Пьеса на 10 человек Временно в адеквате


Пьеса на 10 человек Временно в адеквате
ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.
Пьеса на десять актёров «Временно в адеквате» Драматическая комедия на 10 человек в двух действиях.
Продолжительность 1 час 40 минут.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
ВРАЧ – женщина около 55 лет;
ДИНА – женщина около 55 лет, школьная подруга врача;
ЮЛИЯ – около 35 лет, мамочка Вики;
ВИКА – дочка Юлии, капризная, хитрая избалованная, около 10 лет;
ЖАННА – около 30 лет, мамочка Рудика;
РУДИК – сын Жанны, тихий заруганный мальчик, около 10 лет;
НЕЛЛИ – мамочка Марины, около 30 лет;
МАРИНА – дочка Нелли, обычный ребёнок, около 10 лет;
КИРИЛЛ – статный, обаятельный папа Димы, около 40 лет;
ДИМА – сын Кирилла, славный мальчуган, 8-9 лет.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Типичная обстановка государственной детской поликлиники.
Коридор, с мерцающей лампой дневного света. Замученная дверь в кабинет с большой криво прибитой цифрой «5». Над дверью висит плафон. Светится надпись «не входить».
Возле кабинета стоит только два стула для посетителей. Народу никого нет.
В помещение забегает Юлия, опасливо оглядываясь, тянет за руку ребёнка, который хнычет и упирается.
ЮЛИЯ: Вика, ну быстрей же. Вон (показывает на горящий плафон с надписью не входить), пока тележилась, уже кто-то проскочил. А мы жутко торопимся. Не забыла, что у тебя тренировка в три часа?
Мамочка открывает дверь в кабинет, заглядывает. Оттуда раздаётся дикий рык врача:
ВРАЧ (яростно):Дверь закрой...те, я вызову!
ЮЛИЯ (сурово): Мы на два пятнадцать!
ВРАЧ (яростно): Для кого надпись горит «Не входить»? А если бы у меня человек раздетый стоял? Мамаша, вы адекватная?
Юлия закрывает дверь с возмущённым видом.
ЮЛИЯ: Будешь тут адекватной... Ну что делать, придётся быть... придётся ждать.
ВИКА: Мам, ну я же болею. Какая тренировка-то...
ЮЛИЯ: Болеешь? Это будешь доктору рассказывать, как ты болеешь, а меня не проведёшь, я уже на эти грабли много раз наступала. Значит как вторник и четверг, то ты сразу болеешь, и что характерно, болезнь внезапно обрушивается на тебя в аккурат за несколько часов до хореографии.
Вика дуется, молчит.
ЮЛИЯ: Так что? Ты всё-таки болеешь или мы идём на тренировку? Или идём сначала к доктору, а уже потом после разоблачения на тренировку?
ВИКА (искренне возмущаясь): Мне кажется, ты меня в чём-то подозреваешь.
ЮЛИЯ (подыгрывает): Что ты, доченька, как ты могла подумать такое обо мне... Я свято верю в то, что бывают в жизни такие вот совпадения. По крайней мере, ни у кого никогда не было, а у тебя вот случилось.
ВИКА: Сама не понимаю, что происходит. Вот прямо как тренировка, так такая ломота нападает. Прямо крутит всю (показывает, как крутит), знобит, выворачивает. В горле свербит, в носу хлюпает, в ухе стреляет, в коленке хрустит, в боку щемит.
ЮЛИЯ: А голова?
ВИКА: Болит!
ЮЛИЯ: А вот тут вот (показывает), под лодыжкой?
ВИКА: Болит!
ЮЛИЯ: Левая кисть (поднимает левую руку)?
ВИКА: Висит как плеть (показывает)!
ЮЛИЯ: Ну и конечно болит попа...
Дочка задумывается...
ВИКА: Попа? Нет, с попой всё в порядке, она не болит.
ЮЛИЯ (на полном серьёзе): Не болит? Точно?
ВИКА: Абсолютно!
ЮЛИЯ: Значит, сейчас будет болеть!
Начинает хлестать дочку сумочкой по мягкому месту.
Бегают по сцене, Вика пытается увернуться, кричит, мама её настигает, завершая свои наводки в цель.
Открывается дверь кабинета, оттуда выглядывает суровая врач в медицинском халате.
ВРАЧ (грубым возмущённым голосом): Потише можно? Здесь люди работают! Я из-за вас не могу услышать что там, в лёгких у человека происходит! Даже дыхания не слышу, так визжите.
Врач захлопывает за собой дверь.
Мамочка, пользуясь случаем, пока дочка отвлеклась ещё пару раз бьёт её сумочкой по известному месту.
Слышен нравоучительный властный голос Жанны за сценой.
ЖАННА (поучительно): Вооот! Это правильно! Детей воспитывать нужно!
Жанна выходит на сцену, за руку ведёт затюканного мальчишку.
ЖАННА: В ежовых рукавицах их держать надо с самого малолетства, а иначе распустятся, потом уже поздно будет.
Жанна подходит к кабинету, открывает дверь, заглядывает туда.
Из кабинета слышен рык врача:
ВРАЧ (яростно): Дверь закройте, я вызову!
Сын Жанны вздрагивает от такого яростного крика.
Дамочка закрывает дверь, скептически оглядывает коридор, останавливает взгляд на мамочке с ребёнком.
ЖАННА (деловито): Тоже в пятый?
ЮЛИЯ: Да! Я вот так тоже заглянула, так меня неадекватной назвали!
ЖАННА (деловито): Не адекватной?
ЮЛИЯ: Да!
ЖАННА: Это ещё терпимо. За мной будете!
Жанна проходит по-хозяйски и садится на ближайший к кабинету стул.
ЮЛИЯ (возмущённо): Это с какой такой стати? Вы пришли после меня, а лезете вперёд?
Жанна смотрит на Юлию как на пустое место.
Юлия возмущённо смотрит на хамоватую посетительницу, обращается к своему ребёнку:
ЮЛИЯ: Викуль, иди пока порисуй вон там, видишь стол, стульчики, карандаши там какие-то бумага. Займись пока чем-нибудь, пока ждём. Я тебя позову, когда будет пора идти.
