Поянешти-лукашевская и Зарубинецкая КультУра


О Словене, Русе и их сестре Ильмере
Поянешти-лукашевская и Зарубинецкая КультУра

Среди дощечек Влесовой книги чрезвычайна интересна дощечка 17, где приводится прямая речь русского князя (русичи-словутичи) Кисека (Кисько, Кышек) перед своим войском во времена гуннских нашествий (более подробно см. дощ. 35 об Кышеке, Ории, и Язей-Огузах). В этой речи, Кисек перечисляет главные исторические события, предшествующие новой надвигающейся угрозе, вспоминает о первом приходе гуннов (?) и призывает, как и ранее отцы, которые бились за каждую пядь своей земли, сплотиться и отразить неприятеля. Это не миф, не сказка, не проповедь, а прежде всего историческое повествование, причем от первого лица Кисека, переданное будущим поколениям достаточно точно, так как в дощечке настойчиво говорится о необходимости не пропустить ни одного слова из сказанного.
В прямой речи Кисека, в самом начале, очень кратко, приводится легендарная история о братьях Славене (Словене) и Скифе, об уходе на север Славена и основании града Славянска (Словенска), о сыне Славена Бастарне, оставшегося на севере от Дуная, о Скифе, оставшегося у моря, о сыне Бастарна Венде, после которого также были внуки, которые владели степью полуденной (южной).
Более подробно говорится о многочисленных войнах по обеим сторонам Дуная (и до гор Русских и до пастбищ Карпатских). В результате - о необходимости сотворения единой округи-союза (Кола), с единым вечем (Вече созве едiно)
I се бящете кньзеве Славну
со братаре му Скiвьу
А се пре весте вьлкiке на въстенце
i се i тоi рещете
Iдемо до земе Iльемерсте
а Дунае
I тако iещете
I Бъстаре сна све оставе
о страце Iiломере
О се теце на полуносще
i тамо све гърд Славень утврже
А се брате го Скфе
у морже бящете
I се Бъстаре iме сна све Венде
i по не сiтце бяще внущец Кiсек
кiже владец бящ ступе полудене
А крве многа а тамо iесоi
а отва бяще пре вьлка
за се те
а зурете на обаполе оде Данiу
до горе Русiще
а до хопе Карпенсте
А тамо рящете
се бо утвре Коле
а бендешете опрец за не
а такожде врзем упоре творяе
О се уразе оне
а одстрще од се
I се родем о томо рещете
а Веще созве едiно
творящете земе нашю
А тако стояте земе теiе
пентесты лете
И вот, был князь Славен с братом своим Скифом. И вот, о войне вести (они узнали) большой (великой) на востоке (первый приход хуннов-гуннов?), и вот он (тот Славен) и говорит: Пойдем в землю Ильмерскую (в варианте Ю. Миролюбова добавлено – и к Дунаю). И так сделал. И Бастарна, сына своего, оставил у старца Ильмера. И потом вот отправился на полночь (на север), и там свой город Славен сотворил (создал). А вот брат его Скиф у моря был (остался). И вот Бастарн имел сына своего Венда, а после него был внучек, который владел степью полуденной. И крови многая там было, потому как была пря (война) вликая за все то и свирепствовала по обеим сторонам (полам) Дуная, до гор Русских (Верховина. горы: Черногора (ранее Белогора), Спица, Стог, Крынта...) и до пастбищ (хорп) Карпатских. И там рящете (договорились?) и вот ведь утворили Кола (Округа-Союз племен), чтобы опираться на него (а бендешете опрец за не?) и также врагам упор создавать. И вот поразили их и отбросили от себя. И вот, родам о том сказали и Вече созвали едино (общее), создавая землю нашу. И так стояла земля та пятьсот лет
Влескнига. Дощечка 17. Исходные тексты
https://vk.com/doc399489626_473888662

