ЛОВУШКА ДЛЯ НЕУГОДНЫХ. (Из серии "Очерки о прошлом")


ЛОВУШКА ДЛЯ НЕУГОДНЫХ. (Из серии "Очерки о прошлом")
(Из серии «Очерки о прошлом»).
Иллюстрация из интернета "Пахала" муха на воле"

Предисловие:
============
Мне написал славный парень Игорь Циммер, бывший мой ученик по автоделу, сын управляющего трестом «Вуктылгазстрой» М.Н.Циммера:

«Увидел фото из автошколы, нахлынули воспоминания. Хорошее было время.
Недавно отца в Анапе похоронил.»

И я ответил бывшему своему ученику:
=============================================

Дорогой Игорь!

Воспоминания нахлынули и на меня...

В годы, когда твой отец правил трестом «Вуктылгазстрой», моя семья пережила один из самых горьких этапов нашей жизни на Вуктыле.

Я был всю жизнь на Вуктыле внештатным корреспондентом нескольких СМИ и часто выступал с резкой критикой и как внештатник, и как убеждённый коммунист.

В этой связи с Вуктыльским райкомом КПСС у меня были всегда «сложные» отношения…Меня часто «прорабатывали» в райкоме за «неуправляемость», за «критиканство», за «раскачивание лодки»…


…Ныне многие из тех, кто меня «прорабатывал» сменили давным-давно свою политическую ориентацию, некоторые из них посжигали демонстративно свои коммунистические партбилеты и получили, как Иуда свои 33 сребреника - партбилеты другой ПРАВЯЩЕЙ партии.

Воров и казнокрадов.

Некоторые, небольшая часть, оставшиеся в новом времени, всё-таки, ЧЕСТНЫМИ людьми, а, значит, не преуспевающие, уже не считают, что «неуправляемые» тукалевские «раскачивали лодку КПСС» и она утонула от этого. Они теперь поняли, что критика – была единственная возможность, наоборот укрепить «партийную лодку», заделать в ней щели – недочёты...


…На Вуктыле жил и трудился молодой инженер – нефтяник Миша Абабин. Был он весёлым, кампанейским и общительным парнем. Помню, как он нашёл меня, затащил в свой вагончик, где правила бал его красивая и умная жена, гречанка. Поставил передо мной свой магнитофон и велел:
- Пой «Кедры»!...

Он одним из первых слушал мои первые песни о Вуктыле, записывал их на МАГ и активно участвовал в их популяризации...


Прошли годы.

Миша Абабин к своим институтам добавил ещё и «универсально-карьерное» образование – закончил ВПШ.
Для молодёжи расшифровываю: «Высшую партийную школу». Это было спец образование, которое открывало перед его окончившими двери в партийно-советскую номенклатуру и обещало карьерный рост вплоть до кремлёвских стен.

Вернулся на Вуктыл Михаил Семёнович Абабин совсем другим человеком – закоренелым бюрократом и чиновником и…
Первым секретарём Вуктыльского райкома КПСС…

Вскоре он зачислил меня с моей критикой во враги всей КПСС и в свои личные.
А поскольку он был в расцвете сил и начала карьеры активным и «бесстрашным», то он решил «не удовлетворяться полумерами, а извести критикана Тукалевского под корень».

Извести меня было трудно, т.к. я работал к этому времени водителем, а водителя, благодаря продуманности защиты рядового рабочего дедушкой Лениным, уволить было невозможно, если он не пил и не прогуливал.

Тогда умный человек Миша Абабин, принял решение подобраться ко мне с «незащищенного» бока - уволить мою жену, Галину Ивановну Тукалевскую.

Галина была ИТР. А ИТР заветы Ленина не защищали. ИТР можно было в любой момент… СОКРАТИТЬ.
Понимая прекрасно, что если мы останемся на ЕДИНСТВЕННОЙ моей зарплате с тремя своими «короедами», то нам рано или поздно придётся «добровольно» уехать с Вуктыла, вернувшись в наш Питер.

Но и с увольнением Галины Ивановны тоже возникли сложности…

…Она работала в УПТК 17 лет. Пройдя путь от должности рабочей склада до начальника отдела УПТК.
К тому же, из этих 17 лет 15 лет она честно несла общественную нагрузку - была неосвобождённым секретарём партийной организации УПТК.

Поскольку за всё существование СССР никогда не случалось прецедента, чтобы сократили «за ненужностью производству» секретаря парторганизации, то такое «новаторство» молодого активного партийного секретаря скорее всего не поняли бы вышестоящие партийные инстанции.

