение Назаров ощутил себя целиком под водой. Дышать было нечем. В лёгкие хлынул солёный поток. "Конец?" - промелькнула последняя мысль. Но тут чья-то сильная рука схватила его за шиворот и резким рывком выдернула на поверхность. Иван закашлял, выгоняя наружу воду, и сделал первый судорожный вдох. - Дурак! Ой, дурак! Владимир продолжал держать его за шиворот до тех пор, пока Назаров полностью не оправился. С удивлением Иван обнаружил, что находится в огромном водоёме, скорее всего в море, а наверху усыпанное бриллиантами звёзд раскинулось высокое безлунное небо. - Нельзя же здесь так скакать, - посетовал Владимир, всё ещё продолжая его поддерживать. - Я еле-еле успел тебя засечь. Опоздай я на несколько минут, и конец... Плыть сможешь? Назаров слабо кивнул. Они поплыли рядом. Горло саднило, но всё же Иван смог выговорить: - Где мы? Владимир хмыкнул. - Боюсь, не поверишь. Это море Тетис. - Тетис? - переспросил Иван. - Что-то не слышал о таком. Вода была довольно тёплой и спокойной, вот только очень мешали плыть ботинки и куртка. - Неудивительно. Ты первый из разумных существ, кто в нём купается. Точнее, второй. Первым был я... О! Вот и наш островок, - обрадовано сообщил Владимир. Через минуту ноги Ивана коснулись песчаного дна. Вместе со своим спасителем он вышел на берег и, сбросив куртку, с наслаждением растянулся на прибрежном песке. "Господи! Как всё-таки хорошо жить!" - подумал он, с удовольствием ощущая всем телом слегка бугристую поверхность пляжа. Полежав так несколько минут, созерцая звёздное небо, он стал обдумывать создавшееся положение. Иван с содроганием внутри вспомнил о событиях в прокуратуре, но решил более не придавать этому особого значения. В конце концов, всё это будущее, которого не будет. Но вот где он теперь очутился? Владимир говорил, что это море Тетис. И тут его осенила догадка. - Чёрт возьми! - сказал Назаров и сел. Ведь это название он уже слышал. Как-то по телевизору они вместе с сыном смотрели научно-популярную передачу о вымерших животных - динозаврах. И как раз там он впервые услышал про море Тетис. Десятки миллионов лет назад оно находилось на месте современного Средиземного. "Что это значит? Куда меня занесло? И где Владимир?" Назаров встал. В скудном свете звёзд он сумел разглядеть неподалёку призрачные заросли каких-то растений. Иван медленно, с опаской, подошёл к кромке леса. Шум прибоя стал тише, и ему на смену пришли едва различимые звуки мелкой ночной жизни. Нахлынули незнакомые пряные запахи тропических растений. Назаров протянул руку и коснулся длинных тонких листьев. На ощупь они оказались странно шершавыми, напоминали мелкую наждачную бумагу. Где-то далеко послышалось почти знакомое "ку-у, ку-у". "Кукушка, кукушка, сколько мне жить осталось?.." Молчание в ответ. "Понятно". Какой-то жук прилетел, пожужжал над ухом и улетел обратно по своим насекомым делам. Тишина... Вдруг Иван услышал, как неподалёку какое-то крупное животное, возможно хищник, пробирается сквозь заросли. По спине пробежал неприятный холодок. Но Назаров быстро подавил испуг и прокричал: - Владимир! Это вы?.. В отдалении чертыхнулись. - Да кто ещё!.. Назаров! Помоги мне дотащить эту корягу. Только осторожно, не поцарапайся о ветки. И ноги береги. Бурелом тут ещё тот... Назаров углубился в заросли. Владимир, то и дело чертыхаясь, тащил по земле высохшее дерево. Иван пришёл к нему на подмогу, и через пару минут они выволокли свою ношу из кустов на пляж. - Вот и отлично, - переведя дух, сказал Владимир. - Сейчас мы разведём костёр и высушим нашу одежду, к тому же ночи здесь бывают довольно холодные. - Здесь - это где? - спросил Назаров, ломая легко поддающиеся сухие ветки. - Море Тетис. Конец мелового периода мезозойской эры. Мы сейчас находимся в его северо-восточной части, на небольшом острове. Владимир достал из кармана зажигалку и поджёг заранее приготовленную кучку маленьких веточек. Он стал осторожно дуть на пламя, которое медленно, но верно разгоралось. - Это ещё хорошо, что ты материализовался именно здесь. В другом месте пришлось бы отбиваться от ящеров. Владимир улыбнулся и принялся стягивать с себя мокрую одежду. Назаров последовал его примеру. Они развесили её на установленные пирамидами палки, после