Пьеса на 3 человека Он, Она и Я


Пьеса на 3 человека Он, Она и Я
ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.
Пьеса «Он, Она... и Я» Драматическая комедия в двух действиях на 1час 40 минут
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
ОЛЯ – жена героя, около 35 лет. Мудрая женщина в отношении семьи не по годам;
ВЛАДИМИР – муж около 35 лет. Семейный человек, но живёт на два фронта;
ГЕЛЯ – девушка около 30 лет. Очаровательна, фигуриста, молода, амбициозна.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
(Проигрыш песни «От души к Душе» или что-то в этом роде для создания романтического настроя, на выбор режиссёра)
Когда тебя со мною нет,
Мне плакать хочется,
Как тяжело идти на свет
Из одиночества.
И сигаретный дым плывёт,
Застолье тешится,
А тело лишь душой живёт,
На том и держится...

Песня смолкает.
Владимир сидит за столиком в ресторане.
На столе лежит букет цветов, заказ уже принесён.
Владимир смотрит на часы, приглаживает волосы, поправляет воротник рубахи, проверяет запах изо рта.
На сцену вбегает Геля.
Она в красивом платье, на каблуках, причёска.
Останавливается, увидев Владимира за столиком, он сидит к ней спиной. Поправляет причёску, платье, проверяет запах изо рта.
Элегантно не спеша подходит сзади.
ГЕЛЯ: Добрый вечер, милый.
Обнимает Владимира, целует в щёчку.
Мужчина встаёт, берёт со стола букет цветов, статно протягивает девушке. Она млеет.
ГЕЛЯ: Так приятно. Ты умеешь ухаживать за девушками, в этом вопросе тебе равных нет. Ресторан, цветы... Обожаю тебя.
Геля проходит к своему стулу.
Владимир очень элегантен, усаживает даму на своё место, пододвигает стул.
ГЕЛЯ: Благодарю.
Герой садится на своё место, облокачивается на стол, прикрывает пальцами губы, взглядом съедает Гелю.
Геля смущается.
ВЛАДИМИР: Не мог дождаться встречи..., каждая минута без тебя словно вечность...
ГЕЛЯ (смущённо): И я тосковала по тебе. Как будто мы не виделись... ни три дня, а целый год!
ВЛАДИМИР: Не могу без тебя.
ГЕЛЯ (нежно): Милый...
ВЛАДИМИР: Ну что же, всё готово. Заказал на свой выбор, надеюсь, не разочарую. Приятного ужина.
Геля трепетно улыбается.
ГЕЛЯ: Спасибо, хороший мой, выглядит очень аппетитно.
Ужинают, обмениваясь трепетными взглядами.
ВЛАДИМИР: Куда ты хочешь сегодня пойти?
ГЕЛЯ: Не важно – куда, главное с тобой.
Владимир одаривает девушку нежным любящим взглядом.
Геля кладёт свою руку на руку Владимиру, склоняет голову.
ГЕЛЯ: Володя, я так счастлива, что ты у меня есть... С тобой я наконец-то узнала, что значит быть девушкой... женщиной, что значит любить...
ВЛАДИМИР: И быть любимой...
ГЕЛЯ: И быть любимой... конечно.
Владимир целует руку Геле.
Геля достаёт сумочку, ставит на стол.
ГЕЛЯ: Посмотри, что я принесла.
Вытаскивает из сумочки фотографию в рамочке. На фото Геля и Владимир где-то в парке.
Владимир с осторожностью берёт фото.
ВЛАДИМИР (не слишком обрадовано): Мы с тобой? Погоди... откуда? Как?
ГЕЛЯ: Это фото сделано год назад, когда мы с тобой ещё только начинали встречаться. Посмотри, какие у нас с тобой здесь растерянные взгляды. Сразу понятно, что никто из нас ещё не определился, стоит ли продолжать отношения или нет. Сейчас ты смотришь совершенно по-другому...
ВЛАДИМИР: Я не помню этого... а как ты... мы же тут вместе? Кто фотографировал?
ГЕЛЯ: Это фото вышло как бы случайно. Подруга увидела нас в парке и сфотографировала, чтобы потом мне предъявить в качестве компромата и устроить допрос «де факто»...
ВЛАДИМИР: Что ты ей сказала?
ГЕЛЯ: Я сказала что, кажется, встретила мужчину своей мечты. Что всё так робко, нежно и прекрасно, что так, наверное, не бывает и что мне, наверное, всё это кажется.
Владимир внимательно слушает, неодобрительно смотрит на фото.
ГЕЛЯ: Я действительно никогда не встречала таких мужчин как ты. И вот мы уже год вместе, а до сих пор такое чувство робости испытываю, когда встречаюсь с тобой, как будто мне семнадцать и я иду на своё первое свидание. Так здорово...
ВЛАДИМИР: А фото...
ГЕЛЯ: (перебивает): Фото я попросила скинуть мне, хранила его в файле. А на днях распечатала, поставила в рамку. Сегодня вот решила показать его тебе. Прелесть, правда?
ВЛАДИМИР (старается не показывать своё неодобрение): Да уж... неожиданно. Выходит, нас застукали...
ГЕЛЯ: Да брось, какая разница кто что увидит и что подумает. Главное что мы вместе.
ВЛАДИМИР: Да-да... конечно, мы вместе.
Протягивается небольшая пауза.
ВЛАДИМИР: А ты ей сказала?
ГЕЛЯ: Что ты женат? Не сразу. Примерно через пару месяцев.
ВЛАДИМИР: И как она отреагировала?
ГЕЛЯ: Сказала что я сумасшедшая.
ВЛАДИМИР: Ммм...
ГЕЛЯ: И ещё что дура!
ВЛАДИМИР: Ммм..
ГЕЛЯ: И ещё, что таких как я нужно сжигать на костре! Ну, это она, правда, уже потом добавила, ещё через пару месяцев, после нашей ссоры. Припомнила, нашла, за что укусить. Она сама девушка семейная, не разделяет наших с тобой взаимоотношений. К тому же у неё у самой не всё гладко, похоже, что её мужик загулял. Но кто же в этом виноват...
ВЛАДИМИР (откладывая фото в сторону): Не общаетесь теперь с ней?
ГЕЛЯ: Да почему? Вчера ходили вместе в spa – salon. Всё нормально, мы же подруги.
ВЛАДИМИР: Занятно.
ГЕЛЯ: Слушай, а у тебя кто-нибудь знает, что... ну, что мы встречаемся?
Владимир достаёт из дипломата фото в рамке, протягивает Геле.
ВЛАДИМИР: Вот, друг сделал. Только это уже в центре. Поймал на камеру, скотина, подкалывал меня неделю с тем, что покажет жене. Взял у него, тоже хотел тебе показать сегодня.
Геля смеётся, смотрит на фото.
ГЕЛЯ: Да мы популярны. Папарацци прямо кругом и повсюду.
Смотрит на фото, вспоминает.
ГЕЛЯ: Это же совсем недавно фото сделано? Мы с тобой тогда ходили на концерт этого, как его...
ВЛАДИМИР: Ну да, полтора месяца назад.
ГЕЛЯ: Точно.
ВЛАДИМИР: Тебя правда всё устраивает?
