Великая Меря



О.Н. Бадер. Древнейшая история Владимиро-Суздальского края в его памятниках
Владимиро-Суздальская земля — средоточие древнерусской государственности на Северо-Востоке Руси. Именно это прежде всего определяет огромную историческую значимость ее культурных слоев и ее архитектурных памятников. Помимо того, на Владимиро-Суздальской земле сохранилось также огромное количество более древних археологических памятников. Они чрезвычайно разнообразны и среди памятников культуры занимают, бесспорно, главное по численности место. Сюда относятся в первую очередь пока еще плохо изученные древние поселения и могильники угро-финно-язычных племен меря, мурома, мещера, упоминаемых в нашей Начальной летописи; еще более древние укрепленные поселения (городища и селища) среднего и раннего железного века; чрезвычайно разнообразные и пестрые по своему культурному облику памятники эпохи бронзы (второе тысячелетие до н.э.), и, наконец, памятники каменного века — неолита, мезолита и палеолита, которые рассматриваются исторической наукой как подоснова формирования более поздних этнических культур. Памятники палеолита являются одновременно свидетельствами о времени и характере первоначального заселения человеком территории Владимиро-Суздальской земли и всего Северо-Востока Европы.
С территорией Владимиро-Суздальской земли связано возникновение многих первоначальных представлений русской археологии вообще. Именно здесь в XIX в. был открыт и исследован первый в средней России палеолитический памятник — Карачаровская стоянка близ Мурома на Оке. Значение этого открытия…северо-восток Европы, т.е. территория России, был заселен человеком чрезвычайно поздно. Однако в 1878—79 гг. А.С. Уваров исследовал вблизи Карачарова вполне достоверную стоянку которая с тех пор и на протяжении почти 60 лет оставалась на карте палеолитических поселений Европы самым крайним пунктом расселения человека на север.
На этой же территории были открыты поселения эпохи мезолита, или эпипалеолита (12-6 тыс. лет тому назад) — Елин Бop, Легалин Бор и другие памятники, которые, однако, во время их открытия еще не удалось квалифицировать как остатки чрезвычайно древних поселений первобытных охотников. Далее, вблизи Мурома, в целом ряде пунктов и главным образом у д. Волосово в 60—70-е гг. XIX в. были обнаружены богатейшие стоянки эпохи неолита. На территории Волосовской стоянки удалось собрать первые в Средней России крупные коллекции неолитических предметов. К сожалению, эти памятники не были исследованы современными методами.
Новые крупные неолитические комплексы раскопаны уже в советское время доцентом Б.С. Жуковым (стоянка у Мало-Окулово) и в 1974г. экспедицией Владимиро-Суздальского музея-заповедника под руководством Л.А. Михайловой (стоянка у Гуся-Хрустального).
Более поздние памятники эпохи бронзы, найденные на территории края, имели значение не только для изучения его собственной истории, но и сыграли гораздо более широкую роль. А.Ф. Дубынин исследовал могильники фатьяновского типа (первая половина 2-го тысячелетия до н.э.) вблизи Коврова и в ряде других пунктов. В районе Мурома еще в двадцатые годы мною было открыта так называемая поздняковская культура — совершенно новая для лесной полосы, получившая свое название от стоянки у с. Поздняково под Муромом. В настоящее время ее распространение прослежено довольно широко. Таким образом, Владимиро-Суздальская земля дала имя новой культуре, и это не случайно, ибо на ее территории находятся крупные и древнейшие поздняковскиё памятники.
Раскопки советского времени открыли на Владимиро-Суздальской земле и культуру начала железного века, так называемую дьяковскую культуру укрепленных городищ и поселений, которую есть все основания считать одной из древнейших финно-угорских культур в лесной полосе Русской равнины. Эти открытия оказались совершенно неожиданными, поскольку даже в изданной два года назад последней сводной работе по…Здесь следует напомнить, что еще в двадцатые годы нам удалось обнаружить и исследовать три весьма типичных для дьяковской культуры богатых укрепленных поселения у с. Кондраково близ Мурома на Оке, у Гороховца (Лысая гора) и близ Вязников (Пирово городище).
