Маргарита Фофанова как нежертва "сталинских репрессий".


Маргарита Фофанова как нежертва "сталинских репрессий".
Большинство из читающих никогда не слышали этого имени,
но люди постарше помнят, что именно она была хозяйкой питерской
квартиры откуда осенью 1917 года В.И.Ленин, побрившись и
загримировавшись, отправился в Смольный делать правильную революцию.
До выстрела "Авроры" по руинам старого мира оставались считанные часы....

Забегая вперед хочется напомнить что после антибольшевиского
переворота в 1991 году, упомянутая квартира по адресу
Сердобольская улице, дом №1, квартира 41,
в которой находился музей Ленина , втихушку была реквизирована
и сейчас там обычная, а может и совсем не обычная, квартира.


Итак, первая неожиданность, всезнающая Википедия не знает
о Маргарите Васильевне Фофановой ничего.
Ссылки в другие места, по большей части выдают один и тот же текст, вот этот,

"Фофанова Маргарита Васильевна [20.9 (2.10).1883, с. Зырянка, ныне Соликамского
района Пермской области, √ 29.3.1976, Москва], участница российского
революционного движения с 1902. Член КПСС с апреля 1917. родился (так в тексте. А.Г.)
в семье служащего. Революционную работу вела в Перми, Архангельске,
Симферополе, Уфе; с 1910 √ в Петербурге, училась на Высших
женских с.-х. курсах. В 1917 депутат Петроградского совета.
На квартире Ф.  [Сердобольская ул., д. 1, кв. 41 (ныне проспект К. Маркса, д. 106, кв. 20)]
некоторое время после июльских дней 1917 и в октябре партия укрывала В. И. Ленина
(с 1938 в квартире мемориальный музей В. И. Ленина);  Ф. была одним из связных между
Лениным и ЦК РСДРП (б). После Октябрьской революции  1917 член коллегии Наркомзема,
с 1922 на административно-хозяйственной работе.
С 1934 персональный пенсионер. Делегат 25-го съезда КПСС.
Автор воспоминаний о Ленине. Награждена орденом Ленина,
орденом Октябрьской Революции и медалями."


Это из Большой Советской Энциклопедии.

Такая вот странная биография, ну отсутствие даты смерти понятно,
на момент написания статьи в БСЭ  Фофанова была еще жива и здорова,
потому что прожила долгую жизнь и скончалась в 93 года,
Но чем же она занималась после пенсии в 55 лет, не состояла, не привлекалась,
сидела у окошка вязала носки? А кто родители, а был ли муж, а были ли дети?
И главное, почему Маргарита Васильевна счастливо избежала участи большинства
"пламенных рррреволллюционэрров", "старой ленинской гвардии?"

Здесь уместно будет упомянуть Николая Емельянова, рабочего который укрывал
Ленина в знаменитом шалаше в Разливе. В 1932 году он, как и Фофанова,
получил персональную пенсию, но угораздило его в политику вляпаться,
в том же году выступил в поддержку Г. Зиновьева, (того самого ленинского секретаря
который прятался вместе с Ильичом в Разливе), ну и загремел под фанфары.
Вместе с женой и семью сыновьями, двое из которых были после расстреляны.
Время было суровое.

Покопавшись еще, о послереволюционной жизни Маргариты Васильевны,
можно прочесть вот это,

