Содомский узник. Строго 18+++


Содомский узник. Строго 18+++

Тамара Фёдоровна Москаленко
"Содомский узник" или "Последняя исповедь раба". +18
Ранее было опубликовано мною под псевдонимом, ввиду специфичности произведения. *Сейчас все материалы, опубликованные на других ресурсах, я собираю воедино, под своим настоящим именем.
Трагедия из моей новой книги "Запретный плод".

- 1 -
Предварительно выяснив по телефону некоторые вопросы, касающиеся консультации, Макс предложил встретиться в неформальной обстановке. Сидеть в духоте кабинета летом, да ещё при такой замечательной погоде, грех, - решила я и согласилась, назначив встречу через час в городском парке.
Максим оказался молодым человеком лет тридцати в тёмных непроницаемых очках. При моём появлении, он встал с лавочки и изобразил нечто вроде учтивого полупоклона. Его приветственное «Здравствуйте!» прозвучало вполне искренне, несмотря на то, что Макс не пожелал снять тёмные очки. Возможно, этот жест и удержал меня от желания протянуть ему руку.
- Давайте немного пройдёмся, Максим, - предложила я.
- Да, конечно… - обрадовано согласился он, и мы прошли вглубь аллеи, где находился фонтан. Обычно, в летнее время здесь бывает многолюдно. Любуясь фонтаном и ведя непринуждённую беседу о погоде нынешнего лета, я отметила, что в ответных вежливых репликах Максима присутствует напряжение. По всему, он ждал моей инициативы, чтобы начать трудный разговор. Уходить от фонтана не хотелось, но тянуть время было уже неудобно.
- Максим, вы готовы к разговору? – спросила спокойно, рассматривая своё отражение в его очках.
- Да, готов… - согласился Макс.
- Тогда давайте присядем на лавочку, где-нибудь в сторонке.
- Да, моя госпожа! – прозвучало неожиданно, и увидев мой оторопевший взгляд, Макс тут же спохватился, - Простите, Анна Сергеевна… Желание женщины для меня - закон! – и, смущённо улыбнувшись, он спрятал руки за спину.
Немного пройдя по парку, мы присели на одинокую лавочку. Попросив разрешения закурить, Макс достал сигарету, дрожащей рукой прикурил от дорогой зажигалки. Я с любопытством разглядывала его. Одет Максим был с иголочки, его парфюм тоже был не из дешёвых. Глядя на него, такого респектабельного и холёного, мне не хотелось верить в заявленную по телефону тему нашей беседы. Хотя.., для его возраста, ранняя седина уже серебрила виски...
- Итак, я слушаю вас, Максим, - сказала, не выдержав долгой паузы, - чем я могу вам помочь?
- Тем, что просто выслушаете меня, не перебивая, - тихо произнёс Макс, глубоко затягиваясь сигаретой.
- Я слушаю вас… - повторила нетерпеливо, - только помните, что у меня идёт рабочее время…
- Ах, да! – спохватился Максим, торопливо доставая из кармана дорогое портмоне - сколько я должен вам за консультацию?
- Вы хотите заплатить прямо сейчас?
- Да, конечно! – кивнул он, соглашаясь, и отсчитывая деньги.
Глаза Макса по-прежнему прятались за дорогой оправой тёмных очков, это было непривычно и вносило некий дискомфорт.
- Позвольте, я расскажу вам свою историю с самого начала… - прикуривая очередную сигарету, тихо произнёс Максим, - Вы - единственный, а возможно, и последний человек, узнавший правду обо всём случившемся.

Макс очень волновался, курил сигарету за сигаретой, глядя прямо перед собой и отрешённо повествуя мне о своей жизни.