И была поставлена задача перед райкомовскими «стратегами» - сначала убрать Галину Тукалевскую из секретарей.

Но, поскольку она никогда не имела нареканий в своей общественной секретарской обязанности и отчётности перед РК КПСС, то было принято «соломоново» решение - принять меры к её переизбранию.

Галина Тукалевская, имела характер не задиристый и не злобивый и отзывчивую душу потомственной, в третьем колене, ленинградки, и члены парторганизации УПТК к ней относились очень хорошо. И постоянно её переизбирали.

Тогда из РК был направлен опытный инструктор для контроля за проведением собрания в нужном русле. Предварительно этот «Спец» «поработал» с Галиной.

Сказал ей:

- Галина Ивановна! Райком КПСС очень ценит вашу работу. Но вы, наверное, устали полтора десятка лет работать на этой выборной должности?! Существует мнение райкома КПСС дать вам отдохнуть годик – другой. Как вы на это смотрите?

Галина, наивная душа, обрадованно ответила:

- Очень устала! С удовольствием отдохну!

- Ну вот и отлично! – обрадовался инструктор РК. – Только вы скажите на собрании коммунистам, что это ваше желание - не переизбираться! А то они вас любят и будут за вас голосовать…


…Так Галину переизбрали.

Потом М.Абабин пригласил в РК КПСС управляющего трестом Циммера М.Н. и сказал ему:

- Михаил Николаевич! Существует мнение бюро райкома КПСС, что надо избавить наш прекрасный район от этого критикана Тукалевского.

- А я здесь при чём? Тукалевский у меня не работает!

- Надо сократить его жену! Больше она не найдёт работы на Вуктыле. А на одну зарплату Тукалевского им с тремя детьми не прожить на Севере, Значит, вынуждены будут уехать!

Циммер попытался возразить:

- Так работой Тукалевской я доволен. Она – ветеран треста - 17 лет работает на одном месте. Без отрыва от производства на «красный» диплом закончила Ленинградский экономический техникум. Это с тремя-то детьми! За что же с ней так-то?...


… Но на Циммера там «топнули ножкой» и тот, кто знает обстановку тех лет, понимает, что ни один руководитель никогда не мог поступить наперекор «мнению бюро райкома КПСС». Это было равносильно самоубийству… своей карьеры.

Секретарём парткома треста был тогда бывший комсомольский вожак услужливый по натуре, Ярослав Зиняк, который только -только начал делать карьеру в КПСС.

А Ярослав Зиняк ещё в комсоргах привык, закрыв глаза делать всё «для претворения в жизнь наказов партии»!

Даже если это было откровеннейшее преследование коммуниста и рабкора за критику, со стороны его начальства – Первого секретаря райкома КПСС.


И Галину Ивановну Тукалевскую, сократили, дав два месяца отработки…

…Я позволю себе, по своему обыкновению, отвлечься от нити повествования…

…Когда говорят, что КПСС рухнула потому, что она ВСЯ прогнила, я, который критиковал «балласт в партии» тогда, когда это было чревато, сейчас утверждаю – партия не прогнила. Она была превращена из боевой партии рабочего класса в пассивно-бюрократическую партию номенклатуры.

В боевой рабочей партии, созданной несколькими поколениями честных бессребреников революционеров – большевиков, верх взяли перерожденцы и как раз те партийные бюрократы, которых В.И.Ленин предвидел, как могильщиков компартии.

Они-то и предали партию!

Предали подло! Сверху!

Как Власов предал свою дивизию врагу.

Иуда Горбачёв просто РАСПУСТИЛ КПСС.

Будь он порядочным человеком – собрал бы внеочередной съезд и заявил бы всей партии, что он разуверился на старости лет в коммунистической доктрине и уходит с поста. И предложил бы съезду избрать нового руководителя партии. Верящего в неё.

Но он этого не сделал. И получил свои «тридцать сребреников» - Нобелевскую премию.

Но я протестую против того, что в партии были все пристроены, карьеристы и трусливые подлецы. Основу партии составляли, несмотря ни на что, честные труженики! Честные коммунисты. Но им давным-давно претило это превращение рабочей партии в пристанище карьеристов и приспособленцев.

Честным коммунистам претили и двойная мораль, по которой жила верхушка КПСС, и их превращение в господ, в касту неприкасаемых.

Погребла нашу партию, пронизавшая её как раковые метастазы НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, НЕРАВЕНСТВО, ЧВАНСТВО и БЮРОКРАТИЗМ.

И если бы тогда нашёлся Данко, который повёл бы за собой КПСС под знаменем её очищения – как это случилось в Китае, мы бы не испытали страшных 90-х, которые уничтожили нашу державу.