"После оставления Крыма Врангелем М.В. Фофанова была введена в состав
тройки ВЦИК для изучения положения дел на полуострове. В отличие от
своих коллег по тройке, Фофанова много времени уделяла беседам с
населением, рядовыми красноармейцами и меньше всего обращала внимание
на сомнительные рассказы новоявленных властей, комиссаров, сотрудников ЧК,
комендантов городов и воинских гарнизонов. Как свидетельствовала М.В. Фофанова,
большевики расстреливали раненых, больных солдат и офицеров Белой Армии
прямо в лазаретах, госпиталях и санаториях. Расстреливали и “содействующих”
“контрреволюциронерам” — врачей, медсестер и санитаров. Расстреливали стариков
женщин и даже грудных детей. Тюрьмы городов были забиты заложниками.
На улицах валялись трупы расстрелянных, среди которых были и дети
. Об этих чудовищных злодеяниях, как ни странно, широко оповещали местные
большевистские издания (например, “Известия” временного Севастопольского
Ревкома, Керченские “Известия” и другие)
В ходе расследования Фофанова установила: в Керчи пленных солдат и офицеров
большевики на баржах вывозили в открытое море и топили.
По ее мнению, жертвы большевистского террора в Крыму исчислялись десятками тысяч.
– Все это нужно было тщательно, на профессиональном уровне, расследовать.
Но указаний не последовало, – говорила Маргарита Васильевна. В июле 1921 года,
завершив «ревизию», Фофанова написала письмо Ленину. Она обстоятельно информировала
главу партии и государства о терроре, злоупотреблениях и массовых насилиях местных
властей против населения, солдат и офицеров армии Врангеля, оставшихся в Крыму.
Как же отреагировал Ленин на это письмо? Он немедленно отозвал Фофанову из Крыма.
«Пожалел» ее. Затем написал два письма: одно секретарю ЦК РКП(б) В.М. Молотову,
а второе – заместителю народного комиссара земледелия В.В. Осинскому.
Первого Ленин предупреждал: «т. Молотов! И я, и Надежда Константиновна
знаем Фофанову как честнейшую большевичку еще с лета 1917 года.
Надо обратить сугубое внимание. Черкните мне два слова. Ленин».
В тот же день (24 июля) он направил письмо Осинскому (приложив письмо Фофановой
из Крыма) следующего содержания: «т. Осинскому (с просьбой по прочтении передать
и т. Теодоровичу). Автор – тов. Фофанова, была членом коллегии НКзем.
На этот пост я не предлагаю. Это – партийный товарищ, архииспытанный еще
до октября 1917. Агроном. По-моему, использовать безусловно необходимо:
вызовите, поговорите, обдумайте. Либо на местную работу. Либо на инспекторскую.
Агрономов из партийных товарищей так мало, а среда эта (агрономы) такая „чужая“,
что надо обеими руками ухватить партийного человека для надзора за этой средой,
проверки ее, привлечения этой среды к нам. Черкните, когда решите, как делаете. Ленин.
P.S. Верните письмо Фофановой» (выделено мной. – А.А.).
Судя по тому, что по поводу письма Фофановой Ленин никому больше не писал,
не телеграфировал и ни с кем по телефону не разговаривал (например,
с председателем крымского совдепа, командующим Южного фронта, ВЧК),
никому взбучку не давал за преступления в Крыму, то, о чем писала Фофанова,
его ничуть не волновало и не беспокоило: ведь массовые расстрелы в Крыму,
равно как и в других регионах России, проводились по его указанию.
Что же касается его писем Молотову и Осинскому, то это легко объяснимо:
Ленин был в неоплатном долгу перед Фофановой за то, что она, рискуя арестом,
прятала его у себя в квартире, поэтому намеревался трудоустроить ее.
Ленин также понял, что из Фофановой террористка не получилась,
поэтому он решил использовать ее в качестве стукачки и «для надзора»
за «чужой»… средой». Но Ленин и здесь ошибся: Фофанова не стала
ни доносчиком (как Л.А. Фотиева – секретарь Ленина), ни надзирательницей.
М.В. Фофанова ушла из жизни с болью в душе за свою причастность к партии,
на которой изначально стояло родимое кровавое пятно терроризма и мизантропии."


«Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства.», Аким Арутюнов

Интересная инфа, вполне достаточная чтобы  при некотором желании,
в веселые тридцатые годы  обвинить Маргариту Фофанову,
в  троцкизме, терроризме и работе на все разведки сразу.
По большей части поиски на этом можно и закончить,
но какие-то крупицы еще раскопать можно, например это,

"Российский историк Любовь Семенякова: Представление Ленина о
собственной исторической значимости и необходимости беречь свою персону
(а мне представляется, что это действительно просматривается во всей его
политической деятельности, начиная с революции 1905-1907 годов и до конца
его жизни) заставляло его стремиться избегать всяких контактов с властями.
С другой стороны, понимание того, что лучше с властями не контактировать,
поскольку у него было, что скрывать. Он никогда не рисковал своей жизнью,
очень много внимания уделял вопросам своей безопасности, и в частности осень
1917 года - яркий тому пример. Достаточно вспомнить, когда для него искали
квартиру в Питере, чтобы он нелегально вернулся из Финляндии, была найдена
квартира Фофановой, очень удобная для нелегалов, с двумя выходами и так далее,
но был один недостаток - у Фофановой было двое детей. И поскольку квартира
была удобна, Фофановой приказали отослать детей. И Ленина это нисколько не
смутило. Для Ленина было главное обеспечить безопасность, и возможность
быстро скрыться. Маргарита Фофанова была вынуждена отправить своих детей
в провинцию к родственникам, но отправила без сопровождающего, и они не
смогли добраться, они пропали. Они просто не доехали до места.
Пропали в развороченной революцией стране. Она никогда их больше не увидела."


https://www.svoboda.org/a/24204583.html

Чуть позже я покажу что сидельцы пресловутого "Радио Свобода"
как врали при СССР так и продолжают. Работа такая.
Итак, в инете я нашел вот это,

Маргарита

Это письмо с рассказом о своей бабушке, Маргарите Васильевне Фофановой,
прислала Андрею Иллешу Карина Антиоховна Мукосеева.
Бумажное письмо с вложенной в конверт фотографией.

Это Маргарита Васильевна, ее муж Владимир Фофанов и их дети Галя и Сережа.

Лена Иллеш отсканировала фото, набрала текст, созвонилась с автором.
Карине Антиоховне за семьдесят, начинала она работать как кинематографист
и продолжила как журналист. Она отозвалась на публикации Андрея в "Известиях"
и решила рассказать о своих родственниках. Вот ее рассказ:


На фото: моя бабушка М.В. Фофанова (справа), моя мама Галина, папа Антиох,
старшая сестра Маргарита, и я, младшая.

