Запретный плод. 18+++


Запретный плод. 18+++
Запретный плод. Повесть. глава 1-43 Тамара Фёдоровна Москаленко
Психологическая драма на заезженную тему "секс втроём" из моей новой книги "Запретный плод" +18
Любителям "клубнички": здесь НЕ про "ЭТО". ПРОСЬБА: НЕ отождествлять ЛГ с автором произведения. В произведении присутствует ненормативная лексика - одна из причин, по которой ранее это произведение публиковалось под псевдонимом.

Глава первая.

Муж Ольги сидел за кухонным столом, рассеянно ковыряя вилкой котлету.
- Что пересолила? – тревожно спросила Ольга, пробуя котлету в своей тарелке
- Ничо не пересолила… - недовольно отозвался муж, - тебе б только о котлетах думать!
- Почему только о котлетах? – смутилась Ольга, - вот вчера только голубцы готовила!
- Да я не об этом! – махнул рукой Влад, - я о другом… - и смущённо замолчал
- О чём это о другом? – насторожилась Ольга
- Да ну тебя! – огрызнулся Влад, - сидишь тут целыми днями в своём задрипанном халате…
- Ничо ж себе! – возмутилась Ольга, - а чём же мне ещё сидеть? В пальто штоль?
- Ага, как конь – в пальто! – заржал Влад, - ничего дальше своего носа не видишь!
- Что значит не вижу?! – обиделась Ольга, - Вон в квартире чистота, порядок… Чего ещё надо-то?
- Чего-чего? – передразнил Влад, - А вот чего! – и сунул жене под нос свёрнутую газету
- Некогда мне газеты читать! Вот ещё стирку поставить надо! – Ольга отложила газету в сторону
- Неет уж! Подождёт твоя стирка! – Влад опять сунул газету в руку жене, - Читай!
- Что читать-то? – растерялась Ольга
- Вот, здесь вот читай! – Влад нетерпеливо ткнул пальцем в обведённое красным фломастером объявление
- ЖМ + Ж или ЖМ + М , место для встреч имеется… - растерянно прочитала вслух Ольга, - и что это за кроссворд?
- Кроссворд! – сморщившись передразнил Влад, - Секс на троих! Вот что!
- Ты чо придурок, штоль? – возмутилась Ольга, - какой ещё такой секс на троих?
- Ну ты блин даёшь! – возмутился Влад, - Ты чо только вчера на свет народилась? Какой такой секс?! Праальна, а на фига нам секс? Да уже весь мир уже перетрахался, а ты тут сидишь со своими котлетами! Что мне теперь, ждать пока ты захочешь секса?!

Влад вышел из кухни, громко хлопнув дверью. От грохота двери Ольга вздрогнула, и из глаз брызнули слёзы. Она сидела на табуретке, прислонившись спиной к холодильнику, рыдала, размазывая слёзы по лицу и сморкаясь в передник. У неё возникло ощущение, что мир, вдруг, перевернулся и всё, что было хорошего в её жизни, вдруг закончилось, как будто выключили свет. В этой кромешной темноте она уже не понимала, что происходит и, что ей нужно сделать, чтобы всё вернулось на круги своя. На кухню зашёл Влад и, увидев её зарёванное лицо с опухшими красными глазами, виновато обнял жену.
- Ну, прости меня, Оль! Ну, не реви! – успокаивал он жену, которая обхватила его руками и рыдала, как потерявшийся ребёнок.
- Тебе чего-то не хватает? – сквозь слёзы всхлипывала Ольга, - У нас же всё нормально было!
- А чо нормального?! – возмутился Влад, - ты помнишь, когда мы последний раз нормально занимались сексом? Я – не помню!
- Ну, ты ж устаёшь, я тоже за целый день напашусь… всё ж ведь на мне! Где уж тут до секса?! – оправдывалась Ольга.
- Конечно! Ты пашешь, а я нет! – Влад возмущённо скрестил руки на груди
- Ну я ж так не сказала, - продолжала оправдываться жена, - оба устаём, где уж тут до секса-то?
- Вот так мамонты и вымерли, чтоб ты знала! – съязвил Влад, - то у неё критические дни, то голова болит! А ты тут как хочешь, тихо сам с собою!
- Ну, это ж не повод… - попыталась возразить мужу Ольга
- Повод! – перебил Влад жену, - ещё какой повод! Поэтому и нужно что-то срочно решать!
- Что решать?! – Ольга непонимающе заморгала глазами и шмыгнула носом
- С сексом на троих, вот что! – поучительно произнес Влад, подняв кверху указательный палец...

- 2 -
Вот уже несколько часов длился этот необычный, абсурдный по сути своей разговор. Ольга сидела, как пришибленная. Мир вокруг неё рушился и, она была в ужасе от того, что слышала из уст своего мужа. Влад нервно ходил по кухне взад вперёд, говорил, не умолкая, и при этом отчаянно жестикулируя. То, о чём он говорил, было для Ольги, как гром среди ясного неба. Их брак длился всего лишь пять лет.
Вначале их семейной жизни им пришлось нелегко, жили на считанные копейки, экономили на всём и взяли ипотеку.
О детях речь не вели, понимали, что в их положении дети – «дорогое удовольствие», решили подождать с этим вопросом до лучших времён. Ольге безумно хотелось детей, но пока решался квартирный вопрос, пойти против воли мужа не посмела.
Теперь, когда у них появилось своё уютное гнёздышко, и Влад стал хорошо зарабатывать, Ольга ушла с работы, бросив все свои силы на хозяйство.

Владу нравилось, что дома, в уютной квартире его всегда ждёт жена и вкусный ужин. Быт был налажен, но вопрос о детях оставался открытым.
Влад много работал теперь и поздно возвращался домой. Ольге тоже хватало забот по дому и, постепенно, их отношения стали привычными и обыденными. Уже не было той остроты в ощущениях близости, но Ольга была счастлива.
Её подруги откровенно завидовали ей в том, что ей повезло так устроиться в жизни, а мужья её подруг всегда были в восхищении от того, как она готовила и, ставили Ольгу в пример своим жёнам. И теперь мир, который они так заботливо создавали все эти годы, распадался на тысячу мелких осколков.
Ольге почему-то вспомнилась сказка о Снежной Королеве и мальчике Кае. Она наивно подумала, что может быть, один из осколков их разбитого безоблачного счастья попал сейчас в сердце Влада?

Она грустно смотрела на мужа, расхаживающего туда-сюда по кухне, и не узнавала его. Что-то чужое было в его глазах.
Большей частью она даже и не слышала того, о чём он говорил ей. Где-то там, на уровне подсознания, пыталась понять, что произошло? Что сделала не так? Где допустила ошибку? Ведь забывая о себе, она делала всё, чтобы Владу хотелось идти домой. Сейчас же происходило нечто не укладывающееся в её голове. Мысли в голове путались, и Ольга опять начинала шмыгать носом. Тогда Влад садился напротив неё и брал за руки.
- Не плачь, малыш, - говорил он проникновенно, - всё будет хорошо, вот увидишь, тебе понравится. Неужели тебе никогда не хотелось попробовать в сексе что-нибудь новенькое? Да сейчас это сплошь и рядом. Мы же взрослые люди. В конце концов, я так хочу! И вообще, я думал, что ты – самый близкий мне человек, поймёшь меня, а ты оказывается, ничего не понимаешь! А мне хочется всё попробовать, понимаешь? Всё! Я уже пересмотрел в Интернете кучу объявлений. Ты понимаешь, мир сошёл с ума! Все трахаются со всеми. Понимаешь? Все. Чем мы хуже? Ну, хорошо, малыш, вспомни, как мы с тобой смотрели порнушку и, там было два мужчины и одна женщина. И один мужчина с двумя женщинами. Давай попробуем! Ведь это классно, понимаешь? Такой момент откровения. Мы станем ещё ближе, малыш! Это знаешь, мы как бы доверяем друг другу свои фантазии, сокровенные мысли и от этого мы только выигрываем, понимаешь? Ну, хочешь, мы встретимся с женщиной? Может быть, тебе понравится секс с женщиной! Это так возбуждает, когда рядом две женщины, это красиво! И ты имеешь их обеих и сразу! Хочешь?...
- Нет, не хочу! Не хочу! Ещё чего?! - Ольга отчаянно замотала головой
- Ну хорошо, - продолжал убеждать её Влад, - давай тогда встретимся с мужчиной! Неужели ты не хочешь, чтобы тебя поимели сразу двое мужиков? Не верю! Каждая женщина мечтает об этом! Давай, выбирай любого. Того, кто тебе понравится. Выберем тебе лучшего жеребца, а я с удовольствием посмотрю как он тебя трахнет. У Ольги округлились глаза и вытянулось лицо:
- Ты будешь рад ЭТО увидеть?!...
- Да, представь себе, буду рад. Неужели ты не хочешь этого?
- И ты разрешишь мне это? – в голосе Ольги звучал укор.
- Да, разрешу. Так ты согласна?
Ольга с сомнением и испугом смотрела на мужа, в ступоре молчала.
- Я так понимаю, что молчание – знак согласия? Ты согласна? – глядя ей прямо в глаза, вкрадчиво произнёс Влад, - Я договариваюсь о встрече с мужчиной?... Ольга в полной растерянности кивнула головой, соглашаясь...

- 3 –
Утро следующего дня началось мрачно. Проговорив на эмоциях полночи, Влад едва не проспал на работу, Ольга встала с опухшими от слёз глазами. Наскоро выпив чашку кофе и оставив нетронутым завтрак, Влад убежал на работу, на ходу чмокнув Ольгу в щёку. Оставшись одна, Ольга со вдохом присела за кухонным столом, уставившись в одну точку.

Привычный уклад жизни был сломан. Впервые в раковине осталась немытая посуда, а на столе остыл завтрак мужа. Ольга горестно оглянулась вокруг себя: всё как и прежде стояло на своих местах, но прежнего уюта почему-то не наблюдалось. Ушло что-то неуловимое и, это не поддавалось никакому объяснению. Прослонявшись целый день по квартире, как неприкаянная, Ольга не отвечала на звонки мужа, а потом и вовсе отключила телефон.

Наревевшись белугой за день, встретила мужа с виноватым взглядом, накормила пельменями из супермаркета. Глянув на раковину с немытой посудой, Влад понял, что катастрофа близка, а после кулинарных изысков супруги, пельмени колом встали в горле. Ольга молча сидела за столом, отрешённо глядя в окно. Кое как дожевав пельмени, Влад сам налил обоим чай.
- В чём дело, малыш? – смущённо кашлянув, начал разговор Влад, - Ты целый день не отвечала на мои звонки, я извёлся весь! Что произошло? Какая катастрофа? Сидишь тут, как мумия застывшая… Ты хоть в зеркало-то смотрела на себя сегодня?
- А чего туда смотреть? – тихо ответила Ольга, - и так знаю, что выгляжу не очень…
- Не очень?! – завёлся Влад, - да ты вообще забыла, наверное, где это зеркало находится! Вот как я тебя в таком виде покажу?! Ты об этом подумала?!
- А что я - кукла, чтоб меня показывать? – так же тихо ответила Ольга
- Не понял? Ты что передумала? – возмутился Влад, - я на субботу договорился о встрече! Ты что, не помнишь о нашем договоре?!
- О каком договоре? – медленно повернула голову Ольга
- Что значит, о каком?! – округлил глаза Влад, - ты сама сказала, что согласна встретиться на секс втроём с мужчиной! Я уже договорился о встрече!
- Ну вот сам и встречайся… - отвернулась опять Ольга
- Ни фига себе! – возмутился Влад, - мы так не договаривались! Мы же взрослые люди! Ты понимаешь о чём говоришь?
Влад вскочил из-за стола и нервно зашагал по кухне, всем своим видом показывая обиду. Сейчас он был похож на большого ребёнка, не получившего желанную игрушку. Ольга грустно посмотрела на мужа.
- А о чём ты думаешь? – спросила неожиданно
- Я о чём думаю?! – озадаченно остановился в своём нервном марафоне Влад, - Я о нас думаю, между прочим! Или ты хочешь, чтобы мы разошлись?!

Ольга испуганно посмотрела на мужа и промолчала выжидая. Расценив молчание жены, как уступку, Влад продолжил:
- Я тебе предложил вариант обновления наших отношений. Секс втроём. Это реально поможет. Сидишь тут целыми днями зачуханная в этом халате, а мне хочется праздника, понимаешь?! А на тебя глянешь и – падает всё! Это понятно?! Ты меня не возбуждаешь! У тебя нет красивого белья, ты почти не пользуешься косметикой, у тебя дешёвый имидж, понимаешь? И от тебя пахнет котлетами… - смущённо закончил свою пылкую речь Влад
- Ах, так вот в чём дело?! – вскипела неожиданно Ольга, - Я тебя не возбуждаю! От меня пахнет котлетами! У меня дешёвый имидж!.. А у меня есть косметика? У меня есть парфюм? У меня есть возможность купить красивое бельё?... Дешёвый имидж… А что ты мне подарил на день рождения, ты помнишь?! Электромясорубку!!! И чем от меня должно пахнуть? Бельё??? Оно тебя интересует - моё бельё? Да мне, элементарно, нечего надеть на эту встречу! О чём ты говоришь?! О какой встрече!? Если ты сам говоришь, что у тебя всё падает! Хороший имидж нынче стоит дорого, милый! А я уже давно не чувствую себя женщиной, это чтобы ты знал! Так что ни о какой встрече и речи не может быть!...

Влад растерянно смотрел на жену. Он не мог припомнить, чтобы Ольга говорила с ним подобным тоном. Обычно мягкая и сдержанная, сейчас она своим возмущённым видом напоминала ему фурию. Озадаченно почесав в затылке, он решительно вышел из кухни.

Выпустив пар, Ольга молча сидела глядя в окно и обиженно поджав губы. Вернулся Влад и положил перед ней пачку денег.
- Что это? – удивлённо спросила Ольга
- Это тебе деньги на то, чтобы ты привела себя в порядок и купила тряпки. И чтобы в субботу ты была на высшем уровне! Это ясно?
- Ты что не заплатил деньги за кредит? – испуганно спросила Ольга? – здесь же половина твоей зарплаты!
- Нет, это премия. – нетерпеливо ответил Влад, - И я всю её отдаю тебе. И ты должна пообещать мне, что в субботу ты будешь выглядеть на пять баллов!
- Без вопросов! – с удовольствием пересчитывая деньги и загадочно улыбаясь, ответила Ольга.

Остаток вечера провели молча. Влад сидел уткнувшись в экран телевизора, бездумно переключая каналы. Ольга тихо вымыла посуду и теперь стояла возле гардероба, задумчиво отодвигая плечики с одеждой и грустно вздыхая. С момента последнего разговора, оба понимали, что им нужно перейти какой-то рубеж в отношениях, и для этого нужны решительные меры. Ольге совсем не хотелось развода, тем более, что жизнь только стала налаживаться. Спать легли, так же, молча. Влад чмокнул жену в щёку и отвернулся к стенке. Ольга, листая журнал мод, никак не отреагировала на дежурный поцелуй мужа. Занятая своими мыслями, она загадочно улыбалась и, Мона Лиза сейчас намного уступала ей своё первенство…

Утром в пятницу, проводив мужа на работу, Ольга, быстро собравшись, вышла из дома. Целый день она провела в беготне по бутикам, потом в салоне красоты. К вечеру вернулась домой за пару часов до возвращения мужа с работы. С удовольствием примеряла чёрное кружевное бельё, откровенно разглядывая себя в зеркало. Она невольно залюбовалась собой. Стройные ножки в чёрных чулочках и на тонкой шпильке, кружевное бельё, создавали необычное ощущение. Настроение было на грани фола. Глаза Ольги горели необычным блеском, и некая злорадность была в её усмешке. Несколько цинично оглядев себя в зеркале, она хрипло сказала своему отражению:
- Ну что? Выглядишь, как настоящая б@@дища! Ну-ну... теперь посмотрим, дорогой муженёк, что ты скажешь...

К приходу мужа Ольга опять была в стареньком халате, а на ужин опять были пельмени. Глядя на жену, которая была с новой стрижкой, сверкающим маникюром и педикюром, но ощущая некую отчуждённость Ольги, Влад задал единственный вопрос:
- На завтра всё по плану?
- Да, милый! Всё по плану... - непривычно уверенно ответила жена...

- 4 -
Глядя на жену, явно не расположенную к долгим разговорам, Влад озадаченно почесал затылок и счёл благоразумным промолчать. Так же, как и в прошлый вечер, он уткнулся в экран телевизора, но мысли его были далеки от телевизионных новостей.
Влад, явно, бравировал перед Ольгой своей уверенностью в завтрашней встрече. Для него согласие жены было одновременно и радостью вкусить запретный плод и, мучением в неведении от того, как всё сложится.

Недостатка в информации о сексе не было. Влад частенько в рабочее время заходил на порно сайты, где изобилие форм и поз просто сводило с ума.
А в курилке, коллеги по работе, много чего рассказывали о своих «подвигах», где их сексуальные фантазии переплетались с пьяными оргиями и сомнительного поведения девицами, готовыми на любые эксперименты. Влад всегда с интересом слушал эти истории, но так как самому рассказать было нечего, то в какой-то момент, он делал озабоченный вид и уходил на своё рабочее место.
Мало-помалу эту закономерность его уходов от темы заметили сослуживцы и, один из них, повеса и ловелас, Димка Скорин стал акцентировать внимание на теме секса. Каждый раз, походя, задевал самолюбие Влада, повторяя:
- Ну вот! На самом интересном месте, Влад опять отрывается от коллектива!

Замечая смущение Влада, Димка хохотал, называя его «дЕвицей красной», чем, безусловно, злил Влада. В конце концов, они не на шутку сцепились в курилке и, остальным ребятам пришлось растаскивать их в разные стороны. В итоге, их двоих оставили для «мужского» разговора тет-а-тет. Димка, помолчав некоторое время, сделал глубокую затяжку и, медленно выпуская дым, пристально смотрел на Влада. Разговор не клеился и, Димка взял инициативу в свои руки.
- Извини, если обидел… Ты пойми, ради твоего же блага стараюсь. Ты мужик взрослый, вон под тридцатник уже, а видно баб ты мало за титьки-то мял…
Глядя на Влада злого и взъерошенного, Дмитрий повторил:
- Ты остынь, Влад… Я уже извинился перед тобой… Давно поговорить с тобой хотел, да всё как-то не получалось. Ну уж коль так вышло, давай по-взрослому. Обещаю, больше цеплять тебя не буду и эту тему закроем… Знаю, что женат ты и, вроде, как счастлив. Рад за тебя. Да только не верю я в то, что всё может быть так гладко, понимаешь, не верю!
- Слышь ты, Станиславский! – огрызнулся Влад, - чего ты хочешь?
- Влад… - Димка снова прикурил сигарету, - неужели тебе не хотелось никогда попробовать чего-нибудь эдакого? Солёненького? С перчиком?
Влад смутился под серьёзным, пытливым взглядом Дмитрия.
- Мне моей жены вполне хватает! Не на помойке себя нашёл, чтобы трахаться с кем попало. Да и заразу не факт, что не подхватишь!
- Ой-ёй-ёй! Заразу… - снисходительно улыбнулся Димка, - ну так с умом же нужно трахаться, тогда и заразы не будет! А ещё лучше, если свинг. И безопаснее.
- Свинг? – смущённо и с любопытством переспросил Влад
- Ну да, свинг… - делая глубокую затяжку, подтвердил Дмитрий
- Моя Ольга на это не пойдёт! - уверенно сказал Влад
- Не пойдёт? – насмешливо протянул Димка, - да покажи мне хоть одну бабу, которая отказалась бы, чтобы её поимели два мужика сразу! А ты спрашивал об этом свою Ольгу? Не спрашивал. Так спроси! Жизнь проходит мимо, Влад! Смотри, чтоб не стало «мучительно больно»… Вижу ведь, на порнушку часто западаешь, а сказать тебе нечего… - и потушив сигарету, ушёл из курилки.

Оставшись один, Влад нервно докурил сигарету и, так же, вернулся на своё рабочее место.

После этого разговора Влад многое передумал. Дмитрий слово своё сдержал и больше уже не цеплялся со своими шуточками. Только, проходя мимо его стола, сдержанно и лукаво улыбался, глядя, как Влад торопливо закрывает страницы порно сайта на рабочем столе монитора. Делая вид, что не замечает взглядов Димки, Влад хмурил брови и начинал перебирать бумаги на столе. Его откровенно злило такое внимание к собственной персоне, но претензий предъявить было не за что, а разговоры в курилке шли исключительно о футболе, курсах валют и о работе...

- 5 -
После работы Влад возвращался домой, в привычную обстановку, где можно было расслабиться. Ольга сумела создать уютный дом и, они оба радовались тому, что друзья любят бывать у них в гостях. Но мало-помалу всё реже случались эти встречи. Друзья тоже были семейными. У одних уже был ребёнок, у других – двое малышей. Постепенно заедал своей рутиной быт и напряжённый рабочий график. Теперь в выходные дни Влад всё чаще отсыпался, а оставшееся время выходного дня проводил у экрана телевизора, в ничегонеделании…

Жена стала привычной, как банальная табуретка на кухне. Она не замечала пристального взгляда мужа, разглядывающего её жующую за обеденным столом или сладко спящую в старенькой пижамке, тщательно скрывающей все части тела. Впрочем, Влад уже не стремился расстегнуть пуговичку на пижаме жены. Теперь, во время редкого секса с Ольгой, он представлял на месте жены роковых и манящих красоток с порно сайта. Это заводило Влада и распаляло воображение.