Вика уходит со сцены.
Жанна смотрит в след девочке, обращается к сыну.
ЖАННА: Рудик, девочка вон видишь пошла куда? За ней следом шагом марш! Займись тоже делом, мама позовёт.
Рудик уходит вслед за Викой.
Юлия берёт свободный стул и переставляет его ближе к двери, сама на него садится.
ЖАННА: Что? Умная самая? Я по записи, сейчас моё время! Сказала же, за мной будешь!
ЮЛИЯ: Я, между прочим, тоже по записи на два пятнадцать! У вас на сколько?
ЖАННА: На два тридцать!
Жанна показывает наручные часы Юлии.
ЖАННА:Время умеешь определять? Сколько показывает?
Юлия смотрит на часы.
ЮЛИЯ: Ну, два тридцать, и что?
ЖАННА:А то! Моё время, значит, я и пойду! Если ты своё время прокуковала, это не значит, что из-за тебя должна сбиваться вся очередь!
ЮЛИЯ: Ничего я не прокуковала! Я пришла вовремя! Просто когда я пришла, там уже было занято. До сих пор вон сидит человек там, не выходит.
ЖАННА (равнодушно): Не мои проблемы.
ЮЛИЯ: Я не буду с вами тут спорить. Сейчас человек выйдет, я пойду.
ЖАННА (грубо): Я пойду!
ЮЛИЯ: А вот посмотрим!
ЖАННА: Посмотрим!
ЮЛИЯ: Посмотрим!
ЖАННА: Посмотрим!
На сцену выбегает заполошная мамаша - Нелли. Тянет за руку девочку. Не обращает никакого внимания на сидящих у кабинета людей. Пробегает к кабинету, открывает дверь и заталкивает туда своего ребёнка.
ВРАЧ (яростно): Дверь закройте! Я вызываю!
НЕЛЛИ: Я только спросить!
ЖАННА (возмущённо): Эээээ, ЭЭЭэээ!
Жанна встаёт, вытаскивает за шкирку из кабинета Нелли.
НЕЛЛИ: Мне только спросить! Что вы себе позволяете!
ЮЛИЯ: Тут всем только спросить. В очередь - мамаша! Ждите!
Нелли осматривается, понимает, что трюк не удался.
НЕЛЛИ: Хорошо..., я за кем тогда буду?
ЖАННА и ЮЛИЯ (хором): За ней!
Показывают друг на друга пальцами.
НЕЛЛИ: Не поняла!
ЖАННА и ЮЛИЯ (хором): Я первая иду, она вторая, вы – третья!
Нелли вытягивает лицо, примерно понимает, что происходит в очереди, решает не лезть на рожон.
НЕЛЛИ: Так, хорошо, вы тогда между собой определяйтесь, я в любом случае иду, выходит, третей. Мариночка (обращается к дочке), иди вон туда с ребятишками, порисуй пока что-нибудь, мы ещё не скоро попадём к доктору.
Марина уходит вслед за детьми.
ЖАННА (Юлии): Я следующая пойду!
ЮЛИЯ: Только сунься!
ЖАННА: И что ты сделаешь?
Юлия злобно смотрит на Жанну, потом молча открывает сумочку, достаёт из неё перцовый баллончик, берёт его со знанием дела в руку, наводит на Жанну.
ЖАННА: Это что? Перцовый баллончик? Как говоришь, врач тебя назвала?
Жанна поворачивается к Нелли.
ЖАННА (спокойно, как будто ничего не произошло): За мной будете!
НЕЛЛИ (опасливо глядя на баллончик):Поняла – поняла.
В слезах прибегает на сцену Рудик, бежит к мамочке – Жанне.
РУДИК: Мама, у меня вон та девочка карандаш забрала!
ЖАННА: Карандаш забрала? Вот гадина. Какая говоришь девочка?
РУДИК: Вон та (показывает пальцем в сторону детей), кажется, Викой представилась.
ЖАННА (встаёт со стула):Викой? Ну, сейчас я ей устрою. Так, девки, Вика, вон та пигалица длинноносая, чья дочь?
ЮЛИЯ (направляя баллончик на Жанну): Ну, моя!
ЖАННА (садится обратно на стул): Хорошая девочка, симпатичная. Вы с ней помягче, что же так ребёнка по попе сумкой. Ребёнок ласку любит. (Обращается к сыну) Иди, Рудик, (кричит) иди, рисуй, сказала! Возьми другой карандаш, там много вон на столе валяется. Не ругайся с девочками (грубо) и не ябедничай мне тут.
Шлёпает по попке Рудика, он убегает со сцены обратно к ребятишкам.
Жанна миролюбиво улыбается, глядя в сторону детей.
Обращается к Юлии.
ЖАННА: Дети, что поделаешь. Сами такими были.
ЮЛИЯ: Ну да. (Поворачивается в сторону детей, кричит дочери грубо) Вика! Ну-ка вернула карандаш мальчику и чтобы больше не забирала!
ЖАННА: Да ладно, ладно, чего, пусть рисует девочка. Хорошая девочка. От моего не убудет.
Нелли томится в ожидании, не находит себе места. Пытается присесть на корточки, облокотиться на стену, всё неудобно, в итоге опять встаёт.
НЕЛЛИ: Я не поняла, что на всё детское отделение всего два стула что ли?
ЮЛИЯ: Видимо да. Да чего вы удивляетесь. В наших клиниках, тем более в государственных учреждениях... Скажите спасибо, что хоть два стула поставили.
НЕЛЛИ: Вам легко говорить, Вы сидите! А я с самого утра на ногах, ни на минутку не присела. Знаете, как уже хочется куда-нибудь приземлиться.
ЖАННА: Безвыходных ситуаций не бывает, (поворачивается к Юлии) правда подруга? Если хочется сильно приземлиться – приземляйся, пол большой, места много.
Нелли озадаченно смотрит на мамаш, брезгливо оценивает пол.