ГЕЛЯ: Володя, ты лучший. Я готова тебя принимать даже с таким недостатком как жена. Меня это не смущает. Я тебя люблю, и ничто тебя не опорочит в моих глазах.
Владимир трепетно целует руку Геле.
На сцене гаснет свет.
(Звучит музыка романтического содержания со словами ожидания супруга, на выбор режиссёра).
Домашняя тёплая атмосфера.
Оля ждёт мужа, накрывает на стол, смотрит на часы, сидит одна у стола, не ест. Звонит мужу, безнадёжно кладёт телефон. Ждёт. Выглядывает в окно, ложится спать на диване у стола.
В квартиру входит Владимир. Меняет довольный, радостный настрой на тусклый угрюмый усталый вид.
Оля замечает его, встаёт, поправляется, бежит к мужу.
ОЛЯ (обнимает мужа): Володя, где же ты пропадал. Не могла дозвониться, что-то с телефоном?
ВЛАДИМИР: Разрядился, наверное. С работой завал, как-то до телефона не добрался даже, не до того было, прости, я должен был тебя предупредить, замотался.
ОЛЯ: Ничего, главное, что всё в порядке, я боялась, что что-то произошло. Ужин остыл, проходи, раздевайся, я разогрею.
ВЛАДИМИР: Да нет, Оля, не надо, мне бы скорее до кровати, сил нет, хочется спать.
ОЛЯ: Хорошо, конечно.
Оля подаёт мужу полотенце, он уходит с ним в душ.
Слышен звук открывания кранов, текущей воды.
Владимир выходит из душа практически раздетый, падает на кровать.
Оля ложится рядом, обнимает мужа, но он уже спит. Жена смиренно вздыхает, понимающе качает головой, ложиться спать.
Свет гаснет.
Свет загорается. Утро.
В кровати только Владимир. Он просыпается, потягивается.
В комнату входит Оля с подносом. На нём еда.
ОЛЯ: Доброе утро, любимый. Выспался?
ВЛАДИМИР: Доброе утро. Кажется да. Я вчера... ты ждала меня, прости, пришёл совершенно без сил.
Хватает жену, обнимает. Оля едва не роняет поднос.
ОЛЯ: Ну что ты, Володя, позавтракай хоть, ты же кушал последний раз вчера днём. Или утром (смотрит с вопросом на мужа)?
ВЛАДИМИР: Я обедал на работе, не волнуйся. Что ты там принесла (заглядывает в поднос)?
ОЛЯ: Я приготовила твою любимую кашу с кусочками ананаса.
ВЛАДИМИР: Оленька, как же я тебя люблю. Спасибо тебе, родная.
Обнимаются. Дело идёт к постельной сцене, но жена останавливает мужа.
ОЛЯ: Остынет, поешь, а я пока в душ, раз такое дело.
ВЛАДИМИР (принимается за завтрак, кричит убегающей жене): Не закрывайся там, я тебя догоню через три минутки, примем душ вместе!
Оля обрадовано улыбается в предвкушении, уходит в душ, соблазняя мужа виляющими бёдрами.
На сцене остаётся только Владимир.
Завтракает, смакует, обращается к зрителю.
ВЛАДИМИР: Люблю ли я жену? Безусловно, люблю. Люблю как сумасшедший. Никогда её не предам и отдам всё за неё.
Выжидает паузу непонимания зала.
ВЛАДИМИР (отвечая залу): Геля? Её я люблю тоже, но по-другому. Она мне не любовница – нет. Я никогда не позволю себе изменить жене. Всякие там ночные бабочки, какие-то мутные девицы – хохотушки. Никогда. Ко мне подкатывали несколько раз – я всем дал от ворот поворот. У меня есть Оля! И Геля. Сложно объяснить, но я люблю их обеих... каждую по-своему... и как-то каждую из них считаю своей второй половинкой. Теперь уже я даже не представляю себе жизнь без одной из них. Они совершенно разные, но так идеально дополняют друг друга.
Выдерживает паузу.
ВЛАДИМИР (обращаясь к залу): Козёл я да? Бабник. Вы знаете... может это и так. Я сам долгое время презирал мужиков, которые умудряются влюбляться в кого-то ещё кроме жены. Я считал это яростным невежеством, глупостью от безделья или просто какими-то животными инстинктами совершенно не знающими ничего о таком явлении как совесть, честь и преданность... А когда в мою жизнь вошла Геля... Я вдруг как-то осознал... Не сразу, но осознал, что этот мир не так чётко обрисован однозначными рамками и привычными стереотипами. Я допустил мысль о том, что в семье возможен такой вариант взаимодействия, когда полный сосуд... Вы понимаете, о чём я, надеюсь? Так вот полный сосуд далеко не во всех семьях под силу образовать только мужу и жене. Бывают случаи, когда для этой самой полноты необходимо третье звено....
Нет, вы не подумайте, я сейчас рассуждаю не из-за своего эгоизма и выгоды положений. Этот третий может быть женщина, а может мужчина, для жены. А может быть и женщина для женщины, женатой на мужчине. Я не знаю таких случаев, честно, но допускаю, что такое тоже может быть...
ОЛЯ (кричит из душа): Любимый!!! Ты идёшь?
ВЛАДИМИР (кричит Оле): Мчусь, любовь моя!
Оставляет еду, спрыгивает с кровати, взбадривается, взъерошивает волосы, заводится.
ВЛАДИМИР (зрителю): Чего только не бывает... диву даёшься, когда узнаёшь, что истина подчас, является ещё более фантастичной, чем догмы и вымысел!
Владимир яростно в возбуждении направляется в душ, к жене.
Геля входит в комнату из душа. На плече её полотенце, на самой лёгкий халатик, тапочки. У неё прекрасное настроение, она ждёт в гости Владимира.
Звонит домашний телефон.
ГЕЛЯ: Алло? Светик, здравствуй! Рада тебя слышать. Нет, не занята. Ну, то есть... в общем, минут пять у меня есть, как ты? ... Да? ... А он? ... А ты? ... А он? ... И что? Вот гад! Ну, ты держись. Молодец, правильно. У меня? ... Всё прекрасно. Да, так же встречаюсь. Он славный. Ну и что, что не мой... Это он муж не мой, а мужчина мой! А это намного важнее, вот у тебя, к примеру, есть штамп в паспорте, есть статус жены. Ты счастлива? ... Была когда-то... вот и я о том. То есть сейчас, судя по тому, что ты мне только что рассказала – у тебя остался только муж – и то, формально, а мужчина – он уже не твой. Ты извини, я не хочу обидеть, просто констатирую факт. Мне не важен статус и формальности, мне важно то, что есть по факту! А по факту, у меня есть прекрасный мужчина, которого я люблю, который любит меня. С которым всё круто! С которым всё О-БАЛ-ДЕН-НО!!!
В квартире у Гели раздаётся звонок в дверь.
ГЕЛЯ: Всё Светуль, я убежала, мой мужчина пришёл!
Показывает язык трубке телефона, адресуя этот жест подруге. Кладёт трубку. Бежит по-ребячьи к двери, открывает.
На неё с порога набрасывается Владимир, обнимая и целуя, даже не успев подарить очередной букет цветов.
ГЕЛЯ (восторженно): Любовь моя, ты, наверное, уже все цветы в городе скупил!