- 2 -
С детства Максим рос довольно послушным мальчиком. Его мать, будучи школьной учительницей, воспитывала его в строгости и полном подчинении.
Своего отца он не помнил, знал лишь, что родители разошлись, когда он был ещё совсем мал.
От алиментов мать отказалась, потому они скромно жили на её небольшую зарплату, которой едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами.
Время от времени, матери удавалось заработать на уборке в квартирах соседских старушек, но это тоже были не Бог весть какие заработки от их нищенских пенсий. В общем, ждать подарков от Судьбы Максу особо не приходилось.
После окончания школы, поступить в ВУЗ было не за что, тем не менее, Максим решил попытать своего счастья в столице.
В их небольшом провинциальном городке не было особых перспектив на будущее, но мать была решительно против его отъезда в Москву.
Её волнение было вполне обоснованным, ибо она твёрдо была уверена в том, что в столице нет ничего, кроме соблазнов и распутства.
Желая убить сразу двух зайцев, Максим решился уехать тайком.
С одной стороны, его совсем не привлекала перспектива службы в армии.
С другой стороны, его отъезд давал возможность избавиться, наконец-то, от вездесущей опеки строгой матери.
Столица встретила Макса неприветливо. Друзей, знакомых и тем более родственников в Москве у него не было.
За пару дней истратив на пирожки и поездки в метро свои немногочисленные сбережения, Максим вдруг понял, что он жестоко «зависает» в этой чужой реальности большого города.
Истратив последние деньги на поездку в метро, Максим сел на кольцевую ветку. Сидя в последнем вагоне, впервые за два дня, выспался несколько часов кряду.
В вагон заходили и выходили люди, но никому не было дела до семнадцатилетнего мальчишки, потерявшегося во времени...

- 3 -
Желая немного размяться, Максим иногда выходил из вагона, прохаживался по залу метро, разглядывая его неповторимую архитектуру, затем садился в поезд, доезжал до следующей станции. Так вынужденная экскурсия продолжалась до глубокой ночи. Максим изрядно устал, от голода и слабости подкашивало ноги и, выйдя из вагона, он присел на лавочку в зале. Мимо него равнодушной толпой шли люди. Постепенно эта толпа редела, все спешили домой.
Мысль о доме спазмом перехватила горло.
- Эх, говорила мне мама… - подумал с тоской и запоздалым чувством вины за свой тайный отъезд.
Мог ли он что-то изменить теперь, когда лишился последних денег? Через каких-то пару часов он вынужден будет выйти из метро и… Перспектива ночёвки на вокзале отпадала. Прошлой ночью он уже чуть не угодил в отделение милиции, и лишь по счастливой случайности избежал этого. Мысль о том, что ему придётся ночевать под открытым небом с бомжами пугала до омерзения.
Проглотив горячий комок, подступивший к горлу, Макс повернул голову и увидел сидящего на другом конце лавочки парня лет двадцати двух. Парень с нескрываемым интересом смотрел на него в упор и мягко, сочувствующе улыбался. Макс смущённо отвернулся и опустил голову.
- Что нужно ему? – подумал испуганно и растерянно, - А может быть этот парень поможет вернуться домой? если конечно даст денег на билет…
Максим оглянулся на парня ещё раз и улыбнулся в ответ…

Спустя пятнадцать минут, они уже сидели в уютном ресторанчике. Виталик, так звали нового знакомого, сделал официанту заказ и щедро накормил Макса. Пока Макс наедался, Виталик курил дорогие сигареты, глубоко затягиваясь и медленно выдыхая дым. Потом вместе они пили дорогой коньяк. С непривычки Максим быстро опьянел. Глядя на Виталика, он глупо улыбался и бормотал ему слова благодарности.
- О`кей, Макс! – улыбнулся снисходительно Виталик, - тогда давай в знак твоей благодарности, выпьем на брудершафт!
- На что? – переспросил непонимающе Макс.
- На брудершафт! – повторил, улыбаясь, Виталик, - или ты против?
- Нее… я не против, - замотал головой Максим
Налив полные рюмки коньяку, Виталик переплёл их руки и провозгласил:
- Пьём до дна!
Вылив в себя коньяк, Макс с удивлением ощутил объятья Виталика и нежный поцелуй в губы. Всё остальное напоминало размытую картину. Очнулся он лишь утром в квартире Виталика. Лёжа в постели голышом на шёлковых простынях, Макс пытался восстановить события прошлой ночи, но увы, в памяти был стойкий провал, к тому же его изрядно мутило…
Так началась новая страница во взрослой жизни…