НЕЛЛИ: Я вообще-тонадеялась, что мне кто-нибудь из вас уступит место. Ведь вы уже пойдёте скоро, там в кабинете посидите ещё, да и здесь вон сколько уже сидите, а мне ещё долго тут.
ЮЛИЯ: Ничего, я скоро уже пойду в кабинет, вот вы как раз моё место и займёте. Посидите, отдохнёте. Проблемы тут не вижу.
Со стороны детей раздаётся рёв.
Юлия соскакивает с места.
ЮЛИЯ: Боже мой, Вика, ну как ты так неудачно-то...
Юлия убегает к детям.
Нелли крадучись пробирается и садится на освободившийся стул.
НЕЛЛИ: Оооооооооой (вытягивает ноги) как хорошо-то сразу стало...
ЖАННА: Да... В такие моменты понимаешь, как мало надо человеку для счастья. Пришла домой с мороза – а там тепло. Счастье?
НЕЛЛИ: Ну да. Или когда из театра после спектакля бежишь в туалет и прибегаешь первой, пока ещё нет очереди. Это такое счастье!!!
ЖАННА: Оооо... да... Правда, это счастье почти несбыточное. Почти всегда найдётся какая-нибудь дрянь, которая успевает примчаться вперёд.
НЕЛЛИ: И не одна!
ЖАННА: Вот! Что довольно обидно. И главное смотришь, в мужском - так свободно. Они ходят себе спокойно туда-сюда, заглядываешь, пока дверь открыта, а там мест свободных полно. Так мужикам завидуешь, им вообще по жизни проще. А у тебя пятнадцать тел впереди, и всем плевать, что уже в ушах булькает. Как хочешь, так и выкручивайся...
НЕЛЛИ: Да как хочешь? В нашем случае всё как всегда. Терпи...
ЖАННА: Вот. Это ты подруга в точку. Второе имя каждой девушки – это терпение. Сколько нам по жизни приходится от них терпеть...
НЕЛЛИ: Ой, не говори. Перед тем как получить хоть чуточку тепла столько приходится страдать.
ЖАННА: Приходится. И что интересно, каждый раз на одни и те же грабли!
НЕЛЛИ: ДА!
Смеются.
ЖАННА: Но разговор-то всё-таки за счастье начинался. Так вот, когда эти «грабли» не отравляют нам жизнь, или хотя бы отравляют не сильно, то это тоже большое счастье. Не так ли?
НЕЛЛИ (обдумав, соглашается): Счастье. Но эти «грабли» ведь умеют не только жизнь отравлять. Вот, когда в автобусе битком набитом едешь, и тебе мужчина место уступает. Это же тоже счастье!
ЖАННА: О, ещё какое. Особенно, если около этого мужчины стоит несколько девушек, а он уступает место именно тебе, это вообще экстаз.
Смеются.
НЕЛЛИ: Нет, я бы тут всё-таки разделила. Когда мужчина уступает место, то это счастье. А вот когда ты видишь на себе свирепые завистливые взгляды других дам, что место уступили именно тебе, вот это уже экстаз!
Обе смеются.
ЖАННА (протягивает по-мужски руку): Жанна!
НЕЛЛИ: Нелли! (протягивает руку в ответ).
Жмут неумело руки, улыбаются друг другу.
Возвращается Юлия, видит, что её место заняли, ставит руки в бока, недовольно смотрит на Нелли.
ЮЛИЯ: Что-то тут я смотрю сильно весело. У меня девчонка лоб расшибла, а они ухмыляются?
НЕЛЛИ: Да мы вообще не по этому поводу смеёмся. У нас тут диспут про мужиков зашёл.
ЖАННА (поправляет Нелли): Про счастье!
Нелли смотрит на Жанну, кивает неопределённо головой.
НЕЛЛИ: Про мужиков и про счастье. Где об этом ещё поговорить как ни в детской поликлинике.
ЖАННА: Во-во...
Нелли и Жанна смеются.
Юлия неодобрительно качает головой, со всей накопленной обидой подходит к двери кабинета, стремительно дёргает за ручку.
ЮЛИЯ (воинственно): Так, ну, сколько уже можно там сидеть?
Дверь неожиданно распахивается и бьёт по лбу Юлии. Из кабинета выбегает с весёлым смехом Дина, вслед за ней весёлая смеющаяся женщина врач.
Юлия падает на пол, теряет сознание. К ней прибегает её дочка Вика, садится на коленки, гладит маму по голове.
ВИКА (негромко, её едва слышно на фоне смеха выходящих из кабинета женщин): Мама, мамочка, мама...
ДИНА (весело смеясь): Я выиграла! Говорила, что они не выдержат и заглянут! (укоризненно обращается к сидящим на стульях девушкам) Девки, сколько можно сидеть? Ну, у вас и выдержка. Я уже думала, что проиграю спор. Я бы уже десять раз заглянула, разнесла бы тут всё к чёртовой матери, но на приём попала. А вы сидите... Эх, не то поколение растёт, нет в вас стержня, что было в наше время.
ВРАЧ (обращается к подруге): Да, Дина, уговор есть уговор. Кагор в следующий раз с меня.
ДИНА: Два! (Показывает два пальца) Мы на два пузыря спорили.
ВРАЧ: Ну, два, два... Всё, иди уже, мне работать надо. Кто следующий?
Врач осматривает корридо и обращает внимание на лежащую Юлию и плачущего рядом с ней ребёнка.
ВРАЧ: Ага. Это, следующий пациент, как я понимаю (смотрит на Юлию). Дина погоди, не уходи. Давай-ка подсоби. Затащим тело в кабинет вместе.
Дина и врач за руки и за ноги затаскивают Юлию в кабинет, ребёнок заходит вместе с ними.
Дина выходит, закрывает за собой дверь, обращается к сидящим девушкам.
ДИНА: Фух... (вздыхает). Что с девчонкой? Нервы? Или кислородное голодание? Душновато тут что-то. Давно лежит?
ЖАННА: Так это вы же её...(передумывает объяснять). Да, кислородное голодание, похоже. Буквально перед вами упала незадолго. Она вообще какая-то странная девушка. Не адекватная, похоже.