Рядовые коммунисты и рабочие поддержали бы и спасли такую, обновляющуюся и очищающуюся партию.

Потому что, рядовые коммунисты-рабочие не забитое быдло. Они всегда чувствовали где правда и справедливость, они уже тогда инстинктивно неприязненны были к партократии и готовы были защищать тех, кого считали несправедливо обиженным. побороться за эти идеалы.

Судите сами:

Во времена, о которых я повествую никто и в страшном сне не мог предвидеть развал КПСС. Органы КПСС имели всю полноту власти и непререкаемый авторитет, однако, случилось редчайшее – микроскопическое восстание коммунистов одной из парторганизаций района, которые раскусили закулисную подлую игру партократов и не дали им победить.

Рабочие парторганизации УПТК, где Г.И.Тукалевская была секретарём, поняли, что всё это было подстроено и внезапно, на очередном рядовом собрании, превратив его во внеочередное отчётно-перевыборное, вернули Галину в секретари.

И несмотря на буйство представителя РК КПСС, стояли на своём и не поддались на его горячие увещевания.

И, возводимая ловушка для секретаря – рухнула.

Почему?

Да потому, что в СССР невозможно было представить, чтобы СОКРАТИЛИ СЕКРЕТАРЯ ПАРТОРГАНИЗАЦИИ.

Таким образом, простые рабочие, рядовые коммунисты УПТК, водители, плотники, столяры, бетонщики, арматурщики, сварщики и т.п. СПАСЛИ человека от постыдной, преступной, беззаконной расправы….

…Когда моя Галина пришла с собрания, я впервые за совместную жизнь увидел, как моя Галка плачет! Она нервно курила в ванной, сбивчиво рассказывала мне о ходе собрания, слёзы текли по её лицу, она их даже не замечала и счастливо смеясь поражалась справедливости и прозорливости простых рабочих….

Так что партия не сгнила. В ней были силы способные спасти и партию, и Державу, и народ от страшных бед.

... За прошедшие 30 лет многие исследователи пытались изучить вопрос:

«Почему народ не заступился за «свою» КПСС?!»

Мне кажется ответ лежит на поверхности:
Потому, что коммунистическая партия, несмотря на все заветы, наказы и законы Владимира Ильича Ленина, ПЕРЕСТАЛА БЫТЬ СВОЕЙ для РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН!
Она стала партией номенклатуры. Говоря по сегодняшнему – партией чиновников.

А В.И.Ленин предупреждал ещё в 1922 году:
«Коммунисты стали бюрократами! Если что нас погубит, то – это!»

И погубило!..

Потому-то я уверен в том, что нынешняя правящая партия воров и коррупционеров будет тоже сметена народным гневом, как чуждая народу!

Несмотря на то, что её усиленно поддерживает групка расхитителей социалистической собственности; олигархов, коррупционеров, воров в законе и беззаконных воров.

А основная масса народа это сборище не считает своей партией, и испытывает к её членам палитру чувств от презрительного сарказма до классовой ненависти…

…Галину вынуждены были восстановить на работе…

Но Михаил Семёнович Абабин, что называется, «закусил удила» и решил во что бы то ни стало убрать Галину Ивановну с работы, значит и всю семью Тукалевских с Вуктыла.

Был придуман иезуитский план.

Было решено "съесть" неугодную хитро.

Её… ПОВЫСИЛИ в должности, поставив начальником базы УПТК.

Фишка состояла в том, что на этой базе ни один начальник дольше 2-3 лет не удерживался - его снимали за развал работы.
Такой гнилой был этот участок работы.

Естественно, в этот по-еврейски хитроумный план не мог быть не посвящен М.Н.Циммер, как управляющий трестом…

…Прошло 6 месяцев.

За это время я смотался в редакцию газеты «Правда», где состоял внештатным корреспондентом и «Правда» грохнула по Вуктыльскому райкому КПСС «дуплетом» критических статей:
«В атаку на критическое слово» и «Вуктыльский райком отвечает»

Там конкретно говорилось, что Первый секретарь райкома Абабин не прав, а прав рабкор Тукалевский. И Абабину пришлось в разговоре с собкором «Правды» признать: «Мы здесь не разобрались…»

После того, как «правдист» уехал, Михаил Семёнович позвонил Циммеру и напомнил ему, что пора «собрать мусор за Тукалевской».

Михаилу Николаевичу, как профессиональному производственнику, видимо, давно были не симпатичны эти закулисные игры партбюрократов.

