Хорошее дело суррогатным не назовут…


Хорошее дело суррогатным не назовут…
Уж не знаю, хорошо это или плохо (мы, как раз, поговорим об этом чуть ниже) но на сегодняшний день Россия является одной из немногих стран, где законодательно разрешено коммерческое суррогатное материнство. Помимо нашей страны в этот список входят Чехия, Грузия, Украина и несколько американских штатов – то есть, США лишь частично) Во всем же остальном мире вынашивание ребенка за деньги – категорически запрещено… При этом Россия по объему рынка «маток в аренду» делит первое место с США. Согласно статистическим данным, каждый год в нашей стране рождается порядка 20 тысяч детей от суррогатных матерей, и цифры эти только растут…

Растут не только потому, что на подобного рода детишек имеется достаточно большой спрос со стороны бесплодных семейных пар, но и из за ярко выраженного коммерческого интереса, проявляемого сурмамами к этому виду бизнеса (как бы цинично сие не звучало) Дело в том, что вознаграждение женщине, согласившейся выносить чужого малыша, составляет сегодня от 600 тысяч до 1,2 миллионов рублей - и это без учета стоимости медицинского обследования, проведения ЭКО, обеспечения проживания, питания и самих родов. Согласно ценам на рынке, в итоге будущим т. н. родителям придется раскошелиться на 2-2,5 миллиона рублей…

Суррогатные мамы называют свою работу призванием, высокой миссией. Они пытаются убедить окружающих в том, что рожают на сторону исключительно для того, чтобы помочь бездетным семьям, у которых это единственный шанс стать родителями… Звучит весьма вдохновляюще и, честно говоря, лицемерно. Ведь если суррогатки так искренне желают помочь людям, то почему берут с них деньги?.. Попробуйте изъять финансовую составляющую из этого «призвания», и на завтра вы не найдете в стране ни одной сурмамы. А те, кто обрюхатил себя когда то во имя «высокой миссии», вполне резонно заявят вам: «Что же я дура, что ли, рожать бесплатно?»...

Надо сказать, что будущие родители, ожидающие, когда им родят ребенка, все время сидят на измене. Они боятся, что в клинике могут перепутать эмбрионы, или что сурмама принесет им не их, а своего ребенка; что она может прервать оплаченную ими беременность или каким то образом (с помощью алкоголя, нарушения режима) навредить малышу; что сурмама скроется до родов или не отдаст им ребенка после разрешения от бремени... Кроме того, их гложет страх вымогательства и шантажа впоследствии, когда ребенок вырастет в новой семье, и даже не будет подозревать, что до своего рождения он находился в животике у совершенно другой мамы…

Справедливости ради отметим, что не менее сильно переживают и суррогатные матери. Порой их буквально трясет от переживаний (мало ли все закончится упущенной выгодой, а это - крах всех материальных надежд) «Можно ли доверять агентству, с которым заключен договор о вынашивании младенца?», «Как там чужой несмысленыш поведет себя во время беременности?», «Что будет с моим здоровьем – оно ведь не железное?», «А вдруг заказчики передумают и откажутся от ребенка?», «Выплатят ли они обещанное вознаграждение в полном объеме?» - все эти вопросы чрезвычайно мучают обеспокоенных сурмам…

Есть женщины, которые родили на продажу по пять и более детей. Такие рекордсменки очень ценятся в этом бизнесе (они уже полностью доказали свою профессиональную состоятельность –воспроизвели на свет целую ораву галдящих детишек и безропотно от них отказались) К услугам этих невозмутимых рожениц любят обращаться звезды шоубизнеса, дабы обезопасить себя в дальнейшем от нежелательных сюрпризов, связанных с проснувшимся материнским инстинктом. Недаром, у многих наших знаменитостей «киндеры» как две капли воды похожи друг на дружку. Все это говорит о том, что у них, скорее всего, была одна мамаша…

Интересно, что обзаведение детьми с помощью суррогатных мам стало весьма популярной опцией у лиц с нетрадиционной ориентацией. Достаточно сказать, что именно этим путем пошли в свое время музыкант Элтон Джон, футболист Криштиану Роналду, а также российские звезды Филипп Киркоров, Максим Галкин, Сергей Лазарев. Это стало одним из самых веских аргументов для противников суррогатного материнства. Они считают, что сомнительным в моральном отношении мамашам все равно для кого рожать малышей - лишь бы платили деньги. А что там происходит с ребенком в семье извращенца – уже не их забота…

