""Молочная книжка"


— Без «молочной книжки» мне карьера не светит, — трезво оценил свои шансы корреспондент отдела промышленности газеты «Керченский рабочий» Геннадий Сергеевич, с легкой руки поэта Валерия Левенко названный Махатмой.
— Что за «молочная книжка»? — не понял я. — Знаю, что бесплатно молоко выдают младенцам и работникам на химических и прочих вредных производствах.
— Неужели не догадался, что речь о партбилете, который ценится выше, чем диплом о высшем образовании, — пояснил коллега.
— В таком случае, почему не вступил в партию? — поинтересовался я.
— После окончания вуза работал учителем в школе и о партийности не помышлял, —признался Геннадий Сергеевич. — К тому же тогда в КПСС в первую очередь принимали рабочих и крестьян, а уже потом, так называемую прослойку, интеллигенцию. К ней во все времена власть предержащие относились с недоверием и подозрением, ибо из среды людей просвещенных рождались вожди и бунтари революции. Те, кто взошел на Олимп власти, считали, что схватили бога за бороду и потому непогрешимы, обладают истиной в последней инстанции. Поэтому не намерены отдавать бразды правления, добровольно уступать место под солнцем.
На убедительные доводы старшего коллеги у меня не нашлось контраргументов, ведь в советский период подбор руководящих кадров производился по политическим, деловым и моральным качествам претендентов. Будь беспартийный специалист, хоть семь пядей во лбу, грамотный и опытный, но если у него нет партбилета или мохнатой руки в органах власти, то его шансы на замещение вакантной должности мизерны. Неслучайно, в конце 80-х годов комсомольские функционеры с трибун страстно взывали: «Партия, дай порулить!»
Но в 1991 году, когда по результатам первого в стране референдума Крымская область стала автономной республикой, а областной совет — Верховным Советом Крыма. Геннадию Сергеевичу слегка улыбнулась фортуна. При формировании штата сотрудников парламентской газеты «Крымские известия» редактор Геннадий Сюньков позвонил своему тезке:
— Приезжай в Симферополь, есть шанс занять вакантную должность заместителя редактора. Знаю тебя, как профи по совместной работе в районной газете «Приазовская звезда». Уверен, что отлично справишься.
Потеплело на сердце у Махатмы: «Наконец- то наступил мой звездный час, награда за долготерпение». Приехал в крымскую столицу и сразу на собеседование к спикеру парламента Николаю Багрову, недавно занимавшему должность первого секретаря обкома партии и уступившему кресло Леониду Грачу.
— В какой партии состоите или состояли? — задал он Геннадию Сергеевичу вопрос в лоб.
— Беспартийный, — без сожаления ответил претендент.
«Что-то он не от мира сего, себе на уме. Как бы чего не вышло? — подумал спикер, искушенный в политике и партийных интригах.— Неблагонадежный, может проявить строптивость, вольнодумство. Слишком уверенный и самостоятельный».
— Имейте в виду, что у нас есть и другие кандидаты на замещение должности на конкурсной основе, — заявил глава парламента. — О результатах вам сообщим.
— Какой конкурс, если никто от меня не запрашивал публикаций? — удивился журналист.
— Без анализа публикаций оценят ваш интеллект и творческий потенциал.
После этого ответа Геннадий Сергеевич осознал, что в калашный ряд ему не пробиться, такого матерого бюрократа не обойти, не объехать. Но, несмотря на зыбкость шансов, все же сохранялась малая толика надежды, а вдруг повезет?
Возвратился в Керчь и через пару недель, не дождавшись ответа, позвонил Сюнькову:
— Что с вакансией зама?
— Замещена, спикер навязал своего человека.
— Да, «молочная книжка» и приятельские связи — сила! — констатировал коллега. С этим выводом не поспоришь.
Выдачу бесплатного молока за вредность «молочная книжка» не гарантировала, но зато сулила большие социальные преференции для карьерного роста на работе и службе. Под партийной опекой тогда находились все предприятия, организации, учреждения, армия, флот, правоохранительные органы и спецслужбы ибо, согласно статье 6 Конституции СССР, КПСС была «руководящей и направляющей силой советского общества». А «молочная книжка» светила путеводной звездой, была талисманом, залогом для достижения намеченных, зачастую своекорыстных, интересов и целей.
Не знаю, за что поэт окрестил Геннадия Сергеевича именем кумира индусов Махатмы, отца не менее знаменитой премьер-министра Индии Индиры Ганди, погибшей от рук одного из телохранителей. Возможно, за интеллект, житейскую рассудительность, мудрость и добродушие?
Следует отдать ему должное, что перед начальниками, ради благ, дешевой славы, почетных званий и наград, не пресмыкается, не лебезит, бисер не мечет, не поет дифирамбы и не слагает од и баллад. Как сильная личность, сохраняет человеческое достоинство. Его характеру и принципам претят конформизм, лицемерие, стяжательство и лизоблюдство. Не покривив совестью, честью и принципами, и по сей день остается беспартийным человеком, свободным от тлетворного влияния политических догматиков и лживых карьеристов, погрязших в коррупции и казнокрадстве.
Глубоко убежден, что ради независимости журналист должен быть свободным от партийных оков и пут, политических обязательств перед вождями и номенклатурной бюрократией, считающих его своим подручным бойцом, а точнее, заложником и лакеем идеологического фронта.
До августовского 1991 года путча я тоже состоял в рядах КПСС, но окончательно расстался с «молочной книжкой» и новых политических титулов не обрел. Лишь иногда, не связывая себя партийной принадлежностью, поддерживал прогрессивные движения и не более.
Знаю многих, ныне здравствующих деятелей, у которых в личных архивах богатые коллекции «молочных книжек» с логотипами КПСС, СДПУ(о), СПУ, «Наша Украина», «Батькивщина», Партия регионов и т.д. и т.п. Они, ради карьеры, благ и комфорта, подобно флюгеру, чутко реагируют на дуновения ветров политической конъюнктуры.
Уже шестой год, как Крым пребывает в составе России, живет в новых реалиях с новыми «молочными книжками», увенчанными логотипами «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия» и другими, в том числе карликовых партий-клонов для манипулирования мнением доверчивых избирателей, не искушенных в мошеннических схемах.
Сменились декорации и цвета флагов, портреты партийных вождей и кумиров, но тенденция остается неизменной. Депутаты, чиновники, а теперь и, якобы беспартийные, силовики, оценивают человека не по уровню интеллекта, честности, профессионализму, добродетелям, а по наличию «молочной книжки» бессменно правящей партии.
Эту бандитскую ксиву никогда не дадут рабочему, крестьянину или интеллигенту-голодранцу, на нее и не претендующих. Это атрибут жуликов, воров и прочих аферистов обладателей солидных капиталов, крупной недвижимости, коллекции крейсерских яхт, самолетов, автомобилей, часов, картин, самоваров, инкрустированных драгметаллами и самоцветами унитазов и других предметов роскоши.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 65
Опубликовано: 16.11.2019 в 13:57
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1