Справедливый


В приемной попросили подождать. Алексей Сергеевич
покорно погрузился в мягкое кресло, ощутив засасывающее
чувство трясины. Нет опоры. Он здесь один. Секретарь не в
счет. Серая стандартная личность. Вызовет Главный, а
вылезти удастся с трудом. Словно, вызов, – единственное
спасение. Раньше в приемной были жесткие стулья.
Многое было раньше. Предшественник был натурой
незаурядной. Нелегкий груз взвалил, новую страну на
обломках империи строить. Иную жизнь, на конкурентной
основе. Чтобы каждый мог достичь максимальных высот,
по таланту и труду. На этих людей делался расчет. Другим
тяжело пришлось, которые за счет государства жили. Слишком
много их оказалось. Одни не могли, другие не хотели. Из-за
привычки или лени. Трудно пришлось. Сильно тогда власть
ругали. Но это был тяжкий, но единственный путь стать
цивилизованной страной.
Алексей Сергеевич к тому времени был кандидатом
экономики. Сразу понял масштабы и перспективу нового
времени. Ломанулись с товарищами в бизнес и удачно.
Так, что скоро во власть пригласили. Рискнул. Получилось.
Регион был крупный, на вольных равнинах у большой реки.
Дал волю бизнесу, но с требованием соблюдения прав работников
и социальных выплат. Организовал строительство и работу
инфраструктуры. Чтобы все необходимое было у людей.
Торговля бойкая пошла, прибыль.
В столице заметили и пригласили. Снова рискнул. Захотелось
более тесно быть причастным к большому делу. Казалось,
все знает, чтобы строить хорошую и достойную жизнь.
Ничего он не знал. Все по-другому оказалось. Коррупция,
криминал, сплошной обман на каждом шагу. Все идеи
наталкивались на сопротивление. Даже Предшественник, с которым
часто общался, руками разводил. Основным бизнесом стала
борьба за власть. По восточному принципу. У кого власть,
у того деньги. Олигархи перли, как грибы из земли, создавая
сферы, недоступные для законов государства.
Отжали Алексея Сергеевича от Предшественника и воздействия
на экономику страны. В чистую политику ушел. Собрал партию
талантливых, активных, самодостаточных людей, которым
не безразлична судьба страны. Продвигать идеи цивилизованной
жизни. Тут и столкнулся с тем, что большинство населения их
не разделяет. Лучше будут у государства очередную подачку
требовать, чем свою жизнь менять. Но рук не опустил.
Не выходит сейчас, потом получится. Главное - возможности
сохранить. Право человека на жизнь достойную.
Сменилась власть. Предшественник ушел добровольно,
понимая, что сил бороться за страну не осталось.
- Алексей Сергеевич, - знакомый проникновенный голос,
ощущение прикосновения к плечу. Вот незадача, заснул.
Невозможно не пожать протянутую маленькую ладонь,
выдергивающую из кресла с неожиданной силой и резкостью.
Главный оказал честь, сам вышел. Отвлекся от ноутбука.
Газет не читает, но в интернете крепко сидит. Что он за человек?
Непонятен, непредсказуем. Мотивация многих поступков неясна.
Лидер с тайной внутри.
Предшественник старался быть максимально открытым, чем
вызывал симпатию и доверие.
Этот в чужом доверии не нуждается. Важно, чтобы он доверял.
Откуда такой взялся? Как быстро вошел во власть.
Не политик, не общественник, не экономист. Служил в тайных
силовых структурах. Во время чистки после августа девяносто
первого – уволен. Два года был консультантом по безопасности
коммерческих структур, пока не оказался в штабе крупного
политика демократического толка. Хозяина северной столицы.
Видно, там и постигал науку власти. Постиг хорошо. Исчез
сразу после поражения учителя и тут же объявился в центре,
да еще начальником тайных силовых структур. Возможно,
учитель просил Предшественника позаботиться о «смышленом
парнишке».
Тому было нелегко. Власть шаталась. Законодатели грозили
отстранением. Опытный премьер, неожиданно примкнул к хозяину
столицы, заручившись поддержкой крупного бизнеса и большинства
олигархов. Шансов выиграть очередные президентские выборы
не было. Срочно понадобились свои люди в силовых структурах.
Когда стало ясно, что премьер от силовиков тоже глядит в
сторону хозяина столицы, будущий Главный занял его место.
К тому времени Предшественник выдохся окончательно и
перестал кому-либо доверять. Даже Алексей Сергеевич ощутил
неприятный холод.
В конце концов Предшественник добровольно ушел, оставив
Главного расхлебывать заваренную кашу.
Расхлебал. Спокойно, четко и уверенно. Одних разорил,
других припугнул, с третьими подружился, четвертых уничтожил.
Навел порядок. Успокоил. Сделал все, что мог. Другого не
умел. Зато, хорошо понял, как удерживать власть. С каждым
годом ужесточалось управление. Бизнес оказался зажат
в тиски налогов и поборов. Свобода слова стала грозить
административными неприятностями, исками, штрафами.
Прокуратура и суд стали орудием власти. Оправдательные
приговоры по искам государственных органов исчезли.
Развитие страны остановилось. Во власть попадали через
заверения в личной преданности Главному. За это он прощал
любую неудачу, любой провал. Вскоре, быть у власти стало
неприлично для достойного, талантливого человека.