ВЛАДИМИР: Почти!
ГЕЛЯ: А я все вазы...
Смеются...
ВЛАДИМИР: Об этом я не подумал, создал тебе дополнительную статью затрат.
ГЕЛЯ: Милый... какой же ты милый, да это же самая прекрасная статья затрат, которую мне до сегодняшнего дня посылала жизнь. Всё хорошо, я счастлива.
Обнимаются, целуются.
ВЛАДИМИР: Сорвался сегодня с работы пораньше. Моя-то думает, что я на совещаниях по вторникам и четвергам задерживаюсь.
ГЕЛЯ (скептически): Подлеееец...
Смеются.
ВЛАДИМИР (играючи): Как сказать! Я почти и не обманул никого, сейчас у нас здесь состоится закрытое совещание. Нужно обсудить один очень остро стоящий вопрос!
ГЕЛЯ (деловито смотрит в зону пояса Владимира): Действительно, проблема назревает!
ВЛАДИМИР: Вообще-то это была аллегория, но в целом и общем...
ГЕЛЯ (развязывает хлястик у халата): Хватит болтать, сотрудник Владимир (жёстко в тоне начальника)! У нас здесь совещание или что? Наговоритесь после, а сейчас за дело!
Геля распахивает халат, в этот момент гаснет свет и включается быстрая ритмичная музыка.
Логический финал данной сцены зрителю должен быть понятен.
Играет медленная печальная музыка.
С работы возвращается Оля, входит в квартиру. Она устала.
Сумочку в сторону, туфли – абы как – лишь бы быстрее от них избавиться. Снимает – облегчённо вздыхает.
Одежда находит свой приют на вешалке.
Оля ложится на кровать, чтобы хоть немного передохнуть.
Звонит её домашний телефон. Берёт трубку.
ОЛЯ: Алло? ... Здравствуй, Милана... Да нет, всё хорошо... Голос? Просто устала. Ты сегодня отдыхаешь? Завидую. Всё чаще задумываюсь о том, чтобы перейти на сменный график. Да, чуть дольше, но в итоге только половину месяца работаешь, а половину можно потратить на себя, на семью... Муж? Да, в общем... в порядке.
Вздыхает, слушает в трубку, молчит.
ОЛЯ: Ничего от тебя не утаишь. Ну да... опять загулял. Да всё понятно, как вторник и четверг – так его нет. Говорит что совещания. Знаю, что врёт, но виду не подаю. Духами пахнет от него, когда приходит со своих совещаний. Хорошими, дорогими, женскими..., не моими.
Вздыхает, слушает трубку, опускает глаза, закрывает лицо рукой.
ОЛЯ: Я понимаю, что всё это не очень хорошо, но что поделаешь – он такой, его уже не переделаешь. Нагуляется – вернётся, как уже бывало много раз. Всё равно же он ко мне приходит в итоге. В целом-то у нас с ним всё хорошо, а иногда и здорово... Я нормально. Сейчас немного соберусь мыслями, займусь хозяйством. Всё никак в полках на кухне порядок навести не могу, вот как раз и развеюсь. Нормально, переживём.
Слушает трубку, молчит, вздыхает, пытается вставить слово.
ОЛЯ: Не хочу я разводиться. ... Ну, не хочу! ... Да, буду терпеть! ... Значит всё устраивает. Знаешь, как ни странно, каждый раз когда он начинает гулять – дела у него становятся лучше. Он растёт по служебной лестнице, у него хорошие, а то и лучшие показатели. Более того, и у меня тоже в этот период наблюдается подъём. Это странно, но такое чувство, что его похождения притягивают в семью какую-то новую энергетику, какую-то свежую силу, которая в итоге всё делает лучше для нас.
Слушает трубку, молчит, отмахивается.
ОЛЯ: Нет, я не брежу, извини, так поделилась, сама не знаю зачем, уже жалею об этом. Всё хорошо. У вас как? Нормально? Вот и славно, ладно, пока.
Быстро заканчивает разговор, кидает трубку с грохотом, на нервах. Успокаивается дыханием и идёт переодеваться.
Играет медленная лирическая музыка.
Оля на мгновение выходит из поля зрения зрителя, переодевается, вновь появляется в квартире, наводит порядок, раскладывает вещи по местам, аккуратно ставит туфли, убирает сумочку.
Постепенно настроение к ней приходит, она начинает подтанцовывать в ритм музыке, добирается до полок на кухне, и уже танцуя на полную мощь, словно находится в клубе – наводит параллельно в полках порядок.
Подходит к журнальному столику, открывает ноутбук.
Музыка резко прекращается. Оля меняется в лице, падает (садится) на пол. Смотрит в монитор ноутбука.
ОЛЯ (растерянно): Это что ещё за...
Письмо, присланное на почту Оле читает голос Гели.
ГОЛОС ГЕЛИ: Ну, здравствуй, подруга – соперница... Я видела тебя несколько раз..., а ты ничего! В прошлую субботу ты зашла в магазин, а он, увидев меня, помчался ко мне, прямо с пакетами еды. Зачем? Что я испытала в этот момент? - растерянность, мне стало жалко тебя, себя и противен он! Я понимаю это предательство с его стороны. Вы много прожили. Я знаю, что у вас нет детей. А вот я на третьем месяце... только не знаю, как ему об этом сказать, животик начинает расти, скоро сам всё увидит и поймёт. У меня будет чудная девочка, я так мечтала о ней...
Я знаю, ты чувствуешь аромат моих духов, когда Володя приходит..., как и я твоих. Знаю, что давно всё сама понимаешь. И ты знаешь – я восхищаюсь тобой. Володя думает, что ты ничего не знаешь, но я знаю, что это не так. Ты молодец. Он у тебя очень хороший. Знаешь... ведь это я настояла на том, чтобы начать встречаться. Он говорил, что женат и что не намерен строить никаких серьёзных отношений. А я влюбилась в него. Вот так, взяла и влюбилась. Знала, что нельзя, но сердцу не прикажешь. Ко мне часто клеятся разные мужики, внешность у меня притягательная и фигуркой природа не обидела, но все они мне не нужны, я люблю Володю. Давно люблю. Мы давно знакомы, со временем и я стала ему небезразлична. Встречаемся уже год. Ты прости, что я тебе пишу. Я ни в коем случае не хочу рушить вашего семейного счастья, просто хочу, чтобы ты знала... я тебя уважаю, восхищаюсь тобой и за многое благодарю, ведь именно жена делает мужчину мужчиной. Но знай - я его не отпущу... никогда. Прости.
Оля захлопывает ноутбук, падает на спину, истошно кричит.
Звучит тяжёлая музыка, гаснет свет.

Ночь.
Включается тусклый свет, Оля лежит на полу, открывается дверь, входит Владимир, осматривается.
Думает, что жена уже спит, радостно потирает руки, пытается незаметно прошмыгнуть в комнату, и, стягивая кофту, не замечает, как наступает на жену, лежащую на полу.
Оба орут, пугаются. Владимир забавно неуклюже подпрыгивает, с кофтой на голове, Оля ещё больше пугается непонятно кого машущего руками и прыгающего.
Наконец, перестают кричать.
ОЛЯ: Володя? Это ты?
