Подвела...смекалка


Во взводе управления, который непосредственно подчинялся начальнику штаба понтонно-мостового батальона майору Георгию Дежкину, служили два связиста: сержант Кирилл Заноза и ефрейтор Василий Лобань. Они опекались тем, чтобы связь между подразделениями батальона, а также штабом дивизии, была надежной и недоступной для потенциального противника из армий стран НАТО.
На и облуживании находились коммутатор, полевые радиостанции, переносные телефоны, катушки с кабелем, снаряжение, стальные когти и пояса для лазания на телеграфные столбы, резиновые перчатки, плоскогубцы, пассатижи, электропаяльники, прочие инструменты и расходные материалы.
В полдень, забросив за спины стальные когти, связисты из автопарка, где находились мощные КрАЗы с понтонами, катерами, возвращались в военный городок, расположенный в большом селе Парканы.
Неожиданно калитка палисадника одного из домов отворилась и им наперерез на дорогу выбежала молдаванка средних лет.
— Солдатики, сынки, вы электрики? — взволнованно промолвила женщина.
— Нет, мы связисты, — на правах старшего по званию ответил Заноза.
— Радио можете починить?
— Что с ним случилось? — отозвался сержант.
— С утра динамик говорил, звучала музыка, а в полдень вдруг замолчал, — пояснила молдаванка.
— Надо посмотреть, что ним, это дело по нашей части. Если с радиостанциями разбираемся, то с радиоприемником и подавно.
— Пожалуйста, — обрадовалась она этому признанию и представилась.— Меня зовут Дашей, Дарьей Алексеевной.
Они тоже назвались, а женщина пообещала. — Не волнуйтесь, за работу отблагодарю. Как пожелаете, деньгами или вином с брынзой?
— Кирилл, соглашайся на вино с брынзой. Все равно придется покупать напиток и закусь, — предложил Василий.
— Проходите в дом, — отворив калитку, пригласила хозяйка. Прошли в горницу, она подала сержанту радиоприемник «Маяк». Он ловко открыл крышку, продул пыль, посмотрел спайки контактов соединения с динамиком и сообщил:
— Аппарат в порядке, значит, проблема с проводкой. Придется взбираться на столб, чтобы проверить соединение.
— Это же опасно, вы рискуете сорваться вниз, — тревогой произнесла она.
— Не впервой лазить по столбам, для этого у нас стальные когти, надежнее, чем у орла, — с гордостью ответил Лобань. — Не сорвемся, обычная работа.
Вместе с Дарьей Алексеевной они вышли во двор, прошли в палисадник, где над яблоней возвышался железобетонный столб, в верней части которого была смонтирована линия электропередачи, а чуть ниже тянулись провода радио и телефонный кабель.
— Вперед, Вася, покажи-ка, на что способен! — приказал сержант и по-дружески заметил. — Ты самый ловкий верхолаз.
Ефрейтор водрузил на сапоги стальные когти и быстро вскарабкался на столб к проводам радиосвязи. Проверил место соединения и сообщил:
— Контакт нарушен, наверное, порывом ветра сорвало.
— Живо соединяй, а то Дарье Алексеевне не терпится послушать радио, — и обернулся к хозяйке. — Идите в дом, включите приемник на полную громкость. Откройте форточку, чтобы мы слышали.
Женщина последовала совету и, спустя пять минут, из дома послышался голос диктора, а потом и радостный возглас молдаванки:
— Спасибо, солдатики! Заходите в дом, угощу.
Василий слез со столба, снял когти, и оба направились в горницу. Увидели хозяйку, хлопотавшую возле радиоприемника.
— Присядьте на диван, — пригласила она и крикнула в приоткрытую дверь соседней комнаты.
— Аня-я, поди-ка сюда!
— Мама, к чему спешка? — прозвучал звонкий девичий голос.
— Доченька, будь ласка, накрой на стол, угостим защитников. Они нам радио починили.
Из комнаты вышла черноволосая со смуглым, нежным лицом кареглазая девушка среднего роста. Увидела солдат в гимнастерках цвета хаки и смущенно промолвила:
— Здрасте.