Российские суррогатки так наловчились клепать детей для их последующей коммерческой реализации, что к нам в бейби-туры со всего света валом валят мечтающие о приплоде иностранцы. Особенно большой ажиотаж мы вызываем у китайцев. Доморощенных женщин, готовых поставлять на рынок живой товар, даже называют «фабрикой китайских детей» - настолько они популярны в качестве инкубаторов у наших восточных соседей…

Только представьте, вымирающая по 300 тысяч человек в год страна помогает увеличивать человеческий капитал государству, у которого людей девать некуда! Несчастные, нищие и никому не нужные российские женщины, начали за деньги сдавать свои матки в аренду китайцам, которых и так уже почти полтора миллиарда на планете. Суррогатки могли бы рожать русских – но почему то не делают этого. Им не нужны дети – они меняют их на деньги…

Вот перевод объявления на одном из китайских форумов: «Русские сурмамы не заберут вашего малыша. По их закону ребенок принадлежит именно заказчику. Они даже в суде не смогут оспорить этот факт. Выбирая Россию, вы обезопасите себя и будущего малыша от часто возникающих в Китае и других странах споров на тему принадлежности ребенка». Ну, как тут не вспомнить известное еще с советских времен выражение, которое вдруг заиграло новыми красками: «Русский с китайцем - братья навек». Теперь то уж наверняка, ведь у них - одна суррогатная мама…

А что же сами сурмамы думают о своем бизнесе? Я специально пролистал несколько интервью с женщинами, решившими заработать себе на жизнь столь экзотическим способом и вот что они в свое оправдание заявляют (Сразу предупреждаю, что читать некоторые откровения вам будет неприятно. Лично мне так и не удалось обнаружить в себе сочувствие к этим суррогаткам, хоть я и стараюсь быть объективным):

«Это очень выгодно финансово и здесь нет ничего сложного в эмоциональном плане. На это надо смотреть проще. Я всегда себя настраивала: суррогатное материнство - это профессия. Кто-то ходит на работу с 9 до 6, кто-то ездит на вахту, а суррогатная мама вынашивает ребёнка двадцать четыре часа в сутки. В голове должно сидеть, что это работа, и вы должны заработать деньги, чтобы решить материальные проблемы»…

«Муж сначала вообще ничего не понял. Когда я сказала, что хочу стать суррогатной матерью, он решил, что я хочу отдать своего ребёнка. Потом были долгие часы объяснений и медицинских терминов, он вроде бы немножко вник, но всё равно почти всё мимо. Муж не осознавал, что я делаю, и был против, но он знает, что если я поставила цель, то от неё не отступлюсь. Я быстрее поменяю мужа, чем собственное решение»…

«Сейчас моему младшему ребенку шесть лет. Он понимает, что у мамы в животике младенец. Я объясняю, что малыш не наш, что у него есть другая мама. Просто она болеет и не может выносить его, а я ей помогаю. Но за это я получу денежку. Говорю, что, конечно, определенную игрушку купим. Желания оставить себе чужого ребенка у меня не было. Немного поплакала, когда отдавала малыша, но это было из-за гормональной послеродовой перестройки организма»...

«Мои близкие ничего об этом не знают. На время беременности я переезжала в другой город, а родственникам сказала, что уехала на заработки. Детям я говорила, что много ем, поэтому стала такой толстой - они называли меня колобком. Муж понимает, что по-другому мы никогда не заработаем себе на жильё - он работает на птицефабрике и зарабатывает восемь тысяч в месяц, а я - помощником в магазине и получаю шесть. Кроме того, еще нужно погасить кредиты»...

«Самым страшным было опасение, что меня обманут: вдруг я родила и отдала своего ребенка, свою родную кровиночку? Заказчиком был одинокий мужчина без жены. Мне не показывали эмбрион, я даже не знаю, какой материал в меня подсадили. А что если мне просто влили сперму этого мужчины и осеменили? Это же бизнес, в нем всякое может быть, не дай Бог, конечно»...

«Беременность протекала тяжело: всё кровило. Мне стали делать уколы. Каждую неделю я прибавляла по три-четыре килограмма. Почки не справлялись, ребенок давил всем своим весом на мои органы. Был жуткий токсикоз и очень тяжелые схватки - даже хотели делать кесарево сечение, но в итоге родила сама. Самым сложным оказалась потеря здоровья в обмен на копеечную сумму. А биородители даже спасибо не сказали, хотя это очень тяжелая и неблагодарная работа»...

