Фрэнки Ньюмен и "кротовая нора". Главы из романа. Глава вторая


Ключевые слова: (перечислите через запятую)

                    Глава 2. Фрэнки уже может получать гонорар, но вместо этого зарабатывает деньги частным извозом

          Люди лгут по разным причинам. Кто-то ложью пытается сокрыть свои грехи, кто-то – заполучить какие-то преимущества… Бывают и такие, кто лжёт просто из любви к искусству и называет это не ложью, а фантазией. В социальном плане ложь, безусловно, охватывает все слои населения: политики лгут избирателям, начальство – служащим, средства массовой информации – стране и всему миру. Нетрудно заметить, что в более выгодном положении здесь оказывается тот, у кого для этого больше возможностей и технических средств. Относительный паритет соблюдается в семье: мужья лгут жёнам, жёны мужьям, все вместе – детям, а те – в отместку – им. Таким образом, никто не обижен. С развитием цивилизации искусство лжи постоянно совершенствуется, и теперь мы знаем, что сама ложь не однородна, а подразделяется на виды: святая, необходимая, вынужденная, спровоцированная, наглая, нечаянная, бескорыстная и глупая.
          Вот как раз к последнему виду и относится то, что сегодня излагал нам с Кларой клиент Фостер. Врать нанятому им же детективу – что может быть глупее? То есть, обратиться с просьбой разыскать преступника и самому же эти поиски неимоверно затруднить! Как я могу полагаться на какие-то сведения из его рассказа, если этот рассказ – ложь от первого до последнего слова? Я, конечно, ещё не видел его раздвижной лестницы, но она поистине должна быть, как минимум, из бетона, чтобы человек, на которого она свалилась, продолжал барахтаться под ней всё то время, пока хозяин дома проснулся, поразмышлял, вставать или нет, достал пистолет и фонарь и пришёл, наконец, в кабинет. И дальше ничуть не лучше. Человеку, вынырнувшему «рыбкой» из окна, чтобы подняться на ноги и скрыться за угол, нужно гораздо больше времени, чем тому, кто остался в комнате, просто подбежать к окну. Сомневаюсь я и по поводу того, что вообще было что-то похищено. Когда бы забравшийся к Фостеру человек мог это сделать? Вариант один: только до появления хозяина, ибо трудно что-то похитить, барахтаясь под раздвижной лестницей, стоя с поднятыми руками перед дулом пистолета или выпрыгивая в окно. Но ведь получается, что не мог он ничего украсть и до этого! Предположим, что он всё-таки сделал это: забрался в кабинет, нашёл то, что ему нужно и сунул в карман. Но тогда какой дьявол понёс его к раздвижной лестнице? Наткнуться на неё случайно он не мог: сам хозяин говорит, что свет был включен. Допустим, что он нашёл это на какой-то полке, стоя на этой самой лестнице, а потом полетел с неё вниз. Но тогда и эта вещь должна была валяться где-то на полу, потому что не стал бы он совать её в карман там же, а сначала бы спустился, чтобы сделать это, стоя на твёрдой поверхности, а не на шатком сооружении. Словом, из всего, что наговорил Фостер, правда, возможно, только то, что на рисунке именно тот человек, которого и нужно разыскать. Ну, и хотелось бы верить, что по поводу суммы гонорара – тоже правда.
          Любой уважающий себя детектив, столкнувшись с такими обстоятельствами, вне всякого сомнения, отказался бы от ведения дела. Я же поступать так не собираюсь. И не потому, что себя не уважаю. Просто интересно мне, что за всем этим кроется. Не утратил я, видно, детской любознательности, до сих пор привлекает меня Тайна…
Обо всём этом я думаю, последовательно объезжая запланированные мною места. На вокзале и автостанции человека с рисунка никто не видел, и хотя у него была куча других возможностей покинуть Рочестер, это оставляет слабую надежду, что он всё ещё здесь. Если рассказ Фостера и действительно полная ложь, то найти незнакомца я могу только одним способом: в подробностях узнать, что из себя представляет сам мой клиент. Не случайно же тот забрался именно в его дом! Какая-то связь между ними, безусловно, есть, и, установив её, я смогу…
          Та-а-к! Что это я в самом начале плёл о госпоже Случайности и проказнице-судьбе? Вообще-то, я направлялся к мастерской Фостера, но, свернув на Олд-роуд, едва не врезаюсь в школьный автобус, потому что на скамеечке возле супермаркета вижу его, человека с газончиком на голове! Он сидит, упёршись ладонями рук в сидение скамейки и со скучающим видом смотрит по сторонам. Одет точно так же, как и на рисунке. Въезжаю на парковку супермаркета и с удовлетворением констатирую, что лучшего места для наблюдения за ним и представить невозможно. Он передо мной, как на ладони, а мой ровер – всего лишь одна из десятка припаркованных машин: какие у него основания мной заинтересоваться? Народу на Олд-роуд никогда много не бывает, и сегодняшний день не исключение; обзор никто не загораживает, и если он решит куда-то пойти, я смогу незаметно следовать за ним на ровере, потому что выезд с парковки тоже свободен. «Газончик» сидит спокойно, и по всему чувствуется, в ближайшее время никуда уходить не собирается. Так что же, можно звонить Фостеру и сообщить ему номер своего счёта в банке?