Моя бабушка с материнской стороны, Маргарита Васильевна Фофанова,
была дочерью потомственного моряка Кириллова, капитана пароходов на реках
Урала и Башкирии, и богатой купчихи Брюхановой, семья которой владела пароходами,
складами, пристанями на Волге и на Каме. Окончив гимназию в Кунгуре,
Маргарита, как и масса её сверстников в то время, мечтала вырваться из семьи.
Передовые идеи кружили им головы. Они посещали подпольные кружки, позже
Маргарита сама уже преподавала рабочим, распространяла большевистскую
литературу. Выдернула из семьи брата Евгения , с которым вскоре и попала в тюрьму.
Там же сидел и жених моей бабушки, представитель старой дворянской фамилии
Фофановых. Они вспоминали те времена как очень веселые.
Выйдя замуж, Маргарита обрела, наконец, независимость от семейного клана
и с головой погрузилась в революционную деятельность. Настолько, что первый раз
забеременела, когда они с мужем отбывали ссылку в Архангельске. Группа ссыльных
товарищей решила, что не стоит рожать ребёнка на холодном севере, было принято
решение отправить Маргариту в Крым. Тем более, что тётка Владимира Фофанова
владела там прекрасной дачей. Маргарите выправили новые документы, разработали
план побега, по цепочке подготовили ей подпольные квартиры. Где по железной дороге,
где на телегах, тарантасах, молодая беременная женщина "пробежала" по всей России
с севера до юга. Но в Симферополе её выдал провокатор, она попала к жандармам.
Подходил срок, и пришлось ей рожать дочку, мою будущую маму, в тюремной камере.
Тюремный доктор и стал крёстным отцом Галины.
В это время из семьи Кирилловых-Брюхановых разбегались остальные дети.
Надо сказать, что их первенец, старший сын Александр, уехал из родных краёв
давно и навсегда. Он получил образование в Петербурге и, став военно-морским
артиллеристом, отправился служить на флот государя императора на Дальнем
Востоке. Будучи монархистом, Александр получил от родной сестрицы Маргариты
полный афронт. Сестра Анна обладала великолепным голосом - контральто и
мечтала петь на сцене. Мать-купчиха не желала об этом слышать и прятала
дочкин паспорт. Кончилось дело плохо. Анна заставила Верочку, младшую
сестрёнку, выкрасть паспорт, сбежала в город, официально отказалась от
родителей, а там её удочерила состоятельная волжская немка, которая
отвезла талантливую девушку в Казань и устроила в Консерваторию.
Вскоре у неё появился жених - не то кадет, не то эсер. Верочка же, младшая и
самая красивая дочка, плакала и просилась до тех пор, пока родители
не согласились отпустить её в Москву учиться бухгалтерскому учёту.
Яростная Брюханова, похожая на Вассу Железнову Горького, осталась
одна со сломленным, безвольным к старости мужем. Неужели все революции
начинаются с того, что вначале разваливаются крепкие семьи?
Наконец-то в Санкт-Петербурге. Владимир и Маргарита Фофановы,
его тётка Лидия Смирнова, в доме у которой они остановились, дети Галя и Серёжа.
Теперь о революции. Маргарита Васильевна Фофанова в истории партии
известна – помните, последнее подполье Ленина, откуда он с перевязанной щекой
ушел делать революцию? Ну, неважно. Важно, что она оказалась в самом близком
окружении вождя. До 1917 года Маргарита успела получить образование – знала
языки, была агрономом, экономистом, много, чем занималась. Например,
была создателем и первым ректором московской Ветеринарной академии.
В начале 20-х годов в составе Чрезвычайной тройки ЦК бабушка обследовала
весь Крым на предмет учета виноградников, пахотных земель, поместий, винных заводов,
строений и наличия рабочей силы. В тройку входил еще Лацис, который был
занят тем, что расстреливал белых офицеров. А третий – казанский татарин –
пытался наладить общение с местными татарами, которые его не понимали и
глубоко презирали. Пришлось моей бабуле подняться в горы, к «зеленым»
ханам и уговорить их спуститься вниз, сдать оружие и приступить к работе.
Добилась, стала известна на весь Крым.
Очень хорошо помню, как бабушка мне рассказывала, что татары никогда
не жили на побережье. Семьи и хозяйство у них были в глубине полуострова,
в долинах среди гор. Моря они панически боялись, почитали его как грозное
божество и никогда в нем не купались. Мужчины приходили наниматься на
работу в прибрежные поселки и поместья, грузчиками к причалам, ездовыми
на таратайках, дворниками, рабочими на виноградниках. Работали вахтовым
методом, жили во времянках, а семьи оставались в предгорьях.