«Все прошло успешно, все остались довольны. Правда, сам организм после родов не понимал, почему ребенка нет - были истерики, но все это осталось в прошлом. Я не скучаю по нему, но иногда мне становится интересно: каким он стал? Тогда биородители высылают мне фото малыша. Сейчас я снова готовлюсь к программе - нам нужна квартира в другом регионе. В первый раз мне заплатили меньше миллиона, но во второй я получу уже больше миллиона – жить можно»…

«Я полностью довольна своей работой сурмамой. Мне грех на что-то жаловаться. Сейчас у меня есть почти всё, чего хочу: нормальная машина, путешествия, три квартиры. Содержу своих родных детей. Мы ни в чём себе не отказываем. При этом я не вкалываю, как проклятая на работе с утра и до вечера за 30 тысяч рублей»…

«После родов нам ребенка не показывают, да это и не нужно. К груди суррогатной маме не прикладывают - сразу переводят младенцев на смесь. Для меня это не несёт какой-то психологической опасности. Но и врачи, и психологи настроены строго против кормления грудью, потому что это дополнительная привязка к ребёнку»...

«Я сама попросила агентство дать мне китайскую пару. Знала, что на них можно заработать больше. Стандартный гонорар - миллион рублей, а с них я получила плюс 500 тысяч. После родов мне показали ребёночка. Такой крошечный китайчик: волосики чёрные, глаза узенькие. Никаких материнских чувств у меня к нему не было»...

«Честно говоря, когда выхожу из роддома, выпиваю вина. Это лучший антидепрессант. Я стараюсь оставить в роддоме все свои мысли, треволнения, заботы. Ну родила, подумаешь, что тут такого? Наутро мне уже всё равно - начинается другая жизнь. Возникает более сложный вопрос: куда деть деньги?»…

У суррогатного материнства есть как убежденные сторонники, так и непоколебимые противники. Первые, например, утверждают, что тело женщины – это ее дело. Как она хочет, так им и распоряжается. И никто не имеет права указывать ей на то, что и как она должна в своем животе вынашивать… Вторые парируют, что проститутки используют точно такую же аргументацию и это вовсе не делает их занятие более нравственным и добродетельным…

Первые настаивают, что сурмамы – просто святые женщины, которые совершают благородное дело, помогая отчаявшимся людям познать радость семейного счастья. Вторые отвечают, что если они так добры, то пусть хотя бы не берут денег со страждущих. В противном случае, это уже не помощь, а какой то безнравственный бизнес на детях получается. Уму непостижимо, как это вообще возможно – родить и продать?!..

Первые, лукаво размазывая слезы по щекам, причитают, что для людей, которым Господь не дал детей, суррогатные мамы являются последней надеждой обзавестись своими бутузами и карапузами. Вторые обращают внимание на то, что для бездетных пар в нашей стране существует прекрасная возможность придти в дом малютки и найти там своего малыша! А не покупать себе ребенка, как в магазине...

Первые замечают, что суррогатные мамы помогают родиться чужим детям, а заодно обеспечивают и своих. Вторые с сожалением констатируют, что толкает их на это лишь нищета, помноженная на крайнюю степень неуважения к себе. «Где это видано, – восклицают они, - чтобы женщина вынашивала не родного ей ребенка, дабы прокормить своего! В нормальном государстве такого быть не должно»…

Первые огорченно (для виду) сокрушаются, что население страны с каждым годом катастрофически уменьшается. А суррогатное материнство дает возможность хоть как то улучшить демографическую ситуацию в России. Вторые вполне себе обоснованно интересуются: а что мешает женщине улучшать эту самую демографию вместе со своим мужем, не продавая рожденных детей на сторону, как борзых щенков?..

Первые радостно отмечают, что участвующие в программе суррогатного материнства женщины знают, на что идут, а потому никаких иллюзий по поводу ребенка не испытывают. Он для них – чужой, а беременность и роды – это всего лишь хорошо оплачиваемая работа. Вторые призывают не забывать, что ребенок в утробе матери все чувствует: ее настроение, ее любовь и привязанность. И кто знает, как отразится на нем такое нарочитое равнодушие в самый важный период формирования его личности?..

Первые уверяют, что нельзя остановить прогресс, и через какое то время суррогатное материнство завоюет весь мир, поскольку позволит тщательно отбирать и корректировать человеческий материал для его же, человека, пользы... Вторые напоминают тем, у кого это вылетело из головы, что благими намерениями вымощена дорога в ад и далеким от нравственной чистоты людям лучше не пытаться подменять всемогущего Бога…

Вещий Олег




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: суррогатное, материнство, дети, продажа, бизнес, живот, аренда,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 29.12.2019 в 17:57







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1