Говоря о роли, которую сыграло изучение памятников Владимиро-Суздальской земли в развитии отечественной археологической науки, нельзя не назвать также работу, организованную и проведенную в прошлом веке А.С. Уваровым. Речь идет об изучении памятников летописной мери. Зачастую приходится слышать мнение, будто эти работы принесли один лишь вред, поскольку Уваров раскопал свыше семи тысяч курганов, но не дал детального описания обнаруженного им материала — тем самым круг источников для изучения данной проблемы оказался после этих раскопок чрезвычайно суженным. Хотелось бы, однако, подчеркнуть другую сторону этой работы — ее необычайно широкий организационный размах. Пытаясь разрешить (как он надеялся) проблему летописной мери, Уваров привлек для этой цели обширный лингвистический, топонимический, археологический и исторический материал и организовал широчайшие археологические исследования, чтобы получить в совокупности максимально полную картину. Можно думать, что он был совершенно прав в широте и научности постановки вопроса, и русская археология XIX в. может гордиться как самой постановкой проблемы, так и ее размахом.
Хотелось бы также подчеркнуть значительную роль местных владимирских исследователей в изучении Владимиро-Суздальского края. Этот список, может быть, нужно начать с того же А.С. Уварова. Затем следует отметить те, возможно, незначительные в каждом отдельном случае, но в общей сумме весьма внушительные работы, которые были проведены до Октябрьской революции Владимирским губернским статистическим комитетом. Чтобы убедиться в значении этих работ, достаточно вспомнить о двадцати одном томе материалов, изданных Владимирским статистическим комитетом. Этими материалами историки постоянно пользуются до сих пор, потому что в них содержится большое количество фактических данных. Необходимо упомянуть далее о работе Владимирской ученой архивной комиссии, издавшей 18 томов своих трудов.
Уже после Великой Октябрьской революции археологические исследования на территории Владимиро-Суздальского края систематически вели краеведческие музеи Владимира, Вязников, Мурома. В советскую историографию двадцатых-тридцатых годов вошли имена местных исследователей А.И. Иванова (Владимир), К.М. Большакова (Вязники), Ф.Я. Селезнева (Муром), Н.Н. Воронина и других.
За последние два десятилетия большую активность в изучении новой и древнейшей истории края проявляет Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Особенно систематический характер эти работы музея приобрели в последнее время. Развитие археологических исследований продиктовано не только вполне оправданным желанием насытить экспозиции большого и разветвленного музея новым доброкачественным материалом, но и стремлением продолжить далеко еще не законченное исследование древнейших исторических судеб Владимиро-Суздальского края. В последние годы в эти работы включилась и вновь созданная общественная организация - Владимирское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, взявшая на себя трудоемкую и очень кропотливую задачу составления свода древнейших памятников культуры на территории области.
Можно с удовлетворением отметить, что в последние годы штаты Владимиро-Суздальского заповедника и Владимирской научно-экспериментальной реставрационной мастерской пополнились молодыми хорошо подготовленными кадрами археологов (Мошенина, Михайлова, Щелокова, Глазов). Это несомненно позволит шире развернуть самостоятельные исследования.
Первоочередной задачей владимирских научных организаций следует считать налаживание регулярных публикаций научно-краеведческих материалов, как популярных, так и строго научных. Стоит напомнить в связи с этим, что подобные публикации предпринимали в прошлом не только Владимирский губернский статистический комитет и ученая архивная комиссия, про которых здесь уже говорилось, но и местный краеведческий музей, начавший эту работу с момента своего создания в 1922г. и успевший опубликовать несколько выпусков трудов, которые до сих пор сохранили известную ценность. В прошлом году во Владимире вышла книга «Интересное о крае». В другом местном издании большое участие приняло Владимирское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.
Обьем статьи не позволяет остановиться даже на основных памятниках первобытной истории Владимиро-Суздальской земли по всем ее эпохам. Поэтому я ограничусь лишь одним, который…внимания мания хотя бы уже потому, что представляет собой совершенно уникальное явление в археологии всей Европы. Речь идет о палеолитической стоянке Сунгирь.
