Бушлат



В советский период армейскую одежду: шинель, бушлат, парадный мундир, гимнастерку, фуражку, шапку-ушанку, хромовые или кирзовые сапоги, туфли можно было приобрести лишь в магазинах военторга, в основном сосредоточенных в военных городках при наличии книжки офицера Советской армии, либо другого документа, удостоверяющего статус военнослужащего.
Нынче армейское обмундирование, камуфляж спецподразделений в свободной продаже. На вещевых рынках склады и бутики завалены одеждой, головными уборами, берцами и другой обувью на любой вкус и цвет. Они востребованы разного рода частными оранными предприятиями (ЧОП), которых теперь больше, чем предприятий по производству промышленной и продовольственной продукции. Глядя на экипировку многочисленных охранников и сторожей в спецодежде черного, серо-бурого, болотисто-песочного цвета, складывается впечатление, что большинство мужчин из вахтеров скопом мобилизованы в охрану.
Оно и понятно, ведь другой работы с более-менее стабильной зарплатой из-за тотального развала заводов, нет. Как заявляет официальная пропаганда в связи грандиозными прорывами по созданию искусственного интеллекта, ручной труд скоро будет заменен ордой бездушных роботов–клонов знаменитого своим первым космическим полетом Федора Иваныча. Этим стальным ребятам, которые поднимут страну с колен, камуфляж не нужен.
Забавная история с бушлатом произошла во время моей службы в понтонно-мостовом батальоне инженерно-технических войск, дислоцированном в большом молдавском селе Парканы, расположенном на берегу Днестра.
Ноябрь, хмурое, промозглое утро. Едва часовая и минутная стрелки показали шесть часов, дневальный громко на всю казарму объявил:
— Рота, подъем!
Тишина, нарушаемая храпом и сопением воинов, взорвалась шумом, голосами. Спрыгивая с двуярусных железных коек, солдаты быстро, словно по тревоге, облачались в гимнастерки, ловко обернув ступни ног портянками, надевали кирзовые сапоги. Звучала очередная команда:
— На физзарядку выходи!
Прямо в брюках и гимнастерках, поеживаясь от холода, выбегали на плац в ста метрах от казармы. После кросса, в течение получаса выполнили упражнения. Возвратились в казарму, заправили постели, приняли водные процедуры и далее по распорядку: завтрак, поездка на стрельбище, а во второй половине дня — работа в автопарке батальона в окрестностях села.
Когда с плаца пришли в казарму я услышал за спиной взволнованный голос:
— Товарищ старший сержант, разрешите обратиться?
Обернулся и увидел недавно прибывшего в часть новобранца рядового Павла Овечкина.
— Разрешаю.
— Не могу найти свой бушлат, — сообщил он с явным огорчением. — Вчера перед отбоем оставил его на вешалке и, будто корова языком лизала. Еще трех недель не прошло, как выдали, совсем новенький. Что мне делать, ума не приложу?
— Был ли бушлат подписан?
— Конечно, как положено, на подкладке. На шапке тоже написал свою фамилию раствором хлорной извести, — ответил Павел. — Как же быть, на дворе уже холодно и зима не за горами, без бушлата на морозе околею?
— Не околеешь, суконная шинель огревает не хуже бушлата, — успокоил я, подозревая, что кто-то из старослужащих, то бишь, дедов, обменял новый бушлат на вино и брынзу у кого-то из местных виноделов. Такое и прежде случалось, но молдаванам, болгарам и украинцам, населявшим село, в основном сбывали за вино, самогон, брынзу и мамалыгу поношенные бушлаты и шапки-ушанки. На улицах села часто видел мужчин и женщин в выцветшей армейской одежде. Кому конкретно из служивых она ранее принадлежала, выяснить невозможно, так как фамилию, написанную раствором хлорной извести на подкладке, вырезали ножницами или лезвием. Это перед бартерной сделкой, дабы не быть разоблаченным, совершил рядовой, ефрейтор либо сержант.
—В бушлате удобно и уютно, — напомнил о себе Овечкин.
— Ишь ты, затосковал о домашнем уюте, — пожурил я и строго заметил. — Солдат должен стойко переносить тяготы и лишения армейской службы, чтобы она ему медом не казалась. Тогда он и во время боевых действий достойно, не посрамив свое имя, выдержит испытание, устоит перед врагами. Понятно?
— Так точно! — ответил рядовой.
— Ты шибко не переживай. Я попрошу старшину, нашего интенданта Гармаша, который заведует вещевым складом, чтобы выдал тебе бушлат б/у.
— Что такое б/у? — поинтересовался Овечкин.
— Бывший в употреблении, то есть поношенный, до тебя его носили, — пояснил я и, увидев разочарование на лице Павла, сказал. — Новый бушлат тебе, пока не положен, лишь после года службы можешь претендовать. Не отчаивайся, тебе в нем на параде не маршировать и в театр или кино не ходить, а для работы в автопарке батальона вполне годится. Попрошу Гармаша, чтобы подобрал тебе более-менее приличный без заплат и пятен от мазута и машинного масла, чтобы не выглядел, как чучело огородное.
— Спасибо за заботу, — промолвил рядовой и после паузы заявил. — Пожалуй, я напишу письмо в село родителям, чтобы выслали деньги на покупку нового бушлата. Сколько он стоит?
