Январь на даче.


Поздний вечер. За окном льет и льет. Темно. Ничего не видно.
В доме натоплено изрядно. Даже и душно.
Как там водосток? Выдерживает ли?
В прошлую зиму заметно протекало под дом. Водосток перекрутило от снежного давления и на стыках потекло.
Но не сейчас же в ливень холодный да в темень идти смотреть. Навернешься, да и рухнешь в самую лужу.
Завтра схожу. Думаю я. И ставлю на плиту чайник
. На подоконнике в кухне осталось чуть волгоградского меда. Очень даже приличный мед. Пыльцой пахнет. Согревает.
...Выбирал , выбирал подходящий для поездки денек. И выбрал! Январский ливень!
Сидишь в дому, как сыч. Наружу и нос не высунешь.
А в дому- сырость. Два дня прогревать надо.
Постепенно наваливается истома. Я долго сижу у окна в оцепенении.
Потом ныряю в прогретую электрической простыней постель и сладко засыпаю.
Утром- стук в дверь. Вера стучится. Соседка через дом.
И, черт бы ее подрал, в такую рань.
Темно еще.
Накинув халат иду открывать.
Вера докладывает дачные новости, как будто я ее тут охранником поставил и требую отчета.
Она рассказывает подробно и с неуместным оживлением. Суть рассказа в том, что все хорошо. Дом стоит. Ельники укутаны( и зачем в теплую зиму я их укутывал?- сопреют!)
Я угощаю гостью чаем с конфетами и медом.
Вера говорит без умолку о неизвестных мне особах. О чьих то мужьях, сыновьях, любовницах.
Не проходит мимо Ляли(соседки) и кроет ее почем зря. Хотя совсем недавно были они закадычными подругами. Не разлей вода.
Я не поддерживаю разговор, намекая что у меня и другие дела есть.
Отчего то делается грустно.
Я неплохо отношусь к Вере. Есть в ней некоторая и душевность помимо прочего. Но я хорошо ее изучил. Чуть с ней сблизишься- начнет тебя просить. Обо всем на свете. То огород вскопай, то хлеба принеси, то воды налей, то за грибами для нее сходи.
А царицей тебя не сделать?!- думаю.
Вера съедает все конфеты и уходит. С Богом!

На даче мало народу. С десяток разве по разным концам наберется. Не более.
И не виден он, этот десяток. А сидят по домам в тепле.
Два-три ходока совершают моцион, проходят и по нашей улице Просторной.
Но нет среди них у меня друзей.
А есть лишь несколько знакомых.
Та же Вера, да Зоя Васильевна, да Зои Васильевны приятельница, живущая так, что неделю в Москве- неделю на даче.
Да еще соседка Ляля. О которой, при случае расскажу подробнее а не сейчас дабы не сбиться с мысли.
Я приехал на дачу с несильной, но глубокой усталостью от московской жизни. С усталостью от одних и тех же комнат и парковых тропинок.
И еще от долгих лет тяжелой недушевной работы. Работы, которой на минуты искренней радости приходились месяцы тесного, как не того размера рубашка, труда.
Труд приносил деньги, и всякий год откладывал я обретение свободы.
И, таки, ушел.
И сейчас ныло внутри.
Будто стала проходить заморозка и выступила боль.Боль, которая и не ожидалась.
Глупому ограниченному уму казалось так: стоит оставить нелюбимое дело и душа вмиг отдохнет, воспрянет и пойдет порхать птичкою.
Нет, не порхает. Полгода прошло, а все болит.
Вот и занесло в самую зиму меня на дачу.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 63
Опубликовано: 08.01.2020 в 11:44
© Copyright: Юрий Богомолов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1