Мальчик, колесница и ДНК



РигВеда X, 135. Мальчик и колесница
Автор, по анукрамани, - Кумара Ямаяна (Kumara Yamayana букв, "мальчик, происходящий от Ямы"). Тема - Яма. Размер - ануштубх.
Рену называет этот гимн имеющим космогоническое намерение (Renou L.Hymnes speculatifs du Ve′da. P. 255), что видно из стиха 6 и чему соответствует стиль стиха 5, состоящего из серии вопросов без ответа. Космогоническое содержание заключено в оболочку из сюжета, не очень ясного. У мальчика умер отец, и мысленным взором мальчик, тоскуя, следит за отцом, попавшим в царство царя мертвых Ямы (стихи 1-2). Некоторые интерпретаторы считают, что мальчик сам тоже умер, что не вытекает, однако, из содержания гимна. Первые два стиха говорит мальчик, далее следуют два стиха, которые произносит некий голос, - скорее всего, голос отца, остальное - речь автора. Отец привлекает внимание мальчика к тому, что тот создал себе в мыслях колесницу (ее вариант - корабль), которая следует за ним в царство мертвых (3-4). Эта колесница - поминальное жертвоприношение. Гимн заканчивается прославлением царства Ямы (7). Основное содержание гимна - это аллегория, за которой скрываются неразрешимые проблемы космогонии и тайна смерти.
1d Озирается в поисках (puranan anu venati)...- Глагол ven- значит видеть внутренним взором, с помощью поэтического прозрения, сверхъестественным образом. См.: EVP. Т. IV. Р.118.… древних. - Sc. предков, находящихся в царстве Ямы.
2b...по той дурной (дороге) (рарауаmuya). - Т.е. по дороге смерти.
4b...от вдохновенных (viprebhyas pari)... - Т.е. вдохновенные поэты-жрецы отправили богам жертвоприношение.
5d-6a... передача (anudeyi)? - Перевод условен, так как слово не имеет установленного значения. Оно встречается в РВ еще один раз в свадебном гимне X, 85, 6, где, видимо, обозначает женщину, дающую приданое. Перевод Гельднера: "wie seine Amme war?; перевод Рену: "comment etait son chargement" - о колеснице (Renou L. Hymnes speculatifs du Veda. P. 130).
6c-d...сделано отверстие {purastad budhna atatah /paccan nirayanam krtam)... - Гельднер, в отличие от других переводчиков, понимает nirayanam фигурально, переводя эти пады таким образом: "Vorerst wird der Grund gelegt, hinterher wird das Ergebnis gewonnen".

Мальчик:

1 Под деревом с прекрасными листьями,
Где пьет с богами Яма,
Там наш отец, глава рода,
Озирается в поисках древних.

2 Недовольный, смотрел я,
Как он озирается в поисках древних,
Бредя по той дурной (дороге).
По нему затосковал я вновь.

Голос отца:

3 О мальчик, новая колесница
Без колес, которую ты создал в воображении,
У которой одно дышло, (но) едет она во все стороны -
Ты стоишь на (ней), не видя (этого).

4 За колесницей, которую, о мальчик,
Ты покатил от вдохновенных,
За ней катилось вслед песнопение:
Отсюда оно было помещено на корабль.

Автор:

5 Кто породил мальчика?
Кто выкатил колесницу?
Кто сможет нам сегодня сказать:
Как произошла передача?

6 Как произошла передача?
От этого возникло начало.
Сперва было растянуто дно,
Потом сделано отверстие.

7 Это обитель Ямы,
Которая называется жилищем богов.
Вот его камышовая флейта, (в которую) дуют,
Он украшен хвалебными песнями.