Открытие ее в 1955—56гг. (сначала сотрудником Владимиро-Суздальского музея-заповедника В.М. Масловым, а затем экспедицией Института археологии АН СССР) обратило на себя большое внимание прежде всего потому, что этот памятник находится примерно на 120 км севернее знаменитой Карачаровской стоянки. Тем самым Сунгирская стоянка значительно расширила представления европейской науки об ойкумене палеолитического человека. Из материалов раскопок постепенно вырисовывался облик своеобразной древней культуры, которая (вопреки всем предварительным ожиданиям)оказалась не более поздней, а более ранней, чем карачаровская. Эти обстоятельства, а также исключительное археологическое богатство Сунгнрской стоянки и побудило Владимиро-Суздальский музей-заповедник (совместно с. Институтом археологии АН СССР)вложить на работу на Сунгире достаточно крупные средства. С момента начала раскопок уже трижды принималось решение о их прекращении ввиду «исчерпанности» материала, но всякий раз вскоре после этого обнаруживались новые, совершенно уникальные находки: погребение мужчины (1964г.), двойное детское погребение (1969г.).
Палеолитическая стоянка Сунгирь находится между великолепно сохранившимися древним Сунгирским городищем (XI — XII вв.), Боголюбовом и Покровом на Нерли. Таким образом Сунгирь с городищем, Боголюбово и Покров на Нерли образуют замечательный комплекс памятников истории и культуры, включающий не только шедевры культовой архитектуры, но также и крупные памятники бытовой культуры прошлого (городище и стоянка). Кстати, именно с этих последних и должна, как мне кажется, начинаться в будущем экскурсия по Владимирской земле.
Управление культуры при Владимирском облисполкоме утвердило проект создания здесь музейного павильона. В 1975г. начаты работы по его созданию. Хотелось бы еще предложить, чтобы на прекрасно сохранившихся земляных валах древне-славянского Сунгирского городища было установлено несколько секций бревенчатых крепостных стен с башнями. Тогда и городище вместе с музейным павильоном на стоянке будет представлять собой великолепный экскурсионный объект.
Несколько слов о результатах Сунгирских раскопок…дающих наглядное представление о масштабе времени. Данные последнего радиокарбонового анализа говорят о том, что возраст находок составляет около 25 тыс. лет.
Сунгирец — высокий (около 175 см) мужчина, с необычайно широкими плечами и в то же время стройного, даже грацильного телосложения. Это был красивый, сильный, хорошо сложенный мужчина примерно 65 лет, по тем временам пожилой, даже очень старый человек, ибо палеолитические охотники редко доживали до такого возраста. Все зубы у него целы, но стерты до самых десен. Это говорит о том, что сунгирцы ели весьма грубую пищу. На груди, плечах и ниже покоилось множество бус. Они были нашиты рядами на рубашке. Расположение бус позволяет утверждать, что рубаха не имела переднего шва. Это была, по всей видимости, меховая рубаха типа малицы современных арктических народов. Различные украшения и браслеты из бивней мамонта обнаружены также на костях конечностей.
Бросающейся в глаза особенностью второго погребения являются огромные копья и дротики из бивней мамонта. Такие копья обнаружены в количестве 18. Сообщения об этой находке, опубликованные в зарубежной печати, привлекли к Сунгирю внимание многих специалистов, и на раскопках побывали уже археологи и историки из США и многих европейских стран. Казалось невероятным, что человек эпохи палеолита был в состоянии расщеплять твердейшие бивни и, размягчая их какими-то техническими приемами, придавать им прямизну, чтобы получить копье. Сунгирские копья — единственная в своем роде находка в европейской археологии.
Скелет мальчика из второго погребения также был покрыт множеством бус, нашитых на одежду. На лбу и темени располагался великолепный головной убор. На груди покоилась костяная «лошадка», очень похожая на ту знаменитую уже «сунгирскую лошадку», которая была найдена ранее, а также более десятка других уникальных вещей, в том числе произведения палеолитического искусства. Еще раньше был найден диск, на восьми радиусах которого расположено по пять орнаментальных точек (вместе с центральной). Кстати, совершенно аналогичные орнаменательные точки мы видим и на «сунгирской лошадке», выполненной в своеобразной манере плоской скульптуры; здесь в верхнем ряду орнамента насчитывается 20 точек, в нижнем — тоже 20, а в каждой ножке по пять. Эти особенности…Числа 4 и 8 (восемь радиусов на резном костяном диске), видимо, связаны с календарными представлениями о годичном цикле. Таким образом, вырисовывается целая система сакральных чисел сунгирской культуры —4, 5, 8, 10…Тот же числовой ряд дают точки на великолепной орнаментированной заколке. Эта проблема еще требует серьезных размышлений.