После того неприятного разговора с Димкой, он всё чаще возвращался к мысли о том, чтобы поговорить с Ольгой о сексе втроём. Когда разговор всё же состоялся, слёзы жены чуть было не заставили его отказаться от своей бредовой идеи, однако, желание попробовать запретный плод оказалось сильнее здравого смысла. Откровенно шантажируя разводом и уговорами, он вырвал согласие Ольги на встречу с мужчиной.

Через Интернет Влад нашёл такого же искателя приключений. Им оказался женатый парень. Его жена с грудным ребёнком находилась у своей матери после родов, в то время, как её благоверный уже «полез на стенку» за отсутствием секса. Списавшись с Андреем, так звали нового знакомого и, выяснив обоюдный интерес, назначили встречу на ближайшую субботу у него дома.

Проснувшись непривычно рано для выходного дня, Влад не обнаружил в постели жену. Первой его мыслью было то, что Ольга, испугавшись экстремальности ситуации ушла на рынок или, того хуже, передумала встречаться с Андреем.

Вскочив с постели, Влад вышел из спальни и услышал в ванной плеск воды. Вздохнув с облегчением, он открыл дверь в ванную и увидел картину достойную кисти художника: разрумянившаяся Ольга, как Афродита, лежала в пенной ванне. На поверхности воды в пене колыхалась её грудь с торчащими розовыми сосками.

Увидев мужа, она нахмурилась и нетерпеливо повысила голос на Влада:
- Что смотришь?! Я тебя не звала!...
Её тон был настолько резким, что Влад несколько опешил и извиняющимся тоном произнёс:
- Ну мало ли? Вдруг тебе спинку потереть нужно? Так я могу…
- Ишь ты! Спинку потереть… - съязвила Ольга, - Что-то раньше ты мне спинку потереть не предлагал!
И совсем уж капризно и твёрдо добавила:
- Выйди! Сама справлюсь! Да, приготовь завтрак и свари кофе. Я скоро…

Повинуясь непривычно приказному тону жены, Влад вышел из ванной. Уже в который раз, за последние несколько дней, Ольга шокировала его своим поведением. Всегда доминирующий в семейных отношениях, сегодня он счёл нужным промолчать, ради того, чтобы она не передумала и не отказалась от встречи, понимая, что без участия жены, его каприз не осуществим.

Ольга вышла к завтраку в новом ослепительно белом махровом халате, благоуханная, свежая и… чужая. Влад смотрел на жену и не узнавал её. Перед ним была другая женщина, по крайней мере, не та, с которой он прожил пять лет.

Завтракали молча, каждый уткнувшись в свою тарелку. Влад украдкой разглядывающий Ольгу, понял, что сейчас лучше ничего не говорить, в воздухе витало напряжение и, оно, явно, зашкаливало.

После завтрака Ольга резко встала и тоном, не терпящим возражений, сказала:
- В комнату не заходи, я буду собираться. Вымой посуду… - и вышла, плотно закрыв за собой дверь…

- 6 -
После того злополучного разговора на кухне с Владом, Ольга пребывала в отчаянье. Она боялась этой встречи и боялась потерять Влада. Понимала, что сегодняшний день может стать решающим в их отношениях и, это было сродни экзамену. Она растратила все деньги, которые так щедро впервые дал ей Влад на её нужды и, прикупила всё, что соответствовало необычной встрече: красное платье от известного кутюрье, чёрное эротическое бельё и чулочки, косметику, дорогой парфюм и чёрные туфли на высокой тончайшей шпильке… На то, что осталось от больших денег, Ольга сходила в салон красоты, привела себя в должный вид, посетив после стрижки, маникюра и педикюра, солярий, косметолога и даже сделав интимную стрижку в виде сердечка…

Чувствуя себя королевой и стервой одновременно, она как-то и внутренне изменилась. В её поведении появились новые нотки, соответствующие новому имиджу. Ольга смотрела на себя в зеркало, одетую в платье, интригующее воображение, но всё же достаточно скрывающее все её прелести под облегающим силуэтом. Сама шокированная этим новым своим образом, Ольга предвкушала реакцию Влада, который ещё даже не подозревал о таких глобальных её изменениях. Примеряя на себя новую роль, она нанесла смелый яркий макияж, который довершил последние штрихи и брызнула за ушком Yves Saint Laurent… Полюбовавшись на себя в зеркало, она обнаружила свой несколько высокомерный взгляд и уверенные движения, как будто всю жизнь была таковой.
- Как же много денег нужно, чтобы почувствовать себя ЖЕНЩИНОЙ… - произнесла задумчиво
Затем достала из шкафа вещи Влада: тёмные брюки и свежую светлую рубашку и, открыв дверь, вышла в прихожую.

Влад курил на балконе, снова и снова проигрывая возможные варианты встречи. За это время он вымыл посуду, успел позвонить Андрею, с уточнением о времени и месте встречи, принял душ, побрился и посмотрел телевизор, а Ольга всё ещё таинственно шуршала пакетами в закрытой комнате. Услышав стук открываемой двери, Влад метнулся в прихожую и чуть не сбил с ног Ольгу.
- Можно поаккуратнее?! – возмутилась Ольга, поправляя пышные волосы
Увидев растерянное лицо мужа, она стала невозмутимо оглядывать себя со всех сторон перед зеркалом в прихожей.

Немая сцена затянулась. Влад стоял изумлённый, восхищённый и растерянный. Молча разглядывал жену, непривычно яркую и красивую. У него даже возникло некоторое сомнение: Ольга ли это? Его шокировало это превращение и, Ольга упивалась этим впечатлением. Насладившись произведённым эффектом, она вернула мужа на землю:
- Ну так что? Мы едем? Я готова… Твоя одежда лежит на гладильной доске в комнате… - и снисходительно улыбнулась
- Ольга… - выдохнул восхищённо Влад, - ты ли это?!
- Я, милый, я… - спокойно подтвердила Ольга, - нравлюсь тебе?
- Ооочень! – закивал головой муж, - вот была бы ты всегда такая!
- Не вопрос! – резко ответила Ольга, - только теперь ты знаешь цену этой красоте…
- Ну ты ж знаешь, Оль, мы платим ипотеку. Откуда такие деньги? Я и так отдал тебе всю полугодовую премию… Надеюсь, что у тебя осталось от неё хоть что-нибудь?
- Не надейся! – усмехнулась Ольга, - Я истратила ВСЁ, подчистую…
- Ну ты блин даёшь… - растерялся Влад, - а жить мы на что будем?!
- Я надеюсь, - пристально глянула на мужа Ольга, - что сегодняшней встречей ты будешь сыт по горло…
- мм… - промычал неопределённо Влад и ушёл переодеваться…

Из дому вышли молча. Возле лифта Влад пропустил вперёд Ольгу, которая приняла этот жест, как должное. Сквозь полуопущенные ресницы, она украдкой наблюдала за мужем, который несколько заискивал перед ней и был непривычно галантен.
- Да уж… - грустно подумала Ольга, - такого внимания от мужа не было, даже в период ухаживания… Что-то упустила я с самого начала наших отношений! Пожалуй, для меня это - большой урок…

- 7 -
Наблюдая исподтишка за Ольгой, Влад удивлялся произошедшим с ней переменам. За последние пару лет их брака, когда жена уволилась с работы, они почти перестали встречаться с друзьями, экономя на всякого рода удовольствиях. Ольга безропотно переносила эту вынужденную экономию, ведь теперь у них была своя квартира. Обустраивая быт, Влад придерживал каждую копейку, чтобы не выйти из бюджета. Поэтому, нынешние события были для него сродни стрессу, ведь они не просто вышли из бюджета, но и сомнительно то, смогут ли обойтись без долгов ближайшее время.

С одной стороны, Влад был восхищён новым ярким и сексуальным образом Ольги, которая не уступала теперь девицам с глянцевых журналов. С другой стороны, эта хлёсткая фраза, брошенная женой: «теперь ты знаешь, сколько стоит эта красота», его смущала и озадачивала. Он не был готов к таким тратам впредь и постоянно, ведь львиная доля дохода ежемесячно уходила на ипотеку. Но факт, что Ольга согласилась исполнить его каприз и встретиться с мужчиной для секса втроём, отметал напрочь всякое его благоразумие и финансовые расчеты.

В общем, Влад был немало смущён всем происходящим и изрядно волновался, даже не представляя себе сценария предстоящей встречи. Ольга демонстративно смотрела в окно, как бы, не замечая присутствия Влада и, думая о чём-то своём.
Встречу с Андреем Влад назначил у памятника Ленину. Обзор был хороший, площадь у памятника пустовала. Когда они подошли в назначенное время, Андрея ещё не было. Несколько минут стояли молча, глядя друг другу в глаза, как перед прыжком с моста в воду.
Влад смотрел на жену изучающее, пытаясь понять, о чём она думает, но лицо Ольги было спокойным и непроницаемым. Она смотрела в глаза мужа, не моргая, мысленно удивляясь тому, что ведёт себя так уверенно.

Подошёл Андрей, пожал руку Владу, галантно поцеловал протянутую руку Ольги, которая почувствовала волнительную дрожь в его горячей руке, это волнение, словно пробежавшись разрядом тока, невольно, вдруг, передалось и Ольге…

Пока между мужчинами шёл незначительный диалог, она с любопытством разглядывала Андрея. Это был стройный брюнет лет двадцати пяти, с вьющимися волосами, а в его зелёных глазах было столько страсти и желания, что на него невозможно было смотреть равнодушно. Сравнивая мужчин, Ольга поняла, что Влад, явно, проигрывает этому красавцу с шальными глазами. Она вдруг обнаружила у мужа сутулую спину, большие залысины в волосах, тонкие растянутые губы дёргались в улыбке, которая почему-то раздражала Ольгу.

Андрей в свою очередь, с откровенным удовольствием разглядывал Ольгу, которой вдруг овладела некая бесшабашная эйфория.
- Влад хочет, чтобы меня трахнул этот красавчик?! – думала Ольга, с прищуром улыбаясь Андрею, - Да не вопрос! Прекрасно! Я тоже хочу этого!...
Мысли в голове Ольги бежали наперегонки, как пузырьки шампанского в бокале, ей вдруг стало весело и любопытно, что же будет дальше…

Андрей был на своём авто, предупреждая желание Ольги, открыл ей дверцу на переднем сиденье рядом с собой. По дороге заехали в супермаркет и, пока мужчины ходили за продуктами, Ольга невозмутимо поправляла макияж, с удовольствием разглядывая себя в зеркало. Дорогая косметика сделала её просто красавицей и, это было неким волшебным превращением.
Удивляясь надменному выражению своего лица, Ольга отметила про себя, что у неё совсем нет желания возвращаться к прежнему образу домашней хозяйки.
- С какой это стати я должна быть такой курицей?! – возмущалась мысленно Ольга, - жизнь проходит и молодость, а мне ещё столько всего хочется! Вот и ручки целуют и, продукты Влад пошёл сам покупать и, не нужно надрываться с тяжеленными сумками… Нет, определённо нужно пересмотреть наши супружеские отношения!...

Спрятав косметичку в сумочку, Ольга смотрела на возвращающихся мужчин и, чувствовала себя королевой, чьи желания скоро исполнятся…

- 8 -
В квартире Андрея было довольно уютно. Мужчины вели себя предупредительно. Видимо договорившись, сами накрыли на стол всевозможными закусками, спиртное тоже было в немалых количествах. За столом на кухне Ольгу усадили посерединке, наперебой ухаживая за ней с обеих сторон. Подняли первый тост «за женщин». После выпитого немного закусили и, налили по второй. Алкоголь немного ослабил напряжение, витавшее в воздухе, но говорили мало – инстинкты зашкаливало у всех троих. Ощущение своей взрослой безнаказанности и, понимание для чего здесь собрались, кружило голову больше спиртного…

Ольга почувствовала у себя на колене горячую, дрожащую руку Андрея и накрыв её своей ладошкой повела его руку вверх. Когда завернулся край платья и, показались кружева чулочков, Андрей судорожно вздохнул и, склонившись к Ольге, жарко прошептал:
- Ты великолепна, Ольга! Я хочу тебя… - и взяв её ладонь, сжал ею свой член, который уже готов был вот-вот выскочить из тесных джинсов.
Покосившись на Влада, который снова и снова подливал себе коньяка, Ольга повернулась к Андрею и томно выдохнула:
- Я тоже хочу тебя…
- Ну, тогда пойдём? – спросил Андрей, вставая из-за стола и увлекая за собой Ольгу…
Она вопросительно посмотрела на Влада. Муж кивнул соглашаясь, иди мол… и вслух произнёс:
- Идите.., я щас в ванную и присоединюсь к вам…

Оставшись в комнате наедине с Ольгой, Андрей стал страстно её целовать. Ольга отвечала на поцелуи, а её руки сами стали снимать с Андрея тонкий свитер. Коснувшись руками его горячего тела, Ольга прижалась к груди, ощущая дрожь неистового желания, давно забытого с Владом. Она уже ни о чём не думала, эта страсть захлестнула её сознание и, почти не владея собой, Ольга, расстегнула брюки Андрея. Он в свою очередь снимал с неё одежду, целуя и сжимая в своих жарких объятьях. Когда Ольга осталась только в чулочках, Андрей, схватил её на руки и бережно опустил на кровать. Всё остальное напоминало безумие. Ольга кричала, плакала, стонала и просила: «ещё! ещё!! ещё!!!», а Андрей неутомимо двигался, меняя позы и, жарко шептал ей:
- Девочка моя сладкая, ах как же ты хороша! Как же мне хорошо с тобой...

На пороге комнаты стоял смущённый, не очень трезвый Влад и теребил свой член.
- Я вам тут не мешаю случайно? – тихо спросил Влад, но Андрею и Ольге было явно не до него, они были настолько увлечены собой, что даже не замечали присутствия Влада. Единственный раз, когда Ольга оказалась сверху Андрея, Влад решился пристроиться к ней сзади, как это видел в порнушках. Несколько раз они пробовали с Ольгой анальный секс и, он был уверен, что жена не будет против. Когда он прикоснулся к руке Ольги, сидящей верхом на Андрее, жена наконец-то оглянулась и всё поняла без слов. Улёгшись всем телом на Андрея, Ольга позволила мужу войти в неё сзади. Неведомые доселе ощущения захлестнули её новой волной потрясающих оргазмов, голова закружилась и, чувствуя в себе сразу два мужских члена, как будто распирающих её изнутри, Ольга закричала, как безумная, сладко замирая. Ей показалось, что она находится между двух жерновов и, какой-то момент, достигнув очередного оргазма, взмолилась:
- Всё! Всё, не могу так больше! Довольно! Уйди, Влад...

Владу ничего не оставалось, как только уйти с ложа и наблюдать со стороны, как Ольга, изнывая от страсти, продолжала заниматься сексом с Андреем, который сжимая в сильных объятьях его жену, продолжал её трахать.
Секс втроём, явно, не получался. Влад скрывая обиду и разочарование, сидел на кухне за столом и пил коньяк не закусывая. После каждого стона Ольги, он опять наливал себе рюмку и, со злостью бормотал:
- Когда вы уже там, блин, натрахаетесь?! Я вообще-то, как бы, муж! Что за дела вообще? – и наливал очередную рюмку…

Когда Андрей и Ольга вышли наконец из спальни, Влад «лыка не вязал» и устроил разборки по поводу «ху из ху». На что Андрей резонно ответил, что Влад сам изъявил желание на эту встречу и ему некого в этом винить.
- И что, думаешь ты такой уже классный трахатель, что ль? – съязвил, икая Влад.
- Думаю, что твоей Ольге понравилось, - отпарировал Андрей, - хочешь и тебя трахну? За мной не заржавеет… - продолжил он, с усмешкой глядя на Влада
- Да ну его! Не надо, Андрей! – скривилась презрительно Ольга, - Не видишь что ли, пьяный он, себя не помнит… - и ушла в ванную.
Когда за Ольгой закрылась дверь, Андрей серьёзно посмотрел на Влада.
- Я не понял, Влад, в чём дело? Я конечно понимаю, что ты не получил своего удовольствия, но если хочешь, давай попробуем? Или слабо?
- Слабо? – Влад пьяно замотал головой, - Не слабо! Давай! Только чур между нами, чтобы Ольга не узнала…
- Ладно, ладно… - усмехнувшись, пообещал Андрей, - щас я только вазелин возьму…

Когда Ольга вышла из ванной она увидела шокирующую сцену: на полу на четвереньках стоял Влад и его, стоя на коленях, вовсю трахал Андрей. По всей видимости, оба они получали немало от этого удовольствия, уже заканчивая соитие бурным оргазмом. Остановившись на пороге, Ольга замерла, прикрыв ладошкой рот, не зная как реагировать на происходящее. Первым её увидел Андрей. Он торопливо поднялся и, чмокнув Ольгу в щёку, немного смущённо сказал:
- Прости, малыш! Он сам этого захотел… - и торопливо ушёл в ванную,
Влад повернул голову и, икая, выругался:
- Ну и чо тебе тут надо, а? чо смотришь? Да, меня трахнули! что ж теперь повеситься, что ли?
У Ольги перехватило дыхание от позыва на рвоту, и закашлявшись, она убежала на кухню.

- 9 -
Когда Андрей вышел из ванной, Ольга уже одетая, сидя на кухне, поправляла макияж, Влад стоял на балконе в одних трусах, икая, пускал слюни.
- Оленька, что ты оделась так быстро? – грустно спросил Андрей, - я думал, что мы ещё продолжим с тобой…
- Нет, спасибо. Довольно уже. – прервала его Ольга, - Нам домой пора. Буду рада, если ты приведёшь Влада в нормальное состояние.
- Да, конечно! – засуетился Андрей, - щас я его под холодный душ, он быстренько протрезвеет...

Пока мужчины возились в ванной, Ольга стояла возле окна и смотрела во двор, где в песочнице играли чьи-то малыши. Ей стало вдруг до слёз грустно и обидно. Вся их недолгая супружеская жизнь сейчас, на фоне этих событий, казалась ей никчемным экспериментом над собой. Почему-то вспомнилось, как Влад был категорически против, чтобы она родила ребёнка, мотивируя отказ финансовыми трудностями. Как ушла с работы и стала заниматься беспросветно хозяйством, потакая любым капризам мужа. Вспомнилось и то, что её желаниями Влад никогда не интересовался, всегда существовали только его желания и мнение. А дети его, похоже, совсем не интересуют. В грустных своих раздумьях Ольга не видела уже будущего в их отношениях. Она ощущала себя обманутой в своих ожиданиях семейного счастья и, хотелось сейчас только одного: забыть эту встречу, как страшный сон…

Домой добирались на такси. Немного протрезвевший Влад угрюмо молчал на заднем сиденье, понимая, что дома с женой ещё предстоит разговор. Ольга, так же молчала, ощущая гнетущую пустоту, на душе было паршиво и гадко.

Владу, после изрядно выпитого спиртного, трудно было осознать всё происходящее, которое пока ещё казалось ему игрой, пусть даже и не совсем удачной игрой. Глядя на Ольгу, которая всем своим видом демонстрировала ему откровенное презрение и брезгливость, он злился и, едва сдерживался, чтобы не сорваться на грубость. Ему совсем не хотелось оправдываться за то, что произошло между ним и Андреем. Надеясь на то, что он сможет отстоять перед женой свою правоту, Влад откинулся на сиденье и сладко захрапел.
- Устал муженёк, - с пониманием кивнул Ольге таксист. Ольга дёрнула плечиком и грустно промолчала.
Такси подкатило к дому и, Ольга громко и раздражённо окликнула мужа:
- Влад, просыпайся, приехали…

Недовольный тоном жены, Влад резко хлопнул дверцей, выходя из такси. Хмуро вошёл в подъезд вслед за Ольгой, не глядя друг на друга доехали на лифте до своего этажа. Прикрыв за собой дверь в комнату, Ольга стала переодеваться, Влад ушёл курить на балкон. В этом гробовом молчании было нечто зловещее. Понемногу приходя в себя Влад пытался найти себе оправдание за случившееся. Его всё ещё мутило после спиртного, и от боли раскалывалась голова. Выкурив три сигареты подряд, он шагнул на кухню. Ольга, видимо, принимала душ и, воспользовавшись моментом, Влад тоже переоделся. Чтобы как-то разрядить обстановку, он решил вести себя так, как будто ничего не произошло. Когда Ольга появилась на кухне в белоснежном махровом халате, муж суетился, наливая воду в чайник. Глядя на Влада, Ольга молча остановилась, прислонившись к дверному косяку.
- Оль, ну чо? Так и будем молчать? – начал бодренько Влад, - ты чо такая недовольная?..
- В ванную сходи, - резко оборвала его Ольга, - потом и поговорим…

Возражать жене и начинать разборки в таком состоянии Владу не хотелось, поэтому благоразумно решил уступить. Намыливаясь под душем, он коснулся рукой ануса и, ощутив резкую боль, выругался:
- Вот б@@дь! И нужно же было Ольге зайти в комнату так не вовремя! Как меня, идиота, угораздило купиться на слабо!?
Влад схватил круглое зеркало для бритья, поднёс к распухшему и покрасневшему анусу.
- б@@дь!.. б@@дь!.. б@@дь!.. - прошипел в отчаянье и чуть было не швырнул зеркало об кафельную стену...
Долго мылся под контрастным душем, постепенно успокаиваясь...
- Ну и @ер с ним, - произнёс зло вслух, - один раз не п@@орас...