чего разлеглись по разные стороны от разгорающегося костра. - Владимир, - подал голос Назаров через несколько минут. - За последние несколько часов я видел много непонятного. И всё же, как мы здесь оказались? Немного помолчав, Владимир ответил: - После того, как мы расстались у прокуратуры, по дороге из города на нас напал отряд "серых". Мы их всех перебили, но и мои люди все погибли. И среди мёртвых тел я обнаружил едва живого Главного. Старик опять начал чудить. Я перенёс его в машину. По пути он бредил, говорил путано и бессвязно. Я смог разобрать только некоторые слова: Назаров, метеорит, Кокон, портал, Тетис. Но и этих слов было достаточно, чтобы понять, что здесь затевается. Владимир подбросил дров, и смотревший в небо Назаров увидел, как сотни оранжевых искорок устремились ввысь, постепенно растворяясь в темноте. - Моя разбитая машина в конце концов умерла. А пока я пригонял другую, старика и след простыл. - И тогда вы догадались, что у Главного есть план? - спросил Иван. Владимир после секундной паузы не без удивления ответил: - Смотрю, ты уже почти всё знаешь. Действительно, тогда я понял до конца то, о чём уже начал догадываться ранее. Главный решил уничтожить Кокон. Но так как явно он этого сделать не мог, то начал действовать скрытно. Как я теперь понимаю, именно для этого он сначала позволил мне обучить и сделать бессмертным Мстителя, потом он якобы решил уничтожить осколок судьбы. На самом деле тот оказывается в руках Мстителя, и я до сих пор не знаю, как это произошло. Мститель убивает Первого, тем самым выводя его из-под контроля Кокона. Потом Главный, опять же неизвестно каким образом, Первого воскрешает, посылает на Землю, где уже находится Кокон. Первый выискивает такого как ты, страстно желающего узнать причину гибели своей семьи, которую, кстати, расстреливают мои люди, присланные сюда Главным всего несколько тысячелетий назад. Главный спускается на Землю, а Третий бросается его искать, прихватив с собой холодное лезвие, и передаёт его тебе, так как своими руками мы уничтожить Кокон не в состоянии. И ты, желая всё узнать, прыгаешь в шахту портала. Кстати, ты что-нибудь узнал? Назаров, помрачнев, утвердительно кивнул головой. - В результате всего этого, - помедлив, продолжил Владимир, - в твоих руках сейчас судьба всей планеты. В кармане твоей куртки находится осколок судьбы. Воткнув его в трещину в Коконе, ты тем самым уничтожишь его, а возможно, и не только его... Назаров лежал и молчал, обдумывая услышанное. Прошло несколько минут. Наконец он задумчиво произнёс: - Теперь я понимаю, зачем был устроен погром в моей квартире. Чтобы я приехал к Юрке, и он свёл меня с Максом. - Каким Максом? - спросил Владимир. - А... с этим воришкой-крупье. А что за погром? Назаров не ответил. Довольно долго они лежали молча. - Знаешь, Назаров, - вновь подал голос Владимир, - я всегда завидовал существам, которые умеют спать. Из нас четверых только Третий смог этому научиться. Видимо потому, что он у нас самый младший, и Главный, создавая его, использовал материал, в большей степени пропитанный новой реальностью. Впрочем, ты это вряд ли поймёшь. Иногда так хочется забыться. Я столько всего пережил. И когда-нибудь этому должен прийти конец. - Владимир глубоко вздохнул. - То есть вы хотите сказать, что, уничтожив Кокон, я уничтожу и всех вас? - спросил Иван. - А вот это одному Главному известно. Но это более чем вероятно, так как в какой-то мере мы трое тоже создание Кокона. - Так спросите его. Владимир хмыкнул. - Мы уже давно с ним не общаемся, а теперь и начинать нет смысла. - Ну а если я откажусь это делать? - Боюсь, что у тебя нет выбора. Метеорит скоро ударит в Землю. Ты ведь не хочешь этого? Правда, есть ещё кое-что, о чём ты не знаешь. - Что же это? Назаров повернулся к Владимиру. Тот тоже повернулся к нему. В свете костра его глаза горели инфернальным огнём. - Кокон - это то место, где через посредника - Главного вершатся ваши судьбы. Именно там решается: где и в какой момент человек должен споткнуться или упасть, получить приз или проиграться в пух и прах, влюбиться или покончить с собой. Случай? Случайностей не бывает. Есть только судьбы конкретных людей и их генератор - Кокон cудьбы. - И что