- 4 –
Несколько дней Максим жил у Виталика. Его квартира в центре Москвы представляла собой шикарное дизайнерское творение. Максу лишь по телевизору доводилось видеть подобную роскошь, поэтому, всё происходящее казалось ему сказкой, в которую он попал так нечаянно. Ради продолжения этой сказки Максиму готов был смириться с тем, что теперь он занимался сексом с мужчиной, не смущала и снисходительная ирония Виталика по отношению к нему. Прошло несколько дней, и новый друг Макса объявил, что они едут в клуб. Куда именно они поедут, Виталик не уточнял, но критически оглядев одежду Максима, решительно открыл один из своих многочисленных плательных шкафов. Небрежно отодвигая плечики, Виталик выбрал Максу фирменные джинсы и тонкий свитер дизайнерской работы. По дороге они заехали в салон красоты, где новой стрижкой и укладкой феном Максима совершенно преобразили. Непривычный к таким процедурам, Макс радовался, как ребёнок. Увидев его выходящим из салона, Виталик довольно улыбнулся: перед ним стоял стройный, симпатичный парнишка, ничем не уступающий любому из московских ребят.
Когда они вошли в свинг-клуб, где Виталика «знала каждая собака», публика немедленно отреагировала на появление новичка. Женщины, подходя к ним, беззастенчиво разглядывали Максима и сыпали комплиментами. Макса смущало такое внимание со стороны незнакомых людей и озадачивало отношение к ним Виталика, который, не особо церемонясь, обрывал женщин на полу слове, повторяя, что «этот сладкий мальчик не про вашу честь». Затем сам подвёл его к мужчине, сидящему за столиком немного в стороне от остальных посетителей клуба. Представив Максима Стасу, так звали солидного господина, Виталик удалился. В отсутствии Виталика Макс почувствовал себя неуютно. Его новый знакомый, напротив, вёл себя уверенно и непринуждённо. Он налил Максиму в фужер немного шампанского и предложил сигарету. Когда Макс отказался закурить, глянул на него одобрительно. Попросил рассказать немного о себе. Слушая немудрёную историю жизни Максима, Стас понимающе кивал и с любопытством его разглядывал. Когда шампанское было допито, Стас поднялся из-за стола и без объяснений, приказал Максиму следовать за ним. Эту ночь они провели в гостинице. Стас ушёл рано, пояснив, что «служба не ждёт», оставил на тумбочке у кровати несколько купюр в долларах и заботливо предупредил Макса не торопиться – номер оплачен до вечера. После ухода Стаса Максим пересчитал деньги. В руках, по его меркам, была огромная сумма - триста долларов. Первой мыслью Макса было вернуться домой, но он тут же вспомнил, что у Виталика остался его паспорт.
- Нужно забрать документы и вещи, - растерянно подумал Максим, - но как я найду Виталика? Ведь я не знаю даже его адреса!
Оставался единственный шанс – найти Виталика в свинг-клубе, где, по всей видимости, он был завсегдатаем.