- 10 –
Ольга была в полном смятении. Её план доказать мужу, а может быть даже самой себе то, что она ничем не хуже красавиц из глянцевых журналов, удался лишь отчасти. Сейчас, когда платье от кутюр заняло своё место в плательном шкафу, а от дорогой косметики на лице не осталось следа, Ольга вновь осталась наедине со своими невесёлыми мыслями. То, что произошло лишь несколько часов тому назад, казалось полным бредом и не укладывалось в рамки её сознания.

Эмоции переполняли. Это была и злость на мужа, каприз которого она вынуждена была выполнить, и злость на себя, за то, что поддалась на открытый шантаж Влада, якобы пытающегося сохранить их супружеские отношения таким сомнительным образом. Ещё была обида, которая была сродни детскому обману в ожиданиях праздника. Это ощущение, пожалуй, даже превосходило злость, потому, что оно было необъяснимым и безотчётным. К этой обиде к тому же примешивалось некое смутное чувство вины. Если бы Ольга могла сейчас объяснить себе, что происходит, наверное, ей было бы намного легче пережить происходящее, но ответов не было.

Влад всё ещё был в ванной и, пользуясь его отсутствием, Ольга разрыдалась, уткнувшись носом в подушку. Так горько плакала она скорее от собственного бессилия и отчаяния. Эти слёзы принесли ей некоторое облегчение и, когда муж, наконец-то, вышел из ванной, Ольга уже немного успокоилась и, теперь пыталась заново пересмотреть создавшуюся ситуацию.

Их встреча с Андреем для неё была сродни экзамену, который, как ей казалось, она сдала «на пять баллов». Не сказать, что ей не понравился секс с чужим мужчиной, но в целом, от происшедшего осталось чувство отвращения и досады. С одной стороны, она понимала, что Влад был просто до омерзения пьян и, Андрей воспользовался его невменяемостью. С другой стороны, вся эта история была настолько отвратительной, что хотелось забыть о ней немедленно, как страшный сон, как маленькие детки, прикрывая ладошками глаза, играют в прятки...

Могла ли Ольга полностью отрешиться от происшедшего, которое казалось ей просто катастрофой? Ведь чем больше она думала о дальнейших отношениях с Владом, тем больше появлялось вопросов: КАК жить дальше?
Прислушиваясь к шагам мужа за дверью комнаты, она со страхом ждала разговора, который назревал просто неотвратимо. Понимая, что этого разговора не избежать, Ольга лихорадочно искала слова, которые дадут ей возможность вернуть на круги своя всё, что рухнуло всего лишь за каких-то несколько дней в их размеренной семейной жизни. Отчаянно пытаясь сохранять спокойствие, она просчитывала любые варианты развития отношений, но её растерянность была очевидной.

Когда хлопнула балконная дверь и, Влад вышел покурить, Ольга с облегчением вдохнула. У неё было ещё несколько минут, для того, чтобы собраться с мыслями...

- 11 -
Пока Ольга готовилась к серьёзному разговору, Влад в тяжёлых раздумьях, стоя на балконе, выкурил несколько сигарет подряд. После душа он чувствовал себя физически значительно лучше. Спиртное уже почти выветрилось из его головы и, трезвея, уже совсем другими глазами он смотрел на всё, что произошло в квартире Андрея.

Влад не мог ещё чётко сформулировать название тому, что было между ним и Андреем, но ему было стыдно перед Ольгой, за то, что она увидела его в столь неприглядном амплуа. Владу было бы намного легче выбросить это из головы, как неудачное приключение, если бы она не стала свидетельницей его падения. То, что теперь нужно было как-то оправдываться перед Ольгой, злило и, рука вновь тянулась за сигаретой.

Ещё один вопрос не давал покоя Владу. Он очень сожалел о потраченной сумме денег на слишком дорогую экипировку Ольги. Тем более, что вся эта красота досталась не ему, а какому-то там Андрею. Припоминая подробности встречи и Ольгу в объятиях чужого мужчины, Влад ощутил запоздалую ревность, неприятно ранившую его самолюбие. С удивлением и некой злорадностью, он узрел для себя шанс отыграться перед Ольгой. Теперь он даже не сомневался в том, что сможет легко это сделать.

Докурив сигарету, Влад решительно зашёл в комнату. Ольга вздрогнула от неожиданности, настороженно и молча глянула в сторону мужа...
- Ну и что ты тут расселась? – с порога грубо, спросил Влад, - мужа ужином кормить собираешься? Или опять ноготочки для своих @барей будешь беречь? Надулась тут, как мышь на крупу. Что зыркаешь? Не нравлюсь, что ли? Конечно, куда уж нам… после твоих кувырканий с чужими мужиками! А ну-ка, быстро встала и - пошла на кухню!
Ольга, оторопев от такой наглости, округлила глаза:
- Ты чего, Влад?! Ты что себе позволяешь?! Какие мужики?! Ты чего, Влад?! – от растерянности, Ольга потеряла дар речи. Такой поворот дела был для неё полной неожиданностью.
- А что ты думала? Я радоваться буду, что мою жену, как последнюю шлюху, трахает чужой мужик? Радоваться, да?! –Влад сорвался на крик впервые за пять лет их супружеской жизни.
- Влааад… растерянно, со слезами на глазах, протянула Ольга, - Влад… ты же сам этого хотел!.. ты же сказал…
- Что я тебе сказал?! – кричал Влад, - чтобы ты вела себя, как шлюха? Ну, знаешь? Не ожидал я от тебя такого! Не ожидал!

Глядя на разъярённого Влада, Ольга не смогла сдержать слёз обиды. Этот неправедный гнев мужа, она расценивала не иначе, как предательство, ведь по его инициативе произошла эта встреча. За что же теперь он смеет обзывать её шлюхой? Не Владу ли знать, что он – первый мужчина в её жизни?
- Как же так, Влад?! Что ты несёшь? Как ты можешь так?.. – Ольга уже рыдала в голос, не понимая, что происходит. Вдруг вспомнив о том, что произошло между её мужем и Андреем, подняла руку, как при переходе улицы, желая остановить Влада. По-своему оценив этот жест, он схватил Ольгу за руку и, неожиданно, со всего размаха ударил её по лицу.

Удар был настолько сильным, что Ольга, не удержавшись на ногах, упала навзничь, благо позади неё оказался диван, прямо на подушки. Этот удар стал неожиданностью даже для самого Влада. Увидев, как у Ольги из носу потекла струйка крови, он не на шутку испугался и, метнувшись в ванную, мигом принёс мокрое полотенце.

Наклонившись над женой, Влад заботливо приложил полотенце к её окровавленному лицу. Ольга, размазывая слёзы и кровь по щекам, плакала навзрыд...
- Оль, ну прости меня… - бормотал виновато Влад, - я не хотел...
- Чего ты не хотел?! – выкрикнула, рыдая, Ольга, - Ты можешь объяснить мне: чего ты не хотел?!
Влад, находясь в полном замешательстве от такого поворота событий, смущённо замолчал...

- 12 -
Вот уже несколько часов Ольга не выходила из ванной. Влад не находил себе места от тишины за дверью. После скандала, разразившегося так неожиданно, Ольга внезапно встала с дивана с окровавленным лицом и, выйдя из комнаты, закрыла за собой дверь в ванную на шпингалет. Дверь была добротная, ломать её было бесполезно и, Влад расхаживал перед дверью, как часовой, время от времени прикладывая ухо к двери и окликая Ольгу:
- Оль, открой дверь… Открой, Оль…
Ольга не отзывалась. Первые полчаса она плакала, и шум воды говорил о том, что она наполняет ванную. Постепенно рыдания прекратились и слышны были только её всхлипы. Затем наступила тишина, гнетущая и тревожная. Тихий плеск воды, наполнявшей ванную, становился всё глуше. Влад стоял под дверью, прислушиваясь, и страх за Ольгу охватывал его всё больше.
- Оль, открой дверь!… Слышишь, Оль? Открой!…

После такой неожиданной развязки, Ольгу охватила паника. Закрывшись в ванной, она пребывала в полном отчаянье, которое чёрной точкой разрасталось в её сознании, поглощая всё, что можно было назвать надеждой о завтрашнем дне. Ей казалось, что она смотрит какой-то фильм ужасов, в котором там, за дверью, стоит её палач. И, он, стоящий за дверью, хочет сделать ей больно. Ольге было страшно посмотреть на себя в зеркало. Там она видела окровавленное лицо, с расплывающимися синими кровоподтёками под обоими глазами. Это отражение пугало её ещё больше, чем тот, кто стоял за дверью.

Ольгу била нервная дрожь и, набрав ванную воды, она решила согреться. Всё ещё всхлипывая от обиды и боли, она лежала в ванной, когда взгляд её упал на лезвие бритвы. Она содрогнулась при мысли о том, что она способна сделать ЭТО.
- Нет! Я не сделаю этого! – протестовала Ольга, но взгляд снова и снова натыкался на бритвенный прибор.
Она пыталась отвлечься, но это плохо получалось. Несмотря на то, что вода в ванной была достаточно горячей, у Ольги стучали от страха зубы и нервная дрожь усиливалась.

- Как ЭТО происходит? – пришёл неожиданный вопрос, от которого Ольга замерла и затаила дыхание. – Надо же, я - в ванной, прямо как в кино… А вдруг – это решение всех проблем? И – совсем не больно…?

Ольга протянула руку и достала бритвенный прибор. В этот момент раздался стук в дверь. Этот стук был настойчивым и грубым, а голос за дверью показался ей чужим и устрашающим. Страх, что дверь сейчас может открыться и случится что-то ужасное, словно толкнул её под руку. Ольга, не раздумывая больше, полоснула лезвием бритвы по запястью руки и опустилась в ванную. С ужасом смотрела она на кровавое пятно, расползающееся по воде, сознание меркло, и закрывались чёрной пеленой глаза…
- Вот и всё… - пришла запоздалая мысль, - как же всё глупо…

- 13 -
Перепуганный Влад уже не отходил от двери в ванную и, не переставая, бил кулаком в дверь. Эта тишина за дверью шокировала его настолько, что впору уже было взвыть, когда он вдруг почувствовал, что стоит в луже воды, вытекающей из-под двери. В отчаянье он размахнулся изо всех сил, и - кулак провалился под шпон. Если бы рядом были продавцы, подсунувшие ему эти, якобы из массива бука двери, Влад, наверное, от души поблагодарил бы их за этот обман. Сейчас эта зияющая дыра была спасением и для Ольги, и для него самого. Лихорадочно разламывая шпон на двери, он даже не заметил, что его руки уже были в крови от ран и ссадин.

Добравшись рукой до шпингалета с внутренней стороны, он открыл дверь. То, что он увидел, привело в состояние дикого ужаса, от неожиданности Влад закричал. Ольга лежала в ванной, которая была уже до краёв заполнена водой бурого оттенка от крови, лицо её было в крови и в синяках. Первая мысль была о том, что в ванной над Ольгой поизмывался маньяк. Глаза её были закрыты, тело безжизненно обмякло в неестественной позе. Вода уже лилась через край, а в дверь ломились затопленные соседи снизу.

Влад растерялся. Он был оглушён происходящим и, не знал, что ему делать: спасать Ольгу и вызывать скорую? открыть соседям? но тогда неминуемо придётся вызывать милицию… и что тогда? тюрьма? но он не убивал Ольгу…
Дрожащими руками он коснулся шеи жены и, вдруг, ощутил очень слабый пульс!
- Жива! Жива, Оленька! да что же ты наделала, Оля!?.. – мысль о том, что ещё не поздно всё исправить, немного ослабила состояние стресса, но Влад бестолково суетился в ванной и, лишь какие-то мгновения спустя, он скорее догадался, нежели услышал, что ему мешает какой-то шум. Это было таким же открытием, как будто он только что вынырнул из глубины водоёма. Звуки доносились, словно из другого, параллельного мира.

Соседи, не отпуская кнопку звонка на входной двери, громко возмущались и требовали справедливости ради открыть.
Уже не отдавая себе отчёта в том, что он делает, Влад открыл дверь. Соседка, которая стояла ближе всех, ахнула и перепугано закричала:
- Да он же весь в крови! Он убил… убил!!!
После этих слов, остальные соседи в испуге отшатнулись от двери, но любопытство взяло верх и, вытягивая шеи, они разглядывали Влада, как привидение.
- Я не убивал, - тихо оправдывался Влад, - она сама… она жива! Скорую надо вызвать… Скорую вызвать надо…

Глядя на Влада, который стоял с окровавленными руками в каком-то ступоре, один из соседей, мужчина, явно из бывших военных, решительно шагнув в квартиру. Спокойно отодвинув Влада от двери, прошёл в ванную, закрыл наконец-то кран с водой и хладнокровно коснулся пальцами шеи Ольги. Затем вышел в коридор и спокойно объявил:
- До приезда скорой и милиции сюда никому не входить. – и, уже не взирая на ропот соседей, сам прикрыл входную дверь.

Набирая номер скорой помощи, хмуро глянул на Влада:
- Ну и за что ты бабу-то свою угробил, мудила?
- Я не убивал, - тихо повторял Влад, - она сама… она жива…
- Ага. Сама. – ёрничая, подтвердил сосед, - это ты теперь бабушке своей расскажи…

- 14 –
До самого утра понедельника Владу пришлось мотаться между больницей и милицией. Ольгу поместили в палату реанимации, где ей срочно потребовалось переливание крови. Донорской крови третьей группы с отрицательным резусом в этой больнице оказалось недостаточно. Срочно востребовали кровь в других больницах и, пока не завершился процесс переливания, Влад сидел под дверью палаты, схватившись руками за голову. Мысли путались и, его мольбы ко Всевышнему переплеталась с проклятиями в адрес Димки Скорина.

Из палаты вышел врач и сообщил Владу о том, что Ольга уснула и ей уже ничто не угрожает. И тут же пресёк попытку Влада пройти к жене в больничную палату, сославшись на очень тяжёлое состояние пациентки.

Владу ничего не оставалось, как пройти в приёмное отделение, где его ожидал милиционер с медицинским заключением о состоянии Ольги. Уже в отделении милиции ему дали возможность ознакомиться с этим документом. Там указывалось на то, что у Ольги «сломана носовая перегородка, многочисленные кровоподтёки на лице и резаные раны в области левого запястья». Все оправдания Влада в том, что он не избил жену, в расчёт не принимались.

Следователь, немолодой мужчина в звании капитана милиции, долго и хмуро записывал показания Влада. Затем устало откинулся на спинку стула и почти безразлично сказал:
- Твоё счастье, что от жены ещё нет заявления. Побои и попытка суицида, а может и не суицида, зафиксирована. Если от жены будет заявление – сядешь, как миленький. Так что пока нет заявления, ты свободен, за подпиской о не выезде.
Влад сидел онемевший, расстроенный и бледный.

Подписав все необходимые документы, Влад опять помчался в больницу к Ольге. В палату по-прежнему не пускали, зато опять позвонили из милиции уже по другому поводу.
Пришлось опять ехать в отделение, где он встретил своих соседей, проживающих этажами ниже. Они написали три заявления с претензиями на восстановительный ремонт квартир после затопления. И Владу стоило большого труда уверить их в том, что уладит этот вопрос, как только Ольгу выпишут из больницы, и уговорить под расписку забрать заявления из милиции.

Теперь Влад радовался только одному, что живёт на четвёртом этаже, а не на девятом. Ведь в таком случае заявлений на ремонт было бы гораздо больше.

После всех этих разборок Влад опять был в больнице и, его, наконец-то, пустили в палату к жене.
Ольга лежала под капельницей бледная, с синяками, расплывшимися почему-то почти на всё лицо и с повязкой на носу. Всё ещё не веря в то, что это «художество» на лице Ольги его рук дело, Влад испуганно взирал на жену. Сейчас решалась его Судьба. Если Ольга не простит свою обиду, то ему самому хоть в петлю лезь от напастей, свалившихся на его голову…

- 15 -
Ольга медленно открыла глаза и, непонимающе разглядывала помещение, в котором находилась. Повернув голову, увидела перед собой измученное бессонной ночью лицо Влада. Муж смотрел на неё с невыразимой болью и тоской в глазах. Его осунувшееся лицо было неузнаваемо чужим и родным одновременно. Несколько мгновений они, молча, смотрели друг другу в глаза…

За эти несколько мгновений у обоих, как наяву, промелькнули события последних дней, которые сейчас показались им просто чудовищной катастрофой, разрушившей их тихое семейное счастье.

Ольга изменилась в лице и, поджав губы, отвернулась. Влад, смущённо кашлянув, взял её за руку, на запястье которой была марлевая повязка:
- Оль… ну как ты?.. – спросил тихо виноватым голосом.
Ольга руку не выдернула, но и на вопрос мужа не отвечала. Повисла тишина. Каждый думал о своём. Пытаясь ухватиться за обрывки мыслей, Ольга пребывала в растерянности. Она не знала, что ответить мужу, после всего, что произошло.
- Оль, прости меня, - тихо, с отчаянием в голосе, произнёс Влад, - прости меня, пожалуйста… Это я виноват, прости меня!

И, уже не в силах сдержать напряжение бессонной ночи, Влад заплакал и, не выпуская из своей руки, слабую, повисшую плетью, руку Ольги, встал на колени перед кроватью.
- Оль, я прошу тебя, очень прошу, не пиши заявление в милицию! Слышишь, Оль? Они думают, что я хотел убить тебя, Оль… Меня посадят, если ты напишешь заявление, Оль…

Ольга медленно повернула голову и, молча и удивлённо, посмотрела на мужа, так, как будто увидела его впервые. Затем, так же медленно, отвернулась.
- Оль, ты понимаешь, что будет, если меня посадят? – повысил голос Влад, - у нас же ипотека, Оль… Соседи на меня в суд собираются подавать, за то, что их квартиры затопили… А затопила их ты, между прочим, ты, а не я!
Влад уже не стоял на коленях, а нервно расхаживал по палате реанимации и, размахивая руками, рассказывал Ольге всё, что ему довелось пережить с момента, как он сломал дверь в ванную. Ольга молча и испуганно взирала на мужа.
- Оленька, милая моя, дорогая… – Влад остановился и присел перед кроватью на корточки, - я прошу тебя, не пиши заявление в милицию, я умоляю тебя, Оль… Ну что мне ещё для тебя сделать, чтобы ты услышала меня, Оля?!

Ольга сделала неимоверное усилие и разомкнула почти белые губы:
- Ты… уже… всё… сделал… - произнесла чуть слышно, - не надо…
- Что не надо, Оль?! Что?! – нетерпеливо, почти выкрикнул Влад, - ты хочешь посадить меня, да?!
- Успокойся… я… не буду… писать… заявление… уйди… - едва смогла вымолвить Ольга, и бессильно закрыла глаза…
- Спасибо, Оль! – обрадовался Влад, - Ты простила меня, правда?!
- Нет… - чуть слышно, но уверенно произнесла Ольга, - уйди…
- Хорошо, хорошо, Оль… - засуетился Влад, - конечно, я уйду! Ты поправляйся, Оль… Всё, пока!

Влад вышел из палаты реанимации и тихо прикрыл за собой дверь. Несколько секунд стоял, прислонившись к дверному косяку, закрыв ладонью глаза, неожиданная слабость подкашивала ноги. Присев на скамейку возле двери, он незаметно для себя задремал.
Очнулся от того, что медсестра тормошила его за плечо.
- Проснитесь, вашей жене опять плохо…

- 16 -
Наблюдая суету врачей и медсестёр у двери в палату реанимации, Влад совсем приуныл. У жены, которая, казалось бы, уже пошла на поправку, вдруг появились осложнения после переливания донорской крови. Лечащий врач сказал, что потеря крови была почти критической, поэтому, осложнения неизбежны.

Глядя на Влада как-то уж очень пристально, он поинтересовался подробностями происшедшего:
- И что это супруга ваша сотворила? Небось, от большой любви? Хотя, по всей видимости, её любовь не была взаимной, судя по разбитому лицу…
Смутившись под этим пристальным взглядом, Влад хмуро заметил:
- Вам не кажется, что это вас не касается?
- Ошибаетесь, касается! – парировал доктор, - Ибо мне придётся писать заключение для судебной экспертизы, в случае смерти моей пациентки!

Влад побледнел и, оправдываясь, уже без вызывающих ноток в голосе, сказал:
- Поссорились, с кем не бывает… Кто ж знал, что ей придёт такая дурь в голову…
- Да-да-да… - многозначительно и с нескрываемой иронией поддакнул врач, - женщины - такие непредсказуемые существа… Но в документах судебной экспертизы нет места сантиментам, лишь голые факты: избиение, повлёкшее за собой смерть. Так вот это звучит, милейший супруг…
И, уже ни о чём более не спрашивая, доктор ушёл в ординаторскую.

После этого диалога Владу стало как-то не по себе, как накануне в кабинете у следователя. Он вышел на улицу и закурил.