же мне делать? Уничтожить его? - глядя на Владимира, спросил Назаров. - Ты на самом деле хотел бы всё, то есть абсолютно всё, что с тобой случится планировать и решать для себя сам? - Пожалуй, нет, - после долгой паузы ответил Назаров. - Вот то-то и оно. Дилемма. Но метеорит близко. Через три с небольшим часа произойдёт столкновение. Решай. Владимир умолкнул и подбросил ещё дров в костёр. Назаров долго лежал и молчал, размышляя. Наконец он встал и сказал: - Пойдёмте, Владимир, посмотрим, что там у вас за Кокон. Они оделись в уже почти сухую одежду. Владимир подошёл к морю и несколько раз шлёпнул по поверхности воды. Море, сначала почти незаметно, а потом всё быстрее и быстрее стало отступать, обнажая чистое песчаное дно. Назаров невольно попятился. "Всё-таки я к этому никогда не привыкну", - подумал он. Владимир улыбнулся и сделал приглашающий жест. Они двинулись прочь от острова. Через несколько сотен шагов они достигли того места, где Назаров после прыжка в кабинете шефа неожиданно оказался под водой. Владимир присел на корточки и постучал ладонью по влажному песку. Иван в это время смотрел по сторонам, тщетно пытаясь разглядеть, куда ушло море. Именно поэтому он не сразу заметил, как песок перед ними раздвинулся, и в морском дне образовалось отверстие шириной в несколько метров, в котором виднелся округлый, круто уходящий под землю ход. - Ну вот, Назаров, - сказал Владимир. - Этот ход ведёт прямо в пещеру Кокона. - Вы пойдёте со мной? - с надеждой спросил Назаров. - Да. Я не говорил тебе. Кроме нас с тобой портал прошли ещё Мститель и Третий. - Мститель?! Боюсь, мне с ним не справиться, - озабоченно проговорил Назаров. - Именно поэтому я иду с тобой. Сказав это, Владимир первым вошёл в шахту. Иван поспешил за ним. - На твоём месте я бы опасался не только Мстителя. Они шли уже около десяти минут в полной темноте, осторожно ступая, с разведёнными в стороны руками. - А кого ещё?.. Главного? - спросил Иван. - Главного? Главный сюда... Осторожно! Камень... Главный сюда сейчас вряд ли сунется. А вот от Третьего можно всякого ожидать. Тот ещё тип... О! Кажется я вижу огонёк... Точно! Пришли. Через минуту они очутились в довольно большой пещере, посреди которой всего в нескольких сантиметрах от гладкого каменного пола неподвижно висел огромный, около пяти метров в диаметре, светящийся мягким белым светом шар. И на его гладкой поверхности, на высоте около полутора метров, отчётливо, подобно фурункулу на коже, виднелась небольшая рваная рана. Назарова захлестнули странные ощущения. Ему казалось, что он спит и видит недавний сон. Перед глазами всё поплыло, ноги задрожали. Он опустился на колени, затем сел. Голова его поникла, подбородок упёрся в грудь. Несколько минут он не воспринимал окружающее. А когда чувства вернулись к нему, то на белом фоне шара он увидел огромную стального цвета фигуру принявшего свой истинный облик Михаила. Он стоял между ними и шаром, расправив плечи и слегка разведя в стороны руки. Было ясно, что к Кокону он никого не подпустит. - Чёрт! Нужно было заранее трансформироваться, - сквозь зубы процедил стоящий над Назаровым Второй и уже в полный голос произнёс: - Привет, Третий! А я вот показываю Ивану местные достопримечательности. Михаил не ответил. Он только переводил свой взгляд-прицел с одного гостя на другого. Владимир продолжил: - Вот это, Иван, так называемый Кокон cудьбы. Здесь решается, что с тобой произойдёт в каждую следующую секунду. Правда, без Главного эта система не в состоянии исправно функционировать. Но ничего, - его тон приобрёл иронические нотки, - есть индивидуумы, всегда готовые вмешаться не в своё дело. - Хватит паясничать, Второй! - прогремел трудно узнаваемый низкий голос. - Я не хочу никому причинять вред. Уйдите сейчас, и тогда никто не пострадает. - Да-да. Ну, может быть, за исключением нескольких миллиардов жителей этой планеты. Эка мелочь! - Мне бы тоже не хотелось этого, Второй, но такова их судьба, - мрачно сказал Михаил. - Но мы в силах изменить их судьбу. Пропусти нас к Кокону. И если ты такой уж сердобольный, то просто удались сейчас сам. Первый откроет тебе портал. - Нет! Второй начал закипать. - Кретин! Да ведь Главный сам этого хочет! Не веришь мне - обратись