- 5 -
Выспавшись за день в номере гостиницы, Макс сдал ключи и, поменяв сотенную долларов в обменнике, сытно пообедал в кафе. Затем до вечера гулял по улице, ждал открытия свинг-клуба, в который явился одним из первых посетителей. Бармен, перетиравший бокалы, приветливо улыбнулся ему, как старому знакомому, предложил выпить. Удивился, когда Макс заказал лишь стакан пепси-колы, но ничего не сказал. Присев за один из столиков, Максим ждал прихода Виталика, с любопытством наблюдая за публикой, рассаживающейся за столиками. Некоторых из них он запомнил и, сдержанно улыбаясь, кивал в ответ на их приветствие. Женщины смотрели на него понимающе и даже несколько сочувствующе. Подходить к нему никто не торопился, без Виталика он был чужим, в этой толпе, жаждущей урвать свою долю порочного удовольствия. Виталик появился намного позже, когда Макс уже потерял всякую надежду на встречу.
Подойдя к столику Максима, Виталик, как ни в чём не бывало, осведомился:
- Как дела?
И получив в ответ дежурное «нормально», присел за столик.
- Ну, рассказывай…- произнёс с любопытством.
- А что рассказывать? – смутился Макс, - а то сам не знаешь… Подставил меня под этого дядьку…
- Не понял? – возмутился Виталик, - насколько я понял, тебе нужны были деньги? Я нашёл тебе клиента, и ты их заработал, не так ли? Кстати, стольник мой и пятьдесят баксов за салон красоты! Я - не бюро добрых услуг: кормил-поил тебя столько дней. Гони деньги, говорю.
Максим, оторопев от сказанного, отсчитал деньги и расстроено спросил.
- Когда можно будет забрать у тебя мой паспорт и вещи?
- Ну, уж не знаю, я сейчас улетаю на Карибы на недельку, вот заскочил на минутку в клуб.
- А как же я?! – невольно вскрикнул Макс, - что я буду здесь делать неделю без паспорта?! Я домой хотел уехать…
- Домой?! – с иронией перебил его Виталик, - не смеши меня! Что ты там будешь делать в своём Мухосранске? Здесь по крайней мере хоть денег заработаешь! Кстати, домой тебе уже не на что добираться. Так уж и быть, подкину тебе клиента на сегодня…

- 6 -
Максим готов был расплакаться: всего лишь за пару минут он лишился зыбкой надежды вернуть всё на круги своя, и волей неволей вынужден был согласиться с предложением Виталика. Ещё одну ночь Макс провёл в гостинице рядом с клубом. Его клиент - пожилой господин, так же оставил ему триста долларов и позволил выспаться в номере. Вечером Максим хмуро сидел за столиком в клубе и тянул через трубочку кока-колу. Он был подавлен. Ему совсем не нравилось ублажать старых пердунов, пусть даже за такие деньги, но выхода из ситуации он не видел. К его столику подошёл манерный мальчик примерно его лет и попросил разрешения присесть.
- Садись… - хмуро кивнул ему Максим.
- Скучаешь? – с улыбкой спросил парень.
- Соскучишься тут… неопределённо и мрачно ответил Макс.
- Ой-ёй-ёй, какой ты бука… - продолжал заигрывать с ним незнакомец, - здесь таких не любят!
- А каких тут любят? – почти со злом спросил Макс, - таких как ты?
- Ну, я, по крайней мере, на людей не набрасываюсь, как некоторые… - обидчиво протянул парень.
- Извини… - буркнул Максим, - не до шуток мне…
- Так может, я помогу тебе? – с сочувствием произнёс парнишка.
- А чем ты мне поможешь? – спросил с отчаяньем Макс, - я остался без паспорта и жить мне негде!
- Даа… ситуация… - грустно вздохнул незнакомец, - знакомая, говорю, ситуация… Думаю, что паспорта тебе не видать, как своих ушей…
- Как это не видать?! – возмутился Максим, - я домой хочу уехать!
Незнакомец грустно покачал головой.
- О доме забудь. Не один ты здесь такой…

- 7 -
Разоткровенничавшись, Ромка, так представился новый знакомый, вкратце рассказал свою историю. Год назад приехал из провинции поступать в ВУЗ. Всё произошло банально: экзамен с треском провалил, деньги истратил, домой возвращаться не пожелал. Совершенно неожиданно попал в гей-клуб и - пошло-поехало… За год наработал свою клиентуру и «крышу», в общем, бывает и хуже… - такими словами закончил Ромка свой рассказ.
- А чего уж хуже-то? – озадачился Макс, - не вижу в этом ничего хорошего.
- Ну, это ещё как сказать… - уклончиво произнёс Роман, бывает и похуже…
- Ладно. – подвёл итог Макс, - мне-то чем ты можешь помочь?
- Как чем? – переспросил Ромка, - с нужными людьми могу свести. Сам же сказал, что жить тебе негде.
- Ага, так меня и приютили, скажешь тоже, - недоверчиво возразил Максим, - без денег и без документов!..
- Ну почему же, - не согласился Роман, - это смотря к кому обратиться. Ежели к госпоже Эльвире, так она и приютит… за услуги конечно…
- За какие услуги? Что за «госпожа»? – насторожился Макс.
- Ну, разное… - неопределённо ответил Ромка, - а у тебя что – есть выбор?
- Выбора нет, - расстроено подтвердил Максим, - ну и где эта твоя Эльвира?
- Госпожа Эльвира… - поправил его Роман, - это важно, запомни: госпожа Эльвира.
- Да ладно тебе, - отмахнулся Макс, идём уже к этой госпоже, что ли…
- О`кей, твоим решением, - согласился Ромка, - пойдём! Только ты повежливей с ней…