ДИНА: Да ладно, кто сейчас адекватный в наше время. А обморок, это не страшно. Сейчас её подруга откачает.
НЕЛЛИ: Подруга? Простите, а вы по какому вопросу приходили к врачу? Где ваш ребёнок?
ДИНА: Мой ребёнок в Лос-Анджелесе, строит карьеру. А мамка тут с тоски помирает. Вот заглянула к школьной подруге, разбавила часок.
НЕЛЛИ: Нифига себе. Здесь люди сидят ждут, торопятся, а они там болтают, вспоминают школьные годы?
ДИНА: А что такого? Знаешь, девочка, с высоты своего опыта могу сказать, что вся та суета, которая сейчас для тебя очень важна, это всё пшик. Затянувшийся пшик, который не имеет никакой весомой ценности в жизни.
НЕЛЛИ: Что? То есть то, что я беспокоюсь о своём ребёнке, что хлопочу о своей девочке, привожу к врачу, когда она болеет – это всё не важно? Это пшик?
ДИНА: Я не об этом. Заботиться надо, обязательно надо. Я говорю о тех спешках, о тех крысиных бегах, в которых вы все участвуете. Ведь вы же вечно куда-то торопитесь, куда-то спешите. По головам друг друга скачите в своих призрачных мечтах. Что я не знаю? Сама такая была.
ЖАННА: Оно и видно. Наглости вам не занимать. Вы там, кажется, о чём-то спорили? Точнее о ком-то. О нас, верно? Людях сидящих за дверью, ожидающих помощи. Вы там сидите, развлекаетесь, задерживаете без дела очередь, врача, а потом начинаете нас же и учить жизни? Идите, женщина, идите. Тут и так душно.
ДИНА: Ну-ну... Ладно. Чего с вами трепаться. Каждый человек привык свои шишки набивать, советов слушать мы не любим. Давайте – давайте...
Дина начинает уходить.
Открывается дверь кабинета, оттуда выходит Юлия, голова её подвязана, держит за руку ребёнка.
Дина резко оборачивается, взмахивает руками.
ДИНА: Тьфу, ёлки... Про огурцы-то я забыла рассказать!
Дина отталкивает в коридор выходящую Юлию, пихает начинающую вставать с места Жанну, она падает обратно на стул.
Дина заскакивает в кабинет, громко хлопнув при этом дверью.
ЖАННА (обращается ко всем): Вы это видели? Во баба. Ни стыда, ни совести, зато напористость... можно позавидовать.
НЕЛЛИ: Да... попадаются ещё экземпляры совкового застоя. Ни говорить толком не умеют, ни образования, ни жизненных достижений, а всё думают, что самые умные.
Юлия стягивает повязку с головы, проверяет шишку, начинает одевать ребёнка.
ЮЛИЯ (Нелли): Я в данной ситуации больше всех пострадала. В наших поликлиниках похоже по-другому на приём и не попадёшь, только вперёд ногами. Но, тем не менее, я скажу слово в защиту того, кого ты называешь экземплярами совкового застоя.
НЕЛЛИ: Так чего тут говорить-то? Ситуация сама за себя всё показала.
ЮЛИЯ: Я не знаю, что тебе показала эта ситуация, но я точно знаю, что не стоит всех ровнять под одну гребёнку. У меня очень много знакомых, подруг матери, друзья отца, люди, которых я очень уважаю, и поверь есть за что. Ты говоришь, что у них нет каких-то личных достижений, что говорить толком не умеют? Да, не гнались раньше люди за деньгой так, как это происходит повсеместно сейчас. Наши деды и отцы жили идеей, страну нашу строили и подымали из руин после Второй Мировой. У меня папка на заводе вкалывал не из-за того, что такой тупой, он своё дело знал так, что к нему из-за границы приезжали стажироваться.
Дядька мой, кооператив создал. Бизнесмен, по-нашему значился. Так и он за выгодой не гнался, машину покруче не искал, как все на автобусе ездил. У него другие стремления были. Он детским домам помогал. К новому году ребятишкам игрушки привозил, одежду, тряпки разные. Возьми дедов наших, там образование у них было у кого три класса, у кого пять. Редко когда девять классов кто заканчивал. Да, профессура тоже была, но основной пласт - работяги. Поспаивали народ конечно сильно, не спорю, но пили-то люди не от того что ума не хватало бросить дурную привычку, а от того, что в себе всю боль минувшего несли, её и пытались заглушить. За будущие поколения переживали. Для страны старались.
Юлия с презрением смотрит на Нелли, обращается к ней.
ЮЛИЯ: Вот тебе, сколько... лет двадцать пять? Тридцать? Ты для своей страны что сделала?
Нелли молчит.
ЖАННА: Так, девочки, давайте как-то развеем, тут и так тоскливо, сидишь, ждёшь у моря погоды, лезут вон (указывает на дверь)... Я понимаю, все мы немного взвинчены, тут конечно никаких нервов не напасёшься, но надо как-то развеять, развеять... Давайте адекватно относиться к ситуации, без острых разговоров.
ЮЛИЯ: Ну, вот вы тут развеивайте, практикуйтесь в адекватности, а мы пошли.
Юлия поправляет у ребёнка вещи, закидывает сумочку на плечо и направляется к выходу.
Навстречу ей выходит статный, видный с военной выправкой и очаровательной улыбкой мужчина - Кирилл, он ведёт за руку сына - Диму.
Лицо мужчины светится благородством, спокойствием. Он приветливо и нежно улыбается.
Останавливается в коридоре, оценивает обстановку.
Мамочки не сводят с него взгляд, который полностью прикован к объекту.
Неслабый интерес и симпатия читается в глазах каждой мамочки.
Юлия останавливается, пройдя мимо мужчины. Она не хочет уходить. Но не находит предлог чтобы остаться. Она пленена, ждёт развития событий.
***
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КИРИЛЛ: Здравствуйте, милые дамы. Всем приятного настроения, что, наверное, не так просто даётся в стенах заведения подобного типа.
Девушки выдыхают. На их лицах появляются очарованные улыбки.