Муж, наконец, стягивает кофту, видит жену, облегчённо вздыхает.
ВЛАДИМИР: Оля? Ты что меня до инфаркта решила довести?
ОЛЯ: А я таки не поняла, ты решил об меня ноги вытереть, или затоптать?
Смотрят друг на друга. Испуг и глупость ситуации находят выход в комической улыбке обоих супругов.
ВЛАДИМИР: Ты как? Сильно тебе досталось?
ОЛЯ: Синяки будут точно, переломов вроде нет, и на том спасибо.
ВЛАДИМИР: А что ты делаешь на полу? Я думал - ты спишь!
ОЛЯ: Правильно ты думал, я спала.
ВЛАДИМИР: Да, но почему здесь на полу? Ты что потеряла сознание? Что произошло?
Оля отряхивает голову, потирает лицо руками, вздыхает.
ОЛЯ: Что произошло? Да как сказать... Даже не знаю, как объяснить, как начать...
ВЛАДИМИР: Ну, начни как-нибудь...
ОЛЯ: А знаешь, я, пожалуй, лучше покажу! Ведь лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать – верно?
ВЛАДИМИР (бодро, позитивно): Истина! Давай, что там у тебя...
Оля открывает ноутбук, показывает сообщение Гели.
Владимир меняется в лице.
Начинает играть тяжёлая грустная музыка.
Оля берётся руками за голову, Владимир хватается за лицо, не знает, как себя вести, что делать и что говорить.
Музыка стихает.
ОЛЯ: Так что же произошло? Почему?
ВЛАДИМИР:Что произошло? Да как сказать... Даже не знаю, как объяснить, как начать...
ОЛЯ: Ну, начни как-нибудь...
Владимир чешет затылок, виновато смотрит на жену, вздыхает, садится на диван с поникшей головой.
ВЛАДИМИР: Ну да... Конечно, так не могло долго продолжаться.
ОЛЯ (спокойно, но подкалывая): Могло, как видно, с годовщиной тебя, дорогой.
ВЛАДИМИР: Спасибо (одёргивается). То есть... (пытается помочь себе жестами, но не находит ни помощи, ни слов) Ах...
ОЛЯ: Совсем ты запутался.
ВЛАДИМИР: Это так...
ОЛЯ: Но ведь я же знаю, что ты меня любишь. Ведь любишь?
ВЛАДИМИР: Люблю. Всем сердцем, Оля! Люблю, клянусь, не вру!
ОЛЯ: Я знаю... чувствую. Но почему всё так?
ВЛАДИМИР: Я не знаю. Правда, не знаю... Я и её люблю тоже.
Небольшая пауза.
Жена встаёт с пола.
ОЛЯ: Ну, хоть честно.
Играет тяжёлая грустная музыка.
Владимир сидит на диване, обхватив голову руками.
Оля отряхивает одежду, смотрит на мужа, проходит по квартире, подходит к шкафу, открывает, смотрит на вещи. Начинает их доставать с вешалок, бросает на пол.
Смотрит на мужа. Думает.
Смотрит на мужа...
Выходит на авансцену, смотрит в зрительный зал.
Музыка всё ещё играет, она должна вкупе с актрисой выбить слезу из зрителя.
Взгляд Оли передаёт и печаль, и смятение, и любовь, и понимание, и горечь и возможность утраты...
Музыка начинает стихать.
ОЛЯ (зрителю): Как быть? Как поступить правильно? Как не потерять то, что осталось (кладёт руку на сердце, смотрит на мужа)?
Оля подходит к мужу, садится рядом на диван. Сидит рядом, руки её сплетены. Думает. Потом с пониманием кивает головой и обнимает супруга.
Владимир обнимает Олю.
ВЛАДИМИР: Я боюсь тебя потерять... всегда боялся, от того и не говорил ничего. Не мог никак решиться предпринять какие-то действия.
ОЛЯ: Но сейчас, знать, настал тот момент, когда это сделать необходимо?
ВЛАДИМИР: Да. Скажи, у меня есть шанс на прощение? Хоть какой-нибудь?
ОЛЯ: Давай попробуем жить честно. Просто и открыто, так как живут все остальные.
ВЛАДИМИР (с сарказмом): Как живут остальные? Честно и открыто?
Оля улыбается.
ОЛЯ: Да, глупость сморозила, согласна. Давай попробуем жить только вдвоём. Без третьего человека. Ты сможешь с ней всё прекратить? Чтобы мы вновь остались только вдвоём, как раньше? Просто забудем о том, что произошло и начнём всё сначала. Вдвоём. Ты сможешь?
Владимир теребит волосы, смотрит на жену, встаёт, проходит по комнате.
ОЛЯ (серьёзно): Ты сможешь?
ВЛАДИМИР: Я... Я постараюсь, Оля. Я не могу сказать однозначно да, потому что не знаю, смогу ли, ведь её я тоже люблю... Но я постараюсь навести порядок в голове, очень постараюсь, только прошу. Помоги мне. Пожалуйста, одному мне не справиться. Боль внутри уже истязает меня, как представляю себя без неё, но без тебя я умру. Помоги мне, прошу... помоги...
Оля встаёт, подходит к шкафу с вещами. Останавливается, открыв дверцы. Думает.
ОЛЯ (обернувшись к мужу): Давай попробуем, а там видно будет.
ВЛАДИМИР: Спасибо, родная, спасибо.
Оля начинает вешать вещи обратно в шкаф, поднимая их и развешивая на плечики.
Владимир подходит к жене, обнимает её.
Включается небольшой лирический проигрыш, гаснет свет.

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ

Владимир в костюме строгого вида перебирает бумаги, что-то силится понять, свести отчёты воедино.
На сцену выходит Геля, одета она в строгом рабочем стиле, деловито разговаривает по телефону, держит папку в руке.
ГЕЛЯ (в трубку): Да мне плевать, что вы не успеваете. Взялись за проект, извольте его выполнить в соответствии с требованиями и сроками. И что? Это ваши проблемы, вы за то и получаете свою зарплату, чтобы решать эти проблемы, пожалуйста, больше по этому поводу мне не звоните. В следующий понедельник уже комиссия прибудет с проверкой, имейте это в виду, я вас покрывать не буду. Я надеюсь. До свидания!
Геля отключает телефон, замечает Владимира, который работает, не видит и не слышит её.
ГЕЛЯ: Володя, ты?
Владимир отвлекается от бумаг, замечает Гелю.
ВЛАДИМИР: Здравствуй! Ты как здесь?
ГЕЛЯ: Да моталась по делам, что-то кофе захотелось, вот, забежала в первую попавшуюся кафешку (садится напротив). Куда ты пропал? Я звоню, ты трубку не берёшь, я пишу – никаких ответов. И сам не звонишь. Что случилось? Ты куда-то уезжал?
Владимир, опёршись на локоть, смотрит с печальным видом на свою вторую любовь, но не отвечает.
ГЕЛЯ: Не поняла... Ты что? Разлюбил меня? Я тебе больше не интересна?
ВЛАДИМИР: К величайшему моему сожалению... я люблю тебя как прежде.
ГЕЛЯ: Тьфу, напугал. Ну а что тогда? Погоди. Ты что, лежал в больнице? Что стряслось, Вова? Где ты пропадал? Я чуть с ума не сошла, всю голову сломала.