- 8 -
За столиком, куда подошли они с Ромкой, сидела дама лет тридцати пяти-сорока и курила тонкую сигарету с длинным мундштуком. Глянув свысока на подошедших парней, она глубоко затянулась сигаретой и выпустила дым в их сторону. Затем, не меняя позы, высокомерно спросила:
- С чем пожаловали?..
Ромка, с некоторым подобострастием, смущённо произнес:
- Госпожа Эльвира, тут новичку жить негде, приютите?
- А у меня гостиница, что ли? – недовольно возразила Эльвира, разглядывая Макса.
Максим невольно смутился под её тяжёлым взглядом.
- Это тебя Виталик на днях сюда привёл? - спросила строго.
- Да, меня… - смущённо подтвердил Максим.
- А ты в курсе, что у меня просто так не живут? – эти слова она произнесла уже насмешливо.
- В курсе… - хмуро ответил Макс, - но у меня нет другого выхода.
- Ну, коль ты такой смелый, - всё так же насмешливо продолжила Эльвира, - я тебя забираю.
- Спасибо Вам, госпожа Эльвира, - обрадовался Ромка и дёрнул за рукав Максима, мол – благодари!
Макс, спохватившись, пробормотал «спасибо», но глянув на нахмуренную Эльвиру, тут же добавил: - Спасибо, госпожа Эльвира…
- Вот это другое дело! – надменно улыбнулась госпожа.
Так началась самая чёрная полоса в жизни Макса.

- 9 -
Всю дорогу Эльвира молчала. Макс ехал на заднем сидении дорогого автомобиля и терялся в догадках о том, что его ждёт. Когда они подъехали к частному дому Эльвиры, ворота открыл охранник. Он же взял ключи от машины, чтобы поставить её в гараж. В доме их встретила женщина средних лет, видимо, горничная, которой Эльвира тут же отдала распоряжения:
- Покажи Максу его комнату и накорми.
Горничная не выказала и доли удивления появлением Максима. Пройдя по коридору, она открыла ключом дверь и включила свет. Комната оказалась небольшой и довольно уютной, но ничего лишнего в ней не было. Двух створчатый шкаф для одежды, односпальная кровать, тумбочка, стол, на котором стоял небольшой телевизор и стул. Небольшое окно закрыто плотной тяжёлой шторой. К удивлению Максима в комнате была ещё одна дверь, за которой находилась небольшая, вполне приличная ванная комната.
- Прямо как в гостинице… - подумалось Максиму.
Горничная оказалась немногословной. Показав комнату, она объяснила Максу, где находится кухня и предупредила, что через десять минут ждёт его с ужином.
Так как вещей у Максима не было, то за эти десять минут он лишь умылся и, стоя перед зеркалом, внимательно посмотрел на своё отражение в зеркале. Оно неожиданно испугало Максима, как будто он увидел в отражении совершенно чужого человека. Прошло чуть больше недели, с тех пор, как он уехал из дому, но казалось, что прошла целая вечность, которая поглотила его без остатка в этом огромном и чужом городе. В глазах Максима было столько боли и страха, что он невольно отвернулся от зеркала, держась руками за голову.
- Что будет со мной завтра? Что? – стучало в висках, но ответа не было…