Поэтому никаких прав на земли побережья Крыма у них никогда не было и нет!
Несколько лет назад по радио была передача, в которой читали найденное в
архивах письмо Фофановой из Крыма к Ленину. Она писала о том, что там
творил Лацис, сколько тысяч белых офицеров он расстреливал безо всякого суда.
Ответа на это письмо, судя по всему, не было, но бабушку внезапно отозвали в
Москву. Когда она приехала в Симферополь за документами, которые все
большевики оставляли на хранение в тамошнем райкоме партии,
ей заявили, что ее партбилета нет, потерян. И все покатилось по наклонной
плоскости – постепенно она лишилась всех должностей, под конец стала
директором маленькой птицефабрики в Подмосковье. В конце 20-х годов
в «Правде» появилась статья о скрытой дворянке, которая занимается тем,
что портит яйца. Был суд. Это уже Коба развлекался. Он Фофанову не посадил,
но дал три года условно и отправил на крошечную, издевательскую пенсию.
Но предал ее на самом-то деле Ильич: нечего ей было в Крыму лезть не в свое
дело. А ведь она ему во времена подполья жизнь спасала! И о его предательстве
ничего не знала, после возвращения из Крыма они продолжали дружить.
Только Крупская в ответ на рассказ о потере партбилета сказала бабушке
странную вещь – «Не восстанавливайся!». Этим словам наивная бабушка
удивлялась до самой смерти.
Смешно – в брежневские времена, когда я уже заканчивала ВГИК,
приезжаю к старушке. А у нее на лестнице перед дверью сидит целый табор
темных молчаливых людей. Я спрашиваю – кто это у тебя, цыгане? Она,
встрепанная, озлобленная, рявкнула на меня:
- Это мои татары, высланные в Казахстан, приехали.
- Чего они хотят?
- Они говорят: Фофанова, сообщи про нас в ООН, пусть нас вернут в Крым.
Или похлопочи, чтобы нас пустили в американское посольство, мы им объясним.
Бабушка им пытается объяснить, что старые большевики теперь ничего не
решают, что Брежнев выделил им одну комнату на улице Кирова, и когда старики
там собираются, к ним подсаживают двух «комиссаров» - одного в президиум,
другого за дверью, чтобы ничего лишнего не ляпнули, не то время.
В 20-е годы Сталин дважды звал бабушку к себе на работу. Она поехала в Горки
посоветоваться с Лениным. Тот заволновался, ему уже тогда было трудно говорить,
но он все-таки сказал бабушке: «Маргоша, ни в коем случае».
Тут стоит рассказать, как у бабушки решался квартирный вопрос.
Фофанова приехала в Москву из Петрограда на знаменитом поезде вместе с Лениным.
И жили они поначалу в соседних номерах в «Национале». После того как Ленин с Крупской
переехали в Кремль, бабушке дали хорошую квартиру в доме, где была приемная Калинина.
Михаил Иванович жил в этом же подъезде. Они с бабулей обожали ездить за грибами.
В соседней квартире жил известный медик и деятель Семашко. С ним связана другая
история, но об этом особый рассказ.
После статьи в «Правде» и суда над Фофановой, ее выселили на Собачью площадку
в одну комнату с семьей дочери. Соседями по коммуналки была семья венгерского
писателя Белы Иллеша. Ещё жили Половниковы. Папу девочек арестовали и увели.
У взрослых в каждой комнате были собраны узелки. Были еще две тетки такие противные,
следящие. Однажды моя бабушка неожиданно получила пригласительный билет на
открытие метро (мой отец, Антиох Мукосеев, какое-то время работал в Метрострое),
и когда она, страшно возбуждённая, вернулась из-под земли, то собрала всю
квартиру и устроила подробный доклад. Так те тётки написали донос, что она
плохо говорила о метро, клеветала. И бабулю потащили на Лубянку.
В 37 году, весной, в 5 часов утра позвонили в дверь – один в кожанке,
а другой солдат с винтовкой с примкнутым штыком. Бабуля вышла с приготовленным
узелком. Ее довели до Никитского бульвара, дом 8, поднялись на пятый этаж.
Солдат сорвал с опечатанной квартиры бумажку, дал ключи и сказал:
«Вам велено до 8 утра въехать в эту квартиру». Ее оставили одну. Бабушка вошла
– большая четырехкомнатная квартира вся перевернута вверх дном.
Обыск был в Новый год – в столовой осыпавшаяся елка, накрытый стол
с плесенью на тарелках. Так Коба веселился…

Карина Антиоховна МУКОСЕЕВА

https://so-rodichi.livejournal.com/63643.html?mode...

Такая вот история. Выводы делайте сами.
Мой вывод - невинных нет.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Ключевые слова: Маргарита Фофанова, Ленин,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 12.01.2020 в 12:37
© Copyright: Агафонов Геннадий
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1