Остов доктора Моно. Часть 2. Ученик и учитель


Копроэпопея

(Начало см. здесь)

(Предупреждение от издателя: чтение этого произведения может быть опасно для жизни!)

Человек страдает от чудовищного неведения своей собственной природы.
Уильям Голдинг

…Но, к счастью, жизнь не так страшна, как её нарисовал в своём воображении доктор Моно.
Профессор Питер Крэг


ЧАСТЬ 2. УЧЕНИК И УЧИТЕЛЬ

Глава 5

Предоставив мне возможность выбраться из постели и одеться, Гомеров тут же нетерпеливо увлёк меня за собой. Спустившись на лифте на пару этажей куда-то в глубины его владений, мы прошли по нескольким узким коридорчикам к дальней комнате, перед закрытой дверью которой доктор остановился и предостерегающе поднял палец:
— Только, Глеб, вы должны быть готовы увидеть нечто необычное!
Я кивнул, и мы вошли. Комната изнутри имела такую же круглую форму, что и здание снаружи, и напоминала своей обстановкой хранилище древностей. Вдоль стен полукругом стояли стеклянные витрины с какими-то смутно знакомыми мне предметами быта, разной утварью, одеждой, на стенах висели вещи покрупнее, а посреди комнаты располагался огромный — почти до потолка — прозрачный (вероятно, тоже из стекла или из пластика) купол, скрывавший за шторами из тёмной ткани, судя по всему, главный экспонат этого своеобразного подземного музея.
— Всё это собрано лично доктором Моно, — прокомментировал увиденное мной Гомеров. — Он изучал каждую мелочь, принадлежащую тому миру, чтобы быть во всеоружии…
Монт взял в руки пульт и навёл его на купол, внутри которого тотчас поехали в разные стороны шторки.
— А это — всё, что осталось от него самого…
Я готов был увидеть что угодно (особенно после прошедшей ночи), но опять недооценил свою способность удивляться. Едва шторки завершили движение, моему взору предстал сидящий за столом в прекрасно сохранившемся строгом шерстяном костюме полуистлевший труп мужчины, от которого остался практически один только костяк. Непонятно, что поддерживало скелет в таком положении, но сидел он, как экспонат в кунсткамере, немного склонив голову над столом, так что создавалось впечатление, что мёртвый человек о чём-то сосредоточенно думает. На лицевой части черепа осталось лишь несколько лоскутков кожи, однако открытые глаза совершенно избежали тлена и даже, как мне показалось, сияли жизнью и разумом. Я повернулся к Монту за разъяснениями и ещё больше удивился скорбному выражению его лица, будто доктор только сейчас осознал всю величину постигшей его утраты.
— Да, вы видите, что осталось от Ивана Мафусаиловича после посещения их мира, — сказал он дрогнувшим голосом. — Дух же его витает неизвестно где…
— Что же это за мир, в конце концов? — возбуждённо воскликнул я. — И кто эти «они»? И, чёрт побери, Монт, объясните мне, что я видел ночью?!
Гомеров вздохнул и опустился на стул рядом с последним пристанищем своего учителя.
— Доктор Моно тридцать лет своей жизни посвятил изучению этого мира, — тихо заговорил он безжизненным голосом. — Он написал несколько научных работ, рассказывая о его обитателях и предостерегая нас от контактов с ними. Понимаю, Глеб, как трудно будет вам, простому человеку, оценить эту опасность, если даже лучшие умы человечества встали на дыбы против его идей и принялись всячески травить доктора Моно, поставив тем самым нашу цивилизацию на грань катастрофы. А ведь эта скрытая война миров продолжается уже не одну сотню лет, и противостоит нам, наивным людям, верящим в идеалы добра и справедливости, весьма циничная и вооружённая мощным биологическим оружием армия, чей враждебный дух способен замутить самые светлые головы. Мы ежесекундно теряем наших товарищей, которые, заразившись этим духом и поддавшись соблазну лёгкой жизни, пополняют ряды самодовольных тупых обывателей, потирающих набитое брюшко и ревностно охраняющих свой жуткий затхлый мир, состоящий из множества мирков-хлевков таких же ничтожных мещан. Они губят своим довольством всё живое вокруг и распространяют заразу на всё, к чему прикоснутся, — на быт, на политику, на искусство, оставляя пугающе мало пространства нашему хрупкому миру истинных высот духа и светлой морали, настоящему миру людей-творцов. Но, к сожалению, мы не желаем видеть угрозы их тотального наступления, мы закрываем глаза даже на сам факт их существования! И только он один — мой великий учитель — дерзнул выйти с открытым забралом против этих филистеров, этих тварей в облике человека, этих оборотней Духа!
На последних словах доктор Гомеров поднялся со стула и в патетическом порыве вскинул правую руку вверх.
— Я, кажется, понимаю, о чём вы говорите, — произнёс я после почтительной паузы, — но я думал, что это относится скорее к метафорическим, гротесковым образам человеческих пороков, которые, к тому же, давно побеждены! Эволюция, знаете ли, прогресс, цивилизация…