- 10 -
Дойдя до рассказа о зеркале, Макс закурил очередную сигарету и помолчал некоторое время. Видимо, всё рассказанное до этого, было для Максима, куда меньшим потрясением, чем то, что только предстояло рассказать…

После ужина, который прошёл в полной тишине и одиночестве, тревога Макса лишь усилилась. Допив остывший чай, он удалился в свою комнату, принял душ, и уже собрался было лечь в постель, как в дверь постучали. Вошла горничная и сказала, что его ждёт госпожа Эльвира. Несмотря на то, что время уже было далеко за полночь, почти во всём доме горел свет. Горничная провела его до комнаты, где находилась госпожа, предварительно постучав, открыла дверь и, впустив туда Максима, удалилась.
Макс оказался не в спальне, как предполагал, а в довольно странном помещении со специфическим запахом и множеством каких-то приспособлений, типа пыточной комнаты. Мороз пробежал по коже от увиденного, и нехорошее предчувствие до тошноты вновь напомнило о себе. Открылась боковая дверь, и в помещение вошла Эльвира. Она была затянута в чёрный латекс, на ногах красовались высокие лаковые сапоги на шпильке. Длинные светлые волосы были завязаны высоким «конским хвостом». В одной руке Эльвира держала плеть, в другой - тлела тонкая сигарета в длинном мундштуке.
Тяжело глянув на Максима и прищурившись, Эльвира глубоко затянулась сигаретой и, выпуская дым, коротко бросила:
- Раздевайся!
Глядя, как Максим смущённо затоптался на месте, громче и строже повторила:
- Долго я ещё буду ждать? Раздевайся, сказала…
Наблюдая за тем, как Макс, путаясь в джинсах, снимает одежду, Эльвира спокойно докуривала сигарету. Когда он остался лишь в плавках, отрывисто добавила:
- Снимай всё…

- 11 -
Властный тон Эльвиры был настолько угрожающим, что семнадцатилетний мальчишка испугался. Уж насколько была строгой его мать, но такого ужаса Максим никогда не испытывал.
Эльвира подошла ближе и приказала:
- На колени!
Максим встал перед ней на колени и опустил голову. Поставив ногу на спину Максиму, Эльвира заставила его согнуться ещё ниже, пока тот лбом не коснулся пола.
- Отныне, ты - мой раб! – произнесла громко и властно. Едва Максим сделал движение, чтобы подняться, как его спину обожгла неведомая доселе боль от кожаной плети. Он вскрикнул и, вскочив с полу, оттолкнул от себя Эльвиру, которая, едва удержавшись на ногах, попыталась вновь ударить его плетью. Максим увернулся и, оказавшись за спиной Эльвиры, одной рукой схватил её за горло, другой стал выкручивать руку с плетью за спину. Эльвира яростно сопротивлялась и кричала. В самый жаркий момент их схватки, Макс почувствовал откуда-то сзади страшный удар по голове и потерял сознание.

- 12 -
Очнулся он в полутёмном подвале. Подслеповатая электрическая лампочка едва давала представление о мрачном помещении, зловоние которого напоминало общественный сортир. Максим попробовал двигаться, каждое движение отзывалось болью в теле и ограничивалось металлическим ошейником и цепью. Голова, так же, раскалывалась от боли и его жутко тошнило. Испытывая дикий ужас от своего положения и безысходности, Максим заплакал, его сдавленные крики более походили на тоскливый вой, но потом не осталось сил даже на слёзы и эмоции. Он задыхался от зловония подвала, от которого кружилась голова и время от времени сознание покидало его. Сколько дней Максим пробыл в таком состоянии трудно сказать. В какой-то момент он очнулся от того, что на него лилась вода, как будто кто-то поливал его из шланга. Он открыл глаза и увидел силуэт мужчины, который стоял недалеко от него. Максим поднял руку, чтобы защититься от струи ледяной воды и в этот момент услышал голос охранника:
- Живой!..
Мужчина подошёл к нему ближе, отстегнул цепь от ошейника, волоком вытащил из подвала, и Максим опять потерял сознание. Смутно помнил он, как охранник мыл его в ванной, затем поил бульоном и наконец, очнулся в постели. Прошло ещё несколько дней, прежде, чем Максим стал вставать на ноги. Он ужаснулся, увидев своё отражение в зеркале: осунувшееся лицо с огромными чёрными кругами под глазами, тщедушное тело с кровоподтёками от синяков, белая прядь волос на виске. Ещё пару дней его никто не трогал, а на его столе всегда стояла еда и фрукты. На третий день к нему зашла горничная, осведомилась о самочувствии, предупредила о том, что вечером ему предстоит разговор с госпожой Эльвирой. Увидев, как вздрогнул Максим от имени хозяйки, женщина, подавляя вздох, тихо промолвила:
- Ты уж слушайся её, сынок… хоть жив будешь… - и вышла из комнаты.