...Вначале условимся, что под понятием «зарубинецкая культура» здесь имеются в виду три группы памятников: полесская, среднеднепровская и верхнеднепровская, расположенные в основном в пределах, очерченных Ю.В. Кухаренко, и хронологически не выходящие за середину I в. н.э. Заметим также, не касаясь изложения давно известных гипотез происхождения зарубинецкой культуры, что мы в целом разделяем концепцию Ю.В. Кухаренко, согласно которой поморские племена явились основными создателями зарубинецкой культуры,— она выдержала испытание временем и новыми фактами, хотя отдельные положения потребовали корректив. «Поморское» происхождение зарубинецкой культуры не исключает участия местного населения в ее образовании. Это совершенно закономерное явление сторонники концепции Кухаренко, естественно, не оспаривают. Вопрос лишь в том, насколько значительным был вклад местных племен и определили ли какие-то из них этнос и характер культуры.
Несмотря на все более очевидную специфику каждой зарубинецкой группы, и особенно верхнеднепровской, некоторые аспекты их формирования могут рассматриваться в целом. Речь идет о роли в этом процессе контактов носителей зарубинецкой культуры с юго-западными и северо-западными культурными регионами.
Известно, что ярко выраженный латенизированный облик зарубинецкой культуры, проявляющийся главным образом в инвентаре погребальных памятников, наиболее устойчиво сохраняющих этнические традиции населения, выделяет ее на фоне соседних синхронных культур и отличает от местных предшествующих. Нам представляется, что на эту сторону проблемы происхождения зарубинецкой культуры недостаточно обращают внимания и что анализ ее юго-западных связей поможет раскрыть пути формирования культуры.
Но прежде уточним время ее возникновения. Основными хронологическими показателями для зарубинецкой культуры являются фибулы среднелатенской схемы из закрытых комплексов.

...Для нас особый интерес представляют исследования в юго-восточном кельтском ареале, Подунавье, на Балканах, в Карпатском бассейне, поскольку именно оттуда происходят прототипы ранних фибул зарубинецкой культуры — среднелатенской схемы с восьмеркообразными петлями и шариками на спинке и на конце ножки (рис. 1).
...За основу нашей таблицы взяты схемы X. Поленца с конкретными абсолютными датами и К. Годловского с более широкими границами периодов. Расхождения между ними свидетельствуют о всей сложности проблемы, а также о неравномерности ритмов развития латенской культуры и об условностях разделения ее на фазы.

Недостаточно определенны по данным югославских исследователей хронологические позиции балканских копьевидных фибул (рис. 3) — прототипов фибул «зарубинецкого типа», характернейших форм в зарубинецкой культуре (рис. 4). Но несмотря на расхождения в датах близких типов (например, рис. 3, 1, 4, 77, 12), несомненно, они появляются на юге Балкан раньше, чем их аналоги в зарубинецких памятниках.
Нам уже приходилось рассматривать этот вопрос и отмечать необходимость снизить датировки фибул «расчлененных» и «зарубинецкого типа» до середины II в. до н. э., исходя из анализа путей их проникновения на зарубинецкую территорию, а сейчас, учитывая современное состояние хронологии Латена, мы полагаем, что они могли появиться во второй четверти II в. до н.э.
...Однако удревнение фибул, позволяющее сблизить противоречивые даты возникновения зарубинецкой культуры, не ликвидирует полностью ее разрыв с предшествующей местной культурой, на базе которой, по мнению многих исследователей, вырастает зарубинецкая в Среднем Поднепровье, ибо скифские памятники в лесостепной зоне датируются не позднее начала III в. до н.э. Это ставит под сомнение автохтонность зарубинецкой культуры, особенно учитывая, что местные традиции прослеживаются в основном только на керамике поселений среднеднепровской группы, почти не отражаясь в погребальных памятниках. Незначительное присутствие милоградских элементов в верхнеднепровской группе лишь результат контактов и инфильтраций соседних культур, а также ассимиляция зарубинцами какой-то части милоградских племен. Доминирующее участие последних в формировании зарубинецкой культуры не подтверждается.