Последняя скульптурная находка была обнаружена под костями мальчика на монолите, после снятия всего скелета. Это фигура бизона или мамонта (скорее всего мамонта, судя по достаточно оформленному хоботу). Скульптура сравнительно крупная — ее размеры достигают 12,5 см. Подобно другим сунгирским находкам, она уникальна и по стилю и по технике.
Таким образом, комплекс сунгирских произведений искусства образует совершенно особую, до сих пор не известную науке стилистическую группу палеолитических находок и ставит перед исследователями целый ряд проблем истории первобытного искусства.
Не менее сложны и другие проблемы истории культуры, выдвигаемые находками на Сунгире.
По своей культуре Сунгирь очень близок стоянкам района Воронежа на Дону, а также стоянкам более широкого периферического ареала — вплоть до Печоры. Видимо, именно сунгирцы были тем первобытным палеолитическим племенем, которое 25 тысяч лет назад заселяло Восточно-европейскую равнину.
Именно они распространялись на север, занимая все новые и новые территории, уходя все дальше и дальше вплоть до Ледовитого океана. Вместе с воронежскими стоянка Сунгирь показала и удивительное, необъяснимое, на первый взгляд (в силу очень большого расстояния, разделяющего эти районы), сходство палеолита нашего Северо-Востока (в бассейнах Клязьмы и среднего и верхнего Дона), с одной стороны, и Чехословакии (так называемая селетская культура), — с другой.
Сунгирские погребения по своему богатству и разнообразию оказались превосходящими все, что было известно до сих пор в Европе, в частности, во Франции, которая до сих пор считалась страной наиболее богатых погребений эпохи палеолита. Это можно, вероятно, объяснить тем, что захоронения, расположенные на площади Сунгирского поселения, очень скоро попали в условия вечной мерзлоты и в течение многих тысячелетий оставались в этих условиях. Напомню, что в самом богатом из известных детских палеолитических погребений (так называемом «Гроте детей» около Ментоны) сохранилось несколько тысяч…
…ствовал почти такой же климат, как сейчас. В районе же где расположена стоянка Сунгирь, климат в палеолите был арктический; сунгирцы охотились на полярных животных — песцов, лемингов, северных оленей, мамонтов. Они жили в условиях сурового климата и одевались соответственно с этим.
К настоящему времени в Сунгирских погребениях найдено до 10 тыс. бус, выточенных из бивня мамонта; эти бусы были нашиты на одежду, покрывавшую все тело сунгирца. Подобное расположение бус дало нам совершенно реальные основание(впервые в исторической науке) реконструировать одежду жителей той эпохи, одежду сунгирца. Судя по ее покрою, эта меховая одежда легла позднее в основу одеяний современных арктических народов.
Вопрос об антропологическом типе сунгирца также порождает целый узел совершенно неожиданных проблем. Сунгирец (находка 1964г.) является европеоидом с очень слабо выраженными монголоидными чертами. Мальчик из второй могилы европеоид с довольно хорошо представленными негроидными чертами. Девочка из второй могилы характеризуется морфологическими чертами еще более древнего типа, который, может быть, свидетельствует о сравнительно недавнем возникновении…сапиенсов на базе более древнего неандертальского типа, наконец, слева от мальчика найдена бедренная кость очень больших размеров с отколотыми эпифизами, кость буквально набита красной охрой. Наличие охры говорит о том, что кость служила, по-видимому, какую-то ритуальную роль. Последние, и еще не окончательно подтвержденные данные, позволяют высказать предположение, что эта кость принадлежит неандер…видному существу. Это поразительно! Ведь если упомянутое положение подтвердится, то это будет, пожалуй, первый в истории факт, свидетельствующий, что на севере ойкумены…, сформировавшиеся на базе более раннего неандертальского типа, жили одновременно и вместе с неандертальцами, которые — наподобие «снежных людей» палеолитической эпохи — существовали тогда в приледниковых областях.
О.Н. Бадер. Древнейшая история Владимиро-Суздальского края в его памятниках. - Сборник: Суздалю - 950 лет (По материалам Юбилейной науч. конф., посвящ. 950-летию г. Суздаля). Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1977, с.59-66
Горюнова. Этническая история Волго-Окского междуречья
https://vk.com/doc399489626_529799927



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 26.12.2019 в 07:54
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1