к нему. - Главный не в себе! Я обращался к нему уже не один раз - он не отвечает. Он умирает, Второй. Понимаешь? Наш отец умирает! Я не допущу этого! Уходите! Владимир с досады хлопнул себя руками по бёдрам. - Прав был Первый. Ты - фанатик. Тебе, как и ранее, наплевать на смерть миллиардов и даже на волю отца. А ведь ты говорил мне, что никогда не пойдёшь против него. - Отец не в себе, - мрачно заявил Третий. - Да он уже миллиард лет не в себе! Да что это я говорю?.. Он не в себе со дня своего появления в этом мире. Кроме того... Второй не договорил. Его беззащитная спина была прошита десятком пуль, выпущенных из глубины тоннеля. Назаров увидел, как лицо Владимира побелело, ноги подогнулись, и он замертво рухнул на пол. Из отверстия в стене появилась огромная фигура чёрного боевика. Иван, всё ещё слишком слабый, стал отползать в сторону. Михаил взревел и кинулся к пришельцу. Тот вновь поднял свой АКМ и выпустил в Третьего длинную очередь. Но это только слегка приостановило несущегося к нему Cтража. Тогда Мститель (а это, как понял Иван, несмотря на изменённую внешность, мог быть только он) схватил Назарова и одним движением, как котёнка, вытряхнул его из куртки. Затем буквально вырвал из её внутреннего кармана холодное лезвие. И тут подоспел Михаил. Они сошлись в грандиозной битве. Третий искусно уклонялся от лезвия, нанося при этом Мстителю удар за ударом. Но эти удары, сносившие обычно чёрным дьяволам головы, не могли столь же сильно навредить их предводителю. Назаров, сидя у стены, мог только безучастно наблюдать за битвой титанов. Но нужно было что-то предпринимать. Он подполз к телу Владимира и убедился, что тот действительно мёртв. И тут он увидел, как выбитое из рук Мстителя оружие, описав в воздухе широкую дугу, с негромким лязгающим звуком приземлилось неподалёку. Не долго думая, он схватил холодное лезвие и как мог, хромая, бросился к Кокону. - Не смей! - взревел Третий. Но Назаров только ускорил шаг. Превозмогая вдруг вновь обрушившуюся на него слабость, Иван подбежал к шару. Кокон мелко пульсировал. "Дрожишь", - промелькнуло в голове Назарова. Не медля более, он с размаху вогнал холодный клинок в кровавого цвета трещину. И тут же был отброшен на добрый десяток метров в сторону подоспевшим Михаилом. Тот попытался вырвать лезвие из шара, но ему помешал Мститель. Между ними вновь завязалась битва. Назаров, придя в себя после падения, увидел позади дерущихся, как с шаром стало что-то происходить. От трещины с торчащим оттуда лезвием, подобно метастазам, во все стороны начали расползаться веноподобные вздутия. Шар принялся медленно наливаться кроваво-красным цветом. Возник и постепенно стал усиливаться вначале низкий, а затем всё более высокий звук. А Третий и Мститель, не воспринимая окружающее, продолжали своё апокалиптическое сражение. Назаров встал и бросился к тоннелю. Уже у входа он ещё раз взглянул на тело Владимира. Ему показалось, или он действительно заметил лёгкое движение? Повинуясь безотчётному импульсу, он взвалил бездыханное тело себе на плечи (и откуда только силы взялись?) и вступил в тоннель. Звук позади, тем временем, стал почти нестерпимым. Назаров с Владимиров на плечах уходил всё дальше и дальше в тоннель, слабо освещённый всё более багровеющим светом агонизирующего Кокона. И тут прогремел взрыв. - Девчонки, я больше так не могу! Юрка, не слушая больше бабьих причитаний, вышел во двор и направился к калитке. Ранее, как только они услышали первые выстрелы, Юрий несколько раз порывался уйти, но испуганные женщины буквально повисли на нём. И теперь он, ощущая тревогу за недавно ушедших братьев, и особенно за Ивана, почти что бежал к холму. Именно в этот момент он увидел, как из того места, где находился холм, прямо в сторону огромного, уже на четверть неба, зловещего светила вдруг метнулся яркий луч. Земля задрожала. Раздался мощный взрыв. Невольно зажмурившись, Юрий упал на дорогу. А когда он открыл глаза, то увидел вокруг только беcпроглядную тьму. Постепенно он стал различать окружающие предметы. Он взглянул в небо. Метеорит исчез. Только яркие звёзды улыбнулись ему со своей недосягаемой высоты. Юрка со всех ног бросился вперёд. Подбежав к холму, он обнаружил, что на его месте