В скверике, перед дверью больницы, прохаживались пациенты в коричневых больничных халатах и, видимо, пришедшие их проведать, родственники. Был погожий летний денёк, и всё живое радовалось щебету птиц, а над пёстрыми клумбами больничного сквера порхали бабочки и жужжащие пчёлы, собиравшие нектар.

Всё это великолепие сейчас казалось Владу из какой-то другой жизни, в которой ещё недавно всё было так стабильно и счастливо.
Там, в палате реанимации, лежала умирающая Ольга. То, что она может умереть, как-то не укладывалось в голове Влада, ибо это казалось ему актом высшей несправедливости по отношению к нему.

Всё ещё не желая признавать свою вину за случившееся, Влад пытался найти для себя оправдание. В конце концов, Ольга могла отказаться от встречи, мало ли что он ей предлагал. Да и от самой встречи Ольга получила больше удовольствия, чем он…

От этой мысли Влад недовольно кашлянул, вспоминая секс Ольги с Андреем и обидную фразу жены:
- «…уйди, Влад…»
Это воспоминание злило и, всё случившееся казалось несколько более логичным, если бы не эти последствия неудачной интриги.

От мысли о предстоящей разборке с соседями по поводу ремонта трёх квартир, засосало под ложечкой. Сейчас не хотелось думать о том, как решить эту проблему, ибо это было уже менее важно, чем не попасть в тюрьму ни за что не про что.

Всё ещё внутренне не соглашаясь с обвинениями в свой адрес, Влад бросил в урну окурок и вернулся на своё место возле палаты. К жене не пускали категорически и это неприятно озадачивало.

- 17 -
Лишь к утру понедельника Ольге стало немного легче и, Влад поспешил, не заезжая домой, из больницы сразу на работу.
Теперь он сидел за своим рабочим столом осунувшийся и злой. События двух последних дней изменили его до неузнаваемости. Проходя мимо его стола, менеджер отдела Ниночка ахнула и внимательно посмотрела на Влада.
- Влад, это ты?! – спросила с удивлением, - Я не узнала тебя, правда… Даже подумала, что новенький в нашем отделе! Что это ты сидишь такой суровый? Не выспался, что ли?
- Отстань, не до тебя! – недовольно буркнул Влад и, спохватившись, виновато добавил, - Извини…

Обиженно хмыкнув и дёрнув плечиком, Ниночка удалилась на своё место, откуда с любопытством поглядывала на взъерошенного Влада. Он же сидел, не замечая никого и ничего вокруг, уставившись в одну точку. И лишь при появлении в отделе Димки Скорина, Влад встрепенулся и, быстро подскочив нему, ударил со всего маху в лицо. Димка в долгу не остался и – «дал сдачи». От неожиданности происходящего, Ниночка пронзительно завизжала, сбежался весь отдел, и драчунов растащили в разные стороны.

Дмитрий был ростом повыше Влада, да и по комплекции превосходил, поэтому, удар по лицу прошёлся ему как бы вскользь, в то время, как у Влада под левым глазом расплывался здоровенный синяк.

Ниночка, заботливо прикладывая к синяку Влада мокрый носовой платочек, растерянно повторяла:
- Влад… ты чего, Влад?..

Влад, ничего не отвечая, косился глазом на Димку Скорина, который невозмутимо сидел за рабочим столом, раскладывая бумаги. Дождавшись, когда Димка выйдет в курилку, Влад отвёл руку Ниночки и, молча, выскочил вслед за Скориным.

В курилке, кроме Димки и Влада, было ещё несколько человек из их отдела. Вся компания курильшиков немедленно встала в оборонную позицию, отгораживая Влада и Димку в разные стороны.
- Ребята, не беспокойтесь, я сам… - спокойно произнёс Дмитрий, - Ты хочешь поговорить без свидетелей? – добавил, обращаясь к Владу.
- Да, хочу! – с вызовом ответил Влад.
- Хорошо, - согласился Дмитрий, - ребята, оставьте нас… Драться не будем, я обещаю.

Недовольно переговариваясь, сослуживцы покинули курилку.
- Ну и что случилось, Влад? Чего это ты с утра так взъерепенился? – насмешливо спросил Дмитрий, с любопытством разглядывая собеседника. Влад с синяком под глазом вид имел жалкий и вызывал сочувствие.
- Случилось… - неопределённо произнёс Влад, дрожащими руками прикуривая сигарету. – Ольга моя в реанимации сейчас…
- А я причём? – удивлённо воскликнул Димка, - Это ваши проблемы…
- А кто посоветовал секс втроём?.. – с вызовом спросил Влад.
- Хха! – выдохнул, куражась Димка, - неужто попробовали?! – и с любопытством добавил, - затрахали штоль бабу твою?
- Я тебе щас дам «затрахали»! - полез на амбразуру Влад.

- Тихо-тихо… - упредил удар Димка, - обещал же – драки не будет… Рассказывай, что стряслось-то? Почему Ольга в больнице?
- Она вены себе порезала… - отчаянием и слезами в голосе, произнёс Влад, - меня могут посадить в тюрьму, - добавил тоскливо…
- Ёпэрэсэтэ… - растерянно произнёс Дмитрий, - Ну и дела!.. А подробнее можешь рассказать?
- Да всё нормально было, - уклончиво начал Влад, а дома мы поскандалили малость, …приревновал я её, в общем, и – ударил, а Ольга ушла в ванную и – порезала вены… Вот и вся история…
- Ну вы, блин, даёте! – удивлённо развёл руками Скорин, - все люди как люди, а вы даже потрахаться нормально не можете… Ну и что дальше? Почему тебя посадят-то? – спросил недоверчиво.
- Потому и посадят, - грустно сказал Влад, - Ольга много крови потеряла, делали переливание, если она умрёт, то меня посадят за «побои, повлекшие за собой смерть»… Так сказал врач и следователь…
- Ну и дела… - протянул удивлённо и растерянно Дмитрий, - Ну, а я-то тут причём? – спросил озадаченно.
- Как это причём? – удивился Влад, - сам же посоветовал попробовать…
- Ну и что?! – возмущённо воскликнул Димка, - мало ли я что кому советовал?! Что вы как дети малые, ей Богу!..
- Ну, если бы только это было причиной моего срыва, - совсем расстроено произнёс Влад, - я на большие деньги попал…

И, закурив очередную сигарету, Влад вкратце рассказал о затопленных соседских квартирах. Димка Скорин почесал затылок и сочувствующе тронул Влада за плечо.

- А вот это уже хреново, сочувствую. Могу только подсказать в какой банк обратиться по поводу кредита. – и удивлённо помотав головой добавил, - Ну и наломал же ты дров! Все люди как люди, трахаются и всё нормально, а вы тут из ничего такую трагедию сделали…

- Я очень прошу тебя, не говори никому об этом, - умоляюще глянул на Димку Влад, - я ведь тебе это сказал только потому, что больше некому, а ты, вроде как, в курсе…
- Не скажу. – коротко произнёс Дмитрий, - Когда за кредитом пойдёшь – синяк припудри. Уж прости – сам напросился!

- 18 –
Димка Скорин откровенно блефовал. Ничего не было «нормального» в том, чтобы так легкомысленно рисковать семейным счастьем. Не так давно он сам разошёлся с любимой женой, которая не смогла простить его бесчисленные походы налево.

Его очередная пассия, «страстная Эля», как в шутку он её называл, была очень экзальтированной особой, которая интриговала воображение не столько яркой внешностью, сколько неожиданной и бесшабашной философией жизни. Она утверждала, что секс во всех его проявлениях, только во благо, а социальные предрассудки лишь лишают возможности получать удовольствие от совокупления. Её ненасытная, почти животная страсть очень интриговала воображение Дмитрия.

Его супруга в сексе была намного сдержаннее, придерживаясь лишь классического соития, а страстная Эля не ведала никаких табу, удивляя и радуя своими неожиданными желаниями. Однако, очень скоро Димка ей наскучил, и Эля заявила, что секс вдвоём далеко не предел её фантазий. Она познакомила Дмитрия со своими друзьями, вернее, с бывшими партнёрами по сексу, которые отнюдь не ревновали Димку, а скорее шутливо посочувствовали, что он связался с этой роковой женщиной.

Немного позже он понял этот нешуточный намёк. Эля была завсегдатаем свинг клубов, и это тоже было открытием даже для искушённого Дмитрия. Какое-то время ему было даже любопытно испытывать острые ощущения, занимаясь сексом с почти незнакомыми женщинами и наблюдая со стороны за Элей, которая не менее страстно, чем ему, отдавалась другому мужчине в его присутствии. Но даже это, оказалось, не предел. Самые смелые фантазии, как в порно фильмах, Димка реализовал именно с Элей. Секс втроём, сначала с двумя женщинами, а затем и с двумя мужчинами, они тоже попробовали. Единственное, от чего отказался Дмитрий, так это от секса с мужчиной, ибо это превосходило всякую меру в его понимании.

Со временем эти кувыркания и ненасытность Эли стали как-то напрягать Димку, тем более, что выяснилась некоторая подробность, всерьёз его испугавшая. Один из бывших партнёров Эли, как-то проговорился, что она неоднократно проходила лечение в инфекционных больницах.
Увидев побледневшего от таких откровений Димку, бывший смущённо улыбнулся и добавил:
- Ну, ты так сильно не переживай – щас всё лечат… - и немного подумав, добавил, - если не сильно запущенный случай…

Уже на другой день Димка был на приёме у уролога, который сообщил неприятное известие о том, что ему предстоит длительное лечение от пресловутой инфекции.
- Как говорят анекдоты, - грустно улыбнулся пожилой доктор, - все болезни от глупости и, лишь триппер от любви… Радуйтесь, батенька, что девушка не наделила вас чем-то посерьёзнее… хотя… то, что посерьёзнее проявляется не сразу…

Испытав шок от услышанного, Димка готов был прибить страстную Элю за такое скотство, но увы, это было не единственной неприятностью.
Эля призналась ему, что знала о своём диагнозе, которым наградил её один из случайных партнёров и теперь она сознательно мстит за это остальным. Когда Дмитрий взвыл от её признания и, чуть было не ударил, Эля из чувственной киски вдруг превратилась во взбесившуюся пантеру и предупредила:
- Пальцем тронешь – посажу!
Димке Скорину ничего не оставалось, как бессильно ударить кулаком об стену и ретироваться домой.

Но на этом неприятные сюрпризы не закончились. Дома разразился скандал. Оказалось, что его жена накануне побывала у врача и, её шокировали новостью о том, что она больна триппером. В завершение ко всему, жена вдруг остановилась на полу фразе и, негодуя, спросила:
- Что ЭТО? – показывая пальцем на карман его куртки.
Димка невольно достал ЭТО из кармана… В его руках оказались кружевные стринги Эли…
- Вот сволочь, надо же так подставить! – возмутился искренне, и тут же получил звонкую пощёчину от жены.
- Какая же ты мразь… - произнесла брезгливо.

Развод был более чем неприятной процедурой. Жена, указав причину развода «супружескую неверность мужа», теперь вполне закономерно препятствовала его встречам с четырёхлетним сыном, каждый раз называя лишь одну причину, что дескать «заразным тут не место».

После развода Димка жил на съёмной квартире, долгое время лечился от триппера и, сожалел лишь об одном, что так бездарно «профукал» своё счастье.

Его нынешние бравады в курилке были лишь воспоминаниями о прежних приключениях, когда он был ещё уверен в своей безнаказанной разнузданности. Возможно, несколько завидуя Владу в его семейственности, он сам явился в какой-то мере искусителем.
И, хотя никогда прежде не назвал бы себя подлецом, сейчас смутное чувство вины перед Владом не давало ему покоя…

- 19 -
Возвращение Влада домой было сродни неожиданному оглушению. За каких-то два дня их квартира из уютного гнёздышка превратилась в руины. Паркет поднялся, сломанная дверь в ванную зияла дырой, а сама ванная всё ещё была наполнена жуткой кроваво тёмной водой. Владу стало настолько не по себе от всего пережитого за последние два дня, что он волком взвыл глядя на эту картину разрушения. Благо никого не было рядом, он дал волю эмоциям: стучал кулаками в стену и кричал, как умалишённый.

После метнулся на кухню, разыскал в шкафчике недопитую бутылку водки и допил её прямо из горлышка. Показалось странным, что он остался трезвым, несмотря на то, что за два дня почти ничего не ел. Влад вышел на балкон и, приходя в себя, выкурил несколько сигарет подряд. Его отчаяние рождало откровенную панику и растерянность.

Звонок на входной двери прозвучал так неожиданно, что Влад вздрогнул и уронил недокуренную сигарету прямо на балкон к соседям. Испугавшись, что может набедокурить, замешкавшись, перегнулся через перила балкона и проследил за тем, куда упала сигарета. Вдохнул с облегчением, увидев, что она тлеет на плиточном полу. Звонок в дверь повторился более требовательно, и сшибая на ходу табуретку, Влад поспешил открыть.

На пороге стоял всё тот же сосед, по выправке - из бывших военных, который вызывал скорую помощь и милицию. Не церемонясь, он зашёл в квартиру и прикрыл за собой дверь. Влад смущённо молчал.
- Ну что, явился, дебошир? – хмуро спросил, глядя на Влада, неловко прикрывшего синяк под глазом ладонью, - Вижу, рожу тебе уже начистили? За дело, значит. Это хорошо... Позволь узнать, как собираешься решать вопрос с ремонтом квартир? Давеча, помниться, обещался ты сделать это оперативно. Ну, так я пришёл узнать план действий…

Влад смущённо потоптался и хрипло выдавил:
- Завтра пойду в банк брать кредит… Мне обещали помочь… Я всё сделаю, как обещал…
- Ну-ну… - одобрительно поддержал инициативу сосед, - Обещал, так выполняй, будь мужиком! Да и у себя прибрался бы, неровён час – мохом тут порастёшь, а нам грибка, сам понимаешь, не надо. Я зайду ещё, не расслабляйся, парень, я за тобой пригляжу, и проконтролирую – соседям обещался…
И с этими словами вышел из квартиры. Закрыв за соседом входную дверь, Влад присел в коридоре на корточки и опустил голову. Кошмар продолжался, и это было невыносимо, до слёз…

Всё ещё надеясь на то, что можно спасти паркет, оставил как есть. Вычистил ванную, снял с петель разбитую дверь и вынес её к мусорным бакам. По дороге домой купил бутылку водки. Придя домой, долго искал чего-то закусить, достал из морозилки остатки пельменей, которыми накануне кормила его Ольга.

Немного позже, сидя за столом с тарелкой дымящихся пельменей и рюмкой водки в руке, Влад смахнул слезу. Всё происходящее, по-прежнему, казалось ему страшным сном, бредом, в который он напрочь отказывался верить…

- 20 –
Пробуждение ото сна было тяжёлым. Выпитая накануне бутылка водки, не принесла ожидаемого облегчения, скорее усугубила депрессивное, до отчаяния, состояние Влада. Голова раскалывалась, лицо было опухшее то ли от пролитых слёз, то ли от дикого похмельного синдрома. С усилием оторвав голову от подушки, Влад поплёлся в ванную, долго стоял под контрастным душем, постепенно возвращаясь в нормальное состояние…
Бреясь, пристально разглядывал в зеркале осунувшееся лицо, тоскливые, потухшие глаза.

Жалкая гримаса исказила лицо, а покрасневшие глаза, вот-вот готовы были пролиться слезой. Влад вовремя спохватился: всплыл в памяти вчерашний разговор с соседом, по поводу ремонта квартир и обещанного кредита. С предстоящей суетой, скорее всего, расслабиться не удастся до самого возвращения домой.

На кухне Влад поставил на плиту чайник, но глянув на часы и зло ругнувшись, понял, что уже опаздывает. Выпил залпом воды из-под крана и стал суетливо одеваться. За пять лет брака, пожалуй, впервые Влад надел второй раз несвежую рубашку и измятые брюки. По-детски порадовался, найдя в шкафу несколько пар чистых носков. Впрочем, это мало волновало его именно сейчас, когда в голове был полный сумбур и растерянность.

На работу пришёл с опозданием в несколько минут, столкнулся в дверях с начальником отдела, который учуяв запах перегара, нахмурился и сухо приказал зайти к нему в кабинет.

Насколько это было возможно, Влад сделал усилие, чтобы выглядеть спокойным. Начальник отдела не предложил ему присесть, долго говорил с кем-то по телефону, заодно критически разглядывал Влада. Закончив телефонный разговор, стал перекладывать на столе бумаги, тянул паузу. Дождавшись, когда Влад стал нетерпеливо поглядывать на часы, наконец, заговорил. В его голосе слышались металлические нотки, и недовольство.

- Я не понял, Влад… ты пришёл на работу или в забегаловку? Что это за помятый внешний вид с фонарём под глазом? Разве я вижу перед собой преуспевающего менеджера крупной компании? В чём дело, Влад? Похоже, что ты ещё и пьян? – лицо начальника отдела побагровело от злости, - подписывая договор, при приёме на работу, наверняка, помнишь пункт, при невыполнении которого, ты будешь просто уволен. Если не помнишь, я напомню тебе. За первое нарушение ты получаешь выговор и лишаешься премии, за второе нарушение тебя увольняют, - и, помолчав, добавил, - учитывая твой вчерашний инцидент с Дмитрием Скориным и сегодняшнее опоздание на семь минут, до увольнения осталось рукой подать. Лично я дорожу своим рабочим местом и не собираюсь прикрывать такого шалопая, как ты. Надеюсь, что ты услышал меня и сделаешь соответствующие выводы. Иди, работай. Если ещё раз я увижу тебя в таком же задрипанном состоянии, будешь уволен.

Закончив тираду, начальник отдела сделал вид, что внимательно изучает документы, лежащие на столе.
Владу ничего не оставалось, как молча выйти из кабинета и занять своё место за рабочим столом.

В отделе повисла тишина. Менеджер Ниночка сосредоточенно печатала какие-то документы, исподтишка наблюдая за растерянным Владом. Димка Скорин стоял к нему спиной возле шкафа с архивными документами и, перекладывая с места на место объёмные папки, видимо разыскивая нужное. Двое других сидели, молча, уткнувшись в экраны мониторов. Все были при деле, и только Влад никак не вписывался в эту офисную идиллию.

Каким-то невероятным чутьём Влад вдруг с тоской ощутил себя буквально инородным телом в общей рабочей атмосфере. Этот факт порождал в нём возмущение и обиду: всем этим людям, с которыми он отработал более семи лет, было наплевать на его личную трагедию, ибо здесь он был всего лишь клерком, выполняющим беспрекословно и в срок свои обязанности.

- 21 –
Рабочий день длился бесконечно долго. Владу с трудом удалось отвлечься от своих тяжёлых мыслей и заняться документами. Сослуживцы в кабинете разговаривали в пол голоса, решая между собой какие-то вопросы и, за несколько часов, ни один из них не заговорил с Владом.

Если бы это случилось неделю назад, он даже рад был бы такому уединению для более продуктивной работы, но сейчас, когда в голове от подавленного настроения было ощущение вселенской катастрофы, Владу хотелось участия и поддержки от кого бы то ни было. Он вдруг буквально физически ощутил, что ему не хватает Ольги, её уюта и тепла, которое она, так ненавязчиво, привнесла собой в его жизнь. Необъяснимое чувство вины и позднего раскаяния захлестнуло Влада до зубовного скрежета. Это заставило его буквально выскочить из-за стола и поспешить в курилку.

Грохот отодвигаемого кресла привлёк внимание сотрудников, которые лишь молча переглянулись и сделали вид, что ничего не произошло. До обеденного перерыва каждый старался завершить свою работу по максимуму.

Одиноко стоя в курилке, Влад выкурил подряд несколько сигарет. Глубоко затягиваясь и гримасничая, как от зубной боли, медленно выпускал дым, пытаясь успокоится. Это почти не удалось, но понимая, что обязательный объём работы всё ещё не сделан, Влад вернулся на рабочее место.

Менеджер Ниночка недовольно дёрнула плечиком, вдохнув сигаретного амбрэ, но глядя на взъерошенного Влада благоразумно промолчала. Вот уже пару дней она терялась в догадках о причинах его нервного срыва. Пытаясь выяснить о происходящем хоть какие-то подробности, Ниночка, улыбаясь и отчаянно кокетничая, с присущим ей женским любопытством, подходила к Димке Скорину. Тот неожиданно, и почти грубо, отрезал, что это не её ума дело, и посоветовал повнимательнее выполнять свои обязанности, а не лезть туда, куда не просят.
Заинтригованная донельзя, и недовольно фыркнув, Ниночка с оскорблённым видом отошла от Димки. Всё происходящее казалось ей похожим на дамский детектив, которыми она зачитывалась в любую свободную минуту. События, которые разворачивались прямо на глазах, заставили её примерить на себя роль следователя, но пока все её вопросы оставались без ответа. Это обстоятельство вынуждало её, молча и внимательно, наблюдать за Димкой и Владом, делая свои предположительные выводы.
- Ах, эти мне мужчины! - глубокомысленно вздыхала Ниночка, - Как у них всё непросто… Нет бы поделиться своими переживаниями…
Но делиться никто не собирался, и это интриговало её воображение ещё больше.