— Вот здесь-то и скрывается главная опасность! — снова завёлся Монт. — Нас приучили к этой мысли — кстати, может быть, их же лазутчики! — и мы успокоились, смирились, тем самым сделав ещё один шаг к краю пропасти. Вы знаете, что по исследованиям доктора Моно всё больше нормальных людей оказываются «по ту сторону», откуда уже нет возврата? Они обзаводятся всеми привычками коп… в общем, этих существ, заражаются их гнилым сознанием, мировоззрением! Да что там говорить, посмотрите на него! — Гомеров указал на «задумчивый» труп за стеклом. — Помните, у Гофмана есть образ торговки, засовывающей под стеклянный колпак поэтов и мечтателей? Ну не насмешка ли это — подобный конец доктора Моно? Героя, положившего на алтарь спасения человечества свою жизнь и судьбу!
— Как, вы сказали, зовут этих… существ?
— Ну, раньше их называли филистерами, однако доктор Моно посчитал, что это слишком мягко…
— Филистеры? Похоже на название глистов…
— Вот-вот! Точно… Он и назвал их словом из этой же сферы — а именно «копрофаги», имея в виду, что они варятся в собственном мирке, не выходя за его пределы, и так происходит до тех пор, пока каждый из них не начинает пожирать самоё себя!
Монт замолчал, закрыв глаза и потерев пальцами лоб.
— Что же касается виденного вами ночью… — снова заговорил он после паузы. — Понимаете, эти… существа… они — мёртвые для нашего мира. И, чтобы вернуть этих несчастных, их приходится буквально оживлять, что я и сделал… с вами!
— Как? — опешил я. — Я что… был одним из… них?
— Увы, — сочувственно кивнул головой Монт, — как ни печально, но это так. А видели вы ночью всего лишь своё собственное «воскресение», возвращение из того мира, можно сказать, с того света. Во время процедуры из вашего тела вышел ваш дух, что позволило вам наблюдать весь процесс как бы со стороны. Только дух нормального человека в подобной ситуации поднимается ввысь, к потолку, а дух копрофага опускается к полу, например, за чанами… Вот вам и ответ на вопрос, есть ли жизнь после смерти! Хотя в вашем случае всё-таки сначала была смерть до жизни. В смысле, когда вы заразились этой ужасной болезнью…
— А эти чаны с частями человеческих тел? — механически спросил я, всё ещё размышляя о таинстве своего перерождения.
— Видите ли, некоторых копрофагов пришлось изучать изнутри…
— Но почему же я ничего не помню из той… прошлой жизни, до болезни? — воскликнул я, не дослушав последнее признание доктора.
— Вот именно поэтому! — ответил тот. — Теперь вы понимаете?
— Значит, вот как всё устроено в нашем мире! — ужаснулся я и покачал головой. — А я жил и ни о чём не подозревал! Являлся этим… и всем был доволен! Доктор, но почему вы решили спасти именно меня?
— Это не я, — вздохнул Гомеров, — судьба и удача привели вас ко мне. Я, как только вас увидел, сразу понял, что вы не безнадёжны. Остальное было делом техники. Разработанной, кстати, тоже доктором Моно совместно с вашим покорным слугой. Надеюсь, вы простите мне моё самоуправство?
— Да что вы, Монт! Не знаю, как вас и благодарить, ведь я словно заново родился! У меня раскрылись глаза…
— Вот-вот… А не желаете теперь помочь это сделать другим, поучаствовать, так сказать, в миссии спасения человечества?
— В смысле?
— Я хочу отправить вас туда, обратно, но уже вооружив знанием и защитив от повторного заражения специальной вакциной. Это очень важно, Глеб! Нам необходимо найти оставшиеся в том мире дневники доктора Моно, в которых, кроме описания его пребывания среди этих существ, содержатся рецепты окончательного их обезвреживания.
— А вы…
— Понимаете, я мог бы отправиться туда сам, я давно сделал бы это, но слишком уж опасно оставаться с ними наедине, без поддержки, без сообщения с нашим миром. А так я буду отсюда, из нашей секретной ставки, корректировать ваши действия, направлять вас, предупреждать об опасности… Ну что, согласны? Подумайте! Разумеется, вы свободны в своём выборе, если откажетесь — можете хоть прямо сейчас встать и уйти.
— Я уйду нормальным? В нормальный мир?
— Да, безусловно! Хоть грань между мирами едва заметна, мы-то с вами не они… Правда, так как вы уже являетесь носителем копроинфекции, вам время от времени придётся принимать вакцину для поддержания иммунитета вашей духовной субстанции…
— То есть теперь без вас… Вы что, меня немножко шантажируете, Монт?
— Нет, что вы! — Доктор устало усмехнулся. — Но так уж устроен этот мир, что и зло часто бывает в нём неоднозначным, и добро — с двойным дном. За всё приходится платить…
Я задумался. Всё это было так неправдоподобно и вместе с тем...
— Как я могу бросить вас, своего спасителя? — начал вслух рассуждать я после небольшой паузы. — Да и судьба человечества мне небезразлична. Должен же я теперь чем-то отличаться от… Кстати, вы не могли бы мне дать почитать какой-нибудь труд доктора Моно? Для общего ознакомления…
— Да-да, конечно! Я и сам думал об этом. Вот вам лучшая его работа о копрофагии. Именно с неё всё началось…