— Отставить эту глупую затею, — велел я. — Даже не помышляй, не компрометируй, не позорь армии. Где это видано, чтобы солдаты покупали себе обмундирование. Может и оружие, обрезы, охотничьи ружья прикажешь с собой из дома брать во время призыва?
Павел стушевался, опустил голову, прошептал:
— Хотел в бушлате фотографировать и отправить снимки родителям и невесте Светлане. В одном классе с ней учились, обещала дождаться меня со службы, тогда и свадьбу сыграем.
— Не торопись, как принято говорить, спешка нужна при ловле блох. Может, кто-то ошибке из второй роты надел твой бушлат, поймет, что ошибся и возвратит, — обнадежил я его, отлично понимая, что эта версия нереальна.
За полчаса до отъезда на стрельбище я обратился к старшине Гармашу:
— У рядового Овечкина кто-то вечером поле отбоя или ночь похитил с вешалки новый бушлат. Павел очень переживает, даже намерен в военторге купить новый.
— Никаких покупок, этого нельзя допустить! — резко, как я и предполагал, отреагировал бывалый служака. — А с кражами надо что-то делать? Если спустим на тормоза, не пресечем, то половина мужиков, да и баб в селе будут ходить в бушлата. Для крестьян это очень ходовая, удобная одежда. Пользуется таким же спросом, как ватники на Севере и в Сибири. Ко мне тоже знакомые односельчане несколько раз обращались, готовы заплатить за старые бушлаты, а заядлые охотники и рыбаки мечтают о резиновом общевойсковом защитном комплекте ОЗРК, которые в твоем, как химического  инструктора-дозиметриста, в арсенале.
— Что намерены предпринять по поводу кражи бушлата? — поинтересовался я.
— Во-первых, об этом факте доложу комбату Сухареву и замполиту Плоткину, а уж они пусть принимают решение о проведении служебного расследования. Это по уставу сугубо и компетенция. Предложу выделить отделение солдат для патрулирования улиц села, чтобы выявить человека в новом бушлате. Не думаю, что он будут ранить обнову в чулане. Сейчас самый сезон для ношения. Не откажет себе в удовольствии покрасоваться перед бабами.
Сухарев внял просьбе и разумному предложениюстаршины. На улицы, вызвав удивление аборигенов вышли три патрульные группы. Одна из групп во главе ссержантом Олегом Наседкиным доставила в штаб батальона тридцатилетнего румына Яна Луческу в новом бушлате выпоротыми погонами и петлицами. Фамилия прежнего владельца на внутренней подкладке была аккуратно вырезана ножницами. Но Овечкин узнал свой бушлат по надраенным до блеска пастой гойя желтым пуговицам.
Пребывавший в замешательстве румын предстал перед строгим комбатом. После нескольких фраз подполковник вынес вердикт:
— Бушлат, как вещь, похищенная у рядового Овечкина, подлежит конфискации.
— Как же так, это грабеж среди бела дня! — возмутился Луческу. — Я него за него десять литров вина и два килограмма брынзы отдал. Кто мне возместит затраты?
— В таком случае, как соучастником кражи вами займется военная прокуратура и милиция, — пригрозил Сухарев. — К тому же, спаивая солдат, вы подрываете боеспособность подразделения. Расскажите сотрудникам КГБ* о том, чьи приказы выполняете.
Напоминание о всемогущем КГБ угнетающе подействовало на Яна. Он сник, осознал верность поговорки язык мой враг, поскольку признался, что не купил, а выменял бушлат на вино и брынзу, что в Парканах широко практиковалось в отношения среди жителей, так как каждая семья имела виноградники, винокурни и подвалы с вином. Луческу кожей ощутил угрозу дотошного следствия и неизбежного наказания.
— Ладно, забирайте, где наше не пропадало, — обреченно промолвил абориген. Поднялся со стула, намереваясь быстрее покинуть кабинет.
— Нет, погоди, это не все, разговор не окончен,— жестом руки остановил его комбат. — Вам предстоит опознать человека, у которого приобрели бушлат.
— Темно было, не разглядел, — залепетал румын, понимая, что в случае опознания, ему самому не поздоровится. Сухарев тоже не хотелось выносить сор из избы. Опасался, что информация о негативном факте просочится в штаб полка, а оттуда в штаб дивизии, и тогда разборок не избежать. На Военном совете обязательно обвинят в нарушении норм дисциплинарного устава, а значит, о присвоении очередного звания «полковник» придется надолго забыть. Отпустили Яна на все четыре стороны.
Зато Овечкин был безмерно рад возвращенной вещи. Снова старательно, исколов иголкой пальцы, пришил полученные у старшины погоны и петлицы, заштопал разрез на подкладке и вывел свою фамилию раствором хлорной извести большими буквами. После отбоя долго не мог заснуть, периодически вставал с койки и подходил к вешалке, проверял, на месте ли бушлат?
Попросил дневального, стоявшего на посту у тумбочки с телефонным аппаратом, чтобы тот, как зеницу ока, как знамя батальона, оберегал его бушлат, еще недавно побывавший на чужих плечах.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 05.12.2019 в 18:59
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1