Еле дождавшись обеденного перерыва, Влад подошёл к Дмитрию, который спокойно обедал, нетерпеливо присел с подносом за его столик. Расставляя тарелки, нечаянно задел рукой солонку и рассыпал соль. Димка недовольно кашлянув, заметил:
- Что ты дёргаешься, Влад? Достал уже… - и уже спокойнее добавил, - Не дрейфь, прорвёмся. Сегодня после работы пойдём в банк за кредитом. Я договорился, как обещал…

Наверное, факт этой почти заботы Дмитрия, очень тронул Влада, и потому он молча проглотил обед, даже не почувствовав вкуса еды… Тем не менее, после обеда Влад работал более спокойно, и как-то незаметно дотянул до конца рабочего дня…

- 22 –
В палату реанимации, где находилась Ольга, вошла женщина лет сорока пяти в военной форме и небрежно накинутом на плечи ослепительно-белом медицинском халате. Перед тем, как зайти в палату, женщина успела переговорить с лечащим врачом Ольги и внимательно изучить её историю болезни. Теперь она стояла в пол оборота у окна, как будто бы наблюдая за тем, что происходит на улице, на самом деле, женщина чутко ловила каждый вздох Ольги и как только краем глаза заметила с её стороны движение, тут же повернулась и низким грудным голосом произнесла сочувствующе:
- Ну, здравствуйте, Ольга! Как вы себя чувствуете? – и, словно спохватившись, добавила: – Меня зовут Светлана Ивановна. Я - представитель городской прокуратуры по делам бытовых преступлений. К нам поступил сигнал, и приехала сюда по факту вашего избиения. Ваш лечащий врач предупредил меня, что времени на нашу беседу даёт немного, поэтому я разрешаю Вам отвечать на мои вопросы односложно: «да», «нет», «не знаю».

Замешкавшись, Ольга с некоторой паузой ответила на приветствие:
- Здравствуйте… - произнесла тихо и растерянно.
Она всё ещё была очень ослаблена после потери и переливания крови: печальные, потухшие глаза, осунувшееся лицо, которое на фоне почти прозрачной бледности, было в чёрных кровоподтёках…

Глядя на замешательство Ольги, женщина продолжила мягче, насколько это было возможно.
- Судя по всему, имеет место быть так называемое «домашнее насилие». И мы примем все меры, чтобы оградить вас от дальнейших издевательств. От вас потребуется всего лишь подписать заявление о возбуждении уголовного дела.
Ольга испуганно вздрогнула:
- Но я не хочу подписывать заявление, - прошептала тихо, - меня никто не насиловал…
- Ээ… - укоризненно протянула женщина в форме, - знаем мы эту песню, знаем! Не вы первая покрываете дебошира и пьяницу. Таких как вы, Ольга, столько я на своём веку повидала – не сосчитать. Поэтому, давайте смотреть правде в глаза. Неужто вас устраивает такое издевательское к себе отношение? Почему вы позволяете так с собой обращаться? Нет уж, раз поступил сигнал, нужно принимать меры.
Ольга судорожно вздохнула, тихо, но убедительно произнесла:
- Я ничего подписывать не буду. Я обещала … - и осеклась под серьёзным взглядом Светланы Ивановны.

- Ах, вот оно что! – воскликнула с возмущением женщина из прокуратуры, - Значит, муженёк уже успел заручиться вашим согласием оставить его «подвиг» безнаказанным?! Ну, этого следовало ожидать… Глупая вы женщина, Ольга, - произнесла устало, - для вашего же блага стараюсь, а вы ещё и покрываете такое вопиющее безобразие. Да, ваше право оставить всё, как есть, но уверены ли вы, что завтра останетесь живы при таких темпах своего благоверного?

Посмотрев на Ольгу долгим внимательным взглядом, Светлана Ивановна добавила в раздумьях:
- Эх, дурёха… Скажу вам без протокола, попомните моё слово… Ничего хорошего в будущем вашего брака уже не предвидится, но видимо вас устраивает такой расклад. Прибежит с покаянием в очередной раз муженёк и вы опять безропотно его простите… Правду говорят: «все бабы – дуры». Только одним дурам счастья полные короба, а другим – пинки да битая морда. Ну что ж… Грустно, но больше не смею вас тревожить, тем более, что доктор уже два раза заглядывал в палату… Я оставляю вам свою визитку, Ольга. Будет необходимость или передумаете покрывать своего нерадивого мужа, позвоните – буду рада помочь.
С этими словами Светлана Ивановна вышла из палаты.

Оставшись одна, Ольга, уже не сдерживаясь, разрыдалась в казённую подушку. События нескольких дней развивались настолько стремительно быстро, что эта стремительность ошеломляла и уничтожала её своей неожиданностью.
Очнулась Ольга от того, что кто-то нежно гладил её по голове. Вздрогнув от неожиданности, она повернулась и увидела перед собой пожилую женщину, которая несколько раз убирала в палате.
Продолжая гладить Ольгины спутавшиеся волосы, нянечка тихо, почти шёпотом произнесла:
- Поплачь милая, поплачь… Слёзы завсегда облегчают душу от бед всяких… Ты, касатушка, много чего пережила, да только на Бога не серчай, молись, детка, и будет тебе счастье… Молитва душу от скверны очищает и тело врачует…
Слушая эту напевную речь, Ольга неожиданно для себя провалилась в сон.

Женщина ещё некоторое время сидела рядом Ольгой, и едва касаясь руками её головы что-то беззвучно шептала. Уходя, перекрестила Ольгу и тихо произнесла:
- Поспи, горемычная… Сон даст тебе целительную силу…

- 23 -
По окончанию рабочего дня Димка Скорин устроил Владу встречу в банке со своим бывшим однокашником, который критически глянув на Влада, неловко прикрывающего ладонью синяк под глазом, попросил его выйти из кабинета до выяснения кредитной истории. Несколько минут, в кабинете была полная тишина, Дмитрий молча наблюдал за школьным другом, который насуплено смотрел в монитор и, судя по щелчкам компьютерной мыши, изучал новые файлы. Затем одноклассник как-то странно посмотрел на Дмитрия и возмущённо сказал:

- Димон, ну и какого рожна ты просишь за этого фуфляка?!
- Ну ты даёшь, Игорёк, - поспешил не согласиться Димка Скорин, - нормальный он мужик…
- Ты смеёшься, Димон?! – озадачился Игорь, - Да у него на роже написано, что он кинет своего поручителя по полной программе! Поверь моему опыту: какой уважающий себя мужик придёт в таком виде за кредитом? К тому же, ему не под что давать кредит: он платит ипотеку – за малейшую просрочку платежа застройщик запросто может лишить его квартиры, и где ты потом будешь искать этого Влада? Ты хоть понимаешь, под что подписываешься? Скажу тебе, как другу, гони ты его в шею, не ищи приключений на свою задницу. Всё. Вопрос закрыт. Потом ещё спасибо мне за это скажешь.

Почесав затылок, Димка молча вышел из кабинета. Влад, как будто предчувствуя неладное, стоял в напряжённой позе, ожидая ответа.
- Влад, что же ты не сказал мне, что платишь ипотеку, - с досадой в голосе начал Дмитрий, - Игорь отказался дать тебе кредит, так как ты не платёжеспособен…
- Но как же так?! – возмутился Влад, - Ты же обещал, что договорился! И что мне теперь делать?! Где брать деньги? Ты кинул меня, да? Кинул?!
- Стоп, Влад! – изменился в лице Дмитрий, - Ты вообще думай о чём говоришь! Кто тебя кинул? Я лишь хотел помочь тебе взять кредит, и готов был поручиться за тебя, но кто ж знал, что ты с голой *опой? И вообще, заварил кашу – сам и расхлёбывай, я тебе в няньки не нанимался!

Оставшись один, Влад заскрипел зубами от злости. Едва сдерживая нарастающее раздражение, позвонил двум своим друзьям с просьбой занять денег. На вопросы ответил уклончиво: залил соседей нечаянно, нужно возместить убытки.

Отказ обоих друзей дать денег в долг был вполне обоснован уважительными причинами: у одного было двое детей, и он выплачивал ежемесячный кредит, у другого вот-вот должен был появиться на свет второй ребёнок. Этот отказ Влад принял почти враждебно, и, обвинив обоих во всех смертных грехах, безнадёжно и враз испортил отношения.
Возвращаясь домой наедине со своими невесёлыми мыслями, купил по дороге бутылку водки и пачку пельменей, которые уже тихо ненавидел, впрочем, нужно же было чего-то поесть.

После одинокой трапезы, опустошив бутылку водки, Влад стал ещё более раздражённым. В замутнённой алкоголем голове вся ситуация в целом виделась безвыходной, виновником которой он видел только одного человека – Димку Скорина.
В пьяном угаре Влад едва доплёлся до кровати и рухнул на неё одетым. Уже засыпая, злобно пробормотал:
- Ничо, sука, ты мне за всё ответишь…

- 24 -
Проснулся Влад без будильника, скорее по привычке вставать на работу в одно и то же время. Похмельный синдром был жесточайший. Простояв в ванной дольше обычного под контрастным душем, Влад тщетно пытался привести себя в свежий вид, но утренний моцион мало этому содействовал. Ежедневные возлияния спиртного за столь короткий срок разительно изменили его внешность, а синяк под глазом стал ещё ярче.
Порывшись в Ольгиной косметичке, Влад нашёл тональный крем, кое-как замаскировал синюшное пятно под глазом. Обрадовался, обнаружив в шкафу свежую рубашку, долго пытался завязать галстук, но руки предательски дрожали, и вконец психанувший Влад, засунул галстук в карман пиджака. Дресс-код критику не выдерживал: помятые брюки, отсутствие галстука и пятно, неизвестно откуда взявшееся на лацкане пиджака, окончательно расстроило Влада. Уже спускаясь в лифте он пытался напустить на себя невозмутимый вид, когда этажом ниже в лифт вошёл тот самый сосед, из бывших военных, и, не отвечая на растерянное «здрассте» Влада, сразу спросил, глядя на него в упор, как на стрельбищах:
- Ну, что с кредитом? Надеюсь, ты сдержишь своё слово, как обещал?
Влад виновато опустил голову:
- Денег нет пока…
- Не понял?! – возмутился сосед, - Разве не ты сказал, что решишь этот вопрос без суда? Выходит, что зря забрали заявление на возмещение убытков? Нет уж, дудки! – с этими словами сосед схватил Влада за лацканы пиджака и приблизив своё лицо к побледневшему лицу Влада, сказал, чеканя каждое слово:
- Попробуй только обмануть, я тебя из-под земли достану, понял?! – и стремительно вышел в распахнувшуюся дверь лифта.
Влад понуро вышел следом, не замечая покатившуюся оторванную с пиджака пуговицу.
Как ни спешил Влад, но прийти вовремя на работу не удалось, и хотя опоздал он всего лишь на одну минуту, начальник отдела, с которым он опять столкнулся в дверях отдела, не глядя на него, буркнул:
- Зайди в кабинет…
Такой поворот не предвещал ничего хорошего. Влад дёрнулся было доказывать, что почти не опоздал, это «почти» и решило его судьбу. Разговор был короткий. Владу не дали шанса для оправданий. Выслушав гневную тираду начальника, небрежно бросившего ему форматный лист бумаги на заявление, Влад написал короткий текст и вышел из кабинета.
Ноги сами понесли его в городской парк, в эту минуту ему никого не хотелось видеть. Вся ситуация в целом представлялась Владу безнадёжно безвыходной. Не укладывалось в голове: как это его угораздило всего лишь за несколько дней потерять всё, что имел. О каких перспективах можно было думать при наличии ипотеки, отсутствии работы и Ольги…
- Ах, да! Ольга… - за всей этой суетой Влад совсем забыл о том, что вот уже несколько дней не навещал в больнице жену. Испытывая странные чувства к Ольге, Влад вдруг подумал, что будь жена поумнее, то, наверное, не устроила бы трагедию вселенского масштаба из-за какой-то ерунды. Подумаешь, ударил! Как будто других жён мужья не бьют, и ничего, живут же и никто вены не режет и соседей не топит.
- Тоже мне, курица! – с возмущением подумал Влад, - Из-за неё тут парюсь, ищу деньги соседям на ремонт, а была бы поумнее, так и на секс втроём не согласилась бы, - осенило неожиданно, - Вот и с работы уволили ни за что ни про что – из-за неё же, дуры набитой! – злобствовал, уверенный в своей правоте, - И ещё уговаривай её после этого, чтобы заявление не писала в полицию… И как я только женился на такой идиотке? – недоумевал сокрушённо, - Вот и пусть себе отлёживает бока в больнице, коль ума нет! – подвёл итог совершенно взбешённый Влад,- Мне и так сейчас хоть в петлю…
Рассуждая таким образом, сидя на лавочке, Влад не обратил внимание на двух женщин среднего возраста прогуливающихся по аллее парка. У одной из них на длинном поводке бежал серебристый пудель, который неожиданно подскочил к Владу и, играя, выхватил зубами за краешек галстук, выглядывающий из кармана его пиджака.
- А ну брысь отсюда! – рыкнул на него Влад, пытаясь спасти свой галстук.
Пёс, видимо считая это его телодвижение продолжением игры, отбежал в сторону, и выжидающе смотрел то на свою хозяйку, то на Влада.
- Арчи! Арчи! – встревожилась хозяйка пуделя, - Что с тобой, мой хороший? Тебя обидел этот злой дядя? Иди ко мне, Арчи!
- Ага! Щас же обидели его, - возмутился Влад, - ваша псина стащила мой галстук, а он дорогой, между прочим!
- Галстуки на шее носят, а не где попало, - парировала хозяйка собаки, тщетно пытаясь отобрать галстук у своего любимца и одновременно заслоняя его от надвигающегося Влада.
- Отдай галстук, зараза! – грозно шикнул он на пуделя, который крепко держал в зубах галстук, непонимающе глядя на обоих.
- Не трогай собаку, урод! – взвизгнула хозяйка пуделя, - забирай свою тряпку и проваливай, а то я сейчас полицию вызову! – с этими словами бросая к ногам Влада то, что осталось от галстука.
- Сама ты уродина и собака у тебя уродская, злобно пробурчал Влад, торопливо уходя в глубь парка.

- 25 –
Злой донельзя Влад стоял в дальнем углу городского парка, который заканчивался искусственным прудом, довольно большим и живописным. От настоящего водоёма его отличало лишь то, что ежегодно пруд чистили, и потому вода в нём была сравнительно более прозрачная. Посредине пруда находилось нечто вроде плавучего острова, на котором находился домик, скорее всего предназначенный для лебедей, которых завезли в парк несколько лет тому назад. Прудик видимо понравился лебедям и, обжив этот живописный уголок, уже на следующий год парочка грациозных птиц обзавелась потомством.

За каких-то пять-семь лет этот пруд стал гордостью горожан, и потому в хорошую погоду на берегу собиралось немало желающих понаблюдать за дивными птицами. Городские власти позаботились о том, чтобы лебеди пребывали в комфортных условиях. Для этой цели были построены помещения, приспособленные для летнего проживания и зимовки редких птиц, а специальные диетологи очень тщательно следили за их «сбалансированным» питанием. Кроме этого, на берегу для зрителей было немало лавочек и уютных беседок, увитых плющом, а плакучие ивы дополняли общий вид пруда.

Влад немного успокоился и отвлёкся от своих горестных мыслей, наблюдая за пернатыми красавцами, которые спокойно и грациозно передвигались по водной глади.
Вернуло его к действительности невольно подслушанное, пылкое признание из ближайшей беседки:
- Оленька, милая, если бы ты только знала, как я счастлив, что ты сейчас рядом со мной! Я никому, никому тебя не отдам!..

Если бы Влад не увидел, что в беседке находятся вчерашние школьники, целующиеся до самозабвения, наверное, счёл бы этот пылкий диалог за издевательство, но было так очевидно, что два юных создания даже не помышляли ни о чём подобном. Тем не менее, враз психанувший Влад поспешил покинуть этот райский уголок, где до боли вспоминались прогулки с Ольгой и не менее пылкие признания в период ухаживания. Невольное напоминание было так некстати, за ними опять всплыли в памяти события последней недели: насмешки Димки Скорина, неудавшаяся попытка секса втроём, его конфуз с Андреем перед Ольгой и последующий с ней скандал, инцидент с соседями и увольнение с работы…

Всё в целом виделось чудовищным и невероятным гротеском, в который не хотелось верить, но он надвигался неотвратимо, как тяжеловесный каток, стирающий в порошок всё и вся на своём пути. Влад был близок к истерике. Ещё неделю назад он был безмятежно счастлив, и если бы не провокации Димки Скорина, он был бы счастлив и поныне с Ольгой, которая дарила ощущение крепкого и надёжного тыла, с вкуснейшими обедами и привычным уютом. Всё это сгинуло непостижимым образом в одночасье.

Чтобы заглушить в себе желание закричать, Влад почти бежал по направлению к дому. Эта спешка однако не помешала ему купить по дороге две бутылки водки, пачку пресловутых пельменей и блок сигарет - за несколько дней, незаметно для себя, Влад прикончил месячный никотиновый запас.

Дома, борясь с приступом бешенства и желанием ломать и крушить всё вокруг, Влад буквально влил в себя бутылку водки, и испытывая странную слабость и опустошение, рухнул на кровать и уснул, не раздеваясь…

Проспал он до самого вечера. Проснулся с дикой головной болью, в мятом костюме, который уже мало был пригоден для выхода в приличное общество, впрочем, это уже не заботило Влада. Раздевшись, он небрежно бросил одежду на пол и поплёлся в ванную, пытаясь освежиться под душем. Выйдя из ванной, почувствовал зверский голод, вспомнив, что не ел нормально уже несколько дней. На кухонном столе лежала забытая пачка слипшихся пельменей. Зло выругавшись, Влад поставил на огонь кастрюлю с водой, и попытался разделить пельмени, но разделению эта масса из теста и фарша уже не поддавалась. И тогда Влад не придумал ничего лучшего, как плюхнуть в кипяток весь этот бесформенный ком. Пока варились пельмени, надел спортивный костюм и кроссовки. Походил по квартире, дымя сигаретой и безучастно глядя на общую картину разрушения, думая о чём-то своём...

Задумавшись, Влад упустил момент, когда из кастрюли выкипела вода. Чертыхаясь, стал ковырять вилкой прилипший ко дну "пельмень". С краю масса проварилась, но внутри оказалось всё сырое. Разозлившись донельзя от голода и собственного бессилия, Влад в ярости схватил кастрюлю и запустил её вместе с содержимым в стену. Затем открыл вторую бутылки водки, выпил из горлышка почти залпом. Долго шарил в кухонном столе среди множества поварёжек и лопаточек, достал складной нож, который по случаю у какого-то барыги купил на рынке, сунул его в карман и стремительно вышел из квартиры...

- 26 –
Влад уже несколько часов сидел в засаде возле дома Дмитрия, снова и снова мысленно прокручивая ленту катастрофического своего провала. Алкоголь содействовал его решимости убрать виновника всех бед, наверное, желая волшебным образом вернуть всё на круги своя, как знать? Озлобленный донельзя Влад, воспалённым своим сознанием уже не представлял иного выхода из ситуации, хотя трудно говорить о сознании пьяного человека. Скорее всего, Влад уже плохо соображал, что делает, ибо за прошедшую неделю его мозги просто «оплавились» от нервного перенапряжения в стрессовой ситуации. К моменту появления Дмитрия, ярость Влада стала просто беспредельной.

Вот уже несколько дней Димка Скорин пребывал в глубокой задумчивости. События, происшедшие с Владом и Ольгой, заставили его посмотреть другими глазами и на свою собственную жизнь. Он вдруг почти физически ощутил ту душевную муку, которую могла испытывать жена, зная о его супружеской неверности. Снова и снова всплывали в памяти сцены бракоразводного процесса, застывшее от напряжения лицо жены и растерянные, полные слёз, глаза сына. Пожалуй, сейчас, он вряд ли пошёл бы на поводу у своей похоти, зная о таких глобальных для себя последствиях. Собственно, что дали ему эти оргии? Ничего, кроме опустошения, разочарования и недовольства собой, а вспоминая «страстную Элю», испытывал омерзение, как будто довелось прикоснуться к чему-то грязному, что до сих пор ещё не смыто.

Почти каждый день по дороге с работы, Дмитрий приходил во двор дома, где по-прежнему жила его жена и четырёхлетний сын. Первое время после развода он пытался наладить отношения, искал встреч с сыном, приносил ему дорогие игрушки, но бывшая супруга настолько категорически пресекла эти попытки, что не помог даже приход участкового, который выслушав гневную, обличающую тираду жены, поспешил удалиться.

Теперь Дмитрий довольствовался лишь ролью наблюдателя. Зная распорядок дня жены, он приходил в то время, когда она возвращалась домой. Жена шла уверенно и не торопясь, крепко держала сына за руку, который всегда увлечённо ей что-то рассказывал. Однажды Дмитрий не выдержал и подошёл к ним, преграждая путь в подъезд. Сын бросился к нему с криком «папочка» и повис на шее. Обнимая сына, Дмитрий не смог сдержать слёз волнения, на что супруга отреагировала с ледяным спокойствием. Невозмутимо забирая сына из его объятий, она сказала только одну фразу, как припечатала:

- Ещё раз подойдёшь близко, больше не увидишь сына никогда!

