Пригожий Демьян


Этот случай произошёл с моим другом Демьяном* Заречинским. И он, как мне кажется, явственно свидетельствует о силе мнения со стороны и того, как оно влияет на наше сознание и действия. Как сильно вживается в память! Некоторые утверждают, что самокритика, доступна редким людям, хотя сейчас редкая девушка выходит из дома без косметики. Как теперь стало понятно, я имею ввиду не открытую самокритику, а внутреннюю, и как раз в ней расцветают все характеристики нас со стороны. Косметика делает людей красивее, да, но большинство красивы и без неё. Если бы общество не концентрировало внимание на недостатках, этого беспокойства за свою внешность бы не было. Вот, например, хотя бы вспомнить школьные годы, кто-нибудь сказал кому-то, что у того некрасивые уши, и тот будет их прятать от глаз окружающих, прячась за глубокой шапкой. Так люди прячут кем-то указанные чаще всего ложно свои недостатки за красивой одеждой, косметикой, и прочей бутафорией.

Ведь большинство людей склонны к критиканству, а достоинства, обнаруженные у своих ближних, остаются ими либо невысказанными, либо вовсе не обнаруженными. Иной раз даже влюблённый юноша перечислит вам столько недостатков объекта своей любви, что диву даёшься, как он только ухитрился их заметить и почему до сих пор упрямо желает любви от этой неидеальной, несовершенной особы, в которую он, видимо из жалости, влюбился, по вине особенно сердобольного характера, доставшегося ему от его бабки Анисьи, по отцовской линии.

Начну же я с одной детали, которая может быть окупит себя в дальнейшем и послужит некоторым объяснением сложившейся ситуации, так как ситуация может показаться неубедительно описанной, и вызовет вопросы, коих я оставлять открытыми не хочу, но, однако ж, всё-таки эта деталь не объясняет её полностью, а лишь даёт намёк или по крайней мере в некоторой степени является первопричиной. Но кроме этого объяснения, я увы другого предоставить не могу.

Наш городок имеет очень скромное число жителей и большинство из них имеют свои участки с огородом. И, очень может быть, от этого мои земляки не обладают привычкой выбираться из дома на какие-нибудь мероприятия и встречи. Вечно они заняты, — чуть освободился часок, или настали выходные: дёргают траву, поливают огород, ухаживают за садом, красят забор. И дети так же перенимают от них такой порядок, и часто остаются ему верны, даже если вовсе забрасывают родительский участок в полном запустении, и либо помирают со скуки, либо остаются глубокими интровертами, почитая за благо оставаться в уединении.

Мой друг из числа последних, но каким-то образом ухитрился не стать жертвой одиночества и малого опыта общения в коллективе. Он всегда ведёт себя в нём уверенно, хотя я знаю, что он особо никуда не выбирается и друзей кроме меня не имеет, и уж тем более никакой девушки у него до этого не было. Поначалу я считал, что дело всё в его природной красоте, что сама собой предрасполагает к себе общество, наделяя его носителя уверенностью в себе, но позже мой друг рассказал, что проводил над собой большую работу, и в каждую отдельную встречу с кем-либо закреплял на практике теорию социальных взаимодействий. Когда я попросил его поделиться источниками сего полезного искусства, я был очень удивлён тем объёмом, что он мне предоставил.

Я вот от природы не совсем красив. Глаза у меня на выкате, голова большая, а тело маленькое. Сказалось плохое питание в отрочестве. Но моя девушка, очень придирчивая на поверку, заверила меня на том факте, что в глаза не бросаюсь, однако и неприятного чего-то во мне нет.

Демьян же, напротив, всегда привлекает к себе внимание. Если я иду с ним, очень многие из проходящих мимо девушек опускают взор и смущаются. В лице его ничто не выбивается из пропорций, разве что широко выступающие скулы и более обращённая к зрителю, чем верхняя, нижняя губа. Часто он её прятал, заворачивая губы вовнутрь, и тогда на лице его появлялась тонкая полоска, выражающая, как мне кажется, борьбу, происходившую в его голове. Но мне так и не удавалось понять, что это было. Обычно Демьян рассказывает только о своих успехах и очень редко говорит о неудачах. К тому же, мне иногда кажется, ничто не может его смутить, настолько он невозмутим и уверен в себе. Но, однако, ни разу я не замечал, чтобы Демьян полагался на удачу. А когда мы находимся в компании, он всегда берёт инициативу на себя и задаёт общий тон беседе. В целом, он добродушен и весел и всегда вызывает положительное впечатление.

Одевается он всегда по-щёгольски и вызывающе, нагло привлекая всеобщее внимание всем, чем только можно, за что я его временами прямо ненавижу. В его одежде нет места принятой моде, но никто бы не посмел сказать, что подобрана она без вкуса. Если выразить весь его гардероб в нескольких словах кратко, то я бы сказал, что чаще всего это смесь делового костюма с домашней одеждой, что даёт понять неофициальный, дружеский настрой и к тому же выделяет из общей массы.