Глава 6

(Предупреждение от издателя: чтение нижеследующей монографии может оказать (и непременно окажет!) вредное воздействие на сознание неподготовленного читателя)

«Доктор И. М. Моно-де-Толли.
Скатологический Центр Института Мозга.
Духовная копрофагия как она ест*.
(* прим. издателя: Эта опечатка в своё время ввела в заблуждение многих учёных.)

Копрофаги никогда не смотрят на звёзды.
проф. Питер Крэг

Inter feces and urinas nascimur.
(Мы рождаемся среди фекалий и мочи.)
лат. поговорка

Введение.
Течёт время, меняются поколения людей, принося с собой свою мораль и нравственность, и нам кажется довольно странным тот факт, что за всю долгую историю человечества ни один уважающий себя учёный до сих пор не взял на себя труд рассмотреть и классифицировать наиболее распространённую часть человеческого сообщества, а именно — духовных копрофагов. Проблема лежит на поверхности, и это ещё более усиливает впечатление, что подобное замалчивание является намеренным, что люди сознательно уходят от давно назревшей необходимости повернуться, наконец, лицом к этому самому месту, попытаться разгрести те мегатонны feces, которые за тысячи лет эволюции завалили собой истину, и вытащить на лобное место для всеобщего обозрения это мерзкое, не достойное никакого сочувствия и вместе с тем так сильно влияющее на нашу с вами повседневную жизнь существо — homo spiritualis  koprophagos. Исправить эту ошибку и есть цель данной монографии, подготовленной к публикации лучшими специалистами СЦИМа.
Учитывая тот факт, что ранее должного внимания копрофагии не уделялось и по этому вопросу не было опубликовано ни одной книги, статьи или хотя бы небольшой заметки, мы постараемся в сжатой форме как можно более доступно проинформировать широкий круг читателей по затронутой нами теме, осветив проблему копрофагии с метафизической, психологической, философской и прочих точек зрения и дав ей необходимую научную оценку.
Мы также надеемся пробудить в чистых душах наших добропорядочных граждан достаточную заинтересованность, чтобы продолжить вместе с обществом и государством изучение данного вопроса для выработки всеобщего иммунитета и, если понадобится, специальной вакцины для детей от этой страшной и, увы, пока неизлечимой болезни-порока, для чего со своей стороны обязуемся выпустить большим тиражом первое подробное и доскональное исследование возникновения, развития и существования копрофагии от первобытных времён до наших дней, где рассмотрим и вопросы трансперсональной психологии копрофагов. В настоящее время готовится к выходу не менее актуальная и полезная книга — «Экзистенциально-трансперсональный опыт преодоления симптомов копрофагии».