зияет огромная воронка, по краям которой ещё догорают мелкие всполохи огня. А на противоположном склоне он увидел два неподвижных тела, над которыми склонился почему-то одетый в костюм чёрного боевика шеф. Едва завидев Юрку, он крикнул: - Юрий! Помогите мне. Тот бросился бегом вокруг воронки. - Ванька! Что с ним? Владимир! Они живы? А где Миша? - Юрий, вопросы потом, - возбуждённо заговорил шеф. - Всё в порядке. Это просто шок. Помогите мне перенести обоих в дом. Берите Ивана, а я возьму Владимира. Они подняли свои драгоценные ноши и направились в сторону дачи. Девчонки встретили их у калитки. Они враз запричитали и принялись помогать нести контуженных - больше, правда, мешая. Мухтар неистово лаял. Юрка цыкнул на него. Они вошли в дом и уложили Владимира и Ивана на диваны. И только сейчас Юрий заметил, что в доме не хватает одного человека. - А где старик? - спросил он у Нади. - Он исчез, Юра, - плачущим голосом ответила она. - Просто взял и испарился. Сразу же после того ужасного взрыва. От страха мы чуть не умерли! Юрий повернулся к шефу. Тот, хлопоча над Владимиром, ничего не слышал или делал вид, что ничего не слышит. Марина осторожно снимала с Ивана грязную одежду. Наконец, немного успокоившись, все расселись по стульям, только Марина осталась сидеть на диване возле Ивана. Радио, до сих пор издававшее неопределённые завывания, вдруг гаркнуло, и через несколько секунд возбуждённый голос произнёс: - Уважаемые радиослушатели! Сегодня ночью все мы стали свидетелями свершившегося чуда. Летевший к нам огромный метеорит вдруг в течение одного мгновения испарился. Наша планета и все мы спасены! Некоторые зарубежные радиоголоса уже позволили себе недвусмысленные намёки на то, что руководство нашей страны скрыло и продолжает скрывать факт наличия у нас новейшего сверхмощного вооружения. Коллектив нашей радиостанции выражает по этому поводу своё негодование. Если у наших доблестных вооружённых сил действительно нашлось оружие, позволившее предотвратить всепланетную катастрофу, то вместо того, чтобы ставить это нашей стране в вину, следовало бы... Шеф выключил радио и, повернувшись ко всем, сказал: - Ну! Сейчас начнётся. Понаедут вояки, эфэсбешники, ГРУ, другие функционеры разных служб. Комиссии, разбирательства, допросы... Первый подошёл к лежащему Владимиру. Понемногу приходя в себя, тот уже начал двигать головой. Первый сказал: - Мы не можем здесь больше оставаться. Иначе потом зону блокируют, и нам с Владимиром не скоро удастся отсюда выбраться. Поэтому, Юрий, помогите-ка мне перетащить брата в мою машину. - Вы уезжаете? - спросил Юрий. - Да. Пора. Об Иване не беспокойтесь. С ним всё будет хорошо... Смотрите! Начало светать. И в самом деле. Сквозь окна все увидели, что небо посерело, звёзды исчезли, и деревья в саду стали ясно различимы. Постепенно приходящего в себя Владимира они вдвоём осторожно перенесли в машину шефа. Девчонки остались хлопотать над Назаровым. Открыв дверь машины, Первый сел за руль и завёл мотор. - Да! - спохватился стоящий рядом Юрка. - После того как вы ушли, старик на минуту очнулся и попросил бумагу и ручку. И вот что он написал. Юрий достал из кармана и развернул перед лицом Первого вырванный из тетради листок в клеточку. - "Достаточно просто - верить", - вслух прочитал шеф. - Что бы это могло значить? - спросил Юрий. - Только то, что там написано. Юрка непонимающе моргая смотрел на Первого. - Может оказаться очень легко идти по жизненному пути, зная, что где-то наверху есть высшее существо, вершащее наши судьбы, наказывающее и воздающее нам по нашим заслугам и даже после нашей смерти. - А это не так? - робко спросил Юрий. - Так - не так... - Первый досадливо поморщился. - Поймите, что жить, зная, что когда-нибудь наступит смерть, бояться этой смерти, лелеять в себе этот страх - намного проще, чем пребывать в этом мире и знать, что этому никогда, я подчёркиваю, никогда не настанет конец. К этому нельзя подготовиться. Этому невозможно научиться. - Так что же? Главный и Михаил - они не погибли? - спросил Юрий. Первый не ответил. В течение минуты был слышен только негромкий шум мотора. Положив руки на руль, шеф задумчиво глядел перед собой. Затем он повернул голову, и Юрий увидел, что в