— Анечка, накорми дорогих гостей борщом, гречневой кашей с котлетами. Посмотри, что там еще есть в холодильнике, а я спущусь в погреб за вином, — велела Дарья Алексеевна.
— Лучше я схожу за вином, — предложила дочь, очевидно, опасаясь остаться наедине с солдатами.
— Не бойся, они ребята спокойные, сообразительные, — поняв причину Аниной тревоги, заметила мать.
— Да, мы — мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути, — словами из песни подтвердил Лобань. Стройная девушка с тонкой талией ему приглянулась с первого взгляда. «Ане лет семнадцать, не больше, — влюблено взирая на нее, подумал Василий и предположил. — Наверное, в этом году окончила школу, иначе бы находилась на занятиях».
Дарья Алексеевна, взяв пятилитровый бутыль, вышла во двор, где находился погреб. Аня застелила стол белой с красными маками скатертью. Достала из серванта тарелки, из кухни вышла с кастрюлей и половником наполнила тарелки борщом, в блюда положила гречневую кашу с тремя котлетами, приготовила овощной салат, бутерброды с сыром и салом
К этому времени из погреба с банкой, наполненным красным вином, возвратилась хозяйка и велела:
— Солдатики, подставляйте котелки.
Кирилл и Василий достали из вещмешков два котелка, открыли крышки и Дарья Алексеевна, до краев наполнив и вином, весело промолвила:
— Остатки, которые самые сладкие будете дегустировать за столом
Наполнила двухлитровый графин и водрузила на середину стола. В лучах солнца вино засверкало рубиновым цветом.
— Прошу к столу, — широким жестом пригласила хозяйка. — Чувствуйте себя, как дома.
— А как же вы? — спросил сержант.
— Мы Аней уже пообедали. Разве, что за компанию выпью вина, — промолвила Дарья Алексеевна и наполнила три стакана хмельным напитком.
— Плесните и Аннушке, — предложил ефрейтор.
— Обойдется, ей еще рано, — возразила женщина и пояснила. — Девушки часто из-за раннего пристрастия к вину и водке совершат роковые ошибки и глупости. Не могут устоять перед сладким соблазном. Поэтому подальше от греха.
Сама она тоже, пригубив стакан, пила скромно, зато служивые приложились. Поочередно провозглашали тосты за здоровье Дарья Алексеевна и ее очаровательной дочери, за счастье и любовь, пили до дна. Усердно расхваливали блюда, с большим аппетитом уминая снедь.
Выпили на посошок и Заноза предложил:
— Если вдруг возникнет неисправность по части электричества, радио или телефона, то обращайтесь. Всегда поможем.
— Спасибо, солдатики, — по-матерински ласково произнесла хозяйка. С азартом поцеловали Аню в нежные, как персик, щечки. Лобань норовил прикоснуться к сочным губам, но девушка увернулась, стыдливо закрыла лицо ладонями и убежала в комнату.
Вино оказалось сухим, а не крепленным, иначе бы связисты лыко не вязали, не устояли бы на ногах, Бережно держа в руках котелки с вином, они вышли на улицу.
— Щедрая, приветливая молдаванка и дочка у нее красавица. Наверное, еще не целованная, слишком скромная, дикая, — весело произнес Кирилл.
— Тебе Аня понравилась? — спросил Василий.
— Для солдат, сидящих на голодном пайке, когда плоть требует, любая девушка сойдет за принцессу, — ответил сержант. — Прочитал в одном из журналов, что на базу к американским воякам, особенно «зеленым беретам» не реже одного раза в месяц для развлечений из публичных домов привозят девиц легкого поведения и часто дат увольнительные. В нашей армии такое невозможно, ибо это, как нам внушает замполит майор Плоткин, опорочило бы высоконравственный облик советского воина.
— Эх, жаль, что я не договорился Аней о свидании, — вздохнул ефрейтор.