- 13 -
Максим со страхом и отчаянием ждал вечера. Судя по всему, его жизнь ничего не стоила в руках этих нелюдей.
- «Странно, что меня оставили в живых. Пока оставили, - уточнил мысленно, - ведь неведомо, что будет уже через пару часов»…
С содроганием вспомнил Максим, как был узником в ужасном подвале и, как никогда, ему захотелось жить, до отчаяния, до крика.
Внезапная слабость и озноб подкашивали ноги, желая согреться, Максим улегся в постель и укрылся одеялом с головой. Так он лежал до самого вечера, пока его не разбудила горничная.

- Максим, просыпайся, - тормошила за плечо горничная, - тебя ждут…
Увидев измученное лицо Максима, горничная вздохнула:
- И помни о том, что я тебе сказала…

- 14 -
Через несколько минут Максим стоял в том же помещении, из которого заточили в подвал. От одного только воспоминания, невольная дрожь заставила трепетать его тело.
Госпожа Эльвира сидела в кресле, курила сигарету и, молча, разглядывала Максима. Насладившись его страхом, низким и властным голосом произнесла:
- Ну что, щенок, ты собираешься просить у меня прощения? Или тебе предпочтительней опять поселиться в подвале?
Максим вздрогнул, и умоляюще посмотрел на Эльвиру.
- Я не хочу в подвал… госпожа Эльвира… - произнёс в замешательстве.
- Ну, коль ты не хочешь в подвал, - уточнила Эльвира, - значит, ты готов стать моим рабом и исполнять все мои желания и капризы, так?
- Так… - тихо прошептал Максим, едва сдерживая слёзы.
- В таком случае, если ты согласен быть моим рабом, - ещё раз уточнила госпожа, - сейчас ты вылижешь до блеска мои сапоги… тогда я помилую тебя, жалкий раб, и подарю жизнь… если, конечно, будешь этого достоин… - добавила угрожающе.
Глядя на донельзя уничтоженного её словами Макса, Эльвира затянулась сигаретой и, выпуская дым, требовательно изрекла:
- Ну? Долго я ещё буду ждать?... На колени, жалкий раб, если хочешь жить…
Всё существо Максима протестовало против такого унижения, но страх, что его жизнь зависит от этой подлой твари, заставил встать на колени и лизать её сапоги.

- 15 -
Максим проглотил ком в горле, долго, молча, курил, видимо набираясь духу, чтобы продолжить свой рассказ…

- …а потом начались будни, если можно так сказать, - продолжил свой рассказ Максим. - фантазиям Эльвиры мог бы позавидовать любой изувер…
Постепенно, чувствуя свою безнаказанность и власть над Максимом, Эльвира превратила его в туалетного раба, без меры унижая, без стыда испражняясь на него и требуя полного подчинения. Каждый раз, под угрозой заточения в подвал, и шантажируя сохранением самой жизни, она без труда сломала и так неокрепшую волю Максима.

Целый год продолжались регулярные издевательства. Затем, Эльвира решила, что на этом можно неплохо зарабатывать. Так появилось бессчетное количество моральных уродов, которые в чём-то даже превосходили фантазии Эльвиры. Клиенты могли востребовать Макса в любое время суток, это не возбранялось. Появился даже прайс-лист с расценками, в которых оговаривались цены на различные издевательства.