ВЛАДИМИР: Чего ты ждёшь от меня, Гель? Скажи честно, как есть?
ГЕЛЯ: Ничего. А чего мне от тебя ждать? Я счастлива, что ты у меня есть и больше мне ничего не надо.
ВЛАДИМИР: Обожаю слушать ложь, когда знаю правду.
Геля напрягается, морщит лоб, выражает мимикой непонимание.
ГЕЛЯ: Любовь моя, ты меня пугаешь. Да что стряслось-то?
ВЛАДИМИР: Говоришь, что тебе ничего от меня больше не надо?
ГЕЛЯ: Нет.
ВЛАДИМИР: Зачем же ты тогда отправила письмо моей жене? Не для того ли, чтобы мы поссорились? (Яростно) Не для того ли, чтобы развалить мою семью и занять место жены? Я ведь тебе всегда говорил, что жену я не оставлю, я люблю её, Геля, понимаешь? Люблю!
ГЕЛЯ (кричит): Так значит, ты врал мне всё это время? Значит, ты любил её, а не меня?
ВЛАДИМИР: Я любил и люблю вас обеих, но твой поступок вынуждает меня прервать наше общение. Я люблю тебя, Геля, но рушить мою семью не позволю никому.
Владимир встаёт, достаёт из кармана деньги, бросает на стол.
ВЛАДИМИР: Прости, мне пора, меня дома жена ждёт.
Владимир уходит. Геля тоже уходит со сцены, потом возвращается в ярости, бесится.
Общается со зрителем.
ГЕЛЯ: ЧЁРТ! ЧЁРТ!! ЧЁРТ!!!
Делает пару суетных кругов по сцене.
ГЕЛЯ (зрителю): ЧЁРТ! Как так-то? Любая нормальная жена после того как получила бы моё письмо забрала вещи и ушла, или бы выгнала мужа. В любом случае, он должен был прийти ко мне, после такого жеста. Она что, ненормальная? Мужик ей изменяет, а она всё спускает на тормозах. Может, не поверила? Да хотя нет, как не поверила, если Володя мне всё это высказал в такой форме. Значит, разговор у них какой-то был. Он должен был после этого разговора прибежать ко мне! Что у них там происходит? Что мне теперь делать? (кричит) Всё идёт не по плану!!!
Раздаётся сумбурная резкая громкая музыка.
Геля уходит со сцены, размахивая руками, запнувшись на одну ногу и подвернув другую.
В квартиру входит грустный Владимир. Ставит сумку с документами у входа. Медленно нехотя раздевается.
Владимир вешает в шкаф одежду, подцепляет занозу в палец, истерит.
Глаза героя потухшие, движения неуверенные. От него веет тоской, смятением и раздражительностью.
Садится на диван, пригорюнившись.
В квартиру входит Оля.
Она тоже печальна. Ведёт себя подобно мужу. Переодевается, садится рядом.
Молчат, смотрят кто куда, но ни друг на друга.
В семье веет холодом.
ОЛЯ: Как дела на работе?
Владимир отмахивается.
ОЛЯ: Понятно, у меня тоже паршиво.
ВЛАДИМИР (равнодушно): Что так?
ОЛЯ: Косяков напорола в этом месяце. Переделок много, рекламации одна за одной. Премии не будет точно, возможно ещё и штрафанут.
Владимир молчит.
ОЛЯ: Чего молчим?
ВЛАДИМИР: А что говорить?
ОЛЯ (нервно): Поддержал бы жену, не видишь, плохо мне!
ВЛАДИМИР (нервно и с сарказмом): Поддерживаю тебя своим пониманием, дорогая, прекрасно понимаю твои настроения, ведь мне в десять раз хуже, чем тебе!
ОЛЯ: Да что ты? Ну, конечно, это же ты у нас жертва обстоятельств! Бедненький! Пожалеть тебя надо. Не каждому так тяжело живётся, с двумя-то бабами!
Владимир соскакивает с дивана, жестикулирует, орёт.
ВЛАДИМИР: Хватит уже тыкать носом меня в эту ситуацию! Два месяца уже как всё решили. Я просил поддержки, а получаю сплошные упрёки. Да если хочешь знать, мы с тобой в десять раз лучше жили тогда, когда я, как ты говоришь, с двумя бабами жил. У нас была страсть, были чувства, был задор, была жизнь. Мир в семье в нашей был, наконец! А сейчас как соседи живём. Как будто душ лишились!
ОЛЯ (соскакивает с дивана, кричит): Да! Да! Чёрт возьми, всё стало только хуже! Лучше бы эта твоя пассия сидела ровно на попе и не присылала мне того письма. Я знала, что ты мне изменял. Всегда знала, но как-то это легче переносилось тогда, когда это было не доказано. Я не знаю, как вернуть всё обратно, и не знаю, нужно ли возвращать. Эти два месяца были худшими в моей жизни! Ты видишь, какая я? Ты видишь я на взводе?
ВЛАДИМИР (нервно): Да уж, то ещё удовольствие лицезреть тебя такую!
ОЛЯ (кричит): Ты ещё не видишь всего того, что внутри! А когда ночь и глаза закрываю, ты знаешь, что во мне творится? Ты знаешь, какие картинки у меня перед глазами?
ВЛАДИМИР: Не хочу об этом!
ОЛЯ: Нет, уж, ты послушай! У меня перед глазами ты, и какая-то чужая баба! Я не могу избавиться от этих образов. Я устала от этого кошмара. На работе всё рушится! Дома всё рушится! У нас с тобой ничего не получается. Ничего!
ВЛАДИМИР (кричит): Ну, вот так, ну случилось! Что мне теперь? Сквозь землю провалиться? Руки на себя наложить? Для меня ты была дороже всего на свете, я за тебя горы свернуть был готов, а сейчас всё ушло, мы какими-то чужими стали. Я вообще себя мужиком не чувствую, я вообще, кажется чувствовать перестал! Перегорел, сгорел! Всё! Лишь пепел остался!
Оля успокаивается, садится на диван.
ОЛЯ (спокойно): Так может, нам больше не стоит пытаться создать то, чего уже нет?
ВЛАДИМИР: Я думаю, не стоит. Давай разъезжаться. Юридические формальности после утрясём. Я и вправду так больше не могу. И сам мучаюсь и тебя мучаю... Мне, правда, больно на тебя смотреть, такую, я понимаю, что виноват, но я не могу ничего исправить.
ОЛЯ: Ты всё ещё любишь ту девицу?
ВЛАДИМИР: Уже и не знаю. Мне кажется, я перестал любить всех... и себя в том числе.
ОЛЯ: Грустно.
ВЛАДИМИР: У нас с тобой секса нет уже два месяца, понимаешь, я не могу, не получается. Но мне и не надо. А ты-то так?
ОЛЯ: Надо же... проявил заботу. Хреново! Как ещё.
ВЛАДИМИР: Нас с тобой от развода отделяет уже, по сути, только дата согласования процесса. Так что считай, что ты свободна.
Владимир собирает вещи и уходит из квартиры.
ОЛЯ (вдогонку): К ней?
ВЛАДИМИР: Какое это теперь имеет значение...
