Заложники Бахуса*


…На следующее утро, не заходя в служебный кабинет, я наведался в медвытрезвитель, одноэтажное здание которого находилось в ста метрах от ГОВД* на территории, примыкающей к центральному колхозному рынку Джанкоя.
За письменным столом сидел дежурный лейтенант Николай Шкиль и фельдшер Зинаида Кудря. Офицер резво поднялся по стойке «смирно» и доложил:
— Товарищ капитан, за время моего дежурства чрезвычайных происшествий не произошло, на вытрезвление доставлено 43 нарушителя общественного порядка.
— Вольно! — разрешил я и пожал руку офицеру. Втроем с фельдшером прошли по узкому коридору, с правой стороны которого были зарешеченные окна, а с левой — за дверьми со стальными решетками располагались палаты с топчанами, накрытыми зеленоватого цвета клеенками. На них, медленно отходя от алкогольного опьянения, возлежали пациенты. В спертом воздухе витал стойкий бражно-мочевой запах.
Вытрезвлению подлежали граждане, пребывавшие в средней и тяжелой степени опьянения. В трудовые коллективы о каждом из них поступала «телега» для порицания, разноса на товарищеских судах с лишением премий. Исправно действовала система непрерывной профилактики. Любителей «зеленого змия» загоняли в угол. У кого не доставало силы воли, чтобы самостоятельно избавиться от алкозависимости, получали путевку в ЛТП* или ИТК*. Тех, кто находился в легкой степени пития, после составления протокола, отпускали восвояси.
— Подъем, граждане алкоголики! — зычно приказал Шкиль. — Готовьтесь к рассмотрению дел.
В палатах зашевелились, загудели, словно в пчелиных ульях. Когда проходили мимо одной из палат, услышал истошный крик:
— Солнце никогда партизаном не было!
Следом прозвучал полусонный, недовольный окрик:
— Трофим, заглохни! Заберите психа, всю ночь не давал спать.
К решетке прильнул низкорослый мужчина с седой щетиной на лице и всклокоченной головой.
— Молчать, философ! — приказал лейтенант и повторил команду. — Подъем, гаврики!
— Почему называешь его философом? — поинтересовался я.
— Шибко сообразительный. Вчера я у него спросил, почему он не считает солнце партизаном? Услышал ответ — потому, что оно никогда не прячется от людей. А как же ночью? В то время не солнце, а мы от него прячемся, ответил Трофим.
Мы возвратились в переднюю часть здания, в кабинет начальника медвытрезвителя. К тому времени подошел и майор Владимир Недбай, как правило, участвовавший в «разборе полетов». Он, уступив мне кресло, присел сбоку стола.
— Начнем? — спросил лейтенант.
— Да, приглашайте, по одному, — велел я. В сопровождении Николая появился среднего роста, коренастый, ладно скроенный парень, лет двадцати от роду и представился:
— Центровой нападающий футбольной команды «Авангард» Леонид Ребров.
— Что же вас ничему не научила драматическая судьба талантливого футболиста Эдуарда Стрельцова? — упрекнул я его.
— Он пострадал из-за обвинений в изнасиловании, — взглянув исподлобья, ответил Леонид. — Подвел твердый характер, был самоуверенным, считал, что ему, как члену сборной команды СССР по футболу, все сойдет с рук.
— Да, ему инкриминировали изнасилование, — подтвердил я и заметил. — Но ведь все началось с застолья. Стрельцову, которого справедливо называли «советским Пеле», это стоило карьеры, а сборной команде и стране — утраченной спортивной славы. По какому поводу вы приложились к стакану?
— Выпили с приятелем за ничью 1:1, — ответил он. — Но она для нас равнозначна победе, ведь прежде «Титану» постоянно проигрывали.
— Поздравляю! Когда очередной матч?
— Через три дня.
— Дома или на выезде в гостях?
— На выезде, в Керчи товарищеский матч с командой «Океан».
— Сумеете ли к тому времени восстановиться?
— Я уже восстановился, — бравируя, произнес он. В этот момент раздался дробный стук в дверь кабинета.
—Войдите! — разрешил я. Дверь распахнулась, в помещение порывисто вошел мужчина выше среднего роста, крепкого телосложения, лет сорока от роду в темно-синем спортивном костюме с эмблемой команды «Авангард». «Наверное, собутыльник Реброва, прибыл на выручку», — подумал я.