его глазах стоят слёзы. - Закончилась целая эпоха. Можно относиться к ней по-разному. Но всё равно - это была великая эпоха... Прощайте, Юрий. Сказав это, шеф закрыл дверь и нажал на педаль газа. Автомобиль тронулся с места и вскоре скрылся из глаз в предрассветных сумерках. А Юрка так и остался стоять посреди дороги с тетрадным листком в руках. *** Звон будильника прервал сон. Назаров открыл глаза и увидел, как чья-то рука протянулась над ним, чтобы выключить звонок. При этом он ощутил, как тёплая, упругая женская грудь прислонилась к его груди. Назаров сжал жену в объятиях. Он почувствовал, как её соски, твердея, требовательно упёрлись в его кожу. Далее он уже не размышлял. - Сумасшедший! - прошептала жена в перерыве между страстными поцелуями. - Скоро же малыш прибежит... Ты будто бы год меня не видел. - Почти так, - прошептал в ответ Назаров, продолжая целовать любимое лицо и тело. Потом они долго лежали рядом, отдыхая от бурных ласк. - Пора вставать. Ты не забыл? Сегодня тебе обязательно нужно сходить в банк - продлить договор. Она встала и распахнула шторы. В спальню ворвалось яркое весеннее солнце. Назаров зажмурился. - День сегодня изумительный! - сказала жена, накидывая лежавший на спинке стула халатик. Затем она взяла с туалетного столика гребень и принялась расчёсывать свои длинные волосы. Стараясь не выдать волнения, Назаров спросил: - А какое сегодня число? - Как какое? Седьмое. "Седьмое апреля, - подумал Назаров холодея. - Тот самый день..." - Что с тобой? - с тревогой спросила жена. - У тебя как-то странно изменилось лицо. - Да ничего. Просто что-то нездоровится. Дверь распахнулась, и в спальню вбежал одетый в пижаму мальчуган. - Папка! Смотри, что я нарисовал! Малыш взобрался на кровать и с альбомным листом в руках уселся на мамину подушку. - Вот это тигр. А это его охотники. Скоро они его поймают. Назаров с улыбкой рассматривал это произведение детского творчества. - А почему у тигра только две ноги? - спросил он, обнимая маленькие плечики. - Ну, я не успел. Сейчас дорисую. Малыш спрыгнул с кровати и побежал в свою комнату. - Пойди вначале умойся и переоденься. Слышишь? - прокричала ему вдогонку мать. - Ладно! Назаров тоже встал и оделся. Желая всё проверить, он подошёл к телефону и поднял трубку. Тишина. Тут он заметил свободно висящий штекер. - А почему у нас телефон отключён? - спросил он. - А... Включи. Это я его отключила. Какой-то придурок несколько раз звонил. Делать людям нечего по утрам в выходной. Назаров положил трубку и вставил штекер. И телефон тут же зазвонил. Он вновь поднял трубку: - Слушаю. - Ванька! Слава Богу! Я уже раз тридцатый к тебе набираю! - Юрка?! Ты?! - Конечно! Слушай, я сейчас еду к тебе. - Да что случилось-то? - Чёрт его знает! - Юрка замялся. - Предчувствие у меня какое-то нехорошее. Сон плохой приснился... В общем, дождись меня, не уходи никуда. Ладно? - Послушай, - Назаров, косясь на дверь спальни, понизил голос. - Как там твоя Надежда? - О какой надежде ты говоришь? Если ты о моих делах с женой, то тут всё безнадёжно - послезавтра разводимся. Ладно... Через пару минут уже приеду. Жди. - Юрий отключился. "Нет. Он ничего не помнит, - подумал Иван. - Но тогда почему помню я?" Жена была уже в ванной комнате, когда в дверь зазвонили. Назаров, держа на всякий случай кобуру наготове, спросил: - Кто там? - Ванька, открывай! Это я. Иван открыл дверь, и в коридор ввалился огромный взмокший Юрка. - Дядь Юр! - прибежал и закричал малыш. - Смотри! - О! Какое у тебя тут сафари! - Это не сафари, - обиделся мальчуган. - Это охотники ловят тигра. - А! Ну, ясно. Малыш ускакал к себе. - Ванька, ты извини. Первый раз со мной такое. - Ничего-ничего. Это очень хорошо, что ты здесь. Побудь с моими, пока я не вернусь... Дорогая! Юрка приехал. - Очень хорошо, - неопределённым тоном ответила из закрытой ванной комнаты жена. - Я сам съезжу в банк! Слышишь? - Смотри сам. Мы же хотели пройтись по магазинам. Ну, если ты себя плохо чувствуешь, то отложим на потом. - Юрка, я поехал. Через пару часов вернусь. Слушай... - Назаров заговорил вполголоса. - Никуда их не отпускай до моего возвращения. И дверь никому не открывай. У меня тоже был плохой сон. Юрий кивнул и принялся раздеваться. Опять прибежал малыш. - Дядь Юр, пойдём играть. - Пойдём, пойдём. Юрка покорно последовал в детскую. Назаров вышел на улицу. Утро и правда было прекрасное - ни облачка. Он взглянул на часы и поспешил к своей машине. Через пять минут Иван уже стоял возле банка. Если он рассчитал всё правильно, то с минуты на минуту всё случится. Рука его крепко сжала рукоять пистолета. "Вот он!". К казино медленно подъезжал "Мерседес". Не отдавая себе отчёта в своих действиях, Назаров вышел из машины и с пистолетом в руке направился в ту сторону. "Сейчас...