КИРИЛЛ: Я так понимаю, все в пятый кабинет?
ЖАННА, НЕЛЛИ (хором, нежно): Да!
КИРИЛЛ: Замечательно. А кто крайний?
Нелли поднимает руку, как школьница. Глаза её выражают взгляд котёнка, который просится на ручки.
Кирилл замечает её, приветливо улыбается Нелли.
КИРИЛЛ: Понял, отлично, я тогда за вами буду.
НЕЛЛИ (ласково):Хорошо.
Кирилл подходит ближе к кабинету, смотрит, где бы притулиться, дамы наблюдают за ним.
КИРИЛЛ: Хм... забавно. Сесть-то и некуда. Но ничего.
Мужчина садится на корточки и к себе на одно колено сажает ребёнка.
Дамы наблюдают за тем как лихо мужчина решил вопрос сидений.
ЖАННА: Ой, какой хороший мальчик. А как зовут?
КИРИЛЛ: Это вы сейчас о ребёнке или обо мне?
Дамы начинают по-дурацки смеяться все разом, стараясь произвести большее впечатление на мужчину.
КИРИЛЛ: (улыбается): Меня - Кирилл, а парня – Дима.
ЖАННА: Очень приятно, я - Жанна, у меня тоже сынишка, Рудик.
Жанна кричит сыну, машет ему рукой.
ЖАННА: Рудик, сыночек, иди сюда, посмотри какой мальчик хороший, Дима. Иди скорее познакомься. (Обращается к сыну Кирилла) Димочка, привет, я тётя Жанна. Что у тебя случилось такое? Заболел?
Приходит Рудик, смотрит на Диму неприятельским, насупленным взглядом.
ЖАННА (сыну): Ну-ка руку протянул, как мужики здороваются. Протянул руку сказала!
Рудик протягивает руку. Дима протягивает в ответ.
Нелли зовёт свою дочку
НЕЛЛИ: Мариночка, доченька, беги скорей сюда, иди с мальчиком познакомься.
Прибегает Марина с карандашами в руке.
НЕЛЛИ (обращается к Кириллу): Я - Нелли, а доченьку мою Мариной зовут, будем знакомы.
КИРИЛЛ: (улыбается): Очень приятно, будем знакомы.
Дети стоят, переглядываются. Марина и Рудик убегают опять рисовать.
Юлия смотрит на всё это дело, берёт дочку за руку, возвращается к кабинету.
ЮЛИЯ: А меня Юлей зовут, дочку - Викой.
КИРИЛЛ: Будем знакомы, Кирилл, Дима (указывает на сына).
ЖАННА (Юлии): Я не поняла, а ты чего вернулась-то? Вас же уже приняли? Вроде уже ушла, опять нарисовалась.
ЮЛИЯ (не сводя взгляда с Кирилла): Да, я вспомнила, что ещё там нужно кое-что уточнить. Но я в порядке общей очереди. Я за вами, Кирилл, буду. Хорошо?
НЕЛЛИ (возмущённо): Да не надо тебе занимать. Иди передо мной, я пропущу, тебе же ненадолго.
ЖАННА: Да ну что мы, не люди что ли. Иди передо мной. Сейчас прямо и заходите с Викой, эта тётка выйдет из кабинета и сразу заходите, мы подождём (обращается к Нелли). Подождём ведь, правда?
НЕЛЛИ: Конечно, о чём разговор. Иди первой, Юлия, сейчас, кстати, всё ещё твоя очередь.
ЖАННА: Кстати да!
ЮЛИЯ (не сводя взгляда с Кирилла): А, да нет, девочки, спасибо, я подожду. Мы не торопимся.
ВИКА: Мам? Мне же на тренировку?
ЮЛИЯ: А.... всё равно уже опоздали. Теперь спешить некуда. А вообще знаешь что? Иди-ка ты дочка домой, я сама зайду, чтобы спросить у врача, тебе для этого здесь быть необязательно. Иди домой, займись пока уроками, а я тут ещё долго, вон видишь, две тёти и (нежно) мужчина.
ВИКА: Правда? Круто. Ну, всё, я тогда домой.
Вика радостная убегает со сцены.
ЮЛИЯ (жалостливо, поглядывая на Кирилла): Да... а сесть-то и, правда, некуда.
Юлия мостится, привлекая внимание мужчины, показывает всем своим видом как ей неудобно и как безвыходна её ситуация.
КИРИЛЛ: (глядя на манёвры Юлии, обращается к ней): Ей богу больно смотреть на виши скитания, я бы и рад вам что-то предложить, да кроме второго колена предложить нечего.
Мамочки смеются, оценив шутку. Юлия смеётся громче всех. Смех стихает.
ЮЛИЯ (серьёзно): Я согласна.
Юлия подходит к опешившему Кириллу и садится ему на второе колено рядом с Димой.
ЮЛИЯ (играючи обращается к Диме): Привет! Мы теперь соседи! Как дела?
ДИМА: Нормально, тёть Юль. А у вас как дела?
ЮЛИЯ (восторженно): Запомнил! Он меня запомнил! Как приятно. Ой, у меня хорошо. Дочку вот выписали и ты скоро поправишься. Что у тебя случилось?
ДИМА: Горло болит.
КИРИЛЛ: Гнойная ангина!
Юлия соскакивает с колена как ошпаренная и отбегает подальше, прячась за Нелли и Жанной.
Все мамочки показывают волнение и опасение, глядя на Диму.
ЮЛИЯ: Она же заразная!
КИРИЛЛ: Да пошутил я. Мороженного на выходных с ним переели. У самого вон тоже голос сел (прокашливается).
Мамочки неопределённо смеются прерывистым, неестественным смехом.
ЖАННА (Кириллу): А что же вы сами с ребёнком в поликлинику, почему не жена?
Остальные мамочки показывают неподдельный интерес к ответу мужчины.
КИРИЛЛ: А что такого? Мужчинам разве сюда нельзя?
НЕЛЛИ: Да нет, почему же. Можно, конечно. Просто, не так часто здесь мужчины встречаются. Обычно мамы детей водят на приём. Да и вообще в целом детьми больше мамы занимаются обычно. Нет?