          Не тороплюсь, конечно, делать это. Мне 36 лет, и ещё ни разу в своей жизни я не зарабатывал за час даже одной тысячи долларов, что уж говорить о двухстах пятидесяти! Что-то здесь, безусловно, не так, и я должен выяснить, что.
Закуриваю и начинаю рассуждать. Всё это выглядит таким образом, словно мне его нарочно подсунули. Сначала в мой офис является Фостер и несёт какую-то чушь, не говоря ни слова правды да и вообще ничего конкретного: какой-то незнакомец как-то забрался и что-то похитил, а что – сказать нельзя. Но найдите его, мистер Ньюмен. Я настраиваюсь на длительные и трудные поиски, а обнаруживаю едва ли не за первым же углом. Вон он, сидит, бедолага, на скамеечке и ждёт с нетерпением, когда же, наконец, Ньюмен его отыщет… В общем, не верю я в такое везение, и вся моя предыдущая жизнь настойчиво шепчет мне в уши: «Фрэнк, так не бывает, потому что такого не было ещё никогда»! И я склонен ей верить.
          Очень тянет выкинуть что-нибудь этакое… Выйти, например, из машины, сесть с ним рядом на скамейку и приветливо сказать: «Здравствуйте, как поживаете? Вы и в самом деле сегодня ночью кое-что украли, или это Фостер на вас наговаривает»? Во время расследования первого своего дела я примерно такое уже проделывал: обнаружил человека, который за мной следил, но скрываться от него не стал, а сам навязался к нему в компанию да так, что тот не знал, как от меня отделаться. И вряд ли это бы ему удалось, если бы я не увидел тогда Клару…
          Стоп. Ну, конечно же, Клара! Совсем забыл, что я ведь теперь не один, у меня есть партнёр. И не просто партнёр, но и очень близкий и родной мне человек. Пора поставить её в известность, как лихо начали разворачиваться события. Достаю мобильник, нажимаю кнопку вызова и сразу слышу её встревоженный голос:
                    - Что-то случилось, Фрэнк?
                    - Я на Олд-роуд, - сообщаю я, – угадай с одного раза, кто тут сидит на скамеечке возле супермаркета.
          Секунд десять в трубке молчание, а затем снова её голос, но на сей раз уверенный:
                    - Фрэнк, это подстава.
                    - Сам так думаю, - соглашаюсь я, - только смысла не пойму. И ещё неясно, каким образом можно было такое проделать: откуда кто-то мог знать, что я окажусь на Олд-роуд?
          Некоторое время Клара опять молчит, а затем говорит решительно:
                    - Фрэнк, я еду к тебе!
          Теперь моя очередь молчать и думать. Пожалуй, вести наблюдение, а при необходимости – слежку и преследование с двух машин легче, чем с одной. Можно меняться, чтобы не обратить на себя внимание объекта, а корректировать действия при помощи мобильной связи. Наверняка профессионалы так и действуют, а вот мне приходится всё это для себя вновь открывать.
                    - Идёт! – говорю. – Подъезжай со стороны Секонд-стрит и остановись возле кафе. И не лети, как сумасшедшая!
          Последние слова я кричу уже в трубку, из которой доносятся короткие гудки. Как бы ей объяснить, что автомобиль – это всё-таки не самолёт?