1. Что такое копрофагия?
Что же такое копрофагия и почему рассмотрение вопросов, связанных с ней, жизненно необходимо? С самого начала мы сталкиваемся с первым мифом, касающимся этой темы. Учёные-антропоцентристы, необоснованно убеждающие нас в особой роли человека на планете, в его превосходстве над другими млекопитающими, считающие человека существом высшего порядка, утверждают, что копрофаг обыкновенный (koprophagos vulgaris) — это животное, поедающее экскременты. Однако наши последние исследования, выявившие среди людей также определённое количество поедателей (см. ниже раздел «Классификация»), единственным отличием которых от прочих земных тварей являются лишь прямохождение и относительно бόльшее количество серого вещества мозга (что, на наш взгляд, только усугубляет их падение), позволяют нам с уверенностью заявить, что человек — вот истинный копрофаг! Так что простим братьям нашим меньшим их невинные забавы и обратимся к настоящему источнику проблемы — homo spiritualis koprophagos.
Другие учёные, сексопатологи, относят копрофагию к разряду сексуальных извращений, утверждая, что скатологическое удовольствие у подобных людей напрямую ведёт к удовольствию сексуальному, что, по нашему мнению, является лишь частью истины, так как сексопатологи совершенно игнорируют удовольствие эстетическое.
Многолетние наблюдения показывают, что понятие «копрофаг» часто бывает вполне применимо не только к людям с сексуальными отклонениями, но и — что гораздо опаснее — к некоторым рядовым членам нашего общества, на первый взгляд ничем от нас с вами не отличающимся и удачно маскирующимся под добропорядочных граждан. Именно поэтому особенно важно помнить — чтобы быть истинным копрофагом, вовсе не обязательно употреблять фекалии в пищу.

2. Версии возникновения копрофагии.
Данная глава изъята Комитетом по соблюдению прав сексуальных меньшинств при... (напечатано неразборчиво).

3. Копрофагия и современность.
В современном обществе очень малое количество настоящих, изначальных копрофагов — копрофагов-поедателей. С развитием цивилизации и научного мышления, естественно, не стояла на месте и копрофагия. Причём её эволюции понадобилось значительно меньше времени для полного прохождения своего цикла, чем другим формам человеческого бытия. Поэтому бόльшую, значительную часть нынешних апологетов этой своеобразной идеи-извращения составляют как раз копрофаги духовные, что является воистину огромной, одной из самых важных проблем человеческого сообщества. Копрофагия, словно гигантский спрут, захватила своими вездесущими конечностями людские умы, и это лишает человека не только осознанной необходимости — свободы, но и воли к свободе, так как представители этой группы часто даже и не подозревают о том, что они несвободны. (См. далее «Копрофаги духовные».)

4. Классификация копрофагов.
Копрофаги, как мы уже отмечали, делятся на две основные группы: копрофагов изначальных (поедателей) и копрофагов духовных. Духовные копрофаги, в свою очередь, разделяются на три подгруппы: бессознательные, подсознательные и сознательные. Каждая из подгрупп содержит в себе несколько разновидностей. Мы предлагаем здесь общую примерную схему классификации существующих копрофагов (согласованно с ведущими учёными Скатологического Центра Института Мозга):

КОПРОФАГИ.

1 группа: Копрофаги изначальные (поедатели).

2 группа: Копрофаги духовные.
1 подгруппа: Копрофаги бессознательные (а/ по незнанию; б/ по недоразумению; в/ генетические).
2 подгруппа: Копрофаги подсознательные (а/ ищущие (сомневающиеся); б/ по наитию).
3 подгруппа: Копрофаги сознательные (а/ прилипалы; б/ завистники; в/ умеренные; г/ принципиальные; д/целеустремлённые; е/ фанатичные).

Вкратце рассмотрим некоторые позиции этой схемы. Копрофаги изначальные (поедатели) — весьма малочисленная группа; по данным наших исследователей (а также на основе выводов известного учёного-экскрементатора Питера Крэга из СЦИМа) их количество составляет около 0,2 % от общего числа копрофагов — ничтожная цифра! Но нам они интересны тем, что именно под эту группу маскируются самые труднораспознаваемые копрофаги, в нашу классификацию по ряду причин не попавшие. Это, можно сказать, высший свет копрофагии, элита, своеобразный закрытый клуб, серые кардиналы, «вольные каменщики» – можно называть их как угодно, но сути это не изменит – тайная движущая сила копрофагии скрыта именно в них.
Тем не менее, мы имеем об этой скрытой части копрофагов самые достоверные сведения. Совсем недавно в секретной лаборатории, созданной на территории противника, у нас состоялась беседа с одним из ярчайших представителей этой группы — неким Х. (беседа длилась шесть часов, с перерывом на обед по просьбе последнего). Господин Х., являющийся к тому же лидером «Партии Истинных Поедателей», в миру цинично именуемой «Партией Истинных Патриотов» («ПИП»), был доставлен на нашу базу со всеми предосторожностями, с кляпом во рту и с завязанными глазами. Милый и добродушный человек, он, ковыряя спичкой в зубах, предложил нам прочесть «Кодекс Копрофага» (сокращённо названный им «КК»), явно надеясь за счёт нас пополнить свой электорат накануне очередных выборов. Мы приводим здесь этот документ полностью, без купюр:

«Кодекс Копрофага
- Истинный копрофаг никогда не возьмёт чужого, но и не отдаст своё.
- Копрофаги о вкусах не спорят.
- Копрофагом нельзя стать, им можно только родиться.
- Для копрофага равно важны и форма, и содержание.
- Настоящий копрофаг не опустится до столовых приборов.
- Копрофаг всегда должен быть начеку.
- «Каждому своё» — главный лозунг копрофага.
- Копрофаг не употребляет в пищу продукты животного происхождения. А тем более – растительного.
- Копрофаг всё своё носит с собой.
- Дорога к обеду не ложка, а стул. Хороший стул.
- У копрофага в принципе не может быть пусто в желудке.
- В своём усердии копрофаг всегда прав.
- Каждый копрофаг сначала художник, затем эстет.
- Копрофаг всегда может извлечь пользу. Из себя.
- Настоящий копрофаг никогда не станет аскетом.
- Копрофаг всегда знает, что именно он хочет. Утром, в обед и на ужин.
- Копрофага, страдающего булимией, лучше иметь врагом, нежели другом. (Прим. издателя: Булимия («волчий голод») — возникающее в виде приступов чувство мучительного голода.)
- Копрофаг никогда не борется за кусок хлеба.
- Копрофаг всё принимает всерьёз.
- Копрофаг никогда не подаёт нищим.
- Друзья копрофага познаются в нужде.
- Копрофаг и в Африке копрофаг. Только чёрный».

«Кодекс Копрофага» с полной ясностью во всех смыслах показывает нам, что представляют собой так называемые «поедатели-патриоты». Распознать их особенно трудно, так как они прикрывают свои истинные цели высокими лозунгами и рядятся под защитников национальных интересов, всячески демонстрируя «любовь» к своему народу и «верность» Отечеству.
Точно так же сложно обстоит дело с остальной массой копрофагов духовных, которые, собственно, и являются предметом нашего исследования. Внешне они очень похожи на обыкновенных людей, ведут схожий с нашим образ жизни, имеют те же навыки и привычки. Тем не менее, не относить их к копрофагам нельзя, так как их духовную пищу составляют именно экскременты, хоть и духовные. (Следует заметить, что основную часть своего рациона копрофаги духовные получают из средств массовой информации, которые производят fecesanimatus в огромном количестве. Те же из копрофагов, кто не пользуется услугами СМИ и Интернета, кормятся за счёт общения со своими сородичами, мещанами-обывателями, имеющими довольно невысокий уровень либо образованности, либо культуры, а чаще всего — интеллекта. Есть ещё и копрофаги-отшельники, но это — врождённый порок, иными словами, отклонение от нормы.)
Рассмотрим же, наконец, некоторые из разновидностей копрофагов духовных.
Копрофаги по незнанию — довольно многочисленная группа. В большинстве своём это совершенно наивные люди, полагающие, что кроме мира, видимого их глазами, ничего более не существует. Их можно сравнить с человеком, не пробовавшим за всю свою жизнь ничего вкуснее пареной репы и считающим, что приготовление этой самой репы — высший предел возможного мастерства лучшего из кулинаров. Мир копрофагов по незнанию — это та же пареная репа, только в духовной сфере. По нашему мнению, это глубоко несчастные люди, хотя сами они об этом даже не подозревают. При удачном воздействии на их психику электрошоком возможен процесс потери копроинстинктов.
Копрофаги по недоразумению сами не понимают, каким это ветром (и кем пущенным) их занесло в ряды духовных пожирателей. Они уверены, что копрофагами не являются (иногда даже удачно шутят по этому поводу), а если и являются, то случайно, по воле сложившихся обстоятельств, и стоит им только захотеть, они тут же легко могут покинуть лагерь скатологического большинства. Что им можно ответить? Нет ничего более постоянного, чем временное!
Копрофаги подсознательные — наиболее сложные объекты для изучения. Этические, психологические и социальные категории копрофагов по наитию ещё слабо изучены. Проблема выбора решается на интуитивном уровне, поэтому экскременты духа, потребляемые ими, всегда спонтанны, имеют непостоянный характер, иными словами, применяя нашу терминологию, у копрофагов по наитию наблюдается перманентное отсутствие налаженного, не дающего сбоев стула. Копрофаги ищущие, то есть сомневающиеся, наиболее близки к интеллектуально и нравственно развитым людям хотя бы вследствие того, что для них очень важен вопрос «Есть или не есть?» К сожалению, они выбирают первое (что в итоге превращается как в первое, так и во второе, третье и десерт). Заблудшие души, которых нам искренне жаль.
Наиболее распространена третья подгруппа — копрофагов сознательных. Самые духовно бедные, не способные производить истинные ценности — это, конечно же, копрофаги-прилипалы. Процесс умственной дефекации у них невероятно затруднён, поэтому прилипалы паразитируют на других копрофагах. Копрофаги принципиальные сознательно делают свою жизнь тяжёлой, засоряя свой разум ежедневными хозяйственными заботами. Своеобразная интерпретация реальности, поверхностные представления об окружающем мире придают существованию принципиальных копрофагов качество неаутентичности.

