Шахта (Неблагодарность - 1)


Шахта (Неблагодарность - 1)
 

Жило когда-то племя большое
В тёплом краю. Изнывая от зноя,
Люди в том племени часто роптали,
Покинуть родные края собирались.

Но были вожди их стары и мудры,
Просили людей подождать до поры:
Тщательно надо собраться в дорогу,
В пути вашем трудностей встретится много…

Но как-то в особенно жаркое лето
Пренебрегли люди умным советом,
Больных, стариков и детей позабыли,
И только клубы обезумевшей пыли

Толпе удалявшейся бросились вслед,
Затмив для оставшихся солнечный свет…
Всё дальше и дальше от райского сада,
Вдруг странною небо дохнуло прохладой.

Холод и вмиг ослепляющий снег
Людей задержал опрометчивый бег.
Остановились… Кругом пелена,
Лишь мутная в небе маячит Луна,

И от звериного страха и стужи
Оцепенели трусливые души,
Проклятия эхом взорвались в ущелье,
Только вдруг видят – тропинка к пещере…

Быстро вошли, по хозяйски освоясь
В сводах пещеры от ветра укроясь,
В углу кем-то брошенный хворост нашли,
У входа в пещеру огонь развели…

Ночь миновала, и Солнца румянец
Высветил стен чёрно-бархатный глянец,
В сколах и трещинах чудо – порода
Будто крошил кто её год от года.

Множество куч и отвалов вдоль стен,
Но всюду царит запустенье и тлен.
Решили остаться, надеясь, что тут
Найдут от ненастья надёжный приют…

Сходили за хворостом, дичи набили,
На пол пещеры шкур настелили.
Словом, устроились будто навек,
Но предполагает лишь человек!

Располагать же Богу дано,
Как только на небе стало темно,
Взвыла метель, и жестокий мороз
Змеёй извиваясь в пещеру пополз.

Хворост же в бледном огне исчезал,
Спасенья от холода не обещал,
Что на расправу жесток был и скор.
И кто-то в отчаянии бросил в костёр

Чёрный кусок, оторвав от стена,
И скоро воскликнул: «Мы спасены!»
Огонь же кусок тот нежно обнял,
Лизнул раз, другой, и кусок запылал.

И стали все дружно стену крошить,
Чтоб пламенем жарким жизнь возродить.
Пусть там мороз, и от снега бело,
Пылает здесь уголь, и людям тепло…

В гору вгрызаясь всё глубже и глубже,
Люди спаслись от ненастья и стужи.
Первая штольня вскоре пробилась,
Шахта, короче, на свет появилась.

В недра свои будто солнце вбирая,
Радостью самоотдачи пылая,
Свет и тепло людям шахта давала,
Но всё ей казалось, даёт она мало!

Страдая без неба, от солнца закрыта,
Стремилась душа её в блеск антрацита
Любовь свою к людям скорей обратить.
Им душу согреть, или путь осветить…

Время летело, минула зима,
Говор ручьёв и цветов кутерьма
Прочно весну водворили на троне,
Серыми были лишь горные склоны,

Что лютой зимой беглецов приютили
И им во спасение недра раскрыли.
Касаясь подножия гор там и тут,
Болота раскинули свой изумруд.

Местами ж под солнцем весенним сомлев,
Они отступили, край свой одев
Чёрною, рыхлой, непрочною кромкой,
Похожей на уголь, но тусклой и ломкой…

И вот жаркий уголь, страстью пылая,
Видит, что рядом порода иная:
Желтое пламя тихонько коптит,
Нет того жара, но всё же горит.

Подумали люди: «Всю зиму копали,
Углём этой шахты костры мы питали,
А глубже копать – это труд и морока,
Не будет от шахты большего прока.,

Теперь нас и торф, если надо, согреет,
Ведь солнце всё ярче, и воздух теплее!»
Умом обладая и хитростью, кто-то
Заметил, что это большое болото

Можно от ила и вод осушить
И шахту залив, много торфа добыть.
И как на Марсе каналы – дренаж
Люди, набравшие в подлости стаж,

Вдоль по болоту везде проложили,
К шахте направив потоки из ила.
Болото, взбурлив ядовитою жижей,
Злорадно рванулось в шахту, всё ниже,

И ей с наслаждением в сердце вонзало
Неблагодарности острое жало…
И вот, задыхаясь в болотном чаду,
Шахта грядущую чует беду.

Сеющий смерть равнодушия газ
Разъел доброту её ласковых глаз.
Но смерти страшась, о пощаде моля,
Из недр своих шахта ещё бы угля,

Много могла бы отдать на гора,
Но люди решили: конечно, пора
Бесперспективную шахту закрыть,
А штреки водою болотной залить.

И после удара подлого в спину
На шахте отныне такая картина:
Крест накрест, наглухо входы забиты,
И жизнь, что кипела, напрочь забыта,

Улыбки и смех, и печали, и труд
Всё похоронено алчностью тут,
Оборваны нервы – канаты, что клеть
Гудя от натуги старались успеть

Вовремя вверх, и вовремя вниз
Доставить, исполнив малейший каприз…
Как сухожилия – кабель без тока-
Порван, порублен рукою жестокой,

Болотная сырость все крепи сгноила
И запахом смерти завал напоила…
В предсмертной агонии шахте осталась
На память людскую надежда и жалость,

Но вспомнив тепло человеческих рук,
Вступала на ада последующий круг,
От тех, кто теплом её сердца согрет
Услышала шахта такое в ответ:

«Да, холодно было… Немного застыли,
Но мы же тебя ни о чём не просили!
Сама ты тепло своё нам отдавала,
Вот и пустою душа твоя стала.»

Болото ж на шахту победно взирая,
Себя возомнило в преддверии рая.
Но только стара эта сказка, как мир,
Такую ж победу одерживал Пирр.

Да, залежи торфа болото открыло,
Но только не знает оно, иль забыло,
(К прошлому все мы порою беспечны!)
Что торфа запасы не бесконечны…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика гражданская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 25.11.2019 в 21:11
© Copyright: Дмитрий Леваков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1