сейчас..." - стучало у него в висках. У припаркованного перед казино автомобиля открылись двери. Из "Мерседеса" вылезли трое мордоворотов и, встав у дверей, стали недоверчиво озираться. Заметив Ивана, о чём-то быстро переговорили. Затем вдруг сели обратно. "Мерседес" откатил от казино и, быстро набрав скорость, скрылся за поворотом. Назаров остановился и застыл, как вкопанный. "Что же это", - с удивлением подумал он. За его спиной затормозила какая-то машина. Назаров стоял, не оборачиваясь, и ждал неизвестно чего. Послышался звук открываемой двери. Иван ещё крепче сжал в руке оружие. - Назаров! - раздался знакомый голос. - Спрячь свою пушку. А то не ровен час, кто-нибудь милицию вызовет. - Владимир! Вы? А где ваши "чёрные"? - Нет больше никаких "чёрных". И "серых" нет. И серобуромалиовых. Всё! Финита ля комедия. Садись ко мне, прокатимся. - Ладно, только машину закрою. - Вот так вот, Назаров... - Второй вёл лимузин, Иван сидел рядом. - Всё изменилось. Главного больше нет. Мстителя больше нет. Третьего больше нет. - Михаил погиб? - спросил Назаров. Владимир, как лошадь, мотнул головой. - Не погиб. Кокон был уничтожен благодаря тебе. Но природа, видимо, не терпит пустоты. Вместо него тут же возникло новое образование со сходными функциями. Назаров смотрел на Владимира непонимающим взглядом. - Постараюсь тебе попроще объяснить. Взрыв Кокона и выброс в пространство Вселенной луча чужеродной энергии спровоцировал локальный фазовый переход в пространственно-временном континууме, а также процессы, подчиняющиеся ещё неоткрытым вами законам квантовой физики и физики торсионных полей. То есть был запущен механизм, в результате действия которого наши сознания - сознания Cтражей - претерпели пространственно-временной сдвиг и вернулись в эту точку - точку бифуркации весьма уже нестабильной системы Кокон-Вселенная. Ведь, как ты уже знаешь, сегодняшний день - день гибели твоей семьи - является исходным в цепи земных событий, приведший к уничтожению Кокона. Ясно? - Не очень... Ну да ладно. Но ведь я не Cтраж. Почему я помню обо всех этих прошлых, то есть будущих, то есть... А, чёрт! Обо всех этих событиях? - Но ведь ты имел непосредственный контакт с Коконом. Поэтому временной сдвиг повлиял и на твоё сознание. - А Михаил? Что с ним случилось? И Мститель... Владимир рассмеялся: - Вот эти двое теперь поневоле и есть новые вершители наших судеб. Назаров недоверчиво уставился на Владимира. - Да-да. Не удивляйся. Мстителю с Третьим не повезло. Они оказались в самом центре квантового торнадо. И он закрутил их в своего рода новый Кокон cудьбы. - Новый Кокон? - переспросил Назаров. - Тогда зачем всё было нужно? - Э, нет! Не спеши. Это новое образование в корне отличается от прежнего Кокона, так как целиком состоит из вещества нашей Вселенной и находится с ней в симбиотической связи, а не высасывает из неё все соки... Кстати! Хочу тебя поблагодарить. Если бы ты меня тогда не вытащил из пещеры, то и мне пришлось бы стать этим самым вершителем. А Третьему и Мстителю, несмотря на все их различия, придётся теперь вместе работать - генерировать все якобы случайный события. - Вечная борьба добра со злом... - задумчиво произнёс Назаров. - Точно. Вот только в отношении этих двоих невозможно однозначно определить, кто какую сторону представляет... О! Приехали, Иван. - Владимир затормозил. - Прокуратура? - удивлённо спросил Назаров. - Да-да. Пойдём, попрощаемся с Первым. - Попрощаемся? - переспросил Иван. - Он сегодня сдаёт дела. Да он сам всё объяснит. Они вылезли из лимузина и вошли в здание. Назаров провёл Владимира через контрольно-пропускной пункт, и они направились в кабинет шефа. В кабинете все шторы были