7000 над землёй


7000 над землёй
 

- Слабовольные активизируются, - сказал Угрюмый.
- Устроим им в селе резню, - сказал Годо.
- Устроим, - согласился главарь банды Кривой. Он взглянул на Рябого.
- Пистолеты есть, - сказал тот. - Обойм с патронами – хоть завались.
- В первую очередь перестреляем всех дышащих спиртным перегаром, - уточнил главарь и выбросил в мусорное ведро свою полную пачку сигарет Мальборо. - Потом передушим всех курильщиков. Если после завершения мероприятия органы правопорядка придерутся, скажем, что у нас сдали нервы, что нас вывели из себя вечно и беспробудно пьяные и токсикоманы.
- Душили их, душили, - сказал Годо, повторяя слова человекособаки Шарикова, персонажа повести Михаила Булгакова «Собачье сердце».
- Еще подушим, - сказал Угрюмый.
- Сверим часы, - сказал Кривой, взглянув на свои наручные часы. - Сейчас 18 часов 15 минут субботы третьего октября 2009-го года.
Рябой вынул из-под кровати деревянный ящик; каждый из присутствовавших взял себе из ящика по два пистолета и по нескольку обойм с патронами к ним.
- Начнем с банной улицы Екатериновки, - излагал план предстоявшей работы Кривой, - пройдем с северной ее части, повернем в проулок возле дома Ивана Дебеляга, выйдем к шоссе, перейдем его и двинемся к центру села; двигаясь по тротуару, будем расстреливать всех пьяных. От клуба двое из нас пойдут дальше вдоль шоссе, на юг, а двое – направо, к магазину и бару Бивола.
- Душили их, душили, - повторил Годо еще раз слова человекособаки Шарикова.
Уголовники Кривой, Угрюмый, Годо и Рябой двигались по банной улице Екатериновки, они прошли мимо дома бабы Сони Адаскалицы, он в восточном ряду домов; пройдя еще немного по этой улице, уголовники оставили позади себя, в западном ряду домов, дома Юрия Матковского, Петра Ворника и подошли к дому Дебеляга. У ворот этого дома группа остановилась; Кривой взглянул на своих сообщников. Он кивнул им в сторону дома, открыл калитку и они вошли во двор; они прошли к дому. Стариков – хозяев дома не было. Компания Кривого услышала шум падавшей воды.
- Цсс! - поднял палец вверх Кривой и заговорил шепотом. - Кто-то моется под душем.
Годо молча указал пальцем туда, где, за стенкой, мылись. Уголовники на цыпочках подошли к душевой; незаметно для мывшегося, заглянули туда; потрясенные увиденным, Угрюмый и Годо даже чуть присели, Годо дернул левой ногой.
Голая Наташа Дебеляг, молодая дочь хозяина дома, мылась под душем, вода обильно стекала по сексуальным грудям девушки, по ее ровному животу, мокрому черноволосому лобку над вагиной; у Наташи была и красивая толстая попа. Изящные соски вырывались вперед из середины крупных круглых коричневых пятен, расположенных на вершинах выступавших грудей; заманчивые сексуальные губы на лице Наташи были созданы для поцелуев.
Кривой сделал знак уголовникам, в сторону калитки, и они тихонько отошли от душевой, прошли по двору, открыли опять калитку и вышли на улицу.
- Всех пьяных перестреляю! - воскликнул Годо.
Банда пошла по проулку от дома Дебеляга до дома покойного Владимира Гыски, перешли шоссе; по западному тротуару центральной улицы прошли мимо каменного забора дома Дурлеску, мимо дома Задорожного; пьяных на пути не было. Банда двигалась дальше: мимо дома Виктора Кодряну, мимо заброшенного дома Нины Тян, мимо дома Валеры Ону; банда приближалась к магазину Гука. Иван Дебеляг, конечно – пьяный, стоял на тротуаре – возле входа в магазин; Дебеляг издалека увидел вооруженных людей. На самом пороге магазина, в трех шагах от Дебеляга, стоял пьяный, шатавшийся Георгий Семенцов.
- Это конец! - вымолвил пьяный Дебеляг и бросился в магазин, на пороге сбив с ног Семенцова.
Лежавший на пороге пьяный Семенцов приподнял голову, над ним стояли с пистолетами в руках Кривой, Угрюмый, Годо и Рябой. Угрюмый выстрелил старому пьянице между глаз; Семенцов уткнулся носом в порог, обагрив его своей кровью. Стараясь не наступать на труп Семенцова, в магазин вошли Кривой, Угрюмый и Годо. В магазине за двумя столами сидели: за первым от двери – пьяные Аурел Строготяну, Валера Цыжу, Степан Гаврилюк и Валера Кобас, за вторым – пьяные Иван и Николай Тодераши и Юрий Лешану. Дебеляг прыгнул на прилавок и перелез за него; выглянул оттуда и получил пулю в левый глаз из пистолета Годо. Стоявшая за прилавком, трезвая Наташа Казакова взглянула на свалившийся у ее ног труп Дебеляга.
- А-а-а! - заорал пьяный Степан и прыгнул на стол, встав на нем между стаканами во весь свой рост. - Сволочи!
Он получил пулю в живот от главаря банды, Кривого, и упал спиною на задний стол.