Иными словами, одевался он так, как не одевался никто. И на одно моё такое замечание он как-то ответил тем, что поставило меня в тупик и погрузило в долгие размышления в ступоре, как это обычно бывает, когда пытаешься понять какую-нибудь софистическую загадку. Демьян сказал, что это признак лжеца, что он врёт таким образом окружающим.

И я бы не за что не разрешил эту загадку, если бы не этот случай, о котором я хочу рассказать.

Так как мы с Демьяном коллеги в писательском деле, то с большой охотой отправились на литературное мероприятие, скромной и душевной встречи писателей в прозе и стихах. Это мероприятие вела Азалия** Александровна Бель, и как я узнал впоследствии женщина гордая и упрямая, в молодых годах редкая красавица, а сейчас поэтесса средних лет, с большими ораторским и актёрским талантами, и опытом работы на публике. Она как-то сразу заметила моего друга и не сводила с него глаз. И так как они оба страстно желали быть в центре внимания, то почти сразу у них завязалась за него ожесточённая, но вежливая, едва заметная борьба.

А так как я человек курящий, то мне пришлось оставить этих метров учтивости и выйти из здания. Когда я вернулся в библиотеку, где и проходила встреча, меня встретила дочь Азалии Александровны, ведущей в этот момент контрнаступление на моего друга, о чем свидетельствовал громкий и приковывающий к себе внимание её рассказ, что был отчётливо слышан из коридора, где мы находились.
Алина***, — так звали девушку, готовила поднос с чаем к подаче. И тогда я ненароком спросил её о впечатлении, что произвёл на неё Демьян.

«Слишком красивый» — скромно сказала она.

«Ну, все так говорят» — машинально ответил я и уже собирался уйти, так как моя помощь с несением подноса не понадобилась.

— У него много девушек, да?

Прошу заметить, что эту фразу сказала Алина Бель, что полностью унаследовала редкую красоту своей матери. Много позже, когда мы вчетвером сидели на наших дружеских посиделках в узком кругу своих, она рассказывала, что у её семьи есть правило, заключать браки только с теми, что не уступают природной красоте их рода. Таким образом и сохраняя эту черту сквозь поколения. Однако Азалия Александровна совсем отказалась от этого, по собственному опыту несчастливого замужества, и более того, стращала дочку, что если ею выбранный кавалер не придётся по вкусу матери, то она тут же выгонит её из дома и лишит наследства. Опасаясь запугиваний, Алина старалась не смотреть понапрасну на парней и с её же слов: «ждала, что всё придёт само собой, как оно в общем и случилось». Ну, а до того, как это случилось только развивала свои таланты и с головой погружалась в учёбу.

Так же с удивлением я принял такой факт, что характер у Азалии Александровны трудный. Во всех своих делах, она терпеть не могла критики и вообще, что ей перечат. До последнего стояла на своём, чем и были, наверное, оправданы опасения Алины.

По прошествии мероприятия, Азалия Александровна пригласила в гости моего друга, Демьяна. И он не замедлил упомянуть, что в таком случае он опасается быстро наскучить поэтессе, и так как я пишу стихи, то выразил предположение, что приди он вместе со мной, то эти его опасения минимизировались бы. Я не стал перечить и согласился, и Азалия Александровна тоже.

На самом деле, в таком жесте моего друга нет ничего странного, так как он до крайности не выносит пустой лирики, и тем более поэтов, склонных в своём мышлении во всём подражать и выражать этот жанр. Иными словами, его раздражала долгая и бессмысленная болтовня о вещах совсем заурядных, и как это обычно случается у людей с подобной склонностью, ещё и ужасно пафосная. Но отказывать Демьян не хотел, так как это был шанс получить новые практические навыки в общении. Думаю, нелишним будет добавить, что мы отнюдь не часто выбирались куда-то вдвоём.

В назначенный день и час, мы позвонили в звонок и к калитке вышла улыбающаяся Азалия Александровна. Рот Демьяна, до этого отличавшийся всю дорогу завёрнутыми печальными губами (теперь он так не делает, или делает редко) расплылся в ответной улыбке, и с него посыпалась куча комплиментов. Я немного непривыкший к такой его привычке замечать хорошее, особо не обращал на это внимания, но всё же постараюсь описать по памяти, что говорил мой друг.

С самого начала он выразил восхищение домом Азалии Александровны (и тут я понял зачем он рассматривал его с таким тщанием), отметил, что он выглядит очень крепким и ухоженным, и что он отличается от других домов. От себя скажу, что я полностью с этим согласен, но заметил я это только после того, как об этом сказал мой друг. Разве что только небольшая лужа от поливного шланга да лежавшее на боку ведро привлекли моё внимание. А Демьян на этом только начинал, и уделил внимание ещё и цветам, коих во дворе было очень много, и среди них были даже очень высокие, и они занимали много места своими клумбами. Отчётливо помню, как я, бесцельно разглядывающий ведро, вдруг, после восхищения моего друга: «У вас сумасшедший цветник!», обратил на них внимание и искренне удивился что эти цветы не только часть картинки, а часть этого участка, чего до этого момента я не осознавал.