И ему и до этого не нравился весь этот спектакль, когда за открытую критику воюют не с автором её, а с его женой, которая никогда никого не критиковала и не писала в газету статьи.

Но он не мог ослушаться «указания бюро райкома».

…В сердцах бахнув дверкой УАЗика, он зло бросил своему водителю:
- На причал!...

Подъехав к причалу, Михаил Николаевич попытался проехать напрямую к складам. Однако, к его удивлению, металлические ворота, которые при трёх предыдущих начальниках участка валялись сорванными и заросли травой, оказались на положенном им месте, покрашены и(!) замкнуты на замок.

Управляющий трестом протянул руку к рулю и нетерпеливо просигналил. Из будочки сторожа показалась деваха в телогрейке и заорала в ответ:

- Чего гудишь,… твою мать?! Я тебе погужу!

Шофёр Циммера приоткрыл дверку и заорал в ответ бабище:

- Давай, открывай! Я управляющего трестом привёз!

Но на охранницу это не оказало никакого воздействия. Она, видимо, была из прошедших «медные трубы» бывших ЗК и сленг у неё был соответствующий:

- Да мне по херу кого ты там привёз! Хоть министра! Вон иди к Галине Ивановне, - мотнула она головой на небольшое здание конторы, притулившееся к ограде,- выпишет она пропуск - пропущу! Нет, так вали отсюда, пока ломом по капоту не долбанула!

И добавила ворчливо:
– А то гудят тут разные, гудят… Неймётся им!

И, развернувшись, сплюнула в сторону и ушла с мороза в свою строжку.

Циммер зло вылез из кабины и, загребая снег унтами, пошёл к конторке.

Зайдя в барак, он мимоходом отметил, что в конторе стало тепло, чисто и светло. Он заглянул в каждый кабинет и увидел, что там сидят завскладами и заняты работой. Все с ним здоровались, удивляясь его нежданному визиту и суровому виду. Управляющий молча, не отвечая на приветствия кладовщиков, прошествовал далее к кабинету, на котором висела скромная табличка «Начальник участка Тукалевская Г.И.» и рывком открыл дверь.

Галина подняла глаза от своих бумаг на вошедшего и удивлённая встала навстречу управляющему трестом:
- Михаил Николаевич?! Здравствуйте! Что-то Вас интересует?!

Циммер мрачно прогудел, стараясь сдержать своё раздражение:

- Ну-ка… Пойдёмте!… Посмотрим Ваше хозяйство!... А то… забаррикадировались тут, - таки выплеснул он своё раздражение.

И не дожидаясь реакции начальника причала широко зашагал к выходу…

…Добрых минут сорок управляющий трестом инспектировал огромную территорию причальных складов. Опытным своим глазом он замечал всё:

Что все прорехи в ограде были тщательно заделаны, что территория была надёжно закрыта, а не как ранее, проходной двор.

Что дощатые складские помещения были оббиты вторым слоем доски, ворота и площадки перед воротами были отремонтированы.

Ремонту подверглись и мощные бревенчатые стеллажи, занимающие большую территорию открытого хранения и на них были аккуратно складированы домовые ЖБИ панели, и другие крупногабаритные детали домов бетонные и металлические.

Он не оборачиваясь к семенящей рядом с ним начальнице участка, буркнул:
- А куда дели столярку?... Она у вас тут… под снегом… гнила?!

…Столяркой звали деревянные детали домов; оконные рамы, двери и т.п. Это было узкое место складов. Ибо хилые навесы и брезентовые покрытия, не спасали детали от порчи.

- А столярка у нас хранится теперь в шестом складе. – ответила Галина, - там и рубероид, и листовое железо. Мы всё быстро портящееся из открытых стеллажей убрали, кроме ЖБИ, - не без тени гордости, добавила проверяемая.

Циммер, у которого по мере осмотра невольно проходило раздражение и светлело на душе от вида рачительного хозяйского подхода к вопросам складирования со стороны новой начальницы причала, хмыкнул:

- А откуда шестой-то склад? Кажись, их пять числится по описям?!

- А мы шестой построили?

Циммер обернулся заинтересованно:

А кто строил, какое СМУ? Кто людей снял? У них что, основной работы мало?! – опять набычился управляющий.

- Да мы… своими силами… Наши грузчики всей бригадой взялись за это. В перерывах между ожиданиями прихода машин. Чего же зря сидеть? Да и им лишний заработок не помешает.

- Лишний?!, - вскинулся Циммер. – Они же у вас на окладе сидели?!

- Так они согласились на работу с выработки перейти!