Однако, с течением времени, Эльвира несколько изменила отношение к Максиму, ведь теперь он был, в некотором роде, её партнёром по бизнесу. У Максима появились деньги, а в комнате - бар со спиртным, которое было позволено, когда не было клиентов. Время от времени, Эльвира покупала ему дорогие вещи и сигареты, он вполне хорошо питался, но по-прежнему Максиму не позволялось выходить из дому. Лишь пару лет спустя ему позволено было написать письмо матери и переводить ежемесячно ей некоторую сумму денег, причём эту обязанность взяла на себя сама Эльвира. Паспорт Максима, а потом и загранпаспорт на его имя, уже давно хранился в её сейфе. Когда Эльвира ездила отдыхать заграницу, Макс сопровождал её, таская неподъёмные чемоданы и, всё так же, исполняя любой её каприз.
Пять лет спустя с начала своего рабского существования, у Максима состоялся разговор с Эльвирой. Он просил отпустить его, но на эту просьбу она отреагировала совершенно неожиданно. Эльвира показала Максиму один из роликов, записанных во время оргии клиентов с его участием. Насладившись истерической реакцией Максима, она заявила, что этот ролик станет достоянием широкой публики в Интернете, а так же, в первую очередь, ролик получит его мама и его родная школа. В очередной раз Эльвира растоптала его человеческое достоинство, доказывая, что он давно превратился в ничтожество, но это было сказано и ради сохранения хорошо поставленного «бизнеса». По всему, Эльвира имела "высокое покровительство" и хороший доход, имея такого безропотного и бесправного раба.

- 16 -
Много позже у Максима появился сотовый телефон, по которому он смог звонить матери, но все звонки тщательно проверялись и контролировались. Конечно же, мать интересовалась тем, где живёт и работает Максим, для этого он сочинил целую легенду о своём благополучии. И мать успокоилась, ведь теперь Максим мог звонить ей раз в неделю.
Так незаметно, год за годом прошло двенадцать лет. Не имея возможности распоряжаться собственной жизнью, Максим потерялся во времени, ибо для него жизнь уже ничего более не стоила. Смел ли он мечтать о свободе, если это было равноценно тому, что добровольно накинуть себе петлю на шею. Расстаться с ним стареющая госпожа не желала, и уничтожила бы его любым доступным способом.
Но некоторую свободу Максим всё же получил: Эльвира смилостивилась и позволила ему обзавестись компьютером, а так же, позволялось теперь недолго гулять по городу в определённых местах. Этой свободы вполне хватило для того, чтобы найти в сети психолога, чтобы донести воочию эту страшную историю.
К моменту нашей встречи, Максимом, видимо, было принято некое решение. Выговорившись, он поблагодарил за время, потраченное на его последнюю исповедь, от какой-либо помощи отказался…
....................................................
Послесловие.
Этот рассказ был написан с согласия Максима, который не пожелал изменить в повествовании своё имя. Несколько месяцев я находилась "в ступоре" от истории, что называется "из первых уст", пытаясь осознать степень скотства на которую способны некоторые индивидуумы, а так же, пытаясь перевести рассказанное на... более понятный, литературный язык - было слишком много специфических слов из обихода извращенцев, использующих подобный "рабский труд". Насколько мне удалось этого избежать, судить Вам, дорогие читатели...
Когда Максим прочитал рассказ, он сказал:
"- красивый рассказ..."
"- "красивый"?! - растерялась я
"- да, красивый, - ответил Макс, - в жизни всё намного страшнее и гаже..."
.......................................................
Далее эта публикация в Интернете стала необыкновенно популярной - сотни прочтений были ежедневно, видимо не без рекламы самого Максима. Популярность озадачивала: то ли мир сошёл с ума? то ли содомский грех стал делом привычным. Это стало причиной изменения названия "Последней исповеди раба" на "Содомский узник".



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 10.11.2019 в 18:38
© Copyright: Тамара Москаленко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1