Ригведа. Мандалы IX-X (перевод с санскрита Т.Я. Елизаренковой). Москва, "Наука", 1999г.
http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o286


Диск прорезной из раскопок палеолитической стоянки Сунгирь.
Материал, техника: Бивень мамонта; резьба, шлифовка, сверление.
Размер: d-5,5 см, толщина - 0,3 см.
Раскопки 1969г. на палеолитической стоянке Сунгирь (Добросельская) близ г. Владимира. Находился в северном погребении, на одном из костяных дротиков. Автор находки: О.Н. Бадер.
Прорезной диск из бивня мамонта. Имеет одно центральное круглое отверстие d-0,8 см и 8 радиальных, вытянутых и сужающихся к центру отверстий размером 1,3 x 0,7 см.
О.Н. Бадер предполагает, что к прорезям этих дисков, надетых на копья или дротики, прикреплялись цветные ремешки или хвосты песцов, и эти дротики служили своего рода парадными эмблемами или имели какое-то особое церемониальное значение.
Диск был найден в парном захоронении подростков на стоянке Сунгирь. Входил, наряду с другими аналогичными дисками, зооморфными фигурками, костяными бусами, браслетами, перстнями и пр. в состав погребального инвентаря.

Культовые предметы в погребении детей со стоянки Сунгирь из археологических коллекций Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Каталог. Владимир 2012. Составитель А.Н. Пальцева, хранитель коллекции «Археология г. Владимира (Сунгирь)»
http://docplayer.ru/26037746-Kultovye-predmety-v-pogrebenii-detey-so-stoyanki-sungir-iz-arheologicheskih-kollekciy-vladimiro-suzdalskogo-muzeya-zapovednika.html
https://vk.com/doc399489626_528977829
Сунгирь — одна из самых известных и изученных стоянок европейских верхнепалеолитических сапиенсов. Международный коллектив антропологов и палеогенетиков сообщил о прочтении полных геномов четырех индивидов из Сунгиря, живших около 34 000 лет назад: взрослого мужчины, похороненного в отдельной могиле (S1), обоих подростков из двойного захоронения (S2 и S3), а также обладателя бедренной кости (S4), фрагмент которой, заполненный красной охрой, был найден в двойной могиле рядом со скелетом S2. Все четыре индивида принадлежали к одной популяции с эффективной численностью 200–500 человек, но при этом не являлись близкими родственниками. Отсутствие в геномах протяженных участков полной гомозиготности говорит о том, что сунгирцы, в отличие от алтайских неандертальцев, избегали близкородственных скрещиваний, хоть и жили небольшими группами. По-видимому, социальная структура и репродуктивное поведение сунгирцев были примерно такими же, как у современных охотников-собирателей, для которых характерны частые переходы из группы в группу и избегание инцеста.
***
И вот наконец до сунгирцев добрались специалисты по палеогеномике. Большой международный коллектив, в состав которого входят и российские исследователи (Сергей Васильев и Елизавета Веселовская из Института этнологии и антропологии РАН, Светлана Боруцкая с кафедры антропологии МГУ), сообщил в журнале Science об успешном прочтении ядерных геномов четырех сунгирцев. Геном индивида Сунгирь-1 (S1), взрослого мужчины, похороненного в отдельной могиле (рис. 1, слева) удалось прочесть со средним покрытием 1,1 (см. Coverage), подростков S2 и S3 из двойного захоронения (рис. 1, в центре и справа; рис. 2) — с покрытием 4,1 и 10,8; кроме того, с покрытием 3,9 прочтен геном обладателя бедренной кости S4, фрагмент которой, заполненный красной охрой, был положен в могилу рядом с индивидом S2.Исследователи работали и с найденными поблизости костями еще двух индивидов (S5 и S6), но их в итоге пришлось исключить из рассмотрения. У древнего индивида S5 слишком плохо сохранилась ДНК, а индивид S6, как выяснилось, жил всего-навсего 900 лет назад. Этот современник Юрия Долгорукого, конечно, не имеет отношения к палеолитическим охотникам. Настоящие сунгирцы жили 33–35 тысяч лет назад, судя по многократно перепроверенным результатам самых надежных версий радиоуглеродного датирования.
Геномы сунгирцев дали ответы на вопросы, давно волновавшие антропологов. Одной из неожиданностей стало то, что у всех четверых есть Y-хромосома и только по одному экземпляру Х-хромосомы. Так что все они были мужского пола, хотя традиционно считалось, что S3 — девочка.