Кирилл снимает с колена сына.
КИРИЛЛ (сыну): Иди, Дима, порисуй пока там с Мариной и Рудиком.
Мальчик уходит.
КИРИЛЛ (печально): Обычно... Обычно, пожалуй, что да. Но у меня жены нет. Умерла при родах.
НЕЛЛИ, ЖАННА, ЮЛИЯ (вместе испуганно прикрывают рукой рот): Ах!
Открывается дверь кабинета, оттуда выходит довольная Дина.
ДИНА: Ух, ну всё, вроде обо всём поговорили, теперь долго не приду.
Жанна подпрыгивает с места, панически с надеждой обращается к Дине.
ЖАННА: Как обо всём? Совсем обо всём? И про огурцы и про помидоры и про весь урожай?
ДИНА (довольно): Да!
ЖАННА: И что и про семена и про озимые?
ДИНА (довольно): Да!
ЖАННА: А про пенсии?
ДИНА (довольно отмахивается рукой): Тоже!
ЖАННА (с последней надеждой): А про внуков?
Дина задумывается. Лицо её выражает смятение и хитрую улыбку.
ДИНА: Вообще-то не хотела говорить, внучка у меня вот-вот должна родиться. Ай, ладно, была, не была.
Дина затейливо машет рукой и возвращается в кабинет.
ЖАННА (Кириллу): И что же вы вот так всё это время сами? Один?
КИРИЛЛ: Да нормально, привык уже. Поначалу было конечно сложно, но это и хорошо. Отвлекало от потери. Потом всё как-то более-менее устаканилось, улеглось. Димка у меня почти не болеет, крепкий парень. Он молодец.
ЖАННА (сочувственно): Боже мой, боже мой, боже мой...
НЕЛЛИ: Простите, а кем вы работаете?
КИРИЛЛ: Лётчиком был, пока не случилась трагедия. Потом пришлось уйти. Посвятил всего себя сыну.
ЮЛИЯ: А как же вы...
КИРИЛЛ: На что жили?
ЮЛИЯ: Да!
КИРИЛЛ: У лётчиков достаточно высокая зарплата. Я успел отработать десять лет, скопил неплохую сумму. Планировал купить виллу в Испании и перевезти туда семью, но не пришлось. Вот на эти средства и жили с сыном. Я тогда удачно успел в доллары вложиться, курс вырос и сумма удвоилась. Всё не просто так в нашей жизни, как-то всё предрешено как будто. А может и не предрешено, но предусмотрено – это точно.
ЮЛИЯ, ЖАННА, НЕЛЛИ (хором): Даааа...
НЕЛЛИ: По поводу предрешено или предусмотрено... я вот тут подумала. (Обращается к Юлии) Ты говоришь, что твой дядька игрушки в детские дома покупал.
ЮЛИЯ: Покупал. И игрушки к новому году и вещи кое-какие привозил. А к чему ты это сейчас вспомнила?
НЕЛЛИ: Да ты тут спрашивала, что я сделала для своей страны. Так вот я умудрилась не сдохнуть в этом бардаке,ивыжить!
ЮЛИЯ: Велика заслуга. Ты так говоришь, потому что тебе не с чем сравнить. Неужели не разговаривала со своими родителями, с дедом, бабушкой, как им приходилось?
НЕЛЛИ: Да в том-то и дело... Не с кем было разговаривать... Детдомовская я.
Играет печальная тихая музыка.
НЕЛЛИ: Высоким моралям особо нас не учили. Меня с рождения учили только одному искусству, искусству выживать. Благодарность у нашего брата выводится из организма после первых нескольких ночей в приюте.
ЮЛИЯ: Извини. По тебе так и не скажешь. Выглядишь вполне прилично. Образованной, ухоженной...
НЕЛЛИ: Сама себя такой сделала. Долго к этому шла и я всё ещё в пути...
Мамочки опускают взгляды.
НЕЛЛИ (Юлии): Так в какой, говоришь, детский дом твой дядя игрушки-то привозил?
ЮЛИЯ (едва не плача): Я, честно говоря, не знаю. Не интересовалась особо.
НЕЛЛИ: А какой он твой дядя? Опиши его?
ЮЛИЯ: Ну, сейчас-то уже он лысенький, но борода осталась, как и носил в молодости. Так и не изменил своим принципам.
НЕЛЛИ: А борода рыжая?
Юлия смотрит на Нелли недоверяющим взглядом.
ЮЛИЯ:Рыжжжая...
НЕЛЛИ: Высокий такой. В плаще с подорванным карманом?
ЮЛИЯ: Неееет. Нет. Нет. Этого не может быть. Я не верю. У него действительно был подорван карман немного, и он не давал жене его зашить. Потому что порвал этот карман один ребёнок в детском доме. Вцепился, не хотел отпускать. Просился с ним. А дядя не мог взять к себе, своих детей хватало, да и жена была против, но как память, он этот карман не зашивал.
НЕЛЛИ: Этот карман ему порвала одна девочка... Это была я...
Нелли и Юлия подходят друг к другу, стоят, смотрят в упор, глаза наполняются слезами. И вдруг они в резком взаимном порыве обнимаются, прижав, друг дружку в крепких объятиях.
Звучит кульминационный момент в музыке, погромче. Музыка играет, музыка стихает.
Открывается дверь в пятом кабинете, выходит Дина, точнее её выталкивает врач.
ВРАЧ: Так, всё хватит. Кто у нас следующий там? Заходите.
Нелли и Юлия отпускают друг друга.
ДИНА (врачу): Ну чего ты, ещё чуть-чуть бы подождали, и ломанулись бы наверняка!
ВРАЧ: Хватит забавляться. 1:1. Так что кагор с половины берём. Всё, иди, работать тоже надо иногда. (Поворачивается к пациентам) Следующий, заходите!
Дина уходит, Жанна зовёт Рудика, тот прибегает и они скрываются в кабинете вместе с врачом.
КИРИЛЛ: Пойду, посмотрю, как там дети...