Единственной культурой предшествующего времени, с которой зарубинецкую связывают общие черты в основных элементах (в различной степени проявляющиеся в локальных группах), является поморско-подклешевая, в своем распространении на восток достигшая ареала зарубинецкой (рис. 5). Вопрос о ее верхней хронологической границе является предметом дискуссий среди польских исследователей, поскольку последняя фаза поморской культуры не обеспечена надежными датирующими предметами. Фибулы очень редки, их находки плохо документированы. Конец поморской культуры скорее всего наступил в период, соответствующий LTC1, т.е. в III и начале II в. до н.э. Изучение пшеворско-поморских контактов позволяет утверждать, что поморская культура приняла участие в формировании пшеворской и существовала не только в фазе LTC1, но и позднее. Поморские памятники на нашей территории по духцовским фибулам датируются рубежом LTB1/B2 и В2 (рис. 1, 1, 2; 2). Но фибулы и здесь, вероятно, определяют не последний этап культуры. Наблюдается та же картина, что и в районах возникновения пшевора: поморская культура доживает до начала зарубинецкой, включаясь в образование последней.
Однако «поморская» концепция происхождения зарубинецкой культуры не раскрывает полностью ее характер, не объясняет ее латенизированный облик, все истоки культуры. Это заставляет обратиться к анализу связей зарубинецкой культуры на раннем этапе развития.
Ближе всего к зарубинецкой по своему облику стоит культура Поянешти-Лукашевка. Но какова природа этой близости? Одни исследователи уверены в их генетическом родстве, другие считают их сходство лишь отражением общего процесса латенизацин. Следует признать, что связующих черт между обеими культурами больше, чем различий, но не все зарубинецкие группы в равной степени близки культуре Поянешти-Лукашевка, причем сходство и различия выступают в разных элементах культуры.
Поянештская керамика с ее подграненными венчиками и маленькими иксовидными ручками находит аналогии в среднедиепровской группе, значительно реже в полесской и никогда в верхнеднепровской. В то же время многие формы больших чернолощеных горшков с уступчиком под суженной горловиной чрезвычайно близки ранним, так называемым «поморским» из могильников Полесья, так же как и керамика хроповато-подлощенная с валиками и защипами из поселений обеих культур. В могильниках типа Поянешти-Лукашевка нет классического зарубинецкого набора: горшок — миска — кружка, но его нет и в верхнеднепровских. В обеих этих культурных группах процент мисок и мискообразных сосудов выше, чем в других. Там же отсутствуют булавки и подвески, столь характерные для Полесья и изредка встречающиеся на Среднем Дпепре.
Тип погребального обряда культуры Поянешти-Лукашевка (в подавляющем большинстве урны, накрытые миской) заметно отличается от преимущественно (а для Верхнего Днепра исключительно) ямных погребений зарубинцев, хотя открытых урновых захоронений довольно много в среднеднепровскоп группе, а на Полесье встречаются прикрытые урны.
Приведенные параллели общеизвестны, в их исчерпывающем перечислении нет необходимости.
...Совершенно очевидно, что характер сходства элементов зарубинецкой и поянештско-лукашевской культур выходит за пределы простых контактов и заключается в близости основы этих родственных культур. Д.А. Мачинский даже называет памятники Поянешти-Лукашевка прутско-днестровским вариантом зарубинецкой культуры. О происхождении и этносе культуры Поянешти-Лукашевка данных значительно больше, чем о зарубинецкой. Этой проблемой занимались многие исследователи, мнения которых совпадают в главном: эта культура появилась в чуждой ей гето-дакийской среде в результате переселения каких-то северо-западных групп населения. Некоторые ученые связывают ее носителей с «бастарнами-пришельцами>, о появлении которых на нижнем Дунае сообщают античные авторы...
К.В. Каспарова. Роль юго-западных связей в процессе формирования зарубинецкой культуры. Советская археология 1981(2), с.57-79
https://vk.com/doc399489626_526096983
Хронология зарубинецкой культуры Припятского Полесья (по материалам могильников) Автореф. дисс. к.и.н. 1981
Культура Поянешти-Лукашевка. Периодизация и хронология. - Славяне и их соседи в конце I тыс. до н.э. - первой половиной I тыс. н.э. Археология СССР. 1993. с.90-93
http://www.archaeology.ru/p7/t246/index.html
О Словене, Русе и их сестре Ильмере
https://vk.com/doc399489626_526096709
Кимры, Бастарны, Борусы, Карпы
од Оpie То се обящi нашы Отце со Борусоi
Рус Южный: поляне, древляне, русичи-словутичи
Чех: чехи, богемцы, словаки
Хорват: хорваты белые, хорваты черные, боснийцы
Нерц Северный (Нерис): нерци, меря, гольдь, мещера
Венд Восточный: венды славянские, вятичи, венды волжские
А эти племена впервые придут к Ильменю и на север в год 5400-й от СМ (108-й до РХ), а предки их Словен, Рус и Ирмера — это правнуки Склавена со своими родами:
Словен Сиверец: словены ирмерские, кривичи, дреговичи, северяне
Рус Южный: поляне, древляне, русичи-словутичи



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 28.11.2019 в 10:41
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1