ОЛЯ: И всё-таки?
ВЛАДИМИР: Пока что в паб, а там ...
ОЛЯ: Всё понятно. Кстати. Беременна твоя вторая... не забыл?
Владимир хватается за голову.
ВЛАДИМИР: Точно! Совсем вылетело из головы.
ОЛЯ: Ага, зато в другое место влетело!
ВЛАДИМИР: Вот же ж...
ОЛЯ: Ладно, что... поздравляю... у нас с тобой детей не было, а там будет. Всё нормально. Удачи, папаша...
Муж уходит.
Оля встаёт, истерично срывает плед с дивана и швыряет его на пол, топчет ногами.
В её квартире звонит телефон.
Оля свирепо хватает трубку, и грубо отвечает.
ОЛЯ: ДА!
Слушает.
ОЛЯ: Это я.
Меняет тон.
ОЛЯ: Виталик? Ты?... Ничего себе... Как ты меня нашёл? Привет (смеётся). Как ты, где ты? В городе? Я слышала, что ты уехал в штаты. Вернулся? Вот как. Ясно. Семья, дети? Нет? У меня?... Да, в общем, тоже нет. Встретиться? Можно. Сегодня? А давай. Через час у фонтана на «Бугринке». Помнишь это место? Я забыла? Да ты что? Такое не забывается... Конечно, помню, ты так ухаживал... как потом никто и никогда... Ну, всё, договорились – собираюсь!
Кладёт трубку, с хитринкой смотрит в зал.
ОЛЯ: Как ты вовремя позвонил, Виталик... сегодня я свободна...
Одевается понарядней, достаёт туфли, выбирает, смотрится в зеркало, поправляет волосы, красит губы помадой. Тени, духи, ожерелье...
Уезжает на встречу.
Играет мелодичная лирическая музыка.
Геля с небольшим, но заметным животиком ходит по квартире, поливает цветы, смотрит в окно.
Ставит леечку на столик, берёт фотографию в рамочке, которую показывала в ресторане Владимиру. Смотрит с ностальгией и сожалением.
Музыка стихает.
В квартире раздаётся звонок в дверь.
Геля смотрит в глазок, задумывается... не спешит открывать. Гость настойчив. Звонок раздаётся вновь и вновь.
Геля встаёт спиной к двери, томится в смятениях...
Звонки перестают раздаваться в квартире, через некоторое время, Геля открывает дверь.
Владимир входит не сразу (обыграть ситуацию, чтобы зритель не понял, ушёл он или стоит у дверей по ту сторону сцены).
Геля впускает гостя, закрывает дверь.
Владимир смотрит на животик, смотрит в глаза Гели.
Молчат.
Геля проходит в комнату, садится на диван в непонимающем ожидании.
Владимир стоит какое-то время у дверей, потом проходит за девушкой.
Садится рядом с ней. Сидят на дистанции, смотрят кто куда.
ВЛАДИМИР: Ждала?
Геля смотрит на Владимира, потом опускает взгляд в пол.
ГЕЛЯ: Конечно, ждала... надеялась... Я сделал глупость, прости...
Девушка, закрывает лицо руками, плачет.
ГЕЛЯ: Прости меня, пожалуйста...
Играет лирическая романтическая музыка.
Владимир протягивает руку Геле, она кладёт сверху свою руку. Смотрят друг другу в глаза.
Оля выходит на сцену окрылённая. Она нежно улыбается, потягивается. Вальяжно бросает сумочку на диван и ложится, нежно обняв подушку.
ОЛЯ (адресуя речь зрителю): Забавное ощущение. Нет, правда, я не агитирую никого, но чувство довольно странное. Приятное..., но приятное ни столько из-за того что я там что-то с кем-то... А из-за того, что я сейчас как никогда ясно понимаю, какой классный у меня муж. Как мне с ним повезло.
Встаёт, проходит по сцене в сторону, возвращается.
ОЛЯ (дерзко): Я изменила ему сегодня. Да! Как изменял он мне. Ну и что это меняет? Мне хотелось это понять. Искренне хотелось! Хотелось именно понять, а не изменить. Ведь в сексе мой муж в десять раз лучше любого другого мужчины! Лучше в отношении, в заботе, да во всём! По крайней мере, так было, до этих проклятых двух месяцев... Я решилась на этот шаг... Ну и что произошло страшного? Я стала меньше ценить своего мужа? Да я его теперь ещё сильнее ценю, люблю и... наконец-то понимаю. Да я любого за него порву и всё отдам. Это мой муж, это мой любимый человек, это мой подарок судьбы. И да... я теперь очень хорошо понимаю, почему его соблазняют другие женщины. Потому что он лучший. Мне повезло, он достался мне, а не им. А что же делать тем, кому не достались лучшие? Кому достались остальные или вовсе не достался никто. Ведь мужчин меньше и их ни на всех хватает? Мы как-то не думаем об этом, свято принимая политику места за первое правило жизни. Но девчонки... Положа руку на сердце... Я вам скажу! Я не знаю, как бы я поступала и как себя вела, окажись я на месте тех, кому не достался мужик. Или кому достался огрызок, искалеченный круглосуточным маминым вниманием и чрезмерной заботой, полуфабрикат с мужским телом, чем-то отдалённо напоминающим мужчину, но совершенно не соответствующего этому термину. Таких много, я встречала. Сколько из всей той массы мужских плевел, настоящих зёрен? Да ещё и чтобы не гнилых, не испорченных..., чтобы эти зёрна могли дать здоровый достойный урожай, которым можно было бы гордиться, ради которого стоило бы пахать этот сорный огород под названием жизнь?
Садится на кровать, берётся за голову руками. Выражает восхищение, понимание, умиление и самоотречение.
ОЛЯ (тихо): Их мало... очень мало. Просто пугающе мало. И если вдруг такой мужчина где-то ещё кроме счастливицы жены даёт здоровый зрелый урожай – то он автоматически становится козлом. Никто не разбирается, в том, что именно тот ребёнок в той семье потом вдруг становится великим мира сего. Никто не задаётся вопросом – в результате каких жизненных событий появляются гении или кумиры. А мне доподлинно известно, что если бы не вот такие мужики – козлы, как их именуют в нашем праведном обществе, то этот мир был бы намного мрачней, значительно менее успешней. И был ли бы он вообще на сегодняшний день – это большой вопрос, ведь мужчины всё делают ради нас... женщин... и тот же мир спасают и преображают и возрождают его... А ещё я знаю множество семей, где мужей держат на коротком поводке, где следят за каждым его шагом и порицают в каждом бесконтрольном движении, ускользнувшем от зоркого ока жены. И ещё я знаю, какие дети вырастают в этих семьях. Они видят наглядный пример. Потом психологи гадают, почему же мужчина не спешит жениться. Почему же разумные прекрасные девочки примеряют на себя роль диктатора в семье. Кто от этого становится счастлив? Кто?
Кто вбил нам в наши головы, что должно быть только так, а не иначе? Кому было выгодно отобрать у миллиардов людей простое человеческое счастье, внедрив в наши головы сплошные нельзя, нехорошо, неправильно, вредно, опасно...