- Врёшь! - крикнул пьяный Николай Тодераш, сидевший за вторым столом, - не возьмешь!
Он получил восемь пуль в грудь; Иван Тодераш, сидевший рядом с ним, быстро выпил последнюю рюмку водки Спикушор и, получив пулю из пистолета Угрюмого, долго и непонимающе смотрел на уголовников.
- Умирай, - подсказал ему Годо.
- Угрюмый, - посоветовал Кривой, - прибавь товарищу; он, кажется, еще не понял, что за ним пришла его долгожданная.
Угрюмый выстрелил Ивану в рот, пуля вышла через его затылок и врезалась в каменную стену, вырвав из головы кусок мозга. Иван, с открытыми глазами, повалился на мертвого Николая Тодераша. Остальные пьяные подняли руки.
- Всех кончать! - сказал Кривой.
И уголовники принялись бить каждый из двух пистолетов по пьяным Аурелу, Валере Цыжу, Кобасу и Юрию Лешану; жертвы вскакивали и тут же падали замертво. Произведя контрольные выстрелы в головы, уголовники вышли из магазина Гука. Везде в магазине – на полу, на столах, на скамейках,- были разлиты водка и кровь; под одним из мертвых даже была лужа мочи. Наташа оглядела изуродованные, окровавленные трупы.
- Чистая работа! - сказала она.
Возле порога клуба четверка уголовников разделилась: Угрюмый и Годо пошли к магазину и бару Бивола, а Кривой и Рябой – к кафе Ахава. Угрюмый вошел в магазин Бивола и застрелил пьяную в стельку Свету Голубовскую и чуть менее пьяную Валю Петряну; за прилавком стояла продавец Света Цыжу.
- Надоели эти пьяные со своими стаканами, - сказала Света Цыжу.
- Душили их, душили, - сказал Годо перед баром Бивола и выстрелил в напившихся пива, сидевших здесь за западным столом Серегу Гыску, Серегу и Игоря Трофименко; Серега Гыска упал спиною на стену бара, находившуюся за столом; Серега Трофименко свалился грудью на стол, опрокинув головою пластиковый стакан с пивом; со стола упала пластиковая бутылка с пивом «Кишинэу» и оно полилось на плитки террасы, лужа достигла подошв обуви Годо. Игорь Трофименко упал мертвым возле стола. Годо шагнул на порог бара и вошел в зал, где находились одиннадцать пьяных. Четверо выпивших бросились в отдельные комнаты и скрылись там. Годо принялся молотить из пистолета по оставшимся в зале пьяным; следом за ним в бар вошел и Угрюмый, перезаряжая на ходу пистолет. Мертвые пьяные, падая, двигали столы, два стола они даже опрокинули. Галя Бивол сидела на стуле за прилавком. Угрюмый и Годо направились к отдельным комнатам, каморки были заперты. Угрюмый и Годо выстрелами из пистолетов сломали замки в обеих дверях, обе двери открылись настежь.
В правой отдельной комнате голые и трезвые парень и девушка занимались на столе сексом; они даже и не обратили внимания на шум выстрелов и открывшуюся дверь – девушка впилась длинными когтями в спину лежавшего не ней любовника и дико кричала от нахлынувшей на нее животной страсти.
- Эти занимаются делом, - сказал Угрюмому Годо.
В левой отдельной комнате стояли, а один сидел на стуле, последние четверо. Угрюмый взглянул на пьяных, улыбнулся и направил на них пистолет.
Перестреляв всех пьяных в кафе Ахава, Кривой и Рябой двинулись к магазину Калу, где торговала неповторимая и лучезарная Лумина Флисс.
На обочине шоссе, у магазина Калу, стоял черный, сверкающий Мерседес Дмитрия Семенцова. Кривой и Рябой подошли к магазину и заглянули в окно; в магазине за столом сидели Дмитрий Семенцов, Анна Вартик, ее муж и Лумина; все они были трезвыми, как новорожденные.
- Да,- сказал Кривой, - здесь не притон буйного пьяного помешательства, как в баре у Бивола.
Рябой, ожидая, смотрел на главаря. Уже опускалась вечерняя мгла.
- Уходим? - спросил Рябой.
- Нет, - ответил Кривой. - Подождем, пока кто-нибудь из них закурит и застрелим его.
Рябой опять посмотрел в окно. Муж Анны полез в карман за сигаретами. Кривой подмигнул Рябому.
- Выйду – покурю, - сказал Вартик компании, сидевшей за столом.
- А не вредно курение твоему здоровью? - сказала ему его жена.
Кривой и Рябой, стоявшие за окном, улыбнулись ее остроумной мысли. Через две минуты Вартик, закуривший у порога магазина Калу, был застрелен уголовниками. Кривой и Рябой убегали к центру села, и, из стоявшей у кафе Ахава отворенной машины, раздавались жизнерадостные звуки ремикса группы X-Mode и Валерия Сюткина «7000 над землей».
В 21 час 45 минут, уже когда светила яркая луна и горели фонари на столбах по центральной улице села, пришел Воланд и вернул жизни всем трупам застреленных в этот вечер Живых мертвецов.

комментарии:
на фото - Наташа Дебеляг.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 04.12.2019 в 16:15






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1