Митохондриальная ДНК у всех сунгирцев относится к гаплогруппе U, широко распространенной у древних и современных европейцев, но к разным ее вариантам: U8c у S1 и U2 — у трех остальных индивидов. Гаплогруппа Y-хромосомы у всех четверых одна и та же: C1a2.
Анализ геномов показал, что сунгирцы являются базальными представителями западноевразийской ветви вышедших из Африки сапиенсов — той ветви, что отделилась от предков восточноазиатов примерно 52,5 тысяч лет назад (95-процентный доверительный интервал: 49–57 тыс. лет назад), и которая много позже дала начало современным народам Европы и Западной Азии. Геном S3, прочтенный с высоким покрытием, позволил оценить время отделения предков сунгирцев от предков современных европейцев: 38 тыс. лет назад (95% доверительный интервал: 35–43 тыс. лет назад).
Индивид из Усть-Ишима (см.: Геном древнего обитателя Западной Сибири проливает свет на историю заселения Евразии, «Элементы», 27.10.2014), по расчетам авторов, выполненным с учетом новых данных, оказался базальным представителем другой, восточной ветви внеафриканских сапиенсов. Предки усть-ишимца отделились от предков китайцев 48 тыс. лет назад, то есть почти сразу после разделения западной и восточной ветвей.
Новые расчеты в очередной раз подтвердили приток неандертальских генов в генофонд предков всех евразийцев 55 (52–63) тыс. лет назад. Как у S3, так и у Усть-Ишимца наблюдается некоторый избыток неандертальских аллелей по сравнению с современными евразийцам. Скорее всего, это объясняется действием отбора, который постепенно вычищает неандертальские гены из генофонда сапиенсов (см.: Между сапиенсами и неандертальцами существовала частичная репродуктивная изоляция, «Элементы», 03.02.2014). Но нельзя полностью исключить и возможность повторных событий гибридизации, в результате которых к сунгирцам и усть-ишимцам (но не к предкам современных евразийцев) попали дополнительные порции неандертальских генов. В любом случае эти порции были небольшими (порядка 0,6%).
Что касается родства сунгирцев с другими группами верхнепалеолитических сапиенсов, то ближайшей их родней оказались жившие примерно в то же время индивиды из Костенок (см.: А. Г. Козинцев. Расшифрован геном верхнепалеолитического человека со стоянки Костенки XIV (Маркина Гора)), а также люди из Дольни Вестонице — носители Граветтской культуры (Q. Fu et al., 2016. The genetic history of Ice Age Europe). Авторы обнаружили, что индивид Костенки-12 чуть ближе к Сунгирцам, чем более древний Костенки-14. Это указывает на возможное частичное замещение древних костенковцев группами, родственными сунгирцам, которые, в свою очередь, были родственны носителям Граветтской культуры, распространенной в Западной Европе.
Самые интересные результаты связаны с генетической структурой сунгирской популяции. Вопреки ожиданиям, среди четырех сунгирцев не оказалось близких родственников. Хотя мальчики S2 и S3 похоронены в одной могиле и имеют одни и те же варианты мтДНК и Y-хромосомы, они, судя по ядерным геномам, не являются родными братьями. Они также не могут быть дядей и племянником (в этом случае у них было бы примерно 25% генов, общих по происхождению). Они могут быть, самое большее, двоюродными братьями (у кузенов средняя доля общих генов составляет в среднем 12,5%). С обладателем бедренной кости S4 их связывает чуть более отдаленное родство, чем друг с другом, а с индивидом S1 — еще более отдаленное, чем с S4. При этом все четыре сунгирца, несомненно, представляют собой родственную группу. Каждый из них ближе к трем другим сунгирцам, чем к любым другим древним или современным людям с известными геномами.
Три из четырех сунгирских геномов (S2, S3, S4) были прочтены достаточно качественно, чтобы использовать их для оценки размера (эффективной численности) популяции, к которой они принадлежали, а также частоты близкородственных скрещиваний. Об этом можно судить по таким признакам, как число и длина полностью идентичных участков ДНК, во-первых, у разных индивидов, во-вторых — в двух гомологичных хромосомах одного индивида (участки полной гомозиготности). Анализ показал, что эффективная численность популяции сунгирцев составляла примерно 200–500 особей. Это сопоставимо со значениями, типичными для современных внеафриканских охотников-собирателей, и намного выше тех оценок, которые были получены для неандертальцев и денисовцев (см.: Геном денисовского человека отсеквенирован с высокой точностью, «Элементы», 06.09.2012).