— Главный тренер ФК «Авангард» Александр Григорьевич Захаров, — представился посетитель. Осуждающе взглянув на Реброва, продолжил. — Леонид —способный футболист, не хуже самого Валерия Лобановского подает закрученные угловые в ворота соперника. Но, к сожалению, идет на поводу у болельщиков, предлагающих выпить и закусить. Эта пагубная привычка не один спортивный талант погубила. Вы уже приняли решение? Что ему угрожает?
— Еще не принял, но он в течение короткого периода уже второй раз попадает на вытрезвление, — сообщил я. — По закону штраф в 45 рублей гарантирован. Кроме того, за неповиновение работникам милиции при задержании может быть осужден на 15 суток и направлен на общественные работы по уборке улиц и туалетов.
— Нельзя допустить, чтобы болельщики увидели своего кумира с метлой, — всполошился тренер. — Если арестуете Леонида на 15 суток, то он пропустит три матча. Команда без главного нападающего рискует скатиться на последнее место в турнирной таблице.
— Почитаю футбол, но это ваши проблемы, связанные с изъянами в воспитательной работе среди спортсменов.
— Товарищ капитан, «Авангарду» предстоит защищать честь Джанкоя в матче с очень сильной керченской командой «Океан», в составе которой выступает член молодежной сборной страны Юрий Аджем, — сообщил Захаров, — Ребров — наш лучший нападающий, через него реализуем все атакующие комбинации. Без Леньки команда обречена на поражение. Даже ничья для нас будет большим успехом.
В случае поражения тренерскому составу придется держать ответ не только перед дирекцией машиностроительного завода, но и перед руководством горкома партии и горисполкома. Вынужден буду назвать причину, по которой он не смог участвовать в матче. За арест нашего форварда достанется на орехи не только мне, но и вашему начальнику ГОВД Калачу.
Такой поворот событий меня озадачил, не было желания подставлять своего начальника, но все, же я упрекнул:
— Александр Григорьевич, это похоже на шантаж, угрозу стравить, поссорить горком партии и горисполком с милицией?
— Товарищ капитан, я никого не хочу подводить под монастырь, но у меня нет других вариантов, нет достойной, равнозначной замены для Реброва. Знаю, что ваше ФСО «Динамо» испытывает дефицит в спортинвентаре, в частности, не хватает мячей?
— Да, не хватает, — подтвердил Шкиль, входивший в футбольную команду ГОВД, — Нужны мячи, футболки, бутсы, трусы, гетры... Гражданин Ребров, в отличие от других пациентов, после вытрезвления вел себя смирно, не буянил, осознал вину.
— Глубоко осознал, — Леонид кивнул коротко остриженной головой.
— Бутсы, футболки, трусы и гетры не обещаю, а вот мячами поделюсь, — пообещал тренер. — Только отпустите форварда. Лично беру его на поруки.
— Хорошо, но нарушение не может оставаться безнаказанным, иначе будет соблазн для повторения, то есть рецидива, — сказал я и подписал протокол, определив штраф в 45 рублей, назидательно заметил. — Не забывайте о горькой судьбе Эдуарда Стрельцова. После отбытия в самые лучшие для спортсмена годы тюремного срока, он уже не смог достичь пика мастерства. Но все, же по славе не уступал лучшему голкиперу планеты Льву Яшину. Всему виной алкоголь, лишающий человека контроля над своими действиями.
— Вы правы, спасибо за доверие, — произнес Захаров и бросил строгий взгляд на футболиста. — Эх, Ленька, мотай на ус. Сколько ты мне нервов потрепал и крови испортил? Дождешься, что отправлю на скамью запасных или в дубль. Если не завяжешь с вредным пристрастием, то покатишься вниз по наклонной, загремишь в ЛТП.…
— Следующего раза не будет, — промолвил Ребров.
—Зарекался кувшин по воду ходить, — напомнил тренер и увел своего подопечного.
* Бахус — в древнегреческой мифологии, как и Дионис, бог виноделия.
* ГОВД — городской отдел внутренних дел.
* ЛТП — лечебно-трудовой профилакторий.
* ИТК — исправительно-трудовая колония.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 20.11.2019 в 08:57
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1