С тех самых пор Димка занимал неподалёку свой «наблюдательный пост» таким образом, чтобы видеть весь короткий путь жены и сына до подъезда. Изо дня в день он видел как взрослеет сын, как меняется его речь и походка, но подойти близко не смел. Когда они заходили в подъезд, Димка ещё некоторое время он стоял возле дома, смотрел на окна их квартиры, отчётливо представляя себе, как жена готовит ужин, как укладывает спать сына. Каждый раз эти встречи оставляли Дмитрию столько боли, чувства вины и сожалений, но оставалось только надеяться, что время изменит неприятную ситуацию.

Дмитрий не оставил без внимания, сегодняшние события с увольнением Влада, и искренне расстроился, глядя на то, как Влад, словно ошпаренный, выскочил из кабинета начальника отдела. Какое-то подспудное чувство вины зрело все эти дни у Скорина, и мысль о том, что он оказал влияние на ситуацию в целом, не давало ему покоя. Но теперь, когда Влад повёл себя, мягко говоря, не адекватно и лишился работы, был даже благодарен другу, за отказ в выплате довольно внушительной суммы.

Сидя на своём «наблюдательном пункте», задумавшись, Дмитрий чуть было не пропустил приход жены и сына. В этот раз они почему-то не появлялись дольше обычного. Уже начало смеркаться, когда из-за угла соседнего дома вышли трое. Димка сначала даже усомнился в том, что увидел. Жена шла с мужчиной. Между ними шёл его сын и держал за руки обоих. Мужчина по виду был не намного старше Дмитрия, далеко не красавец, но чувствовалось, что это уверенный в себе человек, а жена была улыбчива и спокойна. Все втроём они весело о чём-то болтали и выглядели со стороны счастливой семьёй. Это было настолько неожиданно, что Дмитрий даже не успел как-то отреагировать, когда все трое скрылись в подъезде.

В окнах квартиры загорелся и вскоре погас свет, а Дмитрий всё ещё сидел на лавочке возле дома в каком-то ступоре. Он не мог дать определение своему состоянию. Долгие месяцы после развода Дмитрий всё ещё надеялся на то, что отношения с семьёй наладятся и, рано или поздно, жена простит его. Сейчас глядя на её счастливое лицо, он вдруг с горечью понял, что у них не было таких моментов. И даже удивился этому для себя открытию. Как он мог упустить это? Как? Но кто же мог ему ответить на этот вопрос…

Ближе к полуночи, совершенно подавленный, Дмитрий едва доплёлся пешком до дома, где жил всё это время после развода на съёмной квартире. Проходя мимо целующейся парочки, невольно вздохнул.

- Старею, наверное… - подумал грустно, - целую вечность ни с кем не целовался…

Возле подъезда, пока он доставал из кармана ключи, из кустов мелькнула тень. Ощутив резкую боль в спине, Дмитрий со стоном, как в замедленном кино, опустился на землю и замер в неестественной позе, прислонившись лицом к металлической двери подъезда…
Выждав момент, когда его «жертва» беззащитно подставится для удара, Влад бесшумно подскочил к двери подъезда и воткнул нож в спину Дмитрия. Когда тот со стоном упал возле двери, Влад кинулся бежать, но вдруг кто-то ловко выбил нож и так скрутил ему руку, что от боли он рухнул на колени…

- 27 –
Лечащий врач, осматривая Ольгу, впервые за всё время сдержанно улыбнулся:
- Ну вот… Судя по всему, через несколько дней можно будет готовить вас на выписку, а уже сегодня переведём в общую палату. – и, кашлянув, добавил, - Муженёк-то вас совсем не навещает, а вам сейчас апельсины-витамины необходимы… - и внимательно глядя на смущённую Ольгу продолжил, - В обиду себя не давайте. Здоровье – хрупкая вещь, его ни за какие деньги не купишь. А потому, нет необходимости сокращать свою, и так недолгую, жизнь до минимума. В крайнем случае, разводы у нас не запрещены.
Ольга слушала молча, закусив губу, готовая вот-вот расплакаться. В этот неловкий момент в дверь палаты негромко постучали, и вошла женщина в военной форме, поверх которой был небрежно наброшен белый халат. Это была та самая Светлана Ивановна из прокуратуры.
- Простите, я невольно услышала ваш вердикт о выписке Ольги. Если позволите, мне нужно поговорить с ней…
- Да-да, - спохватился доктор, - я не возражаю, тем более, что нашей пациентке уже значительно лучше.
Оставшись с Ольгой один на один, Светлана Ивановна изучающее разглядывала её, как будто видела впервые.
Не выдержав этой паузы, Ольга заговорила первая:
- Зачем вы пришли? Я же сказала, что не буду подписывать заявление…
- А кто вам сказал, что я пришла за вашим заявлением? – удивилась женщина из прокуратуры, - Я пришла к вам совсем по другому вопросу, хотя он тоже касается вашего мужа. – и, грустно усмехнувшись, добавила, - Если бы вы знали, Ольга, как иногда хочется ошибаться, но опыт, не пропьёшь, как говорится…
С этими словами Светлана Ивановна достала из кармана кителя связку ключей и показала её Ольге.
- Вам знакомы эти ключи?
- Да… - удивлённо подтвердила Ольга, - это ключи Влада от нашей квартиры. Откуда они у вас?
- Эти ключи изъяли в СИЗО у вашего мужа, после попытки убийства своего сослуживца…
- Нет! Это неправда! – вскрикнула Ольга! – Он не мог! Это неправда! Это неправда! … - и разрыдалась.
- Глупая, глупая девочка… - сочувствующе произнесла Светлана Ивановна, - я тоже рада бы сказать, что это неправда, но прошлой ночью ваш муж совершил преступление - чуть не убил человека. Причём сделал это хладнокровно, ножом в спину. И если вы мне не верите, то можете сами убедиться: в этом же отделении, в другой палате реанимации, лежит пострадавший мужчина, который чудом остался жив. Даже странно: что оба пострадавших от одного человека оказались в одной больнице…
Ольга притихла, поражённая новостью.
- Этот пострадавший лежит в этом отделении? – спросила с сомнением, - а мне можно к нему?
- Можно, Ольга, можно. – подтвердила женщина из прокуратуры, - Только не вздумайте уговаривать этого человека выгородить вашего муженька! Не выйдет! Уголовное дело уже заведено, и ваш муж ответит по всей строгости закона. – С этими словами Светлана Ивановна оставила на прикроватной тумбочке ключи и, не прощаясь, молча, вышла из палаты.
Ольга сидела на больничной кровати, до боли сцепив руки. Посреди лета, в душной палате ей вдруг стало холодно до дрожи. Она прилегла, укутавшись в казённое одеяло с головой, испуганно замерев от пережитого ужаса. Поворот событий был для неё неожиданным, как гром среди ясного неба, и как реагировать на происходящее Ольга пока не знала.

- 28 –
В следственном изоляторе, Влад как-то уж быстро отрезвел. Это произошло сразу после того, как его доставили в ближайшее отделение полиции и, не особо с ним церемонясь, поздней ночью провели первый допрос. Молодые, накачанные ребята в форме, по сравнению с Владом выглядели богатырями. Когда Влад стал прикидываться не понимающим о чём идёт речь, один из полицейских хрустнув пальцами, двинул ему пару раз по почкам. Дожидаясь, когда Влад разогнётся от дикой боли, оба полицейских, как ни в чём ни бывало, обсуждали момент задержания. На столе следователя в целлофановом пакете лежал «вещ.док» - тот самый злосчастный нож, которым Влад чуть не убил Димку Скорина.
- Ты записал данные того парня, который скрутил этого придурка? – вопрошал один.
- Да, конечно, - спокойно отвечал второй, - он вместе со своей девчонкой ещё дают свидетельские показания.
Ну и добре. – задумчиво ответил первый, - похоже, что «глухаря» не будет – всё как в сказке складывается.
- Угу, хороша сказочка, - подтвердил второй, - если тот мужик не оклеймается, этот придурок по мокрухе сядет. По сказочному сроку.
- Ну, ты прямо жалостливый такой, как я погляжу, - усмехнулся первый, - может в адвокаты к нему пойдёшь?
- Да ладно тебе! – разозлился второй, - С чего бы мне жалеть этого хмыря? Ты на рожу его дебильную глянь, небось завтра и не вспомнит чего натворил…
- Ага! Конечно! – подхватил первый, - А то ты не знаешь, какие тут песни поют про «несознанку», прямо заслушаешься и крылышки каждому безгрешному на память подаришь. – Ну что, говорить будешь? - спросил зло, обращаясь уже к Владу.
- А что говорить? – неуверенно пробормотал Влад, морщась от боли и с опаской глядя на первого, который всё ещё стоял со сжатым кулаком, готовым приложиться, - спрашивайте…
- Ишь ты, покладистый какой, - с издевательскими нотками в голосе произнёс первый, - ну, рассказывай, за что пришил мужика?
- Не знаю… - тихо пробормотал Влад, виновато опустив голову - не помню… пьяный был… дурак потому что…
- Ишь ты! – развеселился первый, - нет, ну ты посмотри на него! Под дурака скосить уже не выйдет, ты понял? Отвечать придётся по полной программе. И молись, придурок, чтобы «клиент» выжил, а не выживёт – ты из тюряги по гроб жизни не выйдешь, я тебе обещаю.
После допроса Влада поместили в следственный изолятор, где уже находилось четыре человека. Один из них – мужчина лет под шестьдесят, сидел немного поодаль. Видимо из «приличных» - чисто одетый, в сером костюме, светлой рубашке и галстуке, узел которого был ослаблен. Мужчина сидел, опустив голову, закрывая ладонями лицо, всей своей позой выражая отчаяние.
Второй, по всей видимости - наркоман, парень лет двадцати пяти слонялся по камере. Было очевидно, что у него «ломка». Парня трясло, он страшно таращил глаза и что-то бессвязно бормотал. Время от времени он подходил к двери и начинал стучать, требуя выпустить его в туалет. Дежурный полицейский говорил с ним через дверь, предупреждая, что если тот не прекратит «нарушать», вынужден будет применить силу. Наркоман на несколько минут отходил от двери, затем снова начинал стучать и диалог повторялся снова и снова.
Ещё двое сидели в углу камеры и тихо о чём-то разговаривали, впрочем, это не мешало обоим пристально следить за происходящим в помещении. На первый взгляд, эти двое в футболках и трениках были из «быков», парни, которых Влад всегда обходил стороной. Криминальное прошлое читалось не только по их лицам, но и по обильным татуировкам на руках и пальцах.
Когда Влада завели в камеру, все четверо повернули головы, с любопытством его разглядывая. Затем внимание переключилось на наркомана, который с каждой минутой становился всё более агрессивным. В конце концов, когда он стал непрерывно стучать в дверь головой и обеими руками, двое полицейских вдвоём вывели его из камеры, и с обеих сторон приложили резиновыми дубинками. Тщедушное тело наркомана обмякло, и полицейские волоком потащили его куда-то по коридору.
Глядя на происходящее, у Влада зашевелились на голове волосы. Остатки алкоголя уже выветрились из его головы, и пришло осознание всего ужаса положения, в котором он оказался. Паника, которая началась ещё на допросе, теперь стала невероятных размеров. Влад сидел на деревянной скамье застывший, как истукан, с вытаращенными от ужаса глазами.
- Привет, братан… - сдержанно обратился к нему один из «быков», - за что попал на нары?
- гм… - смущённо кашлянул от неожиданности Влад, - за нападение с ножом попал…
- оббана! – озадачился «бык», - и за что пришил?
- Не помню… пьяный был… - поспешил оправдаться Влад.
- Дуру гонишь, братан… - усомнился «бык», - я те – не следак, как было спрашиваю?
- Так и было, - виновато протянул Влад, - выпил, разозлился и ударил ножом… за что теперь уже и не помню…
- Ну, ты придурок, в натуре, - оскалился в улыбке «бык», - на мокруху пошёл и не помнишь… дуру не гони – тут тебе мозги быстро вправят.
С этими словами «бык» вернулся на место.
Отчасти Влад говорил правду. Теперь, на фоне всего происходящего, конфликт с Дмитрием казался ему не столь значительным, чтобы оказаться за решёткой, но как говорится, «после драки кулаками не машут», и что сулил ему день завтрашний, было неизвестно…

- 29 –
Медленно, словно освобождаясь от тяжкого сновидения, Дмитрий пришёл в себя от ощущения боли. Казалось, она пронизывала его насквозь и затрудняла дыхание. Силясь принять более удобное положение, Дмитрий попытался повернуться, но сделать это совсем не удалось, и ощущая себя бабочкой в коконе, он едва смог повернуть только голову. Разглядывая помещение, Дмитрий с удивлением понял, что находится в больнице. Какой-то звук привлёк его внимание, и медленно повернув голову в другую сторону, Дмитрий увидел рядом с кроватью, сидящую на стуле, девушку. Она тихо плакала, закрыв лицо ладонями, и от всхлипов вздрагивали её худенькие плечи. Это было неожиданно и непонятно. Дмитрий наблюдал за девушкой и силился понять, кто она и почему плачет? Но, по всей видимости, они не были знакомы, и это тем более было непонятно.

Девушка немного успокоилась, вытерла слёзы, и глаза их встретились. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга, затем Дмитрий, сделав усилие, тихо спросил:
- Кто вы? …
- Меня зовут Ольга, - так же тихо ответила девушка, - я – жена Влада, вашего сослуживца. Мне сказали, что он хотел убить вас, но Влад не мог этого сделать! – глаза девушки вновь наполнились слезами и голос задрожал, - И ещё мне сказали, что если вы умрёте, то Влада посадят в тюрьму! Не умирайте, пожалуйста! – и девушка опять закрыла лицо ладонями и заплакала.

Дмитрий изумлённо молчал. Каким образом здесь оказалась Ольга? Как узнала, что он в больнице? Что ответить ей, если даже он сам не понимает что произошло?
- Ольга, я не понимаю, о чём вы говорите… - произнёс с удивлением.
- Мне сказали, что Влад напал на вас с ножом и хотел убить, - всхлипывая, объясняла Ольга, - но он не мог этого сделать! Я не верю!
- Кто сказал? – тихо уточнил Дмитрий.
- Сказала женщина из прокуратуры. – вытирая слёзы, объяснила Ольга, - она сказала, что если вы умрёте, то Влада посадят! А он сейчас в следственном изоляторе… вот… Но вы же не умрёте, правда? Если нужно, я буду ухаживать за вами, чтобы вы скорее поправились… - говоря это, Ольга продолжала всхлипывать и жалобно смотрела на Дмитрия.
- Мои дела так плохи, что я могу умереть? – грустно спросил Дмитрий.
- Я не знаю, - так же грустно ответила Ольга, - я ничего не знаю… Но меня скоро выпишут и я смогу приносить вам фрукты и ухаживать за вами… Вам же нужна моя помощь?
- Ольга, - удивлённо разглядывая девушку, произнёс Дмитрий, - вы тоже лежите в этой больнице?
- Да, - смутилась Ольга, - но я уже поправилась, и меня сегодня перевели в общую палату. Если вам что-то нужно, вы не стесняйтесь, скажите мне и я помогу вам… - и смущенно покраснела.

Дмитрий испытывал странные чувства. Ему было жаль эту несчастную, плачущую девочку, которая отчасти и по его вине оказалась в такой непростой ситуации. С другой стороны он был возмущён тем, что Влад переступил некую грань человеческих отношений и, как вор, напал на него сзади. Наверное, куда проще было бы набить друг другу морды, чисто по-мужски, и исчерпать конфликт, но теперь, когда в историю вмешалась прокуратура, мордобитием вопроса уже не решить. Впрочем, что ещё врачи скажут? Какой вердикт вынесут по состоянию здоровья? Вдруг он останется прикованным к постели на всю оставшуюся жизнь?

Тысяча вопросов возникло у Дмитрия, и смущённый донельзя своей беспомощностью, он пообещал Ольге, что обязательно скажет, если что-то ему понадобится.

- 30 –
Как только за Ольгой закрылась дверь палаты, Дмитрий вздохнул с облегчением. Общение с ней оказалось для него тягостным и неприятным. Обдумывая то, что он услышал от Ольги, Димка поймал себя на мысли о том, что сожалеет о своём провокационном поступке в отношении Влада. Слишком опрометчиво было предлагать такую авантюру людям, которые совершенно не искушены разнообразными сексуальными утехами. По всему и Ольга совсем не похожа на развратную девицу – обычная девушка, может быть даже робкая, домашняя и немного наивная.
Вспоминая лицо Ольги с грустными заплаканными глазами, Димка почувствовал укоры совести. Он не готов был к последующему общению с ней, и тем более не готов был раскрыть истинную причину нападения Влада.
- Кто знает, как отреагирует Ольга на то, что я, так нечаянно, разрушил их «семейную идиллию»? Связался с дураками на свою голову, и сам в дураках остался! – спохватился с опозданием, - Кто ж знал, что теперь они «навешают на меня всех собак», за эксперименты секса втроём. – каялся Димка, - Кто знает, чем для меня закончится эта история. Хорошо хоть жив остался, и на том спасибо…
А Влад «сдурковал», конечно, - раздумывал далее Дмитрий, пытаясь повернуться на кровати, - и кто ему теперь виноват, что он оказался под следствием?! А я ещё чуть было не поручился за него на кредит, вот уж воистину: Бог миловал! – вздохнул, вспоминая слова однокашника, - Как же Игорь был прав насчёт Влада…
В палату вошла миловидная медсестра с капельницей. Улыбнулась, увидев, что Дмитрий лежит с открытыми глазами.
- Ну что, милый, оклеймался маленько? – спросила так же с улыбкой, - Если нужно чего, скажи – пришлю к тебе нянечку нашу – она поможет.
Ловко поставив капельницу, медсестра вышла. Почти сразу после неё в палате появилась пожилая женщина с ведром и шваброй. Аккуратно сделав уборку, женщина подошла к Дмитрию. Заботливо, по-матерински поправила подушку, подала утку без смущения и лишних слов. Уходя, из палаты посмотрела на Димку долгим взглядом и мягко сказала:
- Поправляйся, сынок! Не сетуй на то, что случилось, радуйся, что жив остался. Одному Богу известно, где найдёшь и где потеряешь. Выйдешь из больнички, сходи в храм, Николаю Угоднику свечку поставь, будет тебе от него помощь великая… А я пока тут тебе помогу, что в моих силах…
Немного позже, когда медсестра убрала капельницу, а нянечка накормила Дмитрия обедом, в палату пришёл лечащий врач. Долго озабоченно осматривал его, затем вынес вердикт.
- Жить будете, молодой человек. Угораздило же вас попасть под горячую руку, но видимо в рубашке довелось родиться. Ранение ваше хоть и не назовёшь лёгким, но молодой организм справится. Мы поможем только, что называется медикаментозным лечением. Если есть какие-то просьбы или пожелания, говорите, персонал у нас отзывчивый.
- Доктор, - смутился Дмитрий, - можно вас попросить об одолжении?
- Да, конечно, слушаю вас, - с готовностью ответил доктор.
- Ко мне сегодня приходила в палату Ольга - жена моего бывшего сослуживца, который на меня с ножом напал. Она здесь у вас тоже лечится, сказала, что вы её в общую палату сегодня перевели… Прошу Вас, оградите меня от её посещений. Не знаю как себя с ней вести – ситуация, сами понимаете, неоднозначная…
- Так-так-так… - озаботился доктор, - Ольгиного мужа я видел однажды - пренеприятнейший он тип я вам скажу! К слову, после того, как жену в больницу привезли, он ни разу её не навестил. И значит, это он на вас с ножом напал? Любопытно… Какая связь не пойму: ревность?
- Ну что вы, доктор?! – изумился Дмитрий, - Ну какая ревность?! Сегодня, здесь я впервые увидел Ольгу.
- Хм… - неопределённо хмыкнул доктор, - Тогда остаётся только сожалеть о том, что такие неадекватные и социально опасные типы разгуливают на свободе!..

- 31 -
В течении нескольких дней Ольга тщетно пыталась попасть в палату к Дмитрию Скорину, но её категорически к нему не пускали, мотивируя плохим самочувствием пациента и тем, что лечащий врач запретил любые посещения, в целях скорейшего его выздоровления. Как ни старалась Ольга, но все её попытки были пресечены бдительными медицинскими сёстрами, и потому, увидеться с Дмитрием ей больше не довелось.

При выписке Ольги выяснилась пикантная подробность - она оказалась в больнице без одежды и без денег, не говоря уже о белье, тапочках и элементарных средствах гигиены. В своё единственное посещение, Влад не проявил элементарной заботы о жене, и Ольга вынуждена была смириться с тем, что всё это время на ней была лишь казённая хлопчатобумажная безразмерная сорочка в мелкий цветочек и огромный, фланелевый больничный халат неопределённого цвета. Выручила Ольгу нянечка – женщина, убиравшая палаты. Она принесла Ольге не Бог весть какую одёжку из собственного гардероба, но это было, по крайней мере, приличнее, чем больничный халат. Казённые тапочки на босу ногу тоже оказались кстати. Денег на такси дали медсёстры, искренне сочувствуя ей в такой неординарной ситуации.

После недельного пребывания в больнице, Ольга вышла наконец-то во дворик, примыкающий к зданию больницы. Звенело птичьими и детскими голосами жаркое лето, а у неё от слабости кружилась голова и подкашивались ноги. Опасаясь упасть в ожидании такси, Ольга присела на скамью. У неё было странное ощущение, как будто она стоит перед незнакомой дверью, в которую ей предстоит войти. Что там за этой дверью? На этот вопрос никто не мог ей ответить, и потому чувство растерянности и внутреннего дискомфорта нарастало, до дрожи.