5. Копроцентризм и копрокосмизм.
Копроцентризм — наиболее распространённая среди духовных копрофагов философия. Представляем читателям сокращённый вариант основных идей этого мировоззрения:
1. Непреклонная уверенность в своём высшем предназначении, ставящая копрофагов над всеми остальными людьми;
2. Убеждение в том, что Земля создана исключительно для копрофага, для его целей и устремлений, вследствие чего круговорот в природе становится священным понятием для копрофага;
3. Суть познания есть результат дефекации во всех её формах. Изучая результат, можно постичь механизмы управления мирозданием.

Копрофаги из числа фанатичных, то есть сознающих, что они копрофаги, и даже настаивающих на этом, не признающих мира без копрофагии, совершили микрореволюцию в своём мировоззрении, создав новое философское учение, названное ими копрокосмизмом. Главная идея копрокосмизма — единение с космосом для наиболее полного восприятия организмом естественных поступлений в него, а также для налаживания животворящей связи с Вселенной, имеющей в себе весь набор необходимых для жизнедеятельности копрофага биоэлементов. Основной отправной точкой этого мировоззрения является убеждение, что космос — это громадная бесконечная выгребная яма, где Луна — символ, олицетворение огромного космического зада. Копрокосмизм, придающий большое значение влиянию на копрофагов космобиологических детерминант, является, по сути, конечной стадией, завершением эволюции, вершиной духовной копрофагии.

6. В защиту копрофагии.
Овидию принадлежит выражение: «Os homini sublime dedit» — «Человеку дано лицо, обращённое вверх». Перефразируя поэта, скажем: «Копрофагу дано лицо, обращённое вниз». Дело в том, что лицом для копрофага является нечто иное.
И всё же считаем своим долгом сказать несколько слов в защиту копрофагии. Как сексуальное отклонение копрофагия — безобидное занятие, не приносящее вреда никому. Как образ жизни и мышления (прежде всего имеются в виду члены «ПИП» и их Кодекс) копрофагия даже полезна, она воспитывает в копрофаге высокие чувства (скатологический аспект становится мистерией, своеобразным актом жертвоприношения, самопожертвования, что роднит копрофагию с ранним ... [В рукописи в этом месте слово неразборчиво. – Издатель]). В конце концов, мы убеждены — философия поедания духовных фекалий займёт достойное место в мировоззрении всего человечества, и трансцендентная форма бытия копрофагов станет неотъемлемой частью культурного наследия цивилизации.
Мы также уверены, что наше небольшое исследование совершит концептуальный сдвиг и приведёт к смене существующей парадигмы. Главное — постараться избежать приступов копрофобии».