Авторы не нашли в геномах сунгирцев признаков близкородственных скрещиваний. Этим сунгирцы резко отличаются от того единственного неандертальца (точнее, неандерталки), чей геном был прочтен достаточно качественно, чтобы судить об инбридинге (см.: Между сапиенсами и неандертальцами существовала частичная репродуктивная изоляция, «Элементы», 03.02.2014). Родители неандертальской женщины из Денисовой пещеры находились в близком родстве друг с другом (на уровне единоутробных брата и сестры или дяди и племянницы), тогда как родители сунгирцев в близком родстве друг с другом не состояли.
Интерпретируя эти данные, нужно иметь в виду, что палеолитические охотники-собиратели в приледниковых районах Европы, разумеется, не могли жить группами с эффективной численностью 200–500 человек. Такая группа просто не смогла бы прокормиться. Размеры групп были гораздо меньше, от силы несколько десятков человек. Все четыре сунгирца с большой вероятностью были членами одной такой группы. И если мы при этом видим, что среди них нет ни одной пары близких родственников, и что в их геномах нет следов инцеста, зато есть указания на довольно высокую эффективную численность популяции, то из всего этого можно сделать важные выводы о социальной организации и репродуктивном поведении верхнепалеолитических сапиенсов. По-видимому, сунгирцы в этом плане были похожи на современных охотников-собирателей, для которых характерны развитые межгрупповые связи, частые переходы из группы в группу (что ведет к снижению внутригруппового родства) и избегание инцеста, ведущее к превращению множества взаимосвязанных групп в единую популяцию (см.: Социальная структура охотников-собирателей основана не только на родстве, но и на дружбе, «Элементы», 13.03.2011). Авторы допускают, что подобная высокоразвитая система межгрупповых отношений могла быть одной из причин победы сапиенсов в конкуренции с другими видами поздних Homo.
Конечно, опасно делать столь далеко идущие выводы на основе единичных геномов. Если неандертальская женщина с Алтая родилась от близкородственного брака, значит ли это, что неандертальцам в целом было свойственно скрещиваться с родственниками? Или это было характерно только для алтайских неандертальцев? Или такое поведение развилось лишь под конец истории неандертальцев, когда они уже вымирали? Пока у нас нет других столь же качественно прочтенных неандертальских геномов, ответить на этот вопрос трудно (хотя что-то можно сказать и по мтДНК, см.: Неандертальцы жили маленькими группами и ели друг друга, «Элементы», 13.01.2011). Аналогичная ситуация и с денисовской девочкой: ее родители не были близкой родней, но происходили из популяции с низкой эффективной численностью. Значит ли это, что все популяции денисовцев были крошечными? Палеоантропологи постоянно сталкиваются с подобными трудноразрешимыми вопросами. Только новые находки и методы исследования смогут пролить на них свет.
Источник: Martin Sikora, Andaine Seguin-Orlando, Vitor C. Sousa, Anders Albrechtsen, Thorfinn Korneliussen, Amy Ko, Simon Rasmussen, Isabelle Dupanloup, Philip R. Nigst, Marjolein D. Bosch, Gabriel Renaud, Morten E. Allentoft, Ashot Margaryan, Sergey V. Vasilyev, Elizaveta V. Veselovskaya, Svetlana B. Borutskaya, Thibaut Deviese, Dan Comeskey, Tom Higham, Andrea Manica, Robert Foley, David J. Meltzer, Rasmus Nielsen, Laurent Excoffier, Marta Mirazon Lahr, Ludovic Orlando, Eske Willerslev. Ancient genomes show social and reproductive behavior of early Upper Paleolithic foragers // Science. 2017. V. 358. P. 659–662. DOI: 10.1126/science.aao1807.
Геномы людей из Сунгиря рассказали о репродуктивном поведении верхнепалеолитических охотников (Александр Марков. 08.11.2017)
https://elementy.ru/novosti_nauki/433140/Genomy_lyudey_iz_Sungirya_rasskazali_o_reproduktivnom_povedenii_verkhnepaleoliticheskikh_okhotnikov



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 20.12.2019 в 09:27
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1