Кирилл уходит.
Нелли и Юлия садятся на стулья.
НЕЛЛИ: Можешь организовать нам встречу с твоим дядей? Хочу его увидеть и обнять.
ЮЛИЯ: Конечно, он будет счастлив!
НЕЛЛИ: Только жене его ничего не говори об этом...
Юлия смотрит на Нелли с непониманием.
НЕЛЛИ: Нет-нет, я ничего такого не имею ввиду. Просто, ты сама говоришь, что он не взял меня тогда из-за жены, она была против. Я думаю, она не оценит моего порыва увидеться с человеком вселившим веру в лучшее не только в меня.
ЮЛИЯ: Да... пожалуй, ты права. Ей лучше не знать. В данном случае меньше знаешь – крепче спишь. Тем более ещё надумает себе что-нибудь. Она под старость лет вообще стала какой-то нервной.
НЕЛЛИ: Знаешь, нам те подарки были так важны.
Юлия понимающе кивает головой с нежной трепетной улыбкой.
НЕЛЛИ: Мы все очень ждали, что придёт добрый дяденька и что-то сделает для нас просто так. У нас ведь всё было поставлено на выгоду. Хочешь лишний кусок хлеба – можешь его получить, но взамен что-то придётся отдать. А-то и просто так заберут на правах сильного. А тут появлялся такой... другой человек. От него прямо добром веяло. Я до сих пор помню его улыбку. Он стоял так немножко поодаль и наблюдал за тем, как дети разбирают игрушки. И так приятно, нежно и тепло улыбался. Вот тогда-то я и рванула к нему, потому что почувствовала, что такого человека в жизни может быть никогда больше и не встречу. Конечно, я хотела, чтобы он стал мне отцом, но понимала, что вряд ли моё желание сбудется. Карманчик я тогда ему подорвала...
Юлия нежно обнимает Нелли.
Дверь в кабинет открывается, выходит довольная Жанна с сыном, прощаются, уходят. Выглядывает из кабинета врач.
ВРАЧ: Следующий, пожалуйста.
Врач закрывает за собой дверь.
НЕЛЛИ (Юлии): Пойдёшь?
ЮЛИЯ: Да нет, мне туда, в общем-то... Запиши мой номер телефона. Позвони, как освободишься. Я организую вам встречу с дядей. Обещаю!
Мамочки обнимаются напоследок, Нелли зовёт дочку Марину и с ней заходит в кабинет.
Юлия машет на прощание Нелли, уходит из поликлиники.
Коридор - сцена остаётся пустой.
Играет нежная тихая музыка.
На сцену выходит Кирилл, ведёт за руку сына Диму, в другой руке у него стопка рисунков.
Они садятся на стоящие у кабинета два стула.
Кирилл приобнимет одной рукой сына, они ведут безмолвный диалог. Смотрят рисунки, что-то обсуждают, папа улыбается, неслышно смеётся, сын тоже улыбается, оживлённо что-то объясняет отцу. Неслышно ведётся их диалог, музыка играет, музыка стихает.
Открывается дверь кабинета, выходит расстроенная Нелли с дочкой. Нелли держит в руке рецепт. Мама с дочкой спешно покидают сцену.
Врач выходит из кабинета, осматривает коридор, умилённо смотрит на папу с сыном, подходит к Кириллу с ребёнком.
Музыка стихает.
ВРАЧ (Ребёнку, приветливо): Привет, как дела?
ДИМА (обращает внимание на стоящую рядом женщину):Здравствуйте, ничего, спасибо. Садитесь, пожалуйста! (уступает место)
Врач улыбается, садится рядом с папой.
ВРАЧ (Ребёнку): Спасибо, дорогой. Вот это воспитание, вот это я понимаю. Отец - молодец. (Поворачивается к Кириллу) Вы ко мне?
КИРИЛЛ: Да, здравствуйте. Горло у ребёнка застудили, вот пришли за советом сведущего человека.
ВРАЧ: Это я что ли сведущая?
КИРИЛЛ: Я подозреваю, что да.
Врач улыбается, отмахивается рукой. Потом смотрит на ребёнка.
ВРАЧ (Кириллу): Хороший у вас паренёк. Крепко сложенный, кожа вон здоровая. Спокойный, воспитанный. Так не хочется гробить его препаратами.
КИРИЛЛ: Извините, не понял.
ВРАЧ: Всё что мы должны в данном случае рекомендовать имеет побочные действия и противопоказания, а это, откровенно говоря, не очень хорошо. Да и качество современных препаратов оставляет желать лучшего. Знаете, как говорят, если простуду лечить, то она пройдёт через четырнадцать дней, а если не лечить, тогда через две недели.
КИРИЛЛ: О как... Но вообще из наблюдений – это похоже на правду.
ВРАЧ: Ну, так... (подзывает Диму) А ну, малой, подойди-ка.
Дима подходит поближе к врачу.
ВРАЧ: Покажешь тёте горло?
Дима открывает широко рот, показывает горло.
ВРАЧ: Всё ясно, можешь закрывать.
Дима закрывает рот, отходит в сторонку.
ВРАЧ (Диме): Это ты нарисовал? (показывает на один из рисунков в руке папы).
ДИМА: Да. Это я нарисовал пляж, мы с папой ездили недавно.
ВРАЧ: А где все люди? Дяди, тёти, дети, Зонтики от солнца, полотенца, покрывала...
ДИМА: Сейчас дорисую!
Дима берёт рисунок, о котором шла речь и убегает дорисовывать всё остальное.
ВРАЧ (Кириллу): Вы знаете, пополощите горло холодной, прямо ледяной водой. Наливаете в стакан холодную воду, туда лёд несколько кусочков и когда охладится посильней – дайте пополоскать ребёнку. Пить не нужно её, а пополоскать – самое оно будет.
КИРИЛЛ: Это вроде как клин клином вышибает?
ВРАЧ: Вроде того.
КИРИЛЛ: И что, поможет?