- Слушаю, Алексей Сергеевич, - главный расположился за
столом для заседаний с одиноко стоящим включенным ноутбуком,
предоставив посетителю ближайший стул.
- Вам известна причина, по которой я здесь, - медленно
произнес Алексей Сергеевич перед тяжелым разговором.
Дело было тяжким, но обещало большие перспективы.
Лидер южной горной республики в борьбе с политическими
противниками стал применять меры, далеко выходящие за рамки
закона. По его приказу началось преследование членов семей,
родственников других кланов, вплоть до насилия и уничтожения
имущества.
Алексей Сергеевич тогда занимался правовыми вопросами.
Узнав об этом, он увидел шанс вернуться в активную политику.
Дискредитация ключевой фигуры на юге, которой явно
благоволил Главный, могла стать предметом торга с большой
ценой.
Он систематизировал и обрабатывал сведения, которые собирала
неутомимый референт Анечка, к которой он за время работы
проникся чувством старшего брата к маленькой, отчаянной
проказнице. Причем, гораздо, старшего. Словно, вырастившие
сына до совершеннолетия, родители решили снова пройти этот
путь.
Случилось так, что отец ее и был хозяин северной столицы,
обучая власти будущего Главного. И теперь делала она, что
хотела, не опасаясь последствий. В политику не сразу пришла.
Сперва по шоу-бизнесу сверху - до - низу прокатилась. Мало кто в
стране ее лица не знал. Когда популярность приелась, и умер
отец, решила что-то хорошее для людей сделать, за права и
свободы побороться. Хорошо им с Алексеем Сергеевичем
работалось. Многому научил.
- Я знаю, - после недолгого молчания произнес Главный. –
Зарвался Тигран. Поговорю с ним.
- И только? - удивился Алексей Сергеевич. - Там прямая
уголовщина, насилие, уничтожение имущества.
- Что вы предлагаете? - резко спросил главный. - Следственная
бригада? Арест? Суд?
- Именно это, - уверенно произнес собеседник.
- Бригада исчезнет бесследно, - рассуждал хозяин кабинета. –
Через две недели родные и близкие каждого получат в посылке
отрубленные головы. Еще через неделю от федеральной структуры
в республике останется мокрое место. Потом заявление о
независимости. Соседи присоединятся. Юга нет. Разбить эту
силу нам нечем. Армия недееспособна. Придется объявить
мобилизацию, чего наши враги так и ждут. В девяносто четвертом
поддержали. Сейчас поддержат горный край. Нас ждет судьба
Югославии.
- Неужели, так плохо? - удивился Алексей Сергеевич.
- Я его знаю и не питаю иллюзий, - продолжал Главный. –
Но это единственный гарант стабильности на юге. Сейчас он
поступил по древним обычаям мести. Там это понимают.
- Но в цивилизованной стране должен править закон, -
был настойчив Алексей Сергеевич.
- Станем цивилизованной - будет править. А пока придется,
иногда, прибегать к понятиям. Я поговорю, – он больше не будет. –
Главный встал, протянув руку, что означало конец разговора.
- А детей в сентябре, по каким понятиям? - внезапно спросил
Алексей Сергеевич, вместо рукопожатия.
- По тем же самым, ради защиты государства, - ни один
мускул не дрогнул на лице Главного. - И больше терактов не
было.
Нужно было уходить, но хотелось окончательно все выяснить.
- Когда-то в Южной Корее были большие студенческие
волнения, - начал он. - Президент и премьер-министр приняли
решение их подавить. Подавили. Навели порядок. С большим
количеством убитых и раненых. Потом власть сменилась.
Расследование. Бывшего президента приговорили к смертной
казни, а бывшего премьера - к пожизненному заключению.
Не боитесь?
- Нет! - поразил Главный безапелляционностью. - Я знаю
меру ответственности. Если что, готов, как полковник в
булгаковском «Беге», за все ответить. - и сделал рукой жест,
призывающий не испытывать терпение.
Алексей Сергеевич был раздавлен. Не мог подумать, что
так плохо. Остановить все. Любой ценой. Закона почти не
осталось. Одна безграничная власть, живущая по понятиям.
- Через неделю подаем документы по Тиграну во все суды и
Международный, по правам человека, - звонил Анечке, выйдя на
свежий воздух.
Тем временем, же был звонок.
- Здравствуй, Тигран, - говорил Главный. - Встретились.
Самому тебе придется.
Три дня спустя Алексей Сергеевич кормил уток на Городских
Прудах. Кидал в воду кусочки батона, наблюдая за соревнованием,
кто первый. Невинность возни и справедливость итога умиляли.
От этого возвращалась вера в жизнь. Скоро начнется большая
суета. Станет весело.
Там его и нашли. С простреленным затылком.
Анечка документы не отправила. Просто положила в отдельную
папку, где уже были материалы первого сентября.
- Подождем, - шептала она, смахивая слезу. - Подождем.
Не знала, что Тигран в том разговоре просил Главного
разрешить «и с этой стервой разобраться», но получил
категорический отказ.
- Даже не думай, - звучал в трубке гневный голос. - Члены
семьи учителя под моей личной защитой.
Запутано все в жизни. Подождем.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 21.12.2019 в 05:51
© Copyright: Борис Голубов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1