- И что? Неужто ОТиЗ одобрил?! – поразился проверяющий, зная, что грузчики категорически отказывались на работу «с выработки», ибо доставка грузов шла далеко не равномерно и были немалые простои бригады.

- С ОТиЗ всё согласовано. В период простоев бригады, рабочие переходят на другие работы по ремонту складов и ограды. По планировке территории…

А где «кладбище» ЖБИ делось? – уже совсем другим спокойным, даже умиротворённым тоном поинтересовался Циммер…

…Речь шла о притче во языцех базы. Детали сборных ЖБ домов выбирались монтажниками придирчиво. И, если попадалась панель с трещиной, то составлялся акт и её, чаще всего выбраковывали. Краны монтажников такие детали отбрасывали в сторону, а на панелевозы грузили и увозили только годные для монтажа детали. За 300 км таёжного зимника, конечно, хватало таких выбраковок и в центре базы росла гора этого железобетонного боя.

В распоряжении начальника причальной базы не было ни мощной бульдозерной техники, ни кранов, кроме одного башенного и об этом прекрасно знал управляющий трестом Циммер, так как постоянно отбивался от слёзных заявлений предшественников нынешней начальницы о выделении мощных бульдозеров для работы на базе.

Это были нерентабельное использования бульдозерной техники, которой не хватало на основных стройплощадках, поэтому приходилось отказывать своим второстепенным обслуживающих подразделениям.

Поэтому Циммер глянул подозрительно на новую начальницу, хотя она всё больше притягивала его симпатию:

- Вы хотите сказать, что рабочие вашей бригады грузчиков всё кладбище ЖБИ распланировали вручную?! – с издевкой воскликнул он. - Совковой лопатой и ломом убрали многосоткилограммовые обломки?!

Начальник молчала.

Управляющий стал заводиться:

- Какой участок треста давал технику? – строго спросил он?

Технику… давал… начальник аэропорта… товарищ Кадигроб, - потупясь тихо ответила Галина.
Управляющий снизил накал, опять успокаиваясь, аэропорт не был в его ведении:

- За что? Неужто так вот за красивые глазки?! – ухмыльнулся он.

- Нет. На взаимовыгоде! – ещё более тихо сказала начальник базы. – Он из крупных обломков гараж для своей аэропортовской техники соорудил, а мелочь, бульдозерами потоптал в щебень и на удлинение ВПП использовал…

...Смущение начальника участка можно было понять. Это было время, когда даже бракованный так называемый фондируемый материал можно было передавать только с большими бюрократическими ухищрениями, да и только в пределах своего ведомства…

…Уезжал Циммер с причала с двойственным чувством; задание райкома не выполнил и злился оттого. Зато он понял, что нашёл, в конце-то концов, доброго хозяина на этот трудный участок работы. И это его радовало!
Вернее, хозяйку…

…В райкоме в те памятные годы работали и честные ребята, которые втайне сочувствовали нам в этой расправе с нами. Вот они-то мне и рассказали, что когда Миша Абабин спросил Михаила Циммера почему он не выполнил РЕКОМЕНДАЦИИ райкома и не уволил мою Галину, твой отец взорвался и сказал:

- Да потому, что за всё время у меня не было на базе УПТК такого рачительного, старательного и умного хозяина!

Молва говорит, что Циммер сказал "царю и богу района"

"Тукалевскую не увольнять надо, а премировать!"

И, вернувшись в свой трест, велел издать приказ и наградил Галину премией, "за безупречную работу"!..

Так что, Игорь Михайлович Циммер, факт остаётся фактом; твой отец совершил гражданский подвиг, проявив в те годы неповиновение райкому КПСС.

Или, как минимум, довольно смелый поступок!

А самое для меня главное, что такие люди, как твой отец и многие другие герои моих очерков были ТРУДОГОЛИКАМИ и честными производственниками. Для них смысл жизни состоял в их работе.

И их работа была для них ГЛАВНЫМ смыслом их жизни!

И после них остались на Вуктыле дома и цехи, аэропорт и котельные, дороги и стадионы, школы и садики…

Остался – целый город по названию Вуктыл!

А не сор ненужных бумаг и оскома народной неприязни…

Потому-то, Игорь Михайлович, я и склоняю свою седую голову пред могилой твоего отца и говорю ему, несмотря ни на что,

ЗЕМЛЯ ТЕБЕ ПУХОМ, ВЕТЕРАН ВУКТЫЛА, МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ ЦИММЕР!

Питер. 30.12.2019г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 30.12.2019 в 20:26
© Copyright: Матвей Тукалевский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1