Ещё одна СКАЗКА о любви 5


Ещё одна СКАЗКА о любви 5
 

Ещё одна СКАЗКА о любви 5


пятая часть

- Зая. После третьего " березового" сока, Коммуна начала свой разговор, - Очень важно в нас. В нас женщинах, не жалеть об "эти" Х. Как только начнёшь жалеть, винишь сразу себя.
Вот я ходила на одни продвинутые "тренинг", нам там объясняли так. Если вы совершили какую-то ошибку ? Не ругайте себя не в коем случае.
Запишите её, как вы это видите.
- Кого? Переспросила " ветреная" Елизавета.
- Кого? Проблему, и опешите все плюсы этой ошибки для себя. Радуйтесь, что вам хватило мужества, совершить вашу ошибку!
- Ну, допустим. Надпила " березовый" Елизавета, - У меня в прокуратуре, вообще без этого нельзя. Фемида закона, слепа.
Принесли картошку по - Монастырски. Очень и очень, была ко времени с берёзовым соком.
Пришлось еще заказывать у 70 летней матушки и у цыганок добавки.
- Вот почему тебе всегда везет с мужиками?
- Почему, почему? Коммуна, пережевав картошечку, - Жизненный опыт!
Елизавета уставилась на подругу.
- Да зая, от этого не куда. Продолжала " опытная" Коммуна, - Наблюдение за другими. Сопоставление наших знаменитых классиков. Вот! Перед тобой сокровище жизни, ткнув в себя пальцем. Подруги расхохотались на всю Сакуру.
- Ну, как можно? Подошла к их столику монашка - послушница, - Вы же не одни?
- Простите! Спрятали смех и улыбки, подруги.
- Вот к примеру. Продолжала почти шепотом Коммуна, - Фраза наших классиков; - Не унижай, подавая. И сам не жди подачку. Если поверил? Пропал.
Не упрекайте, тайну зная. Дурак не поймет, умному, не нужно. И вот еще одна цитата. Продолжила Коммуна, после принятия и пряча сверток. Пришедшей к ним только что цыганке, что при входе, - Грешницу, не судите строго... Любите жизнь, и верьте в Бога!
Так что милая моя подруга. Хотела подкурить, было сигаретку в Сакуре.
Оглядевшись по сторонам, отложив в сторону сигарету и зажигалку, - Ты думаешь, чего я с третьего курса ушла? Не женское это дело работать! Мы женщины созданы давать радость.
- Скажи мне честно. Спросила у Коммуны Елизавета, - Ты даришь кому-то радость?
- Ну конечно! Вот цыганкам, что у них берем. Указала на сверток у себя в сумочке. Матушкам, что добавку у них заказываем.
- Да! И я расплачиваюсь!
- Ты же пригласила меня подруга. Но честное слово, не коппья.
- Я не про это.
- А ты про этих? Мужиков?
- Да нет! Я имела в виду другое. Счастье!
- Классики об этом говорят так; Счастье, - не ищи. Счастье, - не проси. Оно прейдет с последними словами у надгробья.
Расхохоталась Коммуна, собираясь со свертка, доливать в берёзовый сок.
К ним подошла, обслуживающая их монашка - послушница. И посрамила,
- Как вы можете, смеяться? У людей вон в том углу несчастье, похорон. Указала официантка на дальний ряд столов.
- Хорошо, хорошо. Согласилась Коммуна. Несите скорее, картошечку по Монастырски и булочки девственницы. Улыбнувшись, подруги.
- Сейчас принесу. Отправилась матушка на кухню, за Монастырской с булочками.
- И мы сразу уходим. Выкрикнула в след Коммуна.
- Выйдем, покурим? Предложила подруге Коммуна.
- Идём, пока принесут.
Две дамы, пошатываясь, вышли из - за столика, и направились к выходу, к курилки.
- Милая! Обратилась к проходящей Елизавете, пожилая цыганка, - Сегодня для тебя важный день!
- Мы знаем! Потянула подругу в курилку Коммуна.
- Вот смотри Валериевна? Там похороны, тут я у тебя. Подкурила себе "папироску". Елизавета подкурила себе.
- А в принципе, никому до нас и нам до них, нет никакого дела?
Выдохнула клуб дыма, - И они, и мы счастливы?
- Нет. Запротестовала Валериевна, - Я про другое счастье.
- О? Правильно, сейчас позвоню своему ФедюньЧИКу, пусть приезжает сюда. - Покачивалась Коммуна, - И возьмет не женатого друга? Стала искать телефон, вспомнила, что оставила в сумочки в Сакуре, - Ладно потом позвоним.
- Знаешь. От берёзового сока? Разоткровенничалась Елизавета, - Мы в таком возрасти, что хочется иметь твердый тыл! Коммуна от смеха чуть не поперхнулась сигаретой.
Знаешь зая. Перестала кашлять коммуна, - Почему меня кличут коммуной, а не Раей? Не от того, что я такая доступная. Как зубная щетка?
А от того, что мне так нравится. Знаешь, играть, манипулировать, исполнять свои фантазии. И совершенно не стыдно.
- Ну не знаю? Насторожилась старший следователь, по особо опасным, - Такое отношение к жизни, приводит к уголовно криминальным деяниям?
- Вот приставляешь. Сдерживала себя Коммуна, - мне уже, как и тебе 39. И не разу не была задествована. Я тогда с третьего ушла. Собирая из букв, слово, - Залетела.
- Да ну?
-Да! А знаешь от кого?
Елизавета выпустила огромное "кольцо" дыма.
- От твоего Леши!
Пол минуты, девицы молчали и смотрели друг на друга. Коммуна расхохоталась, - Шучу!
Из Сакуры стали выходить люди, кто на перекур, кто к прибывшему таксобусу. Подруги посмотрели друг на дружку, снова расхохотались.
Люди смотрели, особливо пожилые женщины, с горечью в своих глазах. На двух " подпитых" хохочущих подруг.
- Ну, все. Затушила Рая - Коммуна окурок, - Я во - внутрь. И пошла мимо, осуждающих её старух, покачивая своими" бортами".
Елизавета устремилась за подружкой.
Уже на стол принесли картошечку, булочки, и новое блюдо, что заказала Коммуна, " бусинки Магдалины".




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 28.12.2019 в 02:44
© Copyright: Арон Аронович
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1