подняты, и апрельское солнце беззастенчиво высвечивало каждый его уголок. Первый сидел за столом и разговаривал по телефону. Но, завидев гостей, он тут же прервал беседу, встал, развёл в стороны руки и широко улыбнулся. - Добро пожаловать, коллеги! Назаров никогда ещё не видел его таким весёлым. Шеф щёлкнул тумблером: - Полчаса меня ни для кого нет. - Есть! - отозвались на том конце провода. - Садитесь-садитесь. Денёк-то сегодня! А?.. Как по заказу. Назаров и Владимир уселись по другую сторону стола. Шеф тоже сел и, улыбаясь до ушей, сказал: - Я, Иван, сдаю дела. Официально - меня переводят работать в другой город. С повышением. - Шеф поднял перед собой указательный палец. - На моё место назначен другой. Мужик толковый - мне приходилось с ним работать. Так что без руководства не останетесь. - Так, может, того... - сказал Владимир. - Обмоем твоё новое назначение? - Чем? Кто сейчас в магазин побежит? - Эх! Что бы вы без меня делали? - вздохнул Владимир и вытащил из внутреннего кармана пиджака плоскую бутылку. - Рюмки найдутся? - Однако! - многозначительно произнёс шеф и полез в стол. - Как вам удалось это пронести через КПП? - с улыбкой спросил Назаров. - А! - Второй отмахнулся. - Ловкость рук и немного внушения. Наконец Первый достал три стограммовых гранёных стакана. Второй наполнил их, предварительно обтерев салфеткой, и, подняв свой стакан, провозгласил тост: - За благополучный исход всего дела и за твоё назначение, Первый. - Подождите, - остановил его Иван. - Шеф, вы правда уезжаете в другой город? - Нет. Гораздо дальше. Прозит! Чокнулись. Выпили. - Отменная водка, - похвалил шеф. - Я, Иван, был прислан сюда для определённой цели. Моя миссия завершена. Кроме того, вновь родившийся Кокон, как и прежний, требует постоянной опеки. - И вы становитесь новым посредником. Новым Главным, - медленно проговорил Назаров. - Браво! - воскликнул Владимир. - Я говорил тебе, Первый... У этой расы огромное будущее. Он вновь наполнил стаканы. - За вас, земляне! Они снова выпили. Назаров осведомился: - А вы, Владимир? Вы теперь куда? - А я, Иван, теперь полностью реабилитирован и абсолютно свободен. И теперь передо мною вновь открыта вся Вселенная. Огромная и такая разная! Я хочу снова побывать во многих мирах и взглянуть на них уже другими глазами. Шеф, выслушав брата, встал, подошёл к окну и стал смотреть вдаль. Помолчав, Второй сказал: - Знаете, мужики, какой огромный камень свалился с моей души, когда я узнал, что холодного лезвия больше не существует. И нет даже небольшой теоретической возможности, что меня когда-либо кто-либо сможет уничтожить. - А я иногда думаю о том же самым с сожалением, - не оборачиваясь неожиданно возразил Первый. Второй на минуту задумался, после чего произнёс: - Я понимаю тебя, брат. Был уничтожен единственный во Вселенной способ, которым каждый из нас смог бы воспользоваться в случае, если бы захотел добровольно уйти в небытие. - И теперь, - обернувшись продолжил Первый, - нам волей-неволей придётся ждать сотни триллионов лет, пока сама Вселенная не прекратит своё существование. - И кто знает, - подхватил Второй, - не постучимся ли мы тогда к Третьему с просьбой: "Пусти, братишка". Назаров, умиротворённо улыбаясь, переводил взгляд с одного на другого. - И как ты думаешь? - продолжил Владимир. - Он нас пустит? - Пустит, - убеждённо сказал Первый. - Уверен? - притворно-строго спросил Второй. Первый лукаво улыбнулся и сказал: - Не нужно быть уверенным... - Достаточно просто верить! - провозгласили хором все трое и расхохотались. И такого дружного и единодушного смеха эти стены не слышали потом уже больше никогда. Эпилог. Приказ. Старшего следователя четвёртого подразделения (поиск и обезвреживание террористических группировок) Ивана Назарова освободить от занимаемой должности. И назначить на должность следователя шестого подразделения (предотвращение и пресечение незаконного распространения наркотических и психотропных веществ). Основание: личный рапорт от 8 апреля сего года. Исполняющий обязанности заместителя Главного прокурора Koнрaд Рoйтoв



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 17.01.2020 в 22:30
© Copyright: Конрад Ройтов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1