Глава 7

Я отложил в сторону прочитанную брошюру доктора Моно, подошёл к умывальнику и долго умывался и мыл руки с мылом. Затем постоял немного в каком-то оцепенении, помыл руки на всякий случай ещё раз и посмотрел на себя в зеркало. Из зазеркалья хмурым потухшим взглядом мне ответил небритый молодой человек с взлохмаченными волосами и одутловатым после пережитых стрессов лицом. Я почувствовал омерзение к самому себе и заодно ко всему человечеству. Действительно, зачем есть дерьмо, если и без этого можно прожить в нём всю жизнь и даже получать удовольствие от такого существования?! Надо что-то делать. С такими мыслями я пошёл к доктору Гомерову, будто у того могли быть рецепты от всех напастей.
— Ну что, убедились? — встретил меня вопросом Монт. — А вы заметили признаки заражения самого доктора Моно? Последняя глава, а? Что это ещё за «неотъемлемая часть культурного наследия цивилизации»? Вот какой опасности подвергал себя Иван Мафусаилович, и мы знаем, чего это ему стоило!
— И что, действительно всё так плохо? — буркнул я в ответ.
— На самом деле всё гораздо хуже! — «успокоил» меня Гомеров. — Сопротивляться натиску копрофагии с каждым днём труднее и труднее. Дело в простоте вербовки — отрастить зад куда легче, чем развить мозги. Поэтому мы не должны терять ни секунды!
— Я готов, — заявил я всё тем же упавшим голосом, — раз уж нет другого выхода…
— Другой выход, возможно, есть, но время дорого. Идёмте в лабораторию! — Монт распахнул дверь и быстрым шагом вышел из кабинета. — Если уж именно вы «провалились» из того мира прямо в мою секретную ставку, — сказал он уже из коридора, — мы можем расценивать это как знак свыше, не правда ли?
Я слабо кивнул головой, думая о своём, и обречённо побрёл вслед за доктором к своему новому испытанию.
— Ложитесь, — быстрым жестом указал Монт на операционный стол, — и настраивайтесь. А я пока всё приготовлю…
— Как? — не понял я. — Вы что же, опять сделаете меня копрофагом?
— Нет-нет, что вы, да и какой смысл? — ответил Монт, доставая тот самый таинственный чёрный чемоданчик, с помощью которого он «реанимировал» меня сутками ранее.
— Но ведь…
— Доктор Моно изобрёл этот прибор и назвал его «декопрофагер», — любовно погладив чемоданчик, пояснил Гомеров. — С его помощью, как вы уже знаете, можно вернуть копрофагов к полноценной жизни. А можно, поменяв местами пару проводков, провести и обратную операцию. Кстати, дорого бы заплатили сильные мира того, чтобы завладеть этим аппаратом!..
— Постойте, — заволновался я, — но если вы сейчас воспользуетесь им…
— Нет-нет, не волнуйтесь! — успокоил меня Монт, копаясь в чемоданчике. — В этом-то вся и хитрость! Я вновь воздействую на ваш мозг этим прибором действительно, чтобы возродить на время копроинстинкты, но сразу же введу вам специальную вакцину, которая поддержит ваш иммунитет против копрофагии. Таким образом, вы будете как бы своим в их мире и в то же время сохраните нормальные нравственные ориентиры.
— Подождите, Монт, вы меня совсем запутали! — Я всё ещё стоял рядом с операционным столом, не решаясь взобраться на него. — Вы, кажется, говорили, что я вернусь в нормальный мир. Но ведь мир, из которого я попал к вам, сам по себе, по своей сути остался прежним, не так ли? Что-то изменилось только во мне, в моём сознании, а вокруг-то остались те же люди?
Доктор Гомеров задумался.
— Это очень сложный вопрос, Глеб, — наконец ответил он, — я вам сейчас попробую всё объяснить. Видите ли, дело в том, что для каждого из нас мир является таким, каким мы его себе представляем. Сознание человека так устроено, что он постоянно как бы выдумывает свою личную историю, своё окружение, свою собственную реальность. И у каждого она, сохраняя общие для всех контуры, достаточно сильно отличается от прочих реальностей, сотворённых другими. И, хотя истинная природа мироздания не меняется по нашему желанию, оцениваем бытие мы по-разному. Так что копрофаг смотрит на окружающий мир своими глазами и ощущает его соответствующим образом; нормальный же человек видит всё в ином свете и живёт по другим законам. Понимаете? Оба могут наблюдать один и тот же закат, но первый в это время будет думать только о том, не случатся ли ночью заморозки, а второй замрёт в изумлении от невиданной красоты. И вот тут есть одна тонкость: когда здоровый человек находится в тесном контакте с враждебной действительностью, его сознание, охраняя психику от разрушительного воздействия этой действительности, как бы дополняет, дорисовывает, встраивает в неё недостающие звенья в соответствии с его собственным воспитанием и представлениями. И вот уже мир вокруг кажется ему более правильным и справедливым, чем есть на самом деле, а мерзавец становится в его глазах добрее и лучше, потому что у любого мерзавца ведь тоже есть мама и, возможно, дети. И, в конце концов, сам он не виноват, это судьба, обстоятельства… Ну вы помните, «в каждом человеке солнце, только дайте ему светить». То есть судит наш собрат своими категориями и в этом его слабость и беззащитность.