Мы простояли во дворе добрых десять минут, где Азалия Александровна волнительно и с упоением рассказывала где именно она достала такие цветы и сколько лет ей для этого понадобилось. Причём Демьяну эта информация показалась недостаточной, и он расспросил, как называются цветы, которые ему уже успели понравится, записал их названия в блокнот, после чего я был готов удушить его, потому как меня эта флористика утомила, и я уже хотел выразить открыто предложение зайти в дом, от принятия которого, я был уверен, я испытаю большое счастье. Но меня тут же опередил Демьян, когда захотел узнать о самых редких цветах поэтессы. Кое как, после экскурсии на задний двор, мы зашли в дом и уселись в гостиной.

То, как я и Азалия Александровна говорили о стихах я опущу, так как это не относится к основной сути, однако скажу, что поэтесса смотрела на Демьяна такими восторженными глазами, что я только диву давался.

Но Демьян на этом решил не успокоиться и в предоставившейся словесной заминке обратил внимание на висящие на стенах старинные фотографии. Тут я и узнал впервые о родовом правиле, что потом рассказывала и Алина. Конечно мой друг выразил желание увидеть всех представителей родословной, какие только имелись на снимках, включая те фотографии, где Азалия Александровна запечатлена в молодости.

Приведу отрывок его речи перед послесвадебного фото поэтессы:
— Идеальные черты лица, стройная фигура, со вкусом подобранная одежда, и… в вас чувствовалась, да и сейчас тоже, уверенность во взгляде, владение над ситуацией.

Полностью разделяю эту характеристику, но мне и в голову не пришло бы сказать о чём-то подобном! И тем более не хватило бы слов. Но не у моего друга.

Азалия Александровна была в восторге. Она тут же поделилась с нами тем, что в молодости была большая модница и при том одевалась по собственному стилю одежды.

Она замолчала и Демьян тут же поддержал эту тему.

— Да, у вас хорошее чувство стиля. Я это заметил ещё на клумбах и по общему приятному впечатлению ухоженности участка. А к тому же, у вас нет покрышек и изделий из пластиковых бутылок, что смотрятся на участках на мой вкус несколько дико и не к месту. А в доме у вас очень уютно и всё на своих местах, а к тому же творчески расставлены вещи на полках, со стилем. Вот, к примеру, что это там маленькое, не вижу, на полке, слева от стопки книг.

«Разве вы не видите?» — спросила она. Так мы узнали, что у неё хорошее зрение. И при том, лучше нашего, молодого, хотя мы с Демьяном прекрасно видим. Но путём экспериментов и собственным заверениям поэтессы, мы обнаружили феноменальную у неё такую способность. Позже это подтвердила и Алина. А также то, что поэтесса этой способностью очень гордилась.

Казалось, мы уже были самыми близкими людьми в мире, хотя, как впоследствии убеждала Алина, Азалия Александровна довольно редко сходится с кем-либо и часто бывает со всеми груба и даже высокомерна.

Когда мы снова сели в гостиной, попить ещё чаю, Азалия Александровна выразила желание познакомить Демьяна со своей дочкой.

— Сколько ей лет? — отстранённо спросил он.

— Двадцать два.

— Ого!

— И она такая же красивая, как и я в молодости!

Тут мой друг необычно стал серьёзен и с просящим выражением лица, боясь показаться странным, спросил:
— Я видел вас на старых фотографиях, что вы мне показывали. Вы были очень привлекательны. И, может быть, мой вопрос вам покажется странным, но он меня очень волнует, как знание чего-то сакрального, чего-то что я никогда не ощущал и не пойму. И вот этот вопрос: Каково это быть красивым человеком?

По завершению он скрутил губы.

Азалия Александровна раскинула руками и выпучила глаза.

— Разве вы не знаете? — промолвила поэтесса, сделав акцент на слове «вы».

— Нет. В школе меня часто дразнили из-за выступающих скул и моей некрасивой внешности. Тогда я заперся у себя дома и стал писать статьи и рассказы, стараясь не выходить в общество. Я никогда не был красивым и мне всегда хотелось узнать, как живут привлекательные люди. Я понимаю, это неординарный вопрос.

— Так вам никто не говорил…

Демьян недоумённо уставился на неё. И тут я кажется угадал в чём заключалась ложь моего друга. Он искренне не верил в свою красоту и яркими нарядами и умением держать себя пытался скрыть её недостаток.

— Я правда не понимаю о чём вы. Не говорил чего?

— Что вы ужасно красивы! Я сейчас познакомлю вас с моей дочкой. Думаю, она в вас сразу же влюбится. Меня-то вы точно в себя влюбили. И мы спросим её, считает ли она вас красивым. И если нет, то я тут же прокляну своё безупречное зрение.


Значения имён:
*Демьян — покоряющий

**Азалия – цветущий куст

***Алина — красивая



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 06.12.2019 в 01:31
© Copyright: Творимир Чернобожий
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1