Да пусть! Пусть неправильно, пусть опасно. Я лично предпочитаю лучше прожить один день в счастье и любви и в конце этого дня умереть со счастливой улыбкой, чем влачить жалкое существование до глубокой старости, а потом задаться вопросом – на кой чёрт я спустила эту жизнь в унитаз? Почему не позволила себе признаться в чувствах, рискнуть заявить о себе, рискнуть осчастливить... просто подарить, хоть на миг избавить себя от постоянной навязчивой мысли – а что скажут другие? Где сейчас эти другие?
Это моя жизнь... моя!
Изменял... И будет изменять... Да Бог с ним... пусть. Я его понимаю... Ещё больше я понимаю её... или их, кто там и сколько соперниц – не важно... Может я и дура..., но свободная от предрассудков, пока ещё при муже и при счастье! Он достался мне, и я его не потеряю... своё счастье я не отпущу. Теперь... наконец-то, я понимаю и себя!
Домой возвращается Владимир.
Он на подъёме, настроение отличное. Он видит счастливую жену.
ВЛАДИМИР: Ты прямо вся цветёшь! Всё хорошо?
ОЛЯ: Всё отлично!
ВЛАДИМИР: Ты знаешь, я хотел сказать, что...
ОЛЯ (перебивает его): Ччччч....
Подходит к мужу, целует в губы.
ОЛЯ: Не надо ничего говорить... не важно, что было и не важно, что будет. Сейчас я счастлива... Я счастлива именно с тобой, всё остальное отныне меня не волнует.
Владимир хитро и довольно улыбается, улыбка его с примесями непонимания.
ВЛАДИМИР: То, есть... всё нормально? Живём?
ОЛЯ: Всё круто... пойдём (кивает на спальню, намекает на интимную связь)?
Владимир хватает на руки жену и утаскивает её в спальню.

За столиком сидят Оля и Владимир.
Улыбаются, наслаждаются вечером, растягивают удовольствие от вина и угощений.
ОЛЯ: У меня в этом месяце на работе нереальный всплеск. Продаж столько никогда не бывало. Мне оклад повысили одной из отдела, но это, правда, секрет, просили никому не говорить. Да ещё премия будет, чувствую нехилая.
Угощается фруктами, меняет тему.
ОЛЯ: Возвращаюсь с работы домой, и с содроганием сердца думаю о том, что могла тебя потерять. Ведь я так люблю тебя...
ВЛАДИМИР: Любовь моя. Мне кажется я стал любить тебя ещё сильней. Этот месяц, что мы провели вместе в такой идиллии... Я ведь думал всё, что приду сейчас домой, ты скажешь - уходи и всё. Жизнь закончилась.
ОЛЯ: Я была в шаге от этого... И если бы я не дай Бог приняла именно такое решение, то моя жизнь на этом тоже бы закончилась. Не представляю тебя без себя. Как твои успехи на работе?
ВЛАДИМИР: Сегодня генеральный, торжественно и чинно объявил всем о моём повышении, и переводе в главный офис.
ОЛЯ (восторженно): Оу! Здорово!
ВЛАДИМИР: Да, я давно об этом мечтал, и, конечно, стремился.
ОЛЯ: Ты достоин этого!
Владимир целует ручку жене.
ВЛАДИМИР: Без тебя я бы ничего этого не достиг. Помнишь, кем я был, когда мы только начали встречаться? И кто сейчас... Да, я старался, но твоя заслуга в этом не меньше. Так что сегодня мы отмечаем с тобой моё вступление в должность и наши совместные успехи!
ОЛЯ (наигранно расстроено): Пфф... Я-то думала, ты жену просто так пригласил в ресторан, без повода, так, сделать приятное...
ВЛАДИМИР: Дорогая... с этих пор мы будем с тобой ходить по ресторанам, по театрам... в кино, в клубы... куда захочешь... Только скажи, только намекни, я всё для тебя сделаю!
ОЛЯ: Люблю тебя!
ВЛАДИМИР: Обожаю!
Обмениваются воздушными поцелуями.
Оля приходит домой, с работы.
Раздевается, открывает ноутбук, видит сообщение от Гели.
ОЛЯ: Опять она. Ну, что на этот раз?
ГЕЛИН ГОЛОС: Встретимся?
Оля деловито улыбается, что-то печатает, ждёт.
Приходит ответ.
ГЕЛИН ГОЛОС: Да, знаю это место, могу быть там через полчаса.
Оля, печатает, отправляет, закрывает ноутбук, собирается и уходит с затейливой улыбкой.
Фоном очень тихо играет музыка, на протяжении всего диалога двух девушек. Песня killing me inside amurai feat sean ryan.
Начинается громко, и стихает до минимуму, чуть слышно тогда, когда героини начинают диалог.
Геля подходит к столику в ресторане. Её сумочка уже лежит на стуле, место занято, она возвращается из дамской комнаты. Стол уже заказан, она ждёт Олю, смотрится в зеркальце.
На сцену выходит Оля.
Она с интересом и умилением смотрит на Гелю. Геля опускает зеркальце, видит Олю.
Неловкая пауза. Геля встаёт.
Оля подходит ближе, садится напротив.
Геля садится на своё место.
ОЛЯ: Ну, здравствуй, вот и свиделись...
ГЕЛЯ (неуверенно): Здравствуй.
ОЛЯ: У моего мужа есть вкус.
ГЕЛЯ (оценивающе глядя на Олю): Да, пожалуй...
ОЛЯ: Никогда не думала, что вот так просто буду сидеть за одним столиком с любовницей своего мужа.
ГЕЛЯ: Я была любовницей. Это так. Впрочем, не совсем так... Я чувствовала себя его девушкой, его второй половиной, его... может быть не женой, но точно не любовницей. Он для меня всё.
ОЛЯ: Да, я помню, читала, что ты не намеренна от него отступаться.
ГЕЛЯ: Знаешь... Я ведь тогда действительно хотела вас поссорить, чтобы он доставался только мне и никому больше. Прости, пожалуйста, я уже поплатилась за это потерей любимого человека.
ОЛЯ: Что? Так значит, вы больше не общаетесь?
ГЕЛЯ: Не общались. Два месяца. Это была его инициатива. Он скрывался, не отвечал на звонки и сообщения, потом мы случайно встретились и он сказал, что больше мы не вместе. Но примерно месяц назад он пришёл ко мне. Выслушал, простил. У нас с ним опять всё началось как раньше. Но я тебя пригласила на встречу сегодня не для того, чтобы попытаться опорочить его или себя и вновь попытаться внести раздор в вашу семью.
ОЛЯ: Чего же ты хочешь?
ГЕЛЯ: Не знаю, как сказать... Понимаешь? Я не могу без него. Я с ума схожу, когда его нет рядом. Эти два месяца разлуки были худшими в моей жизни. Я и таблетки глотала и люстру покрепче искала в доме... Хотела вскрыться, но не хватило духа, увидев первую кровь на запястье. Я умру без него, Оля, не знаю, что делать, и я очень не хочу, чтобы из-за меня он терял тебя. Ведь я знаю, как он умеет любить, и я знаю, что он тебя любит. Тебя любит... и меня любит. И я не знаю, что со всем этим делать. Подруги говорят – бросить это всё, но им легко говорить. Володя без меня страдал, я знаю. Но он будет страдать и без тебя.