          Минут через пять Газончик начинает дёргаться и нервничать. Он то и дело смотрит на часы и вертит головой по сторонам. Странно, ведь недавно же сидел спокойно и даже скучал. Такое поведение может означать только одно: кто-то должен был прийти, но пока ещё не пришёл. Это уже интересно и, в общем-то, хорошо: возможно, сразу же удастся установить круг его знакомых. И действительно, ещё через пять минут к скамейке подходит человек, останавливается напротив Газончика, и они разговаривают. Вопреки моим смелым и злорадным предположениям, это не Фостер. Лица незнакомца я не вижу, так как он стоит ко мне спиной, но он ниже ростом и полноват. В это время на моём мобильном звучит мелодия вызова.
                    - Фрэнк, я на месте.
          Я смотрю на часы и качаю головой.
                    - Если ты не прекратишь гонять с такой скоростью, - угрожаю я, - продам твою машину и куплю тебе велосипед! И учти, это я серьёзно!
                    - Ну, Фрэ-э-нк! – обиженно тянет она. – Я сегодня нормально ехала! За мной даже ни один полицейский не увязался! Давай говори, что там? Какой у тебя план?
                    - Их уже двое, о чём-то беседуют, - сообщаю я. – Если расстанутся, я буду следить за Газончиком, а ты за вторым.
                    - За каким газончиком? – удивляется она.
                    - Ну, я так назвал этого, с рисунка… Не цепляйся к словам, надо же его как-то назвать, раз имени не знаем. Тебе их видно?
                    - Плохо. Хотя… Это ты имеешь в виду Артура Крафта и того, кто перед ним сидит?
                    - О-о! Ты знаешь второго? Кто он?
                    - Прекрасно знаю. Артур Крафт, владелец сети магазинов промышленных товаров. Я не один раз делала для него рекламу, когда ещё работала в «Джейсон & Доусон». Так что нет никакого смысла за ним следить. Его-то всегда можем найти.
                   - Не говори ерунды, Клара. Очень важно знать, куда он пойдёт после этого и с кем будет встречаться. Может, это будет как-то связано с тем, о чём они сейчас беседуют… Подожди-ка, пока отключаюсь.
          Всё это время я ужасно сожалел, что не слышу ни слова из разговора, и тут до меня доходит, что в буквально в трёх шагах от них газетный киоск, и, возможно, оттуда можно будет что-нибудь разобрать. Я беру с пассажирского сидения свою шляпу, надвигаю её чуть ли не на самые глаза и выхожу из машины. Газончик с Крафтом могут закончить разговор в любую секунду, но подходить к ним быстром шагом – значит, обратить на себя внимание, и я иду ленивой и неспешной походкой, хотя моё астральное тело находится на девять-десять футов впереди, жутко торопится само и предлагает мне делать то же. Я ещё на дальних подступах, но девушка-киоскёрша уже всем своим видом выражает полную готовность обслужить меня согласно всем правилам культурной торговли. Не обращая на неё внимания, подхожу к левой стороне и внимательно изучаю разложенные за стеклом журналы. Очень удачно, что именно здесь они все – едва ли не порнографического содержания, поэтому девушка сразу постигает мою сущность, теряет ко мне интерес и явно не собирается обращаться с предложением помочь в выборе печатной продукции, чему я очень рад. Но это единственный повод для радости, потому что из разговора вместо слов я слышу только неясный звуковой поток. Ориентируясь на интонацию, заключаю, что Газончик на чём-то настаивает, а Крафт пребывает в нерешительности и сомнении. Донельзя разочарованный, я бросаю на журналы уже осмысленный взгляд, отмечаю, что «Мисс Февраль» довольно неплоха, хотя до Клары ей далеко, и тут мне удаётся разобрать из разговора отдельные слова. Это дважды произнесённое слово «нора» и один раз «кротовая нора». Почему-то оба собеседника на них повышали голос. Понимаю, что большего добиться не удастся, покупаю у девушки пачку «Моррис», не беру ни одного журнала, чем сразу же снова завоёвываю её симпатию, и возвращаюсь в ровер. Тут же звонит мобильный.
                    - Что ты там делал? – интересуется Клара. – Пытался подслушать разговор?
                    - Любовался голыми красотками на обложках, - честно отвечаю я. – Мисс Февраль очень даже ничего.
                    - Фрэнк Ньюмен, сейчас июнь! Она уже состарилась и подурнела! А тут, кстати, возле меня полицейский на мотоцикле остановился. Уже минуты три мою машину рассматривает, явно повод ищет!