— Нет повода для печали, она ведь несовершеннолетняя, только впустую время потеряешь, — сообщил сержант, в отличие от Лобаня, призванного всего четыре месяца назад, прослужившего полтора года. — Надо знакомиться с девушками, которым уже исполнилось восемнадцать лет. Если нечаянно обрюхатишь, не возникнет больших проблем, в крайнем случае, заставят жениться. А за роман и сношение с несозревшей малолеткой рискуешь на восемь лет загреметь в тюрягу. Не помогут слезы, стоны и заверения о том, что все произошло по взаимному желанию и согласию, мол, простите за любовь с первого взгляда или бес попутал.
— С Аней у меня будут серьезные отношения, в обиду ее не дам,— заверил Василий. — Дождусь, когда ей исполнится восемнадцать и тогда наверстаем упущенное.
— Запретный плод слаще. Особенно весной, когда бурлят гормоны, то оба не устоите перед страсть, желанием насладиться друг другом,— усмехнулся Заноза.— Недаром в таких ситуациях говорят, что зарекался кувшин по воду ходить.
— После застолья меня осенила гениальная идея. — сменил тему разговора ефрейтор. — Товарищ сержант, разрешите доложить?
— Выкладывай, что на тебя нашло после дегустации? — снисходительно, пребывая в статусе «деда», разрешил Кирилл.
— Правда, ловко получилось с починкой радио? Накормили до отвала и еще дали вина и закусь на посошок. Порадуем ребят трофеями.
— Да, лафа подвалила, — согласился сержант. — За десять минут работы щедро угостили. Не тяни кота за хвост, излагай свою идею?
— Суть ее в том, чтобы незаметно забраться на столб и отключить радио или телефон, а потом через час-другой появится на улице со стальными когтями за спиной, — сообщил ефрейтор. — Жители обязательно, по примеру Дарьи Алексеевны, станут уговаривать, чтобы выявили причину и устранили повреждение. Молдаване и болгары — щедрые и поэтому без угощения не обойдется. Будем кататься, как сыр в масле, а точнее, в вине.
— Вася, у тебя не голова, а дом советов! — восхитился Заноза. — Будь моя воля, я бы тебе за сообразительность досрочно присвоил звание «младший сержант». Попробуем твою идею воплотить на практике. Одного, двух отключений за день вполне достаточно, чтобы нас угостили вином и сытно накормили.
В течение месяца, пока не произошла осечка, связисты пировали. Но однажды замешкались. После отключения радио от одного из домов с опозданием появились с когтями на улице. К тому моменту болгарка о замолчавшем приемнике сообщила на колхозный радиоузел. Прибывший мастер вскарабкался на столб и обнаружил свежий перекус проводов пассатижами. Сообразив, в чем дело, поинтересовался у хозяйки: «Кто-нибудь на столб недавно лазил?» «Да, — ответила она. — Рано утром видела двоих солдат. Тот, что поменьше ростом залез на столб, а высокий поджидал его внизу».
Об этом факте радиомастер доложил председателю колхоза. Тот позвонил комбату Сухареву и поведал, каким промыслом занимаются его подчиненные, назвал приметы. Подозрение пало на Занозу и Лобаня. Подполковник вызвал их в штаб и строго спросил:
— Зачем вы это сделали?
— Ради дружбы, общения с местным населением, — произнес сержант и для убедительности добавил. — Благодаря этому случаю, Вася познакомился с Аней.
— Да, красивая девушка, — подтвердил ефрейтор.
— Эх, вы, барыги, опозорили честь советского воина, — не внял комбат доводам подчиненных. — Отправил бы вас на губу, так пятно ляжет на весь батальон, но без наказания не останетесь. Стальные когти сдайте в каптерку старшине Гармашу…
— Как же без когтей по столбам лазить? — возмутился Заноза.
— На вас свет клином не сошелся, заменят другие связисты.
На комсомольском собрании с вымогателей сняли стружку, объявили выговор и о проступке поведали в стенгазете. Сухарев издал приказ, в котором разжаловал Кирилла в ефрейторы, а Василия — в рядовые.
С той поры прошло более полусотни лет, давно утрачены контакты ссослуживцами. Возможно, что связисты, в ту пору пострадавшие за предприимчивость, обрели успех в бизнесе, в той же мобильной связи, или являются удачливыми интернет-провайдерами?



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 25.11.2019 в 17:59
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1