Геля поправляет волосы, отпивает из бокала.
ГЕЛЯ: Может быть я сделала глупость, но я подумала, что никто кроме как мы с тобой не сможем эту ситуацию разрешить. Володя сам выбор сделать не может, точнее он его давно сделал, но это... так скажем, не стандартный выбор.
ОЛЯ: Почему же не стандартный? Всё по классике жанра. Как и в большинстве семей, другой вопрос, что не в каждой об этом так свободно говорят и не везде знают о третьем звене в отношениях.
ГЕЛЯ: Я не хочу врать... Я хочу жить честно и по возможности с чистой совестью, но мне и в голову не могло прийти, что чистая совесть может конфликтовать с мыслями и чувствами. Нас этому не учили в детстве, я не знаю что делать...
Оля отпивает из своего бокала, добро улыбается.
ОЛЯ: Да... я тоже росла с мыслью о том, что встречу прекрасного принца, он будет носить меня на руках, защищать, любить, одаривать подарками, что у нас родятся чудные детки, и мы будем жить в большом доме своей большой дружной семьёй.
ГЕЛЯ: Я тоже так себе всё это представляла. А когда подросла, то на практике не смогла отыскать ни одной такой семьи. Или любовные треугольники, или уже разведёнки, как следствие. Редко – вдовцы. Как угодно... только не так, как нас учили, как мы мечтали...
ОЛЯ: Вот и я о том же...
ГЕЛЯ: Что делать, Оля? Как жить? Как быть? Как поступить правильно? Есть ли оно вообще это правильно?
ОЛЯ: Хороший вопрос, Геля... Очень хороший вопрос...
Оля отпивает из своего бокала, поправляет волосы.
ОЛЯ: Знаешь... Я пришла к пониманию, что в этом мире есть место всему. Даже таким семьям, которые живут вот так, на два фронта. И при этом никто не испытывает дискомфорта. Ведь мы были в целом счастливы, когда не знали друг о друге?
ГЕЛЯ: Я знала о тебе!
ОЛЯ: Хорошо, знали, я тоже догадывалась, но мы существовали друг для друга фантомно, локально, если угодно. По факту, в моей жизни не было тебя, а меня не было в твоей жизни, зато у каждой из нас в жизни был прекрасный нежный, заботливый и любящий мужчина.
Геля одобрительно кивает головой.
ОЛЯ: Нас воспитывали в определённых рамках понимания, в узком, чётком строгом формате. Только так и никак иначе! Что это не правильно, что то нехорошо. В итоге было разрушено множество семей, хоть муж и жена продолжали любить друг друга до конца дней после совершённой кем-либо из супругов «ошибки». Любили до, и любили после, однако стереотип и чьё-то навязанное мнение, что должно быть только так и никак больше – разрушил их семьи. Всё бывает. Нет ничего не правильного, есть место всему. Если нам всем от этого только хорошо – значит это правильно.
ГЕЛЯ: То есть... ты не против, чтобы всё это так и продолжалось?
ОЛЯ: Тебе хорошо с ним?
ГЕЛЯ: Он лучший...
ОЛЯ: Согласна. Меня всё устраивает, я счастлива, что у меня есть такой мужчина. Лучшего я тоже не встречала. Кто знает, может быть когда-то кто-то из нас встретит того, кто покажет нам другую жизнь, покажет и поведёт по этой другой жизни за собой... Но сейчас... Мне кажется, мы встретили того, кто показал нам жизнь именно такую. Показал и привёл к тому, что мы имеем. И ты знаешь... Я счастлива...
ГЕЛЯ: Я не верила, что ты это скажешь, но всё же надеялась где-то глубоко. То есть всё хорошо? Мы можем продолжать жить так как живём?
ОЛЯ: Всё нормально, подруга. Как твоя малышка?
ГЕЛЯ: Всё хорошо... беременность проходит нормально. Разговариваю с ней. Я только благодаря ей и вынесла эти два месяца, так бы точно руки на себя наложила!
ОЛЯ: Всё хорошо. Пусть это будет здоровый счастливый ребёнок. Ладно, мне пора. Не обещаю, что станем с тобой подругами, но судя по тому, что происходит (шутливо), секс втроём я бы отрицать не стала...
Геля смущённо смотрит в сторону.
Оля подмигивает Геле, прощается и уходит.
Играет позитивная музыка.
Владимир хлопочет по хозяйству, пританцовывает.
Он полон сил, энтузиазма. С нетерпением ждёт супругу с работы.
Огромный букет цветов уже заготовлен, Владимир переставляет его с одного места на другое, примеряет, как эффектней будет смотреться от входа, когда войдёт супруга.
Находит, наконец, самое лучшее место, прямо у дверей, бежит на кухню в фартуке, достаёт противень с чем-то дымящимся, но ароматным.
Открывается дверь, входит Оля.
ОЛЯ (позитивно с юмором): Ого! Любовь моя, ты сегодня накосячил больше обычного? Даже боюсь предположить, что ты натворил, судя по размеру букета!
Её встречает улыбающийся муж с противнем в руках.
ВЛАДИМИР: Ужин готов, любимая! Прошу к столу!
Оля прикрывает рукой рот в исступлении, восторге, и с сарказмом одновременно.
ОЛЯ: Ого... А... прости, мы в квартире одни? Ты часом ничего не хочешь предложить такого... запретного... не одобрительного общественным мнением?
ВЛАДИМИР: Нееет... о чём ты? Всё хорошо, ничего я не натворил. Просто я как-то неожиданно вдруг вспомнил, что у меня лучшая в мире жена, которая достойна лучшего в мире букета, лучшего в мире ужина и лучшего в мире обхождения!
Оля млеет...
ОЛЯ (зрителю): Каков подлец... ну как тут устоять...
ВЛАДИМИР: Ну, так что? Сюрприз получился?
ОЛЯ (искренне): Шутишь? Конечно! Я в восторге!
Целует мужа десять раз в каждую щёчку поочерёдно.
ОЛЯ: Сейчас умоюсь, переоденусь и...
Оля убегает переодеваться и умываться.
Владимир выходит на авансцену, убеждается, что жена вышла.
Достаёт мобильный телефон, торопливо набирает сообщение.
ГОЛОС ВЛАДИМИРА: Спокойной ночи, прелесть! Люблю тебя!
Спешно убирает телефон, проверяет, чтобы жена не заметила.
Звучит ответное пиликание телефона.
Владимир осторожно достаёт телефон, быстро смотрит ответ.
ГОЛОС ГЕЛИ: Не представляю, что завтра с тобой сделаю! А сегодня замучаю игрушку. Если что – я жду... муа (озвучка томного поцелуя).
Владимир улыбается, прячет телефон в карман. Осматривается, чтобы жена не заметила, Оля всё видит, но не подаёт вида, её всё устраивает.
Владимир широко улыбается зрителю немного виноватой улыбкой и разводит руками.
ЗАНАВЕС

Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.
Николай Лакутин
Новосибирск
апрель 2019г

Все пьесы Николая Лакутина представлены в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»
Почта автора Lakutin200@mail.ru






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Драматургия
Ключевые слова: пьесы, драматургия, сценарии, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лаку,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 18.11.2019 в 02:48
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1