          Это я и сам вижу. Из всех клариных поклонников мне больше всего досаждают дорожные полицейские, что при её манере езды и не удивительно: останавливают за превышение скорости, записывают её данные и вечером уже в штатской одежде являются, чтобы продолжить знакомство, к нам домой, где их ждёт неприятный сюрприз в виде меня. Но сейчас бы назойливость очередного воздыхателя тем более ни к чему, так как это грозит нарушить наши планы. К счастью замечаю, что Газончик с Крафтом кивают друг другу и собираются расходиться.
                    - Клара, трогайся с места потихоньку, пока этот ещё не придумал, с чем бы к тебе придраться. Бери Крафта, как и договорились. До связи.
          Всё это я произношу, уже заведя ровер и выруливая со стоянки. Сразу же понимаю, что поторопился: Крафт направляется к своей машине, которую оставил возле тротуара, а Газончик стоит на месте пересечения Олд-роуд и выезда с парковки и явно не собирается никуда идти. Затормозить и остановиться – это привлечь к себе внимание, поэтому решаю проехать мимо и переждать чуть подальше отсюда. Но когда я проезжаю рядом с ним, он неожиданно выкидывает руку, и я машинально останавливаюсь. Это очень нежелательно – входить с объектом в визуальный контакт, так как после этого ты для него не незнакомец в толпе, а человек, с которым он уже встречался. Но выбора у меня нет.
                    - Вы не очень торопитесь? – спрашивает он, заглядывая в окошко, которое я для него приоткрыл. – Не могли бы отвезти меня за город? Я неплохо заплачу.
          При сложившейся ситуации это самый лучший вариант, и я соглашаюсь. Он благодарит и садится рядом.
                    - Южное шоссе, - говорит он, - а там ещё миль семь.
          Трогаюсь с места и сворачиваю направо. Приходится проезжать мимо Клары, и я специально смотрю только на дорогу, чтобы как-нибудь случайно не засветить перед Газончиком её. Не помогает.
                    - Ух ты! – оживляется он, оборачивается назад, а затем внимательно рассматривает меня, чем окончательно лишает шансов остаться для него лицом из толпы. – Там одна красотка из машины на вас таким взглядом посмотрела! А вы что, женщинами не интересуетесь?
          Ну вот, теперь он и Клару сфотографировал. Не без её помощи. Как-то неудачно всё пошло. Но его намёк на извращённую половую ориентацию мне неприятен, и весь путь до Южного шоссе вру ему про свои любовные похождения у женщин. Эта тема и его очень вдохновляет, он с энтузиазмом повествует про свои – наверняка тоже врёт, - поэтому Рочестер проскакиваем незаметно.
          Я ожидал, что на Южном шоссе ему нужен хотя бы какой-то объект – на седьмой миле, в частности, есть небольшой заводик по выпуску чего-то – но он останавливает меня на совершенно пустом месте; на пересечении, впрочем, с ужасной грунтовой дорогой, ведущей непонятно куда, скорее всего, к невысокой горе милях в двух от шоссе. Газончик горячо благодарит, суёт мне 25 долларов – ровно в десять тысяч раз меньше, чем я получил бы, если отвёз его не сюда, а к Фостеру, - и вылезает из машины. Хорошо бы проследить, куда он направится, но он стоит на месте и ждёт, когда я уеду. Делать нечего, разворачиваюсь и возвращаюсь в Рочестер. Ладно, сегодня уже соваться сюда не надо, слишком велик риск на него нарваться, а вот завтра нужно будет обязательно приехать и поискать хорошенько, что могло тут его заинтересовать.
          Пора узнать, как дела у Клары. Вызываю её.
                    - Ты где?
                    - Домой еду. Крафт после встречи приехал в один из своих магазинов. Я подождала с полчаса, а потом решила, что это бесполезно. А ты? Куда ты своего Газончика возил?
                    - Дома расскажу. Ты тоже не расслабляйся. Я сейчас заскочу в мастерскую Фостера, а потом мы с тобой встречаемся возле его дома.
                    - Не трать зря времени, - советует Клара. – Человек с таким именем и фамилией в нашем городе не проживает. А по тому адресу – якобы, домашнему, который у него в визитке, - нотариальная контора.
          Но я, конечно, к её совету не прислушиваюсь.

Читать дальше
К первой главе



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 26.12.2019 в 13:02
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1