Вообще нормальный человек стремится к усложнению мира, его многообразию, а копрофаг, наоборот, к упрощению. Парадокс заключается в том, что именно это делает его сильнее, потому что любое упрощение укорачивает дорогу к цели. К тому же копрофаг, не поднимая головы, всё время смотрит себе под ноги и поэтому твёрдо идёт по своей дороге; мечтатель же любуется звёздами и беспрестанно натыкается на препятствия. Согласитесь, мы ведь любим рассуждать о гуманизме, взаимопомощи, всепрощении, искренне веря в идеалы и пытаясь как-то улучшить мир! Но нашей наивностью, увы, чаще всего пользуются те самые нераспознанные нами копрофаги, обделывая за нашими спинами свои грязные делишки. И, кстати, нередко прикрываясь нашими же лозунгами! Так уж устроен этот мир: добро не поспевает, а ушлое зло всегда на шаг впереди. Я же хочу вооружить вас знанием, силой, быстротой. Пройдя обратную дорогу под моим дружеским прикрытием, вы будете видеть всё так, как оно есть на самом деле, а не в наших фантазиях, будете знать, что делать и как себя вести в мире копрофагов. А вакцина, как я уже говорил, убережёт вас от заражения, от реального возврата. Действует она примерно неделю. Сейчас я введу вам одну дозу и дам вторую в виде таблеток, во избежание лишних вопросов завуалированных под средство от головной боли (что, впрочем, недалеко от истины). Вы примете их через семь дней самостоятельно, но помните: если не сделаете это вовремя, можете остаться неизлечимо больным на всю дальнейшую жизнь!.. Затем вернётесь ко мне, и я уже известной вам процедурой избавлю вас от этой заразы навсегда… Ну что, вы готовы?
Я тяжело вздохнул и тихо ответил:
— Да, конечно… — Затем невольно засуетился и едва заметно улыбнулся: — Чувствую себя первым космонавтом!
Монт засмеялся:
— Действительно, похоже… Кстати, я вживлю вам чип прямо в слуховой нерв. Это легко — через евстахиеву трубу…
— Я всё равно в этом ничего не понимаю… — пожал я плечами.
— Ну да… Так вот, я буду слышать ваш голос и всё, что услышите вы, а вы будете слышать меня. Так мы будем общаться. Вопросы есть?
— Да вроде всё понятно.
— Ладно, если что, уточним по ходу… Давайте, ложитесь на стол и ничего не бойтесь. Всё под контролем. Я буду постоянно рядом с вами: и в процессе перехода, и в вашем дальнейшем небезопасном путешествии. И помните: ваша главная задача — найти дневники доктора Моно. С помощью зашифрованных в них формул мы сможем установить контроль над миром копрофагов и не допустить их тотального распространения…
Монт вдруг запнулся и тихо добавил:
— А может быть — чем чёрт не шутит! — вы там встретите и самого Ивана Мафусаиловича…
— Как, разве не его остов вы мне только что показали?! — воскликнул я, поражённый последним предположением доктора.
Гомеров как-то странно ухмыльнулся и произнёс загадочным тоном:
— Доверяйте, Глеб, не только своим глазам, но и чувствам, интуиции! Недавно вы видели ожившего мертвеца с подносом в руках, а оказалось, что это плод вашего разыгравшегося воображения… Ну, с богом!
Доктор помог мне расположиться на столе, включил прибор и приступил к таинству перевода моей души из одного мира в другой…


Продолжение следует


А. Хлопик. Остов доктора Моно. Роман.
Литературная обработка: Ал. Сажин
Под редакцией засл. деят. ис-в, чл.-корр. С. Л. Хряща-Межреберского
Консультанты: И. Моно-де-Толли, П. Крэг, М. Гомеров, М. Мигов
Издательский Дом «Позыв»
Корректор В. Порокин, отв. секретарь Присцилла Леопольдовна С.-П.
Финансовое обеспечение проекта: Хапков У. Е.
Особая благодарность мэру М. И. Колобку за неоказанное противодействие.
Благодарим своих родителей, Господа Бога, всех родственников, включая новорождённых
и выживших из ума, друзей и знакомых. Без вашей поддержки мы бы не справились!





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 09.11.2019 в 17:24
© Copyright: Алексей Сажин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1