ВРАЧ: В Америке так все давным давно уже лечат горло. Проходит очень быстро. А у нас в стране всё шиворот навыворот. Горло раздражено, а его ещё кипятком да с малинкой. А потом приходят с отёком горла, удивляются, почему не помогло и стало хуже.
КИРИЛЛ: Я как-то об этом и не думал. Ну, попробуем, спасибо.
ВРАЧ: Женщина ко мне приходила, видели?
КИРИЛЛ: Пожилая такая?
ВРАЧ: Ну да. Это моя подруга. Медицина для неё бессильна. У Дины болезнь неизлечимая. Врачи ей не могут помочь, и никто не знает, сколько ей осталось. Может неделю, может год. Но когда она приходит ко мне она такая счастливая. Она забывает о болезни и болезнь как будто отступает. Она даже выглядит по-другому, когда уходит от меня. Поговорим, пообщаемся о том - о сём, я заодно её осматриваю, слушаю... и она живёт, улыбается. В этом я вижу свою помощь. Кому-то помогают таблетки, а кому-то доброе слово. Люди разные, лечение разное, так что извините, что пришлось ждать долго.
Кирилл понимающе качает головой.
КИРИЛЛ: Конечно, я понимаю.
Возвращается Нелли с дочкой Мариной, Нелли протягивает рецепт врачу.
НЕЛЛИ: Вот, первое и второе взяла в аптеке, а остального сказали - нет.
ВРАЧ: Понятно, хорошо, тогда замените вот этим, (записывает на листке что-то) пропейте четыре дня, на пятый ко мне на приём, я думаю, всё к тому времени пройдёт. Выпишем вас.
НЕЛЛИ (печально): Хорошо, спасибо.
Врач встаёт с места.
ВРАЧ (Добро к родителям и детям): Выздоравливайте!
Врач уходит в кабинет, за собой закрывает дверь.
В коридоре остаются Кирилл, Нелли и Марина.
Кирилл видит что Нелли расстроена.
КИРИЛЛ (Нелли): Всё хорошо?
НЕЛЛИ: Да как сказать... Хотелось бы лучше. Думала, ещё пару дней максимум посижу на больничном и на работу выйду. А сидеть ещё неделю придётся.
КИРИЛЛ: Так сильно рвётесь на работу?
НЕЛЛИ: Я бы не рвалась, работаю не официально, больничные не оплачиваются. Хочешь - ходи, не хочешь - не ходи, но и денег тоже не получишь, а одной ребёнка воспитывать... сильно не разбежишься.
КИРИЛЛ: Вы тоже одна...
Нелли вздыхает.
НЕЛЛИ: Муж ушёл два года назад.
Кирилл вопросительно смотрит на Нелли, но не спрашивает. Она ловит на себе вопросительный взгляд, поясняет.
НЕЛЛИ: Помоложе нашёл.
КИРИЛЛ: Ну, вы общаетесь? Помогает, наверное, всё равно?
НЕЛЛИ (отмахивается): Ага, общаетесь. Даже с днём рождения не поздравляет ребёнка, меня-то уж тем более. Там у него молодуха голову вскружила основательно. У него давно уже совсем другая жизнь. Мы стали чужими.
КИРИЛЛ: Выходит...
НЕЛЛИ: Что?
КИРИЛЛ: Выходит, что мы с вами товарищи по несчастью, в некотором роде.
НЕЛЛИ (улыбается): Выходит что так.
Дима возвращается с рисунком.
ДИМА: Всё пап, я дорисовал (показывает рисунок).
Кирилл смотрит рисунок.
КИРИЛЛ: Ну, да, так лучше. Тёти, дяди, дети, зонтики от солнца, полотенца, это видимо плед (спрашивает, показывая на рисунок)?
ДИМА: Да.
КИРИЛЛ (Диме): Погоди, а где же мы с тобой? Я что-то не разберу?
Дима показывает на рисунке пальцем.
КИРИЛЛ: Вот это?
ДИМА: Да.
КИРИЛЛ: Подожди, не понял. Но здесь же четыре человека под грибком. А нас ведь двое с тобой?
ДИМА: Я просто очень хочу, чтобы в следующий раз, когда мы поедем на пляж, нас уже было четверо. Ты, я, мама и сестрёнка.
Папа удивлённо, но одобрительно машинально делает губы уточкой.
КИРИЛЛ: Интересно.
НЕЛЛИ: Можно посмотреть?
Кирилл протягивает рисунок Нелли. Она внимательно его изучает, улыбается.
Марина тоже подходит к рисунку, тоже смотрит.
МАРИНА (серьёзно): На меня похожа (показывает пальцем).
НЕЛЛИ (полусмехом): Действительно сходство есть.
ДИМА: Ну, правильно, я же сестру с Марины рисовал.
Возникает неловкая пауза.
Кирилл с Нелли переглядываются.
Кирилл берёт рисунок, смотрит на него, потом смотрит на Марину, потом на Нелли, потом на рисунок.
КИРИЛЛ: Ну что же... я не против.
Нелли берёт аккуратно рисунок из руки Кирилла, тоже смотрит на рисунок, потом на Диму, потом на Кирилла. Потом опускает взгляд на рисунок.
НЕЛЛИ: Да я, в общем, тоже.
Кирилл и Нелли смотрят пристально друг другу в глаза.
Марина аккуратно берёт рисунок из руки мамы. Пристально смотрит на рисунок, потом на Диму, потом на рисунок, потом на Кирилла, потом на рисунок, потом на маму.
МАРИНА: Я тоже согласна.
КИРИЛЛ: Ну, тогда... (подтягивает поближе сына, обнимает его)
Нелли и Марина тоже подходят, Кирилл обнимает и их, они обнимают всех.
КИРИЛЛ: Тогда... тогда пожелаем удачи нашему новому экипажу и в совместный добрый путь!
Громкая эффектная музыка!
ЗАНАВЕС
Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.

Николай Лакутин
Новосибирск
октябрь 2019г

Все пьесы Николая Лакутина представлены в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»
Почта автора Lakutin200@mail.ru



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Драматургия
Ключевые слова: пьесы, драматургия, сценарии, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лаку,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 18.11.2019 в 02:56
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1