Усаживаясь в такси, Ольга перехватила недоумённый и настороженный взгляд водителя, поспешила оправдаться, что её выписали из больницы, а родственники задержались с доставкой пакета с вещами… Ложь была унизительной, и всю дорогу Ольга подавленно молчала, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями.

Уже стоя перед дверью своей квартиры, глубоко вдохнула прежде, чем переступить порог… То, что она увидела не поддавалось объяснению. Создавалось впечатление, что квартира была безжалостно разгромлена – от уютного гнёздышка, в котором она с любовью обихаживала каждый уголок, ничего не осталось. Сразу от порога начинался паркет, который после затопления превратился в кучу непригодного хлама. Дверь в ванную отсутствовала. Квартира была прокуренной и неопрятной. На полу в комнате были разбросаны вещи Влада, а на кухне несколько пустых бутылок из-под водки, гора немытой посуды, на полу валялась кастрюля с комком засохшего теста.

Едва сдерживая крик отчаяния, Ольга присела на табуретку и, закрыв лицо руками, по-детски расплакалась. Всхлипывая, пыталась понять, что произошло в квартире и с Владом за время её отсутствия. Можно ли было придумать большее потрясение в её положении? Вряд ли…
Ольга со страхом думала о своём завтрашнем дне, лихорадочно соображая, с чего начать.

- 32 -
После долгого пребывания в больнице, Ольга с наслаждением приняла ванну, постепенно успокаиваясь и расслабляясь. Надев на себя чистое бельё, высушила феном волосы, уже более спокойно обдумывая план действий. В своей сумочке она обнаружила остатки денег, которые дал ей муж на «экипировку» для роковой встречи с Андреем. Вздохнула, и благоразумно оставила на потом грустные свои размышления. Прошлась по квартире, собирая брошенные Владом вещи и полотенца. Запустив автоматическую стирку, убралась в квартире, вымыла посуду, вынесла мусор. По дороге домой купила продукты, вернувшись, с горечью отметила, что паркет всё же придётся выбросить за негодностью, тем не менее, квартира в целом уже не казалась ей столь мрачной.
Заварив чай, Ольга позвонила друзьям, которые ответили ей как-то не очень любезно, и отказались занять денег, ссылаясь на хамское поведение её мужа. Объясняться и оправдываться Ольга не стала, почти сразу же перезвонила второй супружеской паре, с которой они дружили несколько лет. На её настойчивые звонки друзья не ответили, то ли их не было дома, то ли просто не захотели брать трубку. Видимо, за столь короткое время, Влад «умудрился» и с ними испортить отношения.
Грустно прикинув, что больше обратиться за помощью не к кому, Ольга вдруг вспомнила, что при увольнении с должности бухгалтера, директор фирмы дал ей свою визитку со словами:
- Если надумаешь вернуться, позвони, буду рад помочь…
- Сейчас было бы очень кстати вернуться на работу, - подумала Ольга, - надеяться ведь больше не на кого. При этой мысли слёзы непрошено навернулись на глаза, но усилием воли, Ольга приказала себе:
- Не реветь! Нужно действовать! – и стала искать визитку бывшего шефа. Искать долго не пришлось. Ольга была хорошей хозяйкой - все документы у неё хранились, аккуратно сложенные, в отдельной папке. Шеф ответил сразу же, как будто ждал её звонка. Состоялся короткий, но достаточно тёплый разговор. Ольга без предисловий сказала, что по семейным обстоятельствам, она готова вернуться на должность бухгалтера, и получила предложение с утра приехать в фирму.
Этот звонок поднял Ольге настроение. Теперь мысли её занимал лишь один вопрос – в чём пойти на собеседование…
Её размышления прервались резким и продолжительным звонком в дверь, Ольга открыла, испуганно глядя на незнакомого мужчину средних лет, по выправке и серьёзному виду, из бывших военных. Он без приглашения вошёл в квартиру, и, глядя в упор на оторопевшую Ольгу, сказал:
- Я – ваш сосед снизу. Вы залили три квартиры, и супруг ваш обещался возместить нам убытки. Ну, так мы ждём. Долго ли ещё ждать-то?
- Но я ничего не знаю об этом… - растерялась Ольга
- Ах, да… - спохватился сосед, - Как ваше самочувствие? К слову, не без моей помощи отправили вас в больницу. Я, в какой-то мере, ваш спаситель. А коль так, помогите и вы всем нам отремонтировать квартиры, как это было обещано супругом вашим, чай мы тоже не миллионеры.
- У меня нет денег, - смутилась Ольга, и, глядя на потемневшее от гнева лицо соседа, поспешила добавить, - но я постараюсь помочь вам, как только начну зарабатывать деньги.
- Нуу… если только так… - разочарованно протянул сосед, - то ремонт растянется неведомо на сколько лет… Вы уж постарайтесь как-то побыстрее решить этот вопрос!
- Да, конечно, - стараясь быть убедительной, произнесла Ольга, - я сделаю всё возможное…
- Супруг ваш, - недовольно пробурчал сосед, - тоже так говорил, только уже несколько дней не вижу его – сбежал что ли?
- К сожалению, - опустила голову Ольга, - я не знаю, что здесь произошло, пока я была в больнице, но мне передали, что Влад находится под следствием. Меня утром только выписали, единственное, что я успела сделать, это немного прибраться в квартире. На днях, возможно, решится вопрос с моим трудоустройством, я сообщу вам, как только станет что-то известно.
- Оппаньки… - озаботился сосед, и почесал затылок, - неожиданный, я вам скажу, пердимонокль получается… Супруг ваш, значит, допрыгался, и угодил в тюрягу, а вам «навешал всех собак» с ремонтом квартир? Весело… Однако, выходит, что не за потопление квартир посадили его? За что же тогда?
- Я ничего не знаю, - тихо, но довольно твёрдо, ответила Ольга, - говорю же вам, только выписали меня сегодня. Когда выясню все вопросы, сама к вам зайду.
- Хорошо. – согласился сосед, - ждём вашего визита в наши «хоромы», впрочем, у вас тоже паркет поднялся, так что не перепугаетесь, увидев наш беспорядок.
И, не прощаясь, вышел из квартиры.
К своему удивлению, Ольга не очень расстроилась визитом соседа. Сейчас, как никогда прежде, она была настроена очень решительно, и, задвигая «на потом» все свои переживания, хотела только одного – начать всё сначала.
- 33 -
Утром, перед собеседованием, Ольга проснулась довольно рано. Контрастный душ взбодрил, а свежий кофе настроил её на деловой лад. Тщательно выглаженная одежда соответствовала дресс коду фирмы, аккуратная стрижка, лёгкий макияж и немного парфюма завершили образ деловой женщины.
Настроена Ольга была решительно и по-деловому. Зная, какие понадобятся документы, аккуратно сложила их в папку. Внимательно осмотрела себя со всех сторон в большое зеркало, и улыбнулась. В связи с последними событиями она значительно сбросила вес, но это было даже кстати – деловой костюм был впору, как и прежде, пять лет тому назад.
Пока добиралась на собеседование, несколько раз невольно снова и снова Ольга возвращалась мыслью к событиям последних дней. Многое в происшедшем было ей непонятно, и это неприятно озадачивало. Тем не менее, Ольге удалось сохранить на лице улыбку, когда она входила в кабинет директора фирмы. В кабинете он был не один, видимо с утра секретарша принесла документы на подпись, целая кипа бумаг лежала на столе и ещё одну папку секретарша держала в руках.
Заглянув в кабинет, Ольга смущённо извинилась, что помешала, но директор, окликнул её и пригласил войти. Отправив секретаршу за чаем, он вышел из-за стола навстречу Ольге. По свойски легонько обнял её и чмокнул в щёку, затем, немного отстранившись, с удовольствием осмотрел её точёную фигурку, цокнул языком и, улыбаясь, сказал:
- Рад видеть тебя, Оля. Выглядишь потрясающе, как будто и не было прошедших пяти лет. Ну, присаживайся, рассказывай, что там у тебя стряслось? Кому отписать благодарность за возвращение блудной дочери в родную фирму?
В кабинет вошла секретарша, забирая у неё поднос с чаем, директор сказал тоном, не терпящим возражений:
- Марина, в течении часа меня ни для кого нет. Я на совещании, уехал на переговоры – всё, что угодно. Бумаги подпишу, так же, через час.
- Хорошо, Сергей Михайлович, - улыбнулась Марина, - если ещё чаю принести, скажите.
За всё это время Ольга не успела произнести ни слова, лишь смущённо улыбалась.
Сергей Михайлович был намного старше Ольги, которая напоминала ему чем-то старшую его дочь. Возможно, потому, он по-отечески опекал Ольгу. Радовался, что она - исполнительный работник, а значит – ценный кадр. Тем более, толковый бухгалтер, каких мало. Когда Ольга собралась замуж за Влада, Сергей Михайлович не на шутку расстроился. Он планировал через годик перевести Ольгу на должность старшего бухгалтера, а тут такая поспешная свадьба, а там глядишь - и декрет недалече. Планы Сергея Михайловича рушились, Ольга же была счастлива и влюблена, а жених Ольги ему откровенно не нравился. Попытался по-отечески вразумить её, но Ольга сказала, что уже назначен день свадьбы, и на стадии оформления ипотека на однокомнатную квартиру.
- Ну, как же я теперь могу отказаться от своего счастья, Сергей Михайлович?! – смеялась Ольга, - Влад с меня пылинки сдувает! Он очень хороший! А всё остальное я, чисто по-бухгалтерски проконтролирую. Обещаю! Всё будет хорошо!
- Ладно, - смирился шеф, - твоя взяла, выходи за своего Влада, но только с детьми не спешите, тем более, если ещё и ипотека у вас будет.
Только почти сразу после свадьбы Ольга подала заявление об увольнении по собственному желанию.
- Это ещё что за новости такие?! – возмутился Сергей Михайлович, размахивая у неё перед носом заявлением, - Какая причина увольнения?
- Понимаете… - смутилась Ольга.
- Не понимаю! – повысил голос директор, - Не понимаю! Тебя не устраивает зарплата? Нашла место покруче? В чём дело? Объясни!
- Сергей Михайлович, - Ольга старалась говорить спокойно, но голос дрожал, - Влад хочет, чтобы я не работала… Он посчитал и сказал, что зарабатывает достаточно, чтобы выплачивать ипотеку и чтобы хватало на жизнь...
- Влад хочет, Влад посчитал, Влад сказал… - злился Сергей Михайлович, хватаясь за сердце, - сама-то ты чего хочешь? Неужто со своей умной башкой и деловой хваткой ты согласна стать домохозяйкой и посудомойкой? Глупость несусветная!
- Влад сказал, что всё посчитал… - осеклась Ольга под нахмуренным взглядом директора, - Не хочу я уходить с работы, Сергей Михайлович, но и с Владом ссориться не хочу… Знаете, у нас сейчас всё так хорошо, я такая счастливая!..
- Хорошо. Уговорила. – Мрачно подвёл итог шеф, подписывая заявление. – Раз муж сказал, надо слушаться. Иди, получай расчёт.
Ольга уже готова была выйти из кабинета, как Сергей Михайлович окликнул её:
- Подожди! – торопливо подошёл, сунул в руку визитку, хмуро глянул в ей прямо в глаза, и тихо сказал, - Если надумаешь вернуться, позвони, буду рад помочь…
У Ольги навернулись на глаза слёзы благодарности, она чмокнула шефа в небритую щёку и быстро вышла из кабинета.
И вот теперь она смущённо стояла перед Сергеем Михайловичем и не знала с чего начать разговор…

- 34 -
Глядя на смущённую донельзя Ольгу, Сергей Михайлович сразу понял, что разговор предстоит серьёзный, потому и предупредил секретаршу не беспокоить в течении часа.
От его внимания не укрылось, что Ольга выглядит болезненно уставшей с потухшим взглядом, а её стройность была скорее излишней худобой.
- То-то муженёк хвастался, что зарабатывает, - подумал недовольно, - небось не хватает деньжат-то, а то может и совсем без работы остался, ипотека зависла и жену довёл до истощения. Перехватывая инициативу, сам стал говорить.

- Ольга, времени у нас в обрез, как видишь, - сказал шеф почти официально, - поэтому, мы с тобой не должны потерять ни минуты. Я буду фиксировать вопросы, по мере поступления, а ты будешь на них отвечать коротко и ясно. Эмоции и слёзы сейчас не к месту. Будет время, поговорим более подробно.

- Вопрос первый: почему ты решила вернуться?
- Влад остался без работы, - почти не соврала Ольга, - теперь вся надежда на моё трудоустройство.
- Странно, что Влад не работает, - задумчиво протянул Сергей Михайлович, - это он под сокращение попал или какая-то другая причина?
Ольга покраснела, и, помолчав несколько секунд, выпалила:
- Я не знаю.
- Как это не знаешь? – удивился шеф, - муж без работы остался, а ты не знаешь по какой причине? Странно…
- Дело в том, что я была в больнице, - оправдываясь, начала Ольга, - а Влад вдруг оказался под следствием…
- Вот как?! – опешил Сергей Михайлович, - интересно девки пляшут… А ну-ка, давай всё, как на духу, без утайки рассказывай. Пока будешь говорить, я подумаю, как тебе помочь.

Ольге ничего не оставалось, как рассказать о том, что произошло, благоразумно умолчав о приключениях с Андреем и причине ссоры с Владом. Шеф молча слушал, записывая что-то в столбик на форматном листе бумаги. Когда Ольга замолчала, он глянул на часы, отхлебнул остывшего чая, с минуту посидел молча, обдумывая услышанное. Затем внимательно посмотрел на Ольгу и сказал:
- Удивила и расстроила. Я даже не предполагал масштабы твоей катастрофы. Наломал дров твой муженёк, а тебе теперь расхлёбывать? Ну и ну…
И помолчав ещё немного, продолжил.

- Начнём с того, что с завтрашнего дня ты выходишь на работу на своё прежнее место – мы как раз неделю ищем нового бухгалтера, та девочка, которая вместо тебя работала, ушла в декрет. С зарплатой не обижу.

Второе. Ипотеку нужно будет переоформить на тебя – с нашим юристом завтра этот вопрос обсудим в деталях. Сегодня, ближе к вечеру, заеду к тебе домой, сходим к соседям – хочу увидеть объём работ. Если будет возможность решить вопрос ко всеобщему удовольствию и с малыми затратами, считай, что повезло тебе.

Третье. К Владу пока не ходи. Есть у меня знакомый в УГРО, он пробьёт твоего муженька на предмет невиновности, потом будем думать. Хотя, я б ему и сам врезал бы за то, что он на тебя руку поднял.

И последнее. Если ты сейчас совсем без денег, я распоряжусь, чтобы выдали тебе авансом необходимую сумму. Вопросы есть? Я ничего вроде не упустил?
- Спасибо Вам самое пребольшущее… - прошептала Ольга, едва сдерживая слёзы.
- Пока не за что. - резко оборвал её директор, глядя на часы, - Наше время вышло. Сейчас пойдёшь в бухгалтерию, затем в кассу, и завтра без опозданий на работу. Включайся в рабочий ритм, Ольга, некогда тебе расслабляться.

- 35 -
Сергей Михайлович Алтынин был человеком слова и хорошим руководителем. Он заботился о своих подчинённых, которых отбирал сам лично, подписывая приказ о принятии на работу, после тщательной проверки, потому, случайных людей в компании не было. Серьёзный бизнес научил его быть осмотрительным, Сергей Михайлович имел дело только с надёжными партнёрами и компетентными профессионалами.

Ольга пришла к нему на работу не случайно, по рекомендации знакомого преподавателя, который имел представление о способностях Ольги ещё в период обучения бухгалтерскому делу. Одна из немногих, она проявляла непосредственную смекалку, училась легко и без напряга, а самое главное – вникала в тонкости, была аккуратной и исполнительной. Кроме всего прочего, Ольга не была замечена в компании «нехороших» девочек, живя в общежитии, об этом знали из уст заведующей общежития. В общем, Ольга по всем параметрам обладала необходимым набором качеств, чтобы стать хорошим бухгалтером. По окончании учёбы этот преподаватель и направил её к Алтынину. За четыре года работы в фирме Ольга не получила ни одного нарекания, и Сергей Михайлович не безосновательно рассматривал её кандидатуру на должность старшего бухгалтера.

Сейчас, когда у Ольги случилась беда, Сергей Михайлович даже несколько обрадовался, понимая, что надёжнее, чем Ольга, главного бухгалтера найти ему будет трудно. Она не испорчена большими деньгами, и чиста, как белый лист, ибо за наличие судимости у бухгалтера Алтынин отметал всех кандидатов.

В течении дня Сергей Михайлович связался с приятелем из УГРО, а так же, поговорил со своим юристом насчёт переоформления ипотеки на Ольгу и предполагаемые при этом нюансы. Заручившись его поддержкой, Алтынин имел все основания стать поручителем для Ольги.

Вечером, как договаривались, Алтынин приехал к Ольге домой, которая встретила его смущённая - под ногами хрустел паркет, а в ванной не было двери, но в остальном в квартире был идеальный порядок. Это для Сергея Михайловича тоже было важным «пунктиком» - он сам был чистюлей до педантичности.

Вместе с Ольгой Алтынин спустился к соседям снизу. Поговорил с бывшим военным и другими соседями насчёт ремонта. Сошлись на том, что он пришлёт нескольких рабочих, которые сделают пол и потолки, а так же, переклеят обои. Этот вариант устроил обе стороны. Соседи пообещали снять свои претензии, как только закончится ремонт во всех трёх квартирах.

После визита Ольга опять еле сдержалась чтобы не расплакаться от радости за то, что директор проявил такую о ней недюжинную заботу, но Алтынин пресёк слёзы, сурово нахмурившись:

- Вот только не нужно разводить сырость, и так паркет поднялся! – и добавил снисходительно, - к тебе тоже пришлю ремонтников, если ты готова потерпеть беспорядок в квартире.
- Ой, нет, не нужно, - вспыхнула Ольга, - мне сейчас не до ремонта, пусть хотя бы у соседей сделают, а потом посмотрим.
- Ну, потом так потом, - согласился Алтынин, - тебе сейчас в работу нужно будет вникнуть. А с соседями я сам разберусь. Завтра не опаздывай, не люблю я этого.

- 36 -
Вот уже три недели Влад находился в СИЗО. За это время много чего произошло. Бесконечно дёргал следователь, снова и снова требовал показаний о том, как произошло нападение, как ударил ножом, по какой причине напал и прочее. Владу нечего было добавить к ранее сказанному: был пьян, взял нож, ударил. За что - не помню. Следователь терял терпение, но Влад бубнил одно: «за что - не помню». Как ни странно, за ним с первого дня в СИЗО закрепилась кличка «придурок». Так его вызывали на допрос, давали тарелку с едой, измывались даже сокамерники, которые не верили Владу.

Время шло, а Влад оставался в неведении о своей жене и о самочувствии Димки Скорина. Это бесконечно нервировало, несколько раз Влад закатывал истерику на допросе у следователя. Его крики были слышны на всё СИЗО. Пришлось следователю даже вызывать с успокоительным тюремного врача. После таких выпадов сокамерники сделали вывод, что «придурок» просто хочет «откосить по несознанке». Это означало не реальный срок, а принудительное лечение в психиатрической лечебнице.

Истерики Влада и его нежелание давать показания, всё же возымели действие. Ему назначили адвоката, который пришёл на встречу с информацией о том, что потерпевший жив, и это значительно снижает уголовную ответственность Влада. И ещё адвокат сказал, что уже назначен день суда, где он будет представлять интересы ответчика.

Приходил юрист, который оформил генеральную доверенность на жену Влада. Теперь на Ольгу ложилась ответственность за выплату ипотеки на их однокомнатную квартиру. Юрист убедил Влада, что таким образом им удастся сохранить квартиру, половину стоимости которой была уже выплачена Владом. Юрист ещё сказал, что Ольга вернулась на прежнее место работы. Возмутившись, Влад спросил, почему Ольга ни разу не навестила его в СИЗО, а что юрист ответил совершенно спокойно:

- Свидания в СИЗО запрещены. Скоро суд, на нём и увидите свою супругу.

После встречи с юристом Владу было о чём подумать. По всему, Ольга платит ему той же «монетой», ведь их последняя встреча в палате реанимации была отнюдь не тёплой. Да и не позаботился он о жене, оставшейся в беспомощном состоянии. Только теперь проснувшееся чувство вины перед Ольгой показывало ему всё происшедшее в ином свете. Ругая себя за роковую ошибку, Влад осознал наконец-то всю глупость положения, в котором оказался, но теперь оставалось только ждать решения суда.

- 37 -
Димка Скорин выписался из больницы лишь три недели спустя. Время, проведённое на лечении, было тягостным. Ему пришлось уйти в отпуск за свой счёт, чтобы сохранить за собой место работы, благо у него был некоторый запас денег, чтобы заплатить за съёмную квартиру и купить продукты. Несколько раз к нему приходила менеджер Ниночка из их отдела, приносила «вкусняшки» и «витамины», но её посещения не радовали Дмитрия, так как, Ниночка не отличалась тактом и была крайне, до неприличия, любопытной.

Дмитрий молчал, как партизан, мотивируя тем, что врач запретил ему долго разговаривать. Это объяснение разочаровало Ниночку, но не заставило молчать. Она без умолку рассказывала ему о том, что происходит в отделе в его отсутствие, чем несказанно раздражала Димку, не чаявшего скорее выписаться.
Наконец-то на обходе врач остался доволен состоянием Дмитрия и сказал, что его скоро выпишут.

Выписку ускорила повестка в суд.

Выйдя из больницы, Дмитрий, неожиданно для себя самого, пошёл в храм. Под куполом церкви, дал волю эмоциям. Теперь, когда он чудом остался жив, пришло осознание нелепости случая, чуть не приведшего к потере самой жизни.

Стоя с зажжённой свечой у иконы Николая Чудотворца, припомнились Димке события из своего недавнего прошлого, из-за которых он потерял жену и ребёнка. До слёз было обидно за то, что не хватило ему благоразумия сохранить семью.
Робея перед ликом Чудотворца, сурово взирающего на него с иконы, Димке стало стыдно, что он не умеет молиться. И, поставив свечу перед иконой Святого, Дмитрий совершенно искренне к нему обратился.

- Прости меня, отче, - прошептал смущённо, - благодарю тебя, за то, что жив остался. Прошу только об одном – верни мне семью и ребёнка. Век за это свечки тебе буду ставить. Прости...

С этими словами Дмитрий перекрестился, и смущённо вышел из храма.
Как ни странно, он вдруг ощутил невероятное спокойствие, впервые за долгое время, которое было для него пустым и безрадостным.

- 38 -
Прошёл месяц с тех пор, как Ольга вернулась на своё прежнее место работы. За это время она успешно разобралась с документацией фирмы и получила свою первую зарплату.

Сергей Михайлович сдержал своё слово, и действительно помог Ольге закрыть вопрос с ремонтом квартир соседей, а так же, с переоформлением ипотеки. С вычетом аванса и ипотечного кредита денег она получила не очень много, но этого вполне хватало на то, чтобы прожить до следующей зарплаты без долгов.

Алтынин, ежедневно контролирующий работу своих подчинённых, сказал Ольге, что её зарплата через два месяца будет побольше, так как, ему пришлось оплатить стройматериалы и работу ремонтников. Это объяснение порадовало Ольгу, так как она всё ещё чувствовала неловкость за хлопоты директора.

Скоро должен был состояться суд, повестку Ольге доставили заблаговременно. Новость о грядущем заседании выбило из колеи Ольгу, несколько дней она ходила сама не своя, а накануне суда совсем пропал сон. В эту бессонную ночь Ольге многое передумалось. Оглядываясь назад, на события шестинедельной давности, ей казалось, что прошла целая вечность. За это время Ольга с головой погрузилась в работу, которая напрочь вытеснила из её головы негативные события.

Сейчас, накануне суда, когда жизнь её стала налаживаться, Ольга с ужасом осознала, что её любимый муж, с которым она была так счастлива, угодил за решётку. Её смятение было слишком велико.

С одной стороны Ольга жалела мужа, который, неизвестно за что, напал с ножом на своего сослуживца. С другой стороны, трезво оценивая ситуацию в целом, она понимала, что вернуть прежнее семейное счастье уже невозможно.
Теперь, когда Ольга вновь почувствовала себя уверенной, молодой женщиной, ей уже не хотелось возвращаться к прошлому, в котором не учитывались её интересы и желание иметь ребёнка.

- 39 -
В зале суда, кроме адвоката, секретаря, судебного исполнителя, Дмитрия Скорина и Ольги, присутствовали ещё два свидетеля – молодой парень и девушка, которые оказались на месте преступления.

Как только под конвоем ввели в зал суда Влада, и усадили в «обезьянник», секретарь объявил:
- Встать, суд идёт!

В зал вошли ещё трое: судья и, видимо, его помощники. Все трое были в мантиях, которые прибавляли некоего трепета перед «вершителями судеб».

Влад выглядел неважно. Исхудавший, с измученным лицом, он был почти не узнаваем. Ольга была подавлена его видом. Она сидела бледная, со слезами на глазах. Подойти к мужу ей можно было только после решения суда. Димка Скорин держался спокойно, искоса наблюдая за Ольгой и Владом.

Судья долго и монотонно зачитывал судебный иск, затем слово взял адвокат.

- Ваша честь, и уважаемые присутствующие в зале суда. – спокойно начал адвокат, - Мой подзащитный, в момент нападения, находился в невменяемом состоянии алкогольного опьянения. История умалчивает об истинных причинах агрессивного поведения ответчика, но возможно, имела место ревность - потерпевший является сослуживцем моего подзащитного, а состояние аффекта, это уже другая статья. Прошу, так же, уважаемый суд, учесть, что мой подзащитный не имеет судимости и по месту работы характеризуется положительно. Я закончил.

- Суд удаляется на совещание! – провозгласил секретарь.

Дмитрий и Ольга недоумённо переглянулись. «Какая ревность?!» - читалось в глазах обоих. Влад сидел молча, отрешённо глядя прямо перед собой.

- Встать, суд идёт! – снова призвал к порядку секретарь.

Судья и его помощники садиться не стали, поэтому все присутствующие остались стоять при зачитывании приговора.

Речь судьи, после зачитывания общего текста, была предельно лаконичной.
- … учитывая пожелания адвоката, суд приговорил… к трём годам лишения свободы… потерпевший может обжаловать…

После оглашения приговора все трое в мантиях сразу же удалились в комнату для совещания. Пока секретарь и делопроизводитель собирали на столе документы, адвокат и Ольга подошли к Владу. Ольга не смогла сдержать слёз, всхлипывая, смятенно повторяла:
- Как же так, Влад?! Как же так?!

Во взгляде Влада читалось отчаяние и растерянность. Единственное, что он успел сказать, пока его не увели из зала суда:
- Прости меня, Оля… - и заплакал.

Из здания суда Дмитрий и Ольга вышли вместе. Оба были расстроены и ощущали неловкость от «свершившегося правосудия».

Дмитрий предложил Ольге зайти в ближайшее кафе, выпить чаю. Ольга чувствуя странное недомогание, согласилась, благо заведение оказалось рядом со зданием суда. Заходя в кафе, Дмитрий, придерживая дверь, пропустил вперёд Ольгу, которая вдруг стала оседать на пол. Димка едва успел подхватить её и крикнуть официантке, вытиравшей стол:
- Скорую! Быстро!

- 40 -
Дмитрий Скорин вот уже целый час сидел в приёмном отделении «скорой помощи», куда привезли по «неотложке» Ольгу. Медсёстры суетились возле неё в кабинете дежурного врача, куда его не пустили. Пришлось ждать, пока прояснится ситуация. Дмитрий наблюдал, как одна из медсестёр занесла в кабинет капельницу, другая вышла с набором колбочек, наверное, у Ольги брали на анализ кровь, ещё двое мужчин в белых халатах, видимо тоже врачи, несколько раз входили и выходили из кабинета с озабоченным видом.

Через полтора часа, наконец-то, подошёл к Дмитрию дежурный врач.
- Вашей супруге уже лучше. Сейчас прокапают ей витаминчики и можете забирать домой.
- Что с ней, доктор? – нетерпеливо озаботился Димка.
- Ничего особенного, - устало улыбнулся врач, - обычное дело для её положения.
- Какого ещё положения? – озадачился Дмитрий.
- Беременна ваша супруга, шесть недель. Поздравляю, папаша. – и, пожав руку растерянному Дмитрию, врач, улыбаясь, удалился в свой кабинет.

Ох… ни хрена ж себе!.. - только и смог вымолвить Дмитрий. Мысли его путались. То, что доктор по ошибке принял его за мужа Ольги - ерунда, но то, что Ольга беременна – это было для него полной неожиданностью. Знает ли об этом Влад? Вряд ли… Шесть недель… Учитывая, что месяц Влад находился в СИЗО, скорее всего не знает. Да, не повезло Ольге… Муж в тюрьме, а она беременна. Ну и ну…

В этих размышлениях его застала Ольга. Она тихо вышла из кабинета врача под руку с медсестрой. Лицо её было бледным и растерянным, когда они подошли к Дмитрию, медсестра передала ему Ольгу что называется «из рук в руки», посоветовав по приезду домой сразу же уложить её спать.

Оставшись наедине с Ольгой, Дмитрий спросил её адрес и вызвал такси. Ехали молча. Так же молча вышли из такси, Дмитрий подал Ольге руку, зашли в лифт, поднялись на этаж, молча зашли в её квартиру. Ольга пребывала в странном состоянии, которое определённо можно было назвать «ступором». Она остановилась на пороге комнаты, прислонившись к дверному косяку.

- Оля, как ты себя чувствуешь? – прервал молчание Дмитрий.
Словно очнувшись, Ольга медленно повернула голову в сторону Дмитрия, и тихо произнесла:
- Как же я устала…
- Понимаю, - сказал Дмитрий, прошёл в комнату, разобрал постель, затем подвел к кровати Ольгу, - ложись, Оля, тебе нужно отдохнуть.
Ольга послушно легла, не раздеваясь, свернулась «калачиком» и закрыла глаза. Заботливо укрыв Ольгу одеялом, Дмитрий вышел из комнаты, тихо прикрыл за собой на защёлку входную дверь.

Пока добирался домой, из головы не выходило известие о беременности Ольги. Вымотавшись за день эмоционально и физически, Димка тоже чувствовал себя не лучшим образом. Вспомнив о том, что завтра нужно идти на работу, он с наслаждением принял душ и лёг в постель. Поворочавшись в постели какое-то время, разозлился.

- В конце концов, какое мне дело до беременности Ольги? Никакого. Это их с Владом проблема, а не моя. Всё. СПАТЬ. Завтра на работу. – приказал себе Дмитрий и почти мгновенно уснул.

- 41 -
Оставшись одна, Ольга почти сразу уснула. Сон был тяжёлым, снилось что-то тревожное, связанное с Владом. Среди ночи проснувшись, Ольга почувствовала тошноту, еле успела добежать до туалета, затем долго лежала в постели, в ступоре глядя перед собой в одну точку.

Известие о долгожданной беременности и радовало её и погружало в отчаяние. Совсем не так представляла она своё материнство. Сейчас, когда муж угодил за решётку, ей самой необходимо выплачивать ипотеку, тем более, она только что вернулась на прежнюю работу. И как теперь смотреть в глаза директору, оказавшему ей повсеместную поддержку? Как выплачивать ипотеку, если она потеряет работу?

На чаше весов был непростой выбор: долгожданный ребёнок на одной, работа, квартира и материальное благополучие - на другой чаше. Так и не уснув до утра, Ольга встала с головной болью, позвонила шефу, попросила отгул ввиду плохого самочувствия. О беременности благоразумно умолчала, считая этот разговор преждевременным.

Сергей Михайлович, зная, что накануне состоялся суд, списал плохое самочувствие Ольги на стресс. Отгул дал, но предупредил, что завтра ей придётся работать допоздна, чтобы успеть сделать отчёт.

После звонка директору, Ольга позвонила в женскую консультацию, записалась на приём к участковому гинекологу.

Гинеколог, женщина пенсионного возраста, встретила Ольгу приветливо. Ей нравилась эта скромная девочка, которая аккуратно, как положено, каждые полгода приходила на контрольный приём. Удивилась, что Ольга пришла раньше назначенного срока.
- Вера Ивановна, я беременна… - едва успев поздороваться, выпалила Ольга, - что делать?
- Радость-то какая! – улыбнулась гинеколог, - Рожать, конечно! Самое время! Какой срок у тебя?
- Не время, Вера Ивановна, - не согласилась Ольга с болью в голосе, - я только что на работу вышла, и ипотека у меня!
- Вот что я тебе скажу, детка, - озабоченно сказала Вера Ивановна, - ни за какие деньги счастье материнское не купишь. Раньше женщины не думали о карьере, рожали, и не по одному ребёнку. А тебе Бог дал возможность забеременеть, радуйся.
- Что ж радостного-то Вера Ивановна? – возразила Ольга, - ситуация у меня безвыходная, нужно решать скорее – шесть недель уже.
- Ольга, не слышишь ты меня, - обиженно поджала губы гинеколог, - с третьей группой крови, да ещё с отрицательным резусом, забеременеть шансы невелики. Если, думая о карьере, сделаешь аборт, второго шанса не будет. Подумай. Уговаривать не буду, только «близок локоток, а не укусишь». Даю тебе три дня на раздумье. Надумаешь сделать аборт, приходи, выпишу направление.

С этими словами гинеколог демонстративно отвернулась к рабочему столу, заполняя карточку.

Из кабинета Ольга вышла расстроенная, её даже отдалённо, нельзя было назвать карьеристкой. Ради любимого мужа, она с лёгкостью оставила работу, но сейчас дело было даже не в выплатах ипотеки. За пять лет брака Влад ни разу не позволил себе с Ольгой не «безопасный секс». И если бы не эта роковая встреча с сексом на троих…

В общем, ребёнок был не от Влада - это Ольга могла утверждать со сто процентной уверенностью. И от одной только этой уверенности Ольгу мутило. Отцом её ребёнка стал какой-то случайный мужчина по имени Андрей, который, прямо или косвенно, разрушил их семью. И последствия опрометчивого шага, инициатором которого стал Влад, теперь «расхлёбывать» придётся ей – Ольге.

События того дня, уже почти забытые в переживаниях и заботах, напомнили о себе несравнимой болью о потерянном семейном счастье.

Да, Ольга хотела ребёнка, но не такой ценой. И теперь, когда выяснилось, что она вообще не сможет иметь детей, если избавится от нежеланной беременности, в её сознании шла самая противоречивая борьба.

- 42 -
После длительного периода лечения, наконец-то, Дмитрий Скорин вышел на работу. Единственное, чем помогла ему в больнице менеджер Ниночка, так это оформить неоплачиваемый отпуск за свой счёт. С начальством шутки плохи, особенно когда тебе нездоровится.

Теперь, нагоняя упущенное время, Димка работал, «как проклятый», с раннего утра до самого позднего часа, когда офис покидали все, кроме охранников. За неделю, однако, Дмитрий сделал необходимый объём работы, чем заслужил сдержанную похвалу от начальника отдела: «можешь, если захочешь». Этого было достаточно для того, чтобы снять с Димки все претензии, и войти в рабочую колею уже со следующего понедельника.

Месяц спустя, после работы, Димка опять занял свой «наблюдательный пункт» возле дома бывшей жены. То, что произошло далее, глубоко ранило его самолюбие. Видимо, жена и её нынешний сожитель(муж?) заканчивали работу в одно и то же время, и, забрав сына из сада, вместе возвращались домой. Зная, с какой стороны появится жена с сыном, Дмитрий сел так, чтобы хоть издалека дольше понаблюдать приближение их к дому. Но дольше не получилось.

С торца дома припарковалась новёхонькая, чёрная «ауди», из которой вышел сын, бывшая супруга и её мужчина. Судя по счастливому виду всех троих, вряд ли они за этот месяц вспомнили о его существовании. Им было хорошо без него. Это было настолько горькой правдой, что Дмитрий ушёл, не дожидаясь, пока засветятся окна в квартире.

Целый час Димка бесцельно бродил по городу, постепенно успокаиваясь. Настроившись на философский лад, он вспомнил мудрые слова: «если тебе плохо, найди того, кому ещё хуже, и помоги».

А кому сейчас хуже? – растерянно подумал Димка Скорин, перебирая в памяти своих знакомых. Таковых нашлось немного, но в их жизни всё было хорошо. Неожиданно вспомнилась Ольга, её отчаяние и беспомощность перед обстоятельствами.

- Вот уж не повезло девчонке, врагу такого не пожелаешь. - мысленно посочувствовал Димка, с досадой вспомнив о её положении. Он всё ещё чувствовал вину перед Ольгой и Владом, за непотребное вмешательство в их семейную жизнь, приведшее к такому фатальному исходу. Чем он мог сейчас реально помочь Ольге? Чем тут поможешь и как?

- Хотя, можно просто прийти к ней и поговорить. Чаю с тортом попить, в конце концов… Наверняка, ей необходимо выговориться… да и мне тоже… - подумал со вздохом, сворачивая к кондитерской лавке…

- 43 -
После визита к врачу Ольга пришла домой очень расстроенная. Вволю наревевшись в подушку, так и не приняв решения, тихо уснула. После бессонной ночи, спала она несколько часов к ряду. Разбудил её резкий звонок в дверь.

Быстро вскочив с постели, ещё спросонок, Ольга открыла дверь. На пороге стоял Дмитрий Скорин. В руках у него был торт и небольшой букетик цветов. Этот визит был настолько неожиданным, что Ольга растерялась.
- Можно войти, Оля? – смущённо спросил Дмитрий.
- Да, конечно, - спохватилась Ольга, - проходите…

Они прошли на кухню. Ольга поставила греться чайник, достала заварку, поставила на стол чашки и салфетки. В стеклянную вазочку поставила на стол цветы.

Наблюдая за ней, Дмитрий невольно подумал о том, как он соскучился по домашнему уюту. Заметил, что Ольга, наверняка, недавно плакала, судя по опухшим глазам и всклоченным волосам. Перехватив его внимательный взгляд, Ольга смутилась:
- Ой, простите, что я в такой неприглядном виде, - оправдывалась смущённо, - я спала, вы разбудили меня…
- Это вы меня простите, Оля, что пришёл без приглашения, - в свою очередь тихо промолвил Димка и замолчал.

Разливая по чашкам ароматный чай, Ольга посетовала:
- Если бы знала, что будут гости, испекла бы что-нибудь к чаю, ну да ладно, и торт сойдёт, - и грустно улыбнулась.
- А я очень люблю всякие плюшки, - подхватил спасительную тему Димка, - если напрошусь ещё в гости, не прогоните? Сто лет не пробовал домашнюю выпечку…
- А разве у вас нет семьи? - удивилась Ольга, - Я почему-то думала, что вы – человек семейный.
- Был семейный, - грустно уточнил Дмитрий, - но разошлись по глупости, и есть у меня сын, но мне не разрешают с ним видеться…
- Ну, на глупости у всех ума хватает, - вздохнула Ольга, - я тоже думала, что у нас с Владом крепкая семья, а выходит – ошибалась. Теперь я даже не представляю, как всё вернуть в прежнее русло… И нужно ли возвращать?

- Оля, простите меня, - решился Дмитрий.
- За что? – удивилась Ольга.
- Дело в том, что мы с Владом действительно поссорились… из-за кредита, - смалодушничал Димка. – Я пообещал ему помочь взять кредит на ремонт соседских квартир, но я не знал, что у вас ипотека, а на таких условиях кредит не дают. Когда Владу отказали дать кредит, он не на шутку разозлился, хотя это не от меня зависело. Тем более, что я готов был стать его поручителем.
- На суде выдвинули версию «ревность» и «состояние аффекта». – продолжал Дмитрий, - Как видишь, я не стал протестовать, и срок Владу дали гораздо меньше, чем за разбойное нападение с угрозой для жизни.
- Я искренне сочувствую тебе, Оля, в том, что произошло. И если тебе нужна будет моя помощь, звони. Я сделаю всё, что в моих силах. – сказал Дмитрий, и замолчал в ожидании ответа Ольги. На эмоциях, незаметно для себя самого, он перешёл на "ты".

- Спасибо, Дим… - Ольга не смогла сдержать слёз, - помощь, конечно, понадобится, не откажусь… Только я сейчас в таком состоянии, что наверное, мне уже никто не сможет помочь… - и всхлипнула…
- Успокойся, Оля, - озаботился Дмитрий, - безвыходных ситуаций не бывает. И ещё. Я знаю о том, что ты ждёшь ребёнка. Это ты считаешь проблемой?
- Да… - тихо подтвердила Ольга.
- А я думал, что ты переживаешь о том, что Влад не знает о твоей беременности, - уточнил Дмитрий.
- Не знает, но проблема в том, что… - Ольга смутилась, - этот ребенок не от Влада… а если я сделаю аборт, у меня больше никогда не будет детей! - и уже не сдерживаясь, Ольга разрыдалась.
- Как не от Влада? – опешил Димка. – у тебя есть любовник?
- Нет у меня никого! – повысила голос Ольга, - но это не моя вина, Влад так захотел!
- Ничего не понимаю… - растерялся Дмитрий, - Оля, говори, как есть!

- Да что тут говорить… - затихла Ольга, - Влад настоял на том, чтобы мы встретились с мужчиной для секса втроём. Я не хотела, правда! Но он сказал, что если я не сделаю этого, мы разойдёмся. И с того дня всё у нас пошло кувырком. После встречи поскандалили мы с Владом, я вены резала, и затопила соседей. Вот и вся проблема… - опустила голову Ольга.
- А почему ты не сможешь иметь детей, если сделаешь аборт? – расстроился Димка.
- У меня третья группа крови и отрицательный резус. Гинеколог сказала, что второго шанса у меня не будет… - с горечью вымолвила Ольга.
- Ну и дела… - протянул Дмитрий, - и что ты решила?
- Ничего пока не решила… - тихо ответила Ольга, - мне дали три дня на раздумье.

- продолжение следует -



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 212
Опубликовано: 10.11.2019 